Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Заместитель главы Росприроднадзора Олег Митволь продолжает рейд по регионам Поволжья, Урала и Сибири


Программу ведет Светлана Кулешова. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова. Гость студии – руководитель Свердловской межрайонной природоохранной прокуратуры Кирилл Ершов.



Светлана Кулешова: Заместитель главы Росприроднадзора Олег Митволь продолжает рейд по регионам Поволжья, Урала и Сибири. Екатеринбург стал очередным пунктом в командировочном листе спасителя российских озер и лесов от чиновников и олигархов, застраивающих заповедные места коттеджами и торговыми центрами. О том, как город воспринял заявление и обещание известного ревизора расскажет корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.



Ирина Мурашова: Среди многих обещаний - разобраться, которые дал заместитель главы Росприроднадзора в Екатеринбурге, особое внимание привлекла критика Олега Митволя в адрес построенного в одном из городских парков торгового центра и угроза его снести, чтобы другим неповадно было. Аргументировал ревизор весьма эмоционально.



Олег Митволь : Речь шла о строительстве парка досуга и отдыха «Сказы Бажова». Мне это сильно напомнило многоярусную парковку, а также располагающиеся в «Сказах Бажова» магазины, видимо, усиливают впечатление жителей Свердловска присутствия в сказке.



Ирина Мурашова : Доводы бизнесменов – все построено по закону. Да, вырубили 2,5 тысячи деревьев, но посадили взамен 5 тысяч, благоустроили остальную часть парка и передали в Фонд озеленения города 15 миллионов рублей. Резюмирует пресс-секретарь учредителей торгового центра Алексей Ванчугов.



Алексей Ванчугов : Федеральные власти начинают приводить свои местные управления в какой-то порядок, вследствие чего начинает страдать бизнес и простые люди.



Ирина Мурашова : Экологи-общественники к приезду чиновника из Москвы устроили пикет. Они против вырубки городских деревьев при любых обстоятельствах. Но координатор программы Уральского экологического союза Ольга Подосенова считает, что, снеся магазин, ошибку не исправить.



Ольга Подосенова : Общественное мнение должно учитываться на стадии подготовки проекта, а не тогда, когда уже вырублены деревья и заложен фундамент. Деревья, которые посадят, им несколько десятков нужно лет расти, чтобы также адекватно очищать наш город.



Ирина Мурашова : Еще одним объектом критики Олега Митволя стало построенная на берегу Среднеуральского водохранилища дача владельца супермаркетов и депутата Игоря Ковпака. Версию о конкурентной борьбе с приходящей на Урал крупной торговой сетью коммерсант не комментирует, лишь повторяет: «Я знаю для чего это было все сделано, но говорить об этом не хочу». Игорь Ковпак пытается даже шутить.



Игорь Ковпак : Приятно оказаться в одной компании с Аллой Борисовной Пугачевой, но жизнь продолжается. У нас все законно, нечего оправдываться даже.



Ирина Мурашова : Вступиться за Игоря Ковпака готов начальник Инспекции по маломерным судам. Это его ведомство выделило бизнесмену-депутату участок на берегу водоема на месте сараев и стихийных огородов. Взамен владелец дачи отремонтировал спасательную станцию.



Начальник Инспекции по маломерным судам : Весь коллектив, который там работает, только благодарны за ту заботу, которую он проявил.



Ирина Мурашова : После Екатеринбурга заместитель руководителя Росприроднадзора отправился в Новосибирск. Уральские чиновники и бизнесмены поднимают тост: «Век Митволя не видать!». Тем более что результаты его критики все же есть. В соседней со Свердловской Челябинской области ревизору удалось кое-что снести.



Светлана Кулешова: Руководитель Свердловской межрайонной природоохранной прокуратуры Кирилл Ершов сегодня в екатеринбургской студии Радио Свобода.


Кирилл Евгеньевич, как Екатеринбург воспринял заявление Митволя нам только что рассказал корреспондент Радио Свобода, а как восприняли его заявления, визит и действия люди более близкие к этим структурам – прокуратура, местный Росприроднадзор? Ваше личное впечатление.



Кирилл Ершов: Мы с большим вниманием отнеслись к визиту Олег Львовича. Потому что, в той или и ной мере, мы делаем одно общее дело, то есть цель-то одна – привести в порядок действующее законодательство, состояние объектов привести в соответствие с действующим законодательством. Очень внимательно отнеслись к тем заявлениям, которые сделал Митволь. Сделали для себя определенные выводы. По всем фактам, которые были озвучены, меры прокуратурой принимаются.


