Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Екатеринбургские букмекерские конторы начали принимать ставки еще за неделю до начала зимней Олимпиады


Программу ведет Татьяна Канахина. В программе принимает участие Альберт Федоров, Заслуженный тренер России по хоккею.



Татьяна Канахина: Екатеринбургские букмекерские конторы начали принимать ставки еще за неделю до начала зимней Олимпиады. Зимние олимпийские игры собирают у экранов больше уральцев, чем летние – зимние виды спорта развиты в регионе. По опыту прошлых лет, екатеринбуржцы предпочитают ставить на биатлон и хоккей. Одними из самых азартных болельщиков, как всегда, будут воспитанники школ олимпийского резерва Екатеринбурга. Подробности мы узнаем у корреспондента Радио Свобода Ирины Мурашовой.



Ирина Мурашова: В Екатеринбурге 17 олимпийских школ, 4 из них находятся в Верх-Исетском районе города. Более 2 тысяч детей здесь занимаются футболом, греко-римской борьбой, шахматами и горными видами спорта - альпинизмом и скалолазанием. Свои первые хорошие результаты в этих школах показывали член сборной команды России по мини-футболу Павел Чистополов и ныне «серебряный» олимпиец, борец Гейдар Мамедалиев. Тренер школы по греко-римской борьбе Сергей Новаковский рассуждает о происхождении настоящей любви к спорту среди уральцев.



Сергей Новаковский: Раньше мы видели больших спортсменов, в общем-то, только по телевизору. А сейчас, когда малыши приходят на тренировку, они могут подержаться за живых чемпионов мира, которые могут им что-то подсказать. И ребята уже видят какую-то свою цель, что это нормальный человек, который достиг высочайших достижений в области спорта.



Ирина Мурашова: Спортивные школы становятся школами олимпийского резерва тогда, когда появляются высокие достижения воспитанников. Высокий статус обеспечивает повышенную зарплату, хотя финансируют школы в обычном порядке. Выручают родители – объясняет заместитель председателя Комитета по физкультуре Верх-Исетского района Екатеринбурга Евгения Вырупаева.



Евгения Вырупаева: Есть желание открыть отдельно школу по водным видам спорта – гребля, академическая гребля, на ялах, гребля на байдарках и каноэ. Недешево, но приходится за счет родителей покупать какой-то инвентарь.



Ирина Мурашова: Но тренеры дополнительно занимаются с детьми-инвалидами и воспитанниками детских домов. Директор шахматной школы Анатолий Адабаш преподает уже 34 года. Своих прежних учеников он видит очень часто – по телевизору. Шахматная наука развивает усидчивость, логику, аналитику и целеустремленность – а именно эти качества нужны бизнесменам, банкирам и политикам. И шахматисты становятся если и не чемпионами, то спонсорами будущих чемпионов и соревнований.



Анатолий Адабаш: Последние события, скажем, и вот в связи с Олимпиадой в Турине, хотя это, конечно, раньше уже началось, что государство наконец-то возвращается вот к тем принципам, на которых базировался спорт в Советском Союзе.



Ирина Мурашова: В субботу в итальянском Турине начинаются Зимние олимпийские игры. В них участвуют и шесть спортсменов из Свердловской области. И этой зимой в Екатеринбурге появилась еще одна школа олимпийского резерва - при Спортивном клубе армии Приволжско-Уральского военного округа. Уже набрано около 200 учащихся на отделения: биатлон, подводное плавание, пулевая стрельба и бег. Школу решили открыть после того, как на последней Олимпиаде в Афинах призерами стали четыре военнослужащих округа.



Татьяна Канахина: Сегодня гость Екатеринбургской студии Радио Свобода - Заслуженный тренер России по хоккею Альберт Федоров.


Доброе утро, Альберт Викторович.



Альберт Федоров: Здравствуйте.



Татьяна Канахина: Альберт Викторович, как лично вы оцениваете шансы национальной сборной России на Олимпиаде в Турине?



