Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На встрече в Москве министров финансов "большой восьмерки" представители европейских стран вновь призвали Россию ратифицировать договор Энергетической хартии


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Сенинский .



Александр Гостев : На встрече в Москве министров финансов "большой восьмерки" представители европейских стран вновь призвали Россию ратифицировать договор Энергетической хартии. На сегодня более 50-ти стран мира участвуют в этом международном соглашении, цель которого - формирование открытого и конкурентного международного рынка энергоносителей. Над этой темой работал сегодня мой коллега Сергей Сенинский.



Сергей Сенинский : Договор Энергетической хартии был подписан еще в декабре 1991 года, а в апреле 1998 вступил в силу после того, как был ратифицирован уже 30-тью странами мира. Россия присоединилась к договору с самого начала, но в течение прошедших с тех пор 14 лет, так его и не ратифицировала. Один из пяти важнейших постулатов Энергетической хартии - свобода торговли энергоносителями, базирующей на правилах Всемирной Торговой Организации. В случае торговли природным газом, значит ли это, что любая страна, которая ратифицирует договор Энергетической хартии, обязана будет, например, во-первых, создать конкурентную среду на внутреннем рынке газа, а, во-вторых, равноправные условия допуска к системе газопроводов разных компаний, или требования хартии не столь однозначны? Наш собеседник в Брюсселе заместитель Генерального секретаря Секретариата Энергетической хартии Андрей Конопляник.



Андрей Конопляник : Требования однозначны, но не столь категоричны. Следует пояснить, что свобода торговли энергоносителями, включая здесь же и свободу транзита, подразумевают не абсолютную свободу без каких-либо ограничений, а определенный набор принципов как-то: не дискриминация, прозрачность, правила процедур, приверженность последовательной либерализации международной торговли. Все это в контексте требований, которые установлены в статье 3 договора, что целью сотрудничества государств является построение открытого и конкурентного рынка.



Сергей Сенинский : Требования хартии к формированию конкурентной среды на энергетических рынках стран также не столь категоричны?



Андрей Конопляник : Это требование совершенно правильное, но следует понимать, что в контексте статьи 6 Договора о конкуренции звучат мягкие юридические формулировки. В частности, это означает, что каждая договаривающая сторона прилагает усилия с целью уменьшить рыночные диспропорции и их препятствия для конкуренции в хозяйственной деятельности в энергетическом секторе. Она создает эту конкурентную среду, но темп изменений, конкретные шаги не могут быть навязаны из вне.



Сергей Сенинский : Каким образом Энергетическая хартия определяет в целом условия доступа третьих сторон к существующим объектам инфраструктуры доставки энергоносителей, например, линиям электропередачи или нефте- и газопроводам?



Андрей Конопляник : Здесь тоже следует уточнить, что понятие о равноправных условиях доступа следует конкретизировать в том смысле, что, во-первых, положение договора Энергохартии не обязывает никакую договаривающуюся сторону открывать обязательный доступ для третьих сторон. Это прямо записано в тексте договора.


Второе. В Договоре предусмотрен набор возможностей в отказе в доступе либо к наличным мощностям транспортировки, либо, соответственно, в отказе в новом строительстве. Когда мы говорим о равноправном доступе, это не значит, что этот доступ предоставляется на любых условиях и всегда.



Сергей Сенинский: Министр финансов России Алексей Кудрин заявил, что правительство готово предоставить независимым производителям газа в России равноправный доступ к системе экспортных газопроводов, принадлежащих "Газпрому". Правда, не уточнил, когда это может быть сделано. Сегодня на долю всех независимых производителей газа в России вместе взятых приходится лишь 11-12 процентов всей его добычи, а остальное добывает "Газпром". Для создания более конкурентной среды на этом рынке, что, на ваш взгляд, считать важнее - либо дальнейшее стимулирование существующих конкурентов, либо продолжение реформирования самого "Газпрома", направленное на его разукрупнение, о чем много говорили еще пару лет назад, по той же модели, по которой реформируется, например, электроэнергетика России? Из Москвы аналитик инвестиционной компании " FIM Securities" Дмитрий Царегородцев.



Дмитрий Царегородцев : На сегодняшний момент видно, что волна требований государств с разделением "Газпрома" спала. Нет явных требований такого процесса ни со стороны потребителей, ни, что более принципиально, со стороны конкурентов "Газпрома". Независимые газодобытчики вполне удовлетворяются своей нынешней ролью - ролью сателлитов "Газпрома", ролью компаний, сфокусированных не на сбыте, не на работе с клиентом, а именно на добыче.



Сергей Сенинский : Аналитик инвестиционной компании "Проспект" Дмитрий Мангелев.



Дмитрий Мангелев : Я полагаю, что в целях создания более или менее конкурентной среды на российском газовом рынке сейчас в сложившейся, в первую очередь, политической ситуации было бы логичнее все-таки более или менее стимулировать независимых производителей, чтобы они могли поставлять газ как на внутренний рынок, так и на внешний. То есть это создание равного доступа к трубе.


Де-юре он уже существует, но де-факто "Газпром" фактически игнорирует интересы во многом независимых производителей, хотя отчасти это связано с тем, что труба все-таки находится в его собственности. Он, в первую очередь, соблюдает свои интересы. О серьезной конкуренции все-таки говорить, наверное, не имеет смысла пока на российском рынке будут регулируемые цены на газ, то есть когда государство в целом регулирует этот рынок ни о какой конкуренции, наверное, не стоит все-таки говорить.



Сергей Сенинский : В условиях жестко регулируемых тарифов на газ внутри страны, тем более привлекательной для любой газовой компании становится возможность экспорта сырья за рубеж, где цены совсем иные, в первую очередь, для независимых его производителей.



Дмитрий Царегородцев : Безусловно, это, конечно, было бы благо. Это дало бы новый стимул развития газодобычи. Тем более что все-таки уже появляются и новые совсем небольшие игроки. Тем не менее, даже эти компании не требуют, по крайней мере, серьезного доступа к экспортной трубе, вполне удовлетворяясь просто поступательным повышением объемов газа, который они напрямую могут реализовывать потребителям внутри страны.



Сергей Сенинский : На долю всех независимых поставщиков газа в России вместе взятых сегодня приходится чуть более 10 процентов всей его добычи.



XS
SM
MD
LG