Но хотелось бы отметить, что по абсолютному большинству этих фактов меры уже принимались еще до его визита. Это была наша информация, которую озвучил уже один из руководителей Росприроднадзора.



Светлана Кулешова: Чаще всего во время визита Митволя звучали торговый центр «Парк-хаус» и дача бизнесмена Игоря Ковпака на берегу водохранилища. Помимо того, что озвучивали журналисты с голубых экранов, скажем так, какие еще были заявления такие внутренние, которые не звучали так громко и шокирующее, но все равно были важны?



Кирилл Ершов: Кроме «Парк-хауса» и дачи Ковпака, звучал целый ряд объектов по области. Они, может быть, не так интересны с точки зрения пиара, но это и незаконная рубка лесов в Волопаевске, и застройка водоохранных зон. Во время визита с Митволем встречался и прокурор Свердловской области. Были выработаны определенные договоренности об обмене информации, о взаимодействии. Мы встречались с Олегом Львовичем.



Светлана Кулешова: Кирилл Евгеньевич, была встреча еще в прокуратуре. О чем там шла речь? Какие договоренности были достигнуты?



Кирилл Ершов: Как я уже сказал, в первую очередь, это об оперативном взаимодействии, то есть информация из контролирующих органов, в том числе из Росприроднадзора, должна поступать в прокуратуру наиболее активно и своевременно.



Светлана Кулешова: А раньше этого не было?



Кирилл Ершов: Это есть, но активности мы как раз и не замечаем. В частности, претензии к Свердловскому Росприроднадзору со стороны Митволя были именно в этом.



Светлана Кулешова: Не просто были претензии, а Олег Митволь сказал, что деятельность Свердловского Росприроднадзора неудовлетворительна.



Кирилл Ершов: Сказал, его право делать такие заявления. Но давать такую оценку, скорее всего, будет уместно министру природных ресурсов Российской Федерации, который и возглавляет полностью всю эту структуру.



Светлана Кулешова: У нас телефонный звонок. Давайте послушаем, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте, Владимир Иванович, Москва. Я, конечно, всецело руками и ногами за то, чтобы на неких общественных зонах (водоемах и так далее) не строились. Но если человек уже построился. Он строился согласно неких норм, он выкупил этот участок. Согласно Конституции, он имеет право на жилье. Пусть человек имеет этот участок земли, который он выкупил. Это первое.


А второе непосредственно вам. Как вы смотрите на то, когда у человека есть возможность идти в армию, у него есть обязанность защищать родину. А когда человеку говорят, что в природных ресурсах его доли там нет, он не может влиять на свою природную часть, которая ему от бога дана, он может только бесплатно защищать родину! Как вы смотрите на этот вопрос, чтобы определенная часть природных ресурсов принадлежала каждому гражданину? Спасибо.



Кирилл Ершов: Это скорее вопрос, относящийся к разряду философских. Что касается защиты родины, то здесь я вам как мужчина, как представитель государственной структуры скажу, что должны защищать родину. А что касается собственности на природу, через другие механизмы мы осуществляем это право. К вопросу вообще частной собственности на природные ресурсы, я бы не стал подходить вот так на ура и говорит, что давайте все раздадим. Мы это уже проходили, причем в разных вариантах, когда все было для всех, когда вся собственность была общей, когда начали все раздавать. Те примеры, которые мы сейчас имеем, когда в собственность начинают передавать природные ресурсы, мне бы хотелось в ответ задать вопрос. А вы не боитесь, что когда раздадут всю эту собственность, то вам ничего не достанется? Более того, новые собственники вас туда не пустят?



Светлана Кулешова: А первая часть вопроса относительно сноса уже построенных объектов.



Кирилл Ершов: Что касается снова уже построенных, то к этим вопросам очень осторожно подходят. Если это историческая застройка, если построено было еще до вступления в действия новых каких-то нормативных актов, регламентирующих порядок строительства или пользования, то здесь претензии-то особые и не предъявляются. Главное, чтобы это не наносило ущерб для окружающей природной среды.


А вот что касается строительства, которое осуществляется в последнее время, то есть начало производиться после вступления в действие нового законодательства об экологической экспертизе, регламентирующего как раз порядок строительства, я так понимаю, в особо охраняемых водоохранных, лесных зонах, то здесь у нас позиция достаточно жесткая. У нас сформирована судебная практика. Кто построил самовольно, не согласовав в установленном порядке, даже после этого получив все правоустанавливающие документы на объект, у нас есть хорошие прецеденты, когда люди всякими хитрыми ходами узаконивали такие земельные участки. Они этих участков лишились.