Альберт Федоров: У нас же две сборные там находятся – женская и мужская. Я думаю, что женской сборной бороться за «золото» на сегодняшний день не придется, потому что очень сильные команды из Канады и Америки. А вот за третье место им побороться, мне кажется, реально. Поэтому первую игру со Швецией они должны выиграть. А вот мужская сборная, мне кажется, может бороться за самые высокие места. Но при условии, если тренеры сборной хорошо скомплектуют команду, если наладят взаимосвязь между игроками, которые приехали из НХЛ. Но я надеюсь, что наши земляки помогут. Ну и самое главное – это удача.



Татьяна Канахина: Свердловская область представлена, как уже было сказано, шестью спортсменами. И хотелось бы узнать, соответствует ли всем международным стандартам уровень подготовки уральцев?



Альберт Федоров: Я думаю, да.



Татьяна Канахина: А скольких из шести человек можно назвать свердловчанами? Ведь сегодня большинство по-настоящему талантливых спортсменов хоть и приписаны к Свердловской области, но живут и тренируются не все на Урале, а многие – за границей.



Альберт Федоров: Ну, мне близок хоккей. О других видах спорта я не знаю. А вот Дацюк и Яшин уже много лет живут и играют в НХЛ.



Татьяна Канахина: Ну, их, по сути, уже нельзя назвать свердловчанами.



Альберт Федоров: Ну, по рождению, по воспитанию они наши, свердловчане. А в настоящее время работают в Америке.



Татьяна Канахина: И я приглашаю слушателей присоединиться к нашей беседе. Будете ли вы следить за Олимпийскими играми в Турине? И верите ли в победу сборной команды России?


Альберт Викторович, как сегодня построена подготовка олимпийцев в регионе?



Альберт Федоров: Я не могу говорить о том, как построена подготовка олимпийцев по другим видам спорта...



Татьяна Канахина: Мы говорим о хоккее.



Альберт Федоров: Ну, как готовились, допустим, Павел Дацюк и Алексей Яшин, я не знаю – они играли в НХЛ. Но вот женскую команду я немножечко видел. Я в свое время был первым тренером сборной России по женскому хоккею и первым тренером, который организовал женский хоккей в стране. Уровень их подготовки я знаю. И думаю, что они на сегодняшний день, судя по их выступлениям и как они перед Олимпиадой готовились, как сборная играла, я думаю, что шансы у девочек есть занять призовое место.



Татьяна Канахина: Хотелось бы узнать, на какой материально-технической базе тренируются спортсмены?



Альберт Федоров: Юные спортсмены или спортсмены, которые играют за сборную страны?



Татьяна Канахина: Которые играют за сборную страны, пока мы говорим о них.



Альберт Федоров: Я думаю, что для их подготовки созданы все условия, для подготовки к Олимпийским играм.



Татьяна Канахина: Хотелось бы узнать про юных спортсменов, про материально-техническую базу, которая сегодня существует в Екатеринбурге. Вы тренируете ребятишек, занимаетесь подготовкой юных хоккеистов. Что можно сказать об уровне подготовки, о материально-технической базе школы, где вы работаете?



Альберт Федоров: У нас в городе две детские спортивные школы – это «Спартаковец» и «Юность». После того, как школу «Юность» отремонтировали, то это, конечно, теперь шикарное сооружение, которое отвечает всем требованиям подготовки спортсменов. Но беда в том, что на базе катка «Юность» дислоцируются две школы – школа фигурного катания и школа хоккея. И льда катастрофически не хватает. Вот я вам такую цифру приведу, что хоккеисты используют в неделю, или имеют возможность использовать в неделю всего 40 часов.



Татьяна Канахина: А сколько нужно в идеале?



Альберт Федоров: Смотрите, если у нас 10 учебно-тренировочных групп, то на каждую группу приходится по четыре часа в неделю. А мне нужно для занятий два часа, как минимум, в день. Ну, шестиразовая тренировка, значит, 18 часов на одну группу. Если 10 групп, значит, 180 часов надо.



Татьяна Канахина: А лед-то почему не дают?



Альберт Федоров: А не хватает льда. И почему-то еще приняли решение, что дети не могут заниматься после 8 часов вечера. И в 8 часов вечера у нас уже тренировки детей прекращаются.



Татьяна Канахина: А кто принял такое решение?



Альберт Федоров: Я не знаю.



Татьяна Канахина: Сколько стоит сегодня привести ребенка в спорт?



Альберт Федоров: Ну, хоккей – это очень дорогое удовольствие. Вот только экипировать мальчика – это где-то около 30 тысяч стоит родителям.



Татьяна Канахина: Кого сегодня приводят в спортивные школы? Если говорить о физической подготовке детей, то это какие дети – больные, здоровые – в большей своей массе?



Альберт Федоров: Вот это, пожалуй, самая большая тренерская боль. Мы сейчас не выбираем детей, не отбираем, как было раньше, а просто набираем, и просто тех, кого приведут. Потому что родители, у которых достаток скромный, скажем, средняя зарплата по стране, они не имеют возможности экипировать своего ребенка и привести к нам. А государство не занимается обеспечением детей спортинвентарем. Поэтому всех, кого приведут, мы принимаем. Ну и многие дети не отвечают требованиям нашего вида спорта.



Татьяна Канахина: Но вы, так или иначе, их берете?



Альберт Федоров: Берем всех.



Татьяна Канахина: Но вы же чувствуете, что перспективы в больном ребенке нет.



Альберт Федоров: Естественно.



Татьяна Канахина: Получается, что все только ради денег?



Альберт Федоров: Ну, мы же выполняем задачу не только по подготовке высококлассных спортсменов, но и оздоровительную функцию, какую-то организующую, воспитательную.



Татьяна Канахина: Но вы уже смирились, я так поняла, с существующим положением?



Альберт Федоров: Наверное, можно и так сказать.



Татьяна Канахина: А можно ли назвать какую-то цифру, на которую стоит ориентироваться человеку, который решил привести своего ребенка в спорт, в хоккей? Сколько нужно сразу же вложить в ребенка, который пошел в хоккейную секцию?



Альберт Федоров: Я уже назвал цифру, сколько стоит форма.



Татьяна Канахина: Но ведь форма – это же еще не все.



Альберт Федоров: Ну, клюшки. А занятия у нас бесплатные вообще. В нашей школе занятия бесплатные. Нашу школу содержит Департамент образования города Екатеринбурга. И зарплату они нам платят. А дети – это у нас как внешкольная работа. Дополнительное образовательное учреждение – так наша школа называется.



Татьяна Канахина: Тысячи долларов достаточно будет?



Альберт Федоров: Да.



Татьяна Канахина: Ну а оплата поездок на соревнования?



Альберт Федоров: Вот здесь и наступает парадокс. В бюджете нашей школы не заложены суммы, которые мы тратим на спортивную работу, то есть на выездные соревнования. Поэтому эти нагрузки ложатся на родителей. Вот мы два года ездили за счет родителей. На сегодняшний день руководство нашей школы нашло спонсоров, подключило их. И вот после двух лет такой ситуации, наконец-то, на сегодняшний день наши поездки не срываются, и мы ездим за счет спонсоров.



Татьяна Канахина: А бывало и такое, что срывались?



Альберт Федоров: Бывало и такое, что срывались.



Татьяна Канахина: И у нас есть телефонный звонок. Доброе утро.