Светлана Кулешова: Лишились и были снесены постройки?



Кирилл Ершов: Да, решение о сносе построек есть. Небольшие объекты уже сносятся.



Светлана Кулешова: Много ли таких случаев в Свердловской области?



Кирилл Ершов: Нет, по сносу еще нет. Я говорю, что нам удалось сформировать судебную практику. Вы понимаете, что судебный процесс – это долгое дело. Просто так без решения суда ничего сносить нельзя, безусловно. Права должны быть гарантированы и защищены, тем более те, которые связаны с материальными затратами. Нам удалось уже в текущем году получить именно такие судебные решения, которые прошли кассационную инстанцию, согласно которым уже никаких сомнений нет. В случае незаконного строительства будет отменено, точнее уже отменяются и решения о выделении земельных участков главами местных администраций, когда это решение незаконное, и решение МУГИСО о регистрации соответствующего права за гражданином или организацией, и непосредственно решение о сносе и освобождении земельного участка.



Светлана Кулешова: Почему такие прецеденты появляются, когда строятся в особо охраняемых зонах? Изменится ли что-нибудь в связи с изменением в законодательстве, когда муниципалитеты не в праве будут распоряжаться территорией, если даже земля городская?



Кирилл Ершов: Почему такие ситуации возникают? По разным причинам. В первую очередь, конечно, в силу я бы не хотел говорить злоупотребление, в силу ненадлежащего исполнения обязанностей своими руководителями муниципальных образований либо сотрудников муниципальных образований, которые подставляют своих руководителей.



Светлана Кулешова: Но слово «злоупотребление» все равно прозвучало.



Кирилл Ершов: Да, есть основания предполагать это.



Светлана Кулешова: Основная причина – именно эта?



Кирилл Ершов: Основная причина – в нарушениях, скажем так, своих полномочий сотрудниками муниципалитетов при выделении.



Светлана Кулешова: Как эти дела попадают в природоохранную прокуратуру? Чаще всего это вам Росприроднадзор передает, или это бдительность граждан?



Кирилл Ершов: Чаще всего это прокурорские проверки с выездом на места. Мы сами инициируем это, выезжаем, разумеется, и граждане. Что касается контролирующих органов, то Росприроднадзор выявляет, но процент материалов, который передан Росприроднадзором, наверное, не больше, чем от граждан.



Светлана Кулешова: Каков механизм возбуждения дела в природоохранной прокуратуре? Вы с одинаковым вниманием относитесь к любым сигналам?



Кирилл Ершов: Безусловно. Даже к тем сигналам, которые нигде на бумаге нам никто не передавал. В средствах массовой информации каждое слово внимательно отслеживается. Эта задача поставлена Генеральным прокурором Российской Федерации. Любое выступление в СМИ фиксируется, и проводятся проверки.



Светлана Кулешова: Значит, выступления Митволя тоже зафиксированы, и по каждому будут проводиться проверки?



Кирилл Ершов: Безусловно. Я начал наш сегодняшний разговор с того, что мы принимали и принимаем меры, в частности, по некоторым объектам возбуждены уголовные дела, предъявлены иски, возбуждены административные производства. Некоторые материалы в работе.



Светлана Кулешова: Кирилл Евгеньевич, я бы хотела обратить внимание на такой момент. Все заявления Олега Львовича касались объектов, которые так или иначе были завязаны на какие-то серьезные денежные средства – «Парк-хаус», дача бизнесмена, незаконна вырубка лесов. Это все равно везде деньги, деньги, деньги. Ничего не было сказано о защите каких-то существующих еще не вырубленных парков. О таких моментах, там, где нет никаких серьезных денежных вопросов, как вы считаете, это случайность или в этом есть какая-то закономерность?



Кирилл Ершов: Это абсолютно логично. Потому что, во-первых, визит был кратковременный. Соответственно, выявить еще то, что не нарушили, Митволь просто не мог, если, конечно, не было соответствующей информации о каких-то готовящихся мероприятиях.



Светлана Кулешова: А, вообще, задача Росприроднадзора – это исправлять уже сделанное или привинтивные меры тоже?



Кирилл Ершов: Безусловно, привинтивные меры тоже. Я бы сказал, что даже в первую очередь. Вообще, вопросы экологии не только Росприроднадзора касаются. Они касаются всех контролирующих органов в данной сфере, в частности, это касается Роспотребнадзора, и Россельхознадзора, и Ростехнадзора. Там ведь не одна организация этим занимается. Это в первую очередь меры профилактики. Потому что, когда уже что-то произойдет, уже поздно будет устранять. Надо работать опережение.



Светлана Кулешова: И как у нас с работой на опережение, на ваш взгляд?



Кирилл Ершов: Эту работу сложно оценивать, особенно со стороны. Вы же понимаете, что ее не видно. Раз ничего не произошло, значит, это так и надо. А когда что-то, не дай бог, где-то произошло, то все, все провалили. Поэтому здесь оценка такая. Но очень часто удается. По крайней мере, если говорить о профилактике, о предотвращении каких-то, то, несмотря на ту критику, которая прозвучала в адрес Росприроднадзора, я знаю, что там большая половина экологических экспертиз не проходит. Получает отрицательное заключение. После этого у нас есть такие меры, когда уже самовольно построенные объекты не сдаются.



Светлана Кулешова: Все-таки хорошо Свердловский Росприроднадзор работает или не очень хорошо?



Кирилл Ершов: Я уже сказал, что оценку действиям Роспироднадзора пускай дает министр природных ресурсов. А что касается нашей оценки, то мы надзираем за Росприроднадзором также как и за другими контролирующими органами. Свою оценку по конкретным нарушениям дал прокурор области в своем представлении, по результатам которого заместитель Росприроднадзора по вопросам организации контрольной деятельности и еще три сотрудника были привлечены к строгой дисциплинарной ответственности.



Светлана Кулешова: Продолжим подводить итоги визита Олега Львовича Митволя. Много было сказано еще о незаконной вырубке лесов. Об этом говорит не только Митволь, об этом говорится очень много, но почему-то ситуация не меняется. Или меняется?



Кирилл Ершов: Сложно говорить меняется или не меняется. Она меняется, просто не всегда в лучшую сторону. Вместе с тем определенные позитивные моменты, скажем так, оптимистические моменты у нас все-таки есть. В частности, на встрече с Митволем, когда обсуждали эту тему, он уже практически гарантировал, что наконец-то все-таки в этом году лесная охрана будет восстановлена. Вы знаете, что если раньше по Свердловской области лесной охраной занимались около 3 тысяч сотрудников лесхозов, то сейчас в связи с изменением действующего законодательства, им запретили заниматься контрольной деятельностью. Они занимаются теперь только хозяйственной деятельностью. В результате государственной контрольной деятельностью в лесах занимаются 9 человек, которые работают в областном Росприроднадзоре.


Соответственно, это мы не пропустили мимо себя. Мы активизировали сотрудников милиции, тех же самых лесников, несмотря на то, что освобождены от этой обязанности, заставляем их этим заниматься. Потому что вверенные им леса, пусть это называется не государственный контроль, но контроль они осуществлять обязаны. Иначе у нас все разворуют.



Светлана Кулешова: Нашли и положительный момент в визите московского чиновника.



Кирилл Ершов: Положительные моменты, безусловно, есть. Во-первых, само его появление здесь – это достаточно такой известный, может быть, даже скандально известный руководитель, федеральный чиновник. Поэтому привлечение внимания к проблеме экологии, для меня это момент, безусловно, положительный.



Светлана Кулешова: Кирилл Евгеньевич, давайте вернемся еще вот к какому моменту. Был озвучен определенный круг проблем Олегом Львовичем Митволем. Наверняка есть еще какой-то круг проблем, который не был озвучен. На ваш взгляд, какие проблемы важнее того, что прозвучало в последние дни?



Кирилл Ершов: В первую очередь, безусловно, это отношение к деятельности промышленных предприятий. Потому что это наиболее болезненный момент для Свердловской области. Здесь очень много промышленных предприятий, особенно промышленных предприятий старых, построенных еще по старым технологиям. Соответственно, экологически, по крайней мере, небезопасных предприятий. С такими предприятиями мы сталкиваемся. Здесь должно быть серьезное внимание и со стороны государства, и со стороны собственников предприятий.


Основные вопросы, с которыми мы наиболее серьезно сталкиваемся, это вопросы, касающиеся вложения денег в реконструкцию, рекультивации того, что уже сделано.



Светлана Кулешова: Мне кажется, что промышленным предприятиям, точнее их руководству, проще заплатить штрафы, которые не такие уж и большие, чем начать вкладывать деньги.