Слушатель: Доброе утро. Алексей, Москва. Я тоже тренер. И я хочу сказать, что, собственно, мы с надеждой смотрим на эти Олимпийские игры. Но дело в том, что только в одном виде спорта – в фигурном катании – мы имеем какой-то шанс. А в остальном – почти нет. Так вот, я хочу сказать, что на будущих Олимпийских играх у нас вообще не будет ни одной олимпийской медали. Потому что тот образ жизни, то питание и то физическое развитие... Я недавно прилетел из Южной Кореи. И какое там уделяется внимание детям, и какое у нас – это небо и земля. Там все поставлено на то, чтобы дети росли нормально. Спортивные сооружения около каждой школы – это приблизительно наши «Лужники», и у каждой школы. Воздух и питание исключительные. Так вот, я хочу сказать, если у нас и рождаются детишки здоровыми, они приходят в секцию, быстренько прогрессируют, они тут же и учатся хорошо, и родители все это понимают, - и убегут за границу. Потому что там, за границей, первое соприкосновение – это клубы, куда они идут, и они уже становятся своими людьми там.



Татьяна Канахина: Понятна позиция Алексея.


Альберт Викторович, хотелось бы узнать, согласны ли вы с мнением коллеги, что на следующей Олимпиаде у команды России не будет ни одной медали золотой?



Альберт Федоров: Это очень смелое заявление, что не будет медалей. Прогнозы – дело неблагодарное. Но, в общем, я с ним согласен на сто процентов.



Татьяна Канахина: А что касается подготовки детей, то, о чем сказал радиослушатель Алексей, про саму систему хотелось бы узнать. Как вы думаете, что сейчас нужно предпринять, что нужно сейчас поменять коренным образом в системе физкультурной подготовки?



Альберт Федоров: Как правильно сказал Алексей... я тоже был в Америке, в Канаде, и видел систему подготовки детей в колледжах. Мне кажется, что центром физического воспитания и развития ребенка должна стать общеобразовательная школа. Даже при нашем скудном материально-техническом обеспечении, все же у школы хоть типлохенький, но зал есть, хоть и плохенький, но стадиончик есть. И поэтому в школы нужно направлять, мне так кажется, еще преподавателей-организаторов, которые бы проводили после занятий в школе различные соревнования по всем видам спорта. И мне кажется, что нужно создавать при каждой школе спортивный клуб, в котором бы работали тренеры-энтузиасты, любители, а может быть, даже студенты педагогических вузов, у которых была бы непрерывная практика. Допустим, каждый студент отвечал бы за определенную школу или за определенный класс и за определенный вид спорта. В эти клубы должны внедряться представители, допустим, Федерации лыж, легкой атлетики, хоккея, футбола, волейбола. И вот в этих школах нужно проводить занятия и набирать детей. Тогда, может быть, наша нация будет как-то постепенно оздоравливаться. А сейчас, совершенно прав Алексей, здоровью детей, их воспитанию уделяется очень мало времени и внимания.



Татьяна Канахина: Альберт Викторович, вы высказали только что совершенно конкретные предложения. Пытались ли, скажем, лично вы донести эти предложения до чиновников от спорта?



Альберт Федоров: Первый раз я обдумал вот это все, что я сказал, после возвращения из Америки и Канады. Я понял, что там воспитанию детей уделяется колоссальное внимание. И на вручении мне в честь 50-летия хоккея медали «За заслуги перед Отечеством» второй степени...



Татьяна Канахина: А когда это было?



Альберт Федоров: Это было 10 лет назад, было 50 лет хоккею. Кстати, тогда был председателем областного Спорткомитета, по-моему, Кузнецов. И я с такой идеей к нему обратился. Он сказал, что «сейчас страна переживает...



Татьяна Канахина: Извините, я вас перебью. Эта идея была словесная или письменная?



Альберт Федоров: Словесная, конечно. И ко многим чиновникам я обращался с такими предложениями. Но поддержки и заинтересованности я не нашел.



Татьяна Канахина: А как вы думаете, почему не заинтересованы чиновники в развитии детского спорта?



Альберт Федоров: Ну, дело это хлопотное. А все любят жить по накатанному. А дело новое, надо его пробивать.