Кирилл Ершов: Да, здесь без серьезного административного влияния достаточно сложно заставить, хотя есть и такие положительные моменты. Допустим, я ничего не могу плохого сказать о наших крупных металлургических холдингах. Потому что там вкладываются такие очень серьезные деньги, причем серьезные не только в абсолютных цифрах, но… по любому.


Что касается научной базы, то государственным структурам приходится просто завидовать. Приезжаю на тот же ОГМК. Спорить с этими сотрудниками очень сложно, представителями государственных структур, когда возникают споры, касающиеся именно технологических процессов, экологии.



Светлана Кулешова: Из-за профессионализма?



Кирилл Ершов: Да, там платят хорошие деньги, держат профессиональных сотрудников. Причем, штат очень серьезный. Там фактически институты работают.



Светлана Кулешова: Сколько дел проходит через природоохранную прокуратуру в год, в месяц?



Кирилл Ершов: Если говорить о той работе, которую делает прокуратура, то хотелось бы сперва обозначить такие цифры. 2,5 тысячи нарушений в среднем в сфере охраны окружающей среды проходит только через органы прокуратуры. Соответственно, по ним принимаются и меры. Это я хотел бы отметить только те нарушения, которые выявляем мы непосредственно.



Светлана Кулешова: В ходе проверок.



Кирилл Ершов: Да, в ходе проверок. А еще ведь у нас есть контролирующие органы, которые в основном эту нагрузку и держат. Так что понятие об объемах нарушений…


А что касается мер реагирования, то, допустим, по Свердловской области, я имею в виду не только работу Свердловской природоохранной прокуратуры, а вообще работу коллег, более 1200 виновных привлечено к дисциплинарно-административной ответственности. Непосредственно по экологическим вопросам возбуждено 139 уголовных дел. Здесь надо учитывать, конечно, то, что основная масса – это уголовные дела, которые возбуждаются, это не прокурорские дела. Потому что прокурорские дела – это дела с наиболее тяжкими последствиями. В основном возбуждаются дела милицейские - это незаконная порубка, загрязнения определенные, это и браконьерство.



Светлана Кулешова: А прокурорские какие дела в прошлом году проходили через вас?



Кирилл Ершов: В частности проходило дело по Хропику, когда три девочки попали в прудоотстойник и обожглись. Мы уже озвучивали это в средствах массовой информации. По этому поводу мы возбуждали уголовное дело, которое было направлено в суд. После чего была проведена комплексная проверка. Это как раз одно из неблагополучных предприятий, где пришлось просто применять административный ресурс в полном объеме. Сейчас можно говорить об определенных результатах. Экологическая обстановка на предприятии еще опасная, но, вместе с тем, мы добились того, что предприятие существенно увеличило финансирование. Планы работы, которые были направлены на улучшение экологической ситуации, они строго отслеживаются. В случае неисполнения каких-то пунктов, мы уже начинаем опять применять меры реагирования.



Светлана Кулешова: Давайте вернемся к лесной теме. Мы сказали, сколько дел проходит всего через природоохранную прокуратуру. Какой процент этих дел касается незаконной вырубки лесов?



Кирилл Ершов: Достаточно существенный процент, потому что нарушения в лесной сфере, наверное, второе место занимают среди всех нарушений в экологической сфере. Всего возбуждено по Свердловской области за прошлый год было по статье 260-й Уголовного кодекса Российской Федерации, что касается незаконной вырубки лесов, 614 уголовных дел.



Светлана Кулешова: Это реальная ситуация?



Кирилл Ершов: Нет, ситуация, на мой взгляд, нереальная. Латентный характер просто носят эти экологические незаконные вырубки, эти экологические преступления. Пример могу привести один. Специально производим авиаоблет совместно с сотрудниками, со специалистами Главного управления Росприроднадзора по Уральскому округу, Агентство лесного хозяйства по Свердловской области. По результатам тех нарушений, которые были зафиксированы с воздуха, проводим наземную проверку. Причем создали хорошую, мощную бригаду. Со всего региона собрали людей. По результатам только одной этой проверки у нас выявлено фактов незаконных порубок еще на 11 миллионов рублей. Плюс к этому 800 тысяч мы уже взыскали уже сейчас реально недоимки.



Светлана Кулешова: Кстати, очень интересный момент. Стоит ли возобновлять деятельность лесной охраны, людей, которые будут ходить по лесам, если можно все это надзирать, все видеть с воздуха?