И вот у меня сейчас как раз мысль созрела, что с приходом в городской Спорткомитет нового председателя, я вот как раз с этим вопросом и хочу к нему обратиться. И думаю, что мы можем стать пионерами в перестройке системы физического воспитания в стране. У нас в городе очень много вузов педагогических, которые готовят большое количество спортивных кадров, у нас есть педагогические училища, в конце концов. И вот это все можно с мертвой точки, я считаю, сдвинуть. И я так представляю, что чиновники, которые находятся на таких должностях, они должны себе в заслугу ставить то, что они сумели убедить руководство, допустим, города, области в том, что это архиважно. И тогда только те могут повернуться лицом.



Татьяна Канахина: Но пока таких побед на их счету нет.



Альберт Федоров: Пока нет, к сожалению.



Татьяна Канахина: С нынешним министром физкультуры, спорта и туризма Свердловской области приходилось ли вам общаться? И какова его позиция в этом вопросе?



Альберт Федоров: Нет, мы лично не знакомы и никогда не встречались. Но судя по «успехам» наших команд, участвующих в первенстве России...



Татьяна Канахина: Можно сделать определенные выводы.



Альберт Федоров: Да, можно сделать определенные выводы. Допустим, мой вид спорта – хоккей – последнее место в первенстве страны в Высшей Лиге, 13-ое место. Это в восточной зоне. Есть еще и западная зона, там тоже столько же команд. Значит, мы делим где-то 25-26-ое место. И плюс еще 18 команд Суперлиги . Значит, мы вообще находимся за 40-ым местом. Такого позора в истории свердловского хоккея еще не было. Ну и хоккей с шайбой, который мне близок, хоккей с мячом, посмотрите на турнирную таблицу – мы тоже на последнем месте. Я считаю, что все это «заслуга» наших спортивных руководителей.



Татьяна Канахина: А вот что касается финансирования. Мы этот вопрос уже начали обсуждать. В Екатеринбурге финансирование не на должном уровне. Как обстоят дела у наших соседей – в тех городах, куда вы ездите на соревнования, - лучше или хуже?



Альберт Федоров: Ну, я думаю, что мы находимся и по финансированию на одном из последних мест среди крупных городов России. Вот я бываю, допустим, в Челябинске, в Магнитогорске, в Уфе, в Омске – ну, там колоссальная разница. При спортивных клубах есть интернаты, куда они собирают лучших детей. Мы могли бы так же со Свердловской области собирать лучших детей. Строятся новые катки для хоккея. Ну, если посчитать, Лужков в Москве построил 40 катков. Представляете?! А у нас на весь город три катка.



Татьяна Канахина: На 1,5-миллионный город три катка?



Альберт Федоров: Да. Допустим, в Америке, в Канаде, даже в Чехословакии, если в городке где-то 20-25 жителей, то там есть обязательно каток с искусственным льдом.



Татьяна Канахина: Может быть, тренерскому составу Екатеринбурга устроить бунт против чиновников, против бездействия чиновников?



Альберт Федоров: Бурю в стакане воды?



Татьяна Канахина: Думаете, это ни к чему не приведет?



Альберт Федоров: Нет, по-моему, это ни к чему не приведет.



Татьяна Канахина: Бесполезное мероприятие?



Альберт Федоров: Мне кажется, что да.



Татьяна Канахина: Альберт Викторович, такой нескромный вопрос вам. Вы довольны своей зарплатой?



Альберт Федоров: Ну, шутливо отвечу – очень.



Татьяна Канахина: А сколько получает тренер в Екатеринбурге?



Альберт Федоров: На уровне продавца магазина – 7 тысяч.



Татьяна Канахина: Считается, что это зарплата заслуженного тренера. А сколько же получает тренер не заслуженный?



Альберт Федоров: У нас есть один тренер, который получает 2,5 тысячи.



Татьяна Канахина: И на что же живут тренеры в России?



Альберт Федоров: Да, хотелось бы порассуждать, как можно жить на такую зарплату. Подрабатывают ребята. Кто-то занимается извозом, кто-то грузчиком где-то подрабатывает, помимо основной работы.



Татьяна Канахина: Докатились... Хотелось бы узнать, почему мало настоящих тренеров? Институт физкультуры, спорта и туризма выпускает из своих стен не специалистов, не профессионалов? Куда эти люди уходят? В чем здесь проблема?



Альберт Федоров: Вот вы как раз и ответили на вопрос. По-моему, проблема как раз в этом, что молодого человека, может быть, талантливого, с амбициями просто такая зарплата не устраивает. И уходят в другие сферы народного хозяйства, будем так говорить. Хотя в спортивных клубах других городов аналогичные тренеры получают гораздо больше, где-то в пределах тысячи долларов, и это как минимум. Только в нашем городе такая мизерная зарплата.



Татьяна Канахина: Екатеринбург бьет рекорды по количеству позоров, видимо.


И у нас есть телефонный звонок. Доброе утро.



Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Анатолий, я из Подмосковья. У меня глубокое уважение к вашему гостю, который болеет за успехи российского спорта. Но он, на мой взгляд, не совсем правомерно связывает развитие массовой физкультуры со спортом, который есть профессия по установлению рекордов, это профессиональная деятельность. И тут, мне кажется, нужно смотреть несколько по-другому на этот вопрос. Почему так плохо готовятся профессионалы спорта в России? Но тут дело не в массовой физкультуре, я бы сказал, а в отборе. Я не думаю, что на 140 миллионов населения нельзя отобрать... Я думаю, что все дело в методике подготовки олимпийцев и рекордсменов, а эта методика, на мой взгляд, просто уродливая.



Татьяна Канахина: Анатолий, а вы будете болеть за россиян? И верите ли вы в победу сборной на играх в Турине?



Слушатель: Конечно, нет. Я вижу, как это все происходит. Это просто беспредел.



Татьяна Канахина: Понятно. Альберт Викторович, парируйте нашему радиослушателю.



Альберт Федоров: Я согласен с радиослушателем в том, что есть спорт высоких достижений и есть массовый спорт. Но в спорт высоких достижений приходят дети после того, как они позанимались в массовом спорте.



Татьяна Канахина: Тут какая-то связь есть, в общем-то.



Альберт Федоров: Да. Как раз я об этом и сказал, что для оздоровления должны быть спортивные клубы при школах. А вот из специализированных спортивных школ, допустим, олимпийского резерва, вот оттуда уже должны отбираться дети, которые соответствуют параметрам данного вида спорта, определенного вида спорта.



Татьяна Канахина: Профессионального.



Альберт Федоров: Да, профессионального.



Татьяна Канахина: Альберт Викторович, согласны ли вы с тем, что ребенку за талант нужно платить?



Альберт Федоров: Конечно. Вопреки нашим старым рассуждениям о том, что массы решают все, а роль личности в истории – ничего, я как раз считаю, что, наоборот, историю делают личности. И каждый вид спорта украшают личности – люди, у которых есть талант. А талант – это дело штучное. Поэтому за талант нужно платить. Вот в Америке, в Канаде (как раз я говорю про хоккей) платят за талант.



Татьяна Канахина: А в России есть ли известные вам примеры, когда ребенку платят именно за талант уже сегодня, сейчас?



Альберт Федоров: Да, я знаю такие клубы – это, допустим, клубы Уфы, Магнитогорска, Омска, где детям уже с 14-летнего возраста платят зарплату.



Татьяна Канахина: Какую?



Альберт Федоров: Мне, во всяком случае, сказали, что где-то около 500 долларов.



Татьяна Канахина: Будем надеяться на то, что эта пора наступит скоро и в Екатеринбурге, и в других российских городах.


Болеем за наших спортсменов в Турине.


Спасибо, Альберт Викторович, за участие в программе.


XS
SM
MD
LG