Кирилл Ершов: С воздуха мы видим только общую картину. Понятно, что с использованием новых технологий можно все зафиксировать, но кто это будет фиксировать, кто это будет проверять на месте? Может быть, там законно все рубится. Сверху, конечно, все хорошо видно, но не до такой степени. Вместе с тем, отрадно, возвращаясь к визиту Митволя, на одном из совещаний он рассказал нам о тех новшествах, которые есть в лесной теме, - космический мониторинг. Он уже действует. На 20 процентах страны он уже произведен. Сейчас обещают, что в течение этого года, максимум в следующем, космический мониторинг по вопросам леса, сохранности леса будет производиться и над Свердловской областью. Это позволит более оперативно выявлять такие факты нарушения, а потом уже опять же выезжать на место. Вы же понимаете, что лес большой. Если его только с земли смотреть, это будет экономически очень сложно, потому что транспортные расходы какие. Потом не в каждое же место подъедешь. А здесь мы будем знать конкретные места нарушений, и уже по целевому принципу направлять людей для проверки. Вот это хорошая новость, которая была обозначена Митволем.



Светлана Кулешова: Еще было обозначено, что начнется в Екатеринбурге и Свердловской области сносов коммерческой недвижимости. Ваш прогноз на этот счет.



Кирилл Ершов: Ломать - не строить.



Светлана Кулешова: Устоит ли "Парк-хаус"?



Кирилл Ершов: "Парк-хаус", на мой взгляд, устоит. Сложно сейчас как бы оценивать. Материалы из Росприроднадзора поступят по результатам проверки. Если что-то новое мы узнаем, тогда будем принимать решение. Мы "Парк-хаусом" занимались достаточно активно. Вы же понимаете, что это строительство не обошлось без внимания общественности, жителей. Что касается непосредственно самого строительства, то у нас к собственникам особых вопросов сейчас нет. У нас сейчас очень серьезные вопросы уже к расходованию бюджетных средств, которые были выделены в качестве возмещения, направленные и перечисленные в бюджет.



Светлана Кулешова: 15 миллионов - была озвучена цифра.



Кирилл Ершов: Вот мы сейчас посмотрим. Туда ли эти 15 миллионов пошли.



Светлана Кулешова: Еще была какая-то история со строительством торгового центра IKEA . Тоже много внимания природоохранной прокуратуры.



Кирилл Ершов: Да, мы останавливали деятельность этого строительства. Опять же приостанавливали деятельность IKEA именно потому, что не надлежащим образом осуществлялся сбор документов. Было начато строительство, однако экологической экспертизы у IKEA тогда не было. Выясняли, IKEA винит во всем наших представителей в России, кто не собрал документы. Достаточно серьезный был разговор, и официальная реакция. Узаконили. То, что не могли сделать в течение трех лет, сделали в течение месяца. Надо было заниматься. Там, действительно, серьезная проблема. Дело было не в бумажках, а IKEA находится в таком месте, где в случае неправильного строительства, нарушения каких-то норм, могло быть подтопление окраины Екатеринбурга.



Светлана Кулешова: Очень часто бизнесмены утверждают, что для того, чтобы что-то построить, гораздо больше времени и сил нужно потратить на сбор разнообразных бумажек, чем на само строительство. Если не использовать склонность чиновников к злоупотреблениям, то этот процесс может растянуться на долгие годы.



Кирилл Ершов: Вы сами обозначили. Действительно, такие разговоры и пути решениях этих проблем постоянно на слуху. В частности, Москва - практика "одного окна". Долго об этом говорилось. В Екатеринбурге такие попытки делаются. Но эта практика "одного окна"...



Светлана Кулешова: Расшифруйте, что это за практика "одного окна"?



Кирилл Ершов: Это когда даешь заявочку одному человеку, а дальше от тебя уже ничего не зависит, а от чиновника зависит еще больше. Когда ходили по кабинетам, смотрели в глаза чиновникам, по крайней мере, было понятно, в какой у тебя стадии что-то не так.



Светлана Кулешова: Значит, проблема, действительно, существует?



Кирилл Ершов: Проблема есть, проблема очень серьезная.



Светлана Кулешова: Для чего ездит по стране заместитель главы Росприроднадзора Олег Митволь?



Кирилл Ершов: Надеюсь, что он ездит для исполнения своих служебных обязанностей.



Светлана Кулешова: Еще какая-нибудь версия существует?



Кирилл Ершов: У меня никаких версий, кроме официальной, нет.




XS
SM
MD
LG