Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Право на брачный контракт


Илья Рассолов

Илья Рассолов



Карэн Агамиров: Наша сегодняшняя тема – «Право на брачный контракт».


Участники передачи: кандидат юридических наук Илья Рассолов и секретарь Союза писателей Москвы, поэт и драматург Елена Исаева.


«И были девочки смешливые,


Игру на веру принимавшие,


Еще почти совсем счастливые,


Свой первый круг не отстрадавшие».


Это строки из стихотворения участницы нашей передачи, поэта и драматурга Елены Исаевой «Мальчики и девочки». А вот выдержка из ее же творения «Молодые и красивые»:


«Я знала, как тебе понравиться,


Я знала, нужно быть какой…»


Наша передача – «Право на брачный контракт» - выходит первый раз в эфир в День Святого Валентина, 14 февраля, и я так и рассчитывал сделать эту передачу именно в этот день. Этот народный праздник языческого происхождения считается Днем влюбленных, а апогей любви – это брак. И хорошо, даже замечательно, если чувства и отношения не оказываются на поверку бракованными, испорченными. Известно, что деньги портят людей, молодожены не исключение. Вступая в совместные имущественные отношения, они зачастую и представить себе не могут, чем все это может завершиться. Развод и раздел совместно нажитого добра – оборотная сторона любви, ее злой дух. А сколько страданий недоброе, с имущественными спорами расставание приносит старшему поколению, особенно родителям, и детям тоже, если они успели выйти в этот удивительный мир. Уберечь семью, родных с обеих сторон от унизительных разборов, что мое, а что твое, и призван как раз правовой институт брачного договора. Статья 40-ая кодекса о браке и семье установила: брачный контракт – это соглашение между супругами либо лицами, собирающимися вступить в брак, в котором определяются имущественные права и обязанности каждого в период брака, а также в случае его расторжения.


Кандидат юридических наук (мы надеемся, что и докторская не за горами) Илья Михайлович Рассолов – юрист многогранный, и эта тема тоже ему близка и понятна. Скажите, пожалуйста, Илья, получается, что брачный договор или брачный контракт можно заключить и в день бракосочетания, и в период уже заключенного брака, и до вступления в брачные отношения?



Илья Рассолов: Да, брачный договор можно заключать и до регистрации брака. Но юридическую силу он будет иметь только в момент регистрации брака. И если говорить вообще о динамике законодательства, то Семейное законодательство относится к совместному ведению России и субъектов Федерации, и во многих субъектах Российской Федерации органы, которые регистрируют брак, предупреждают молодоженов о том, что если у них есть крупная собственность, то они вправе заключить брачный договор, прямо не выходя, допустим, даже из органов ЗАГСа.



Карэн Агамиров: Уже сегодня предупреждают?



Илья Рассолов: Да, предупреждают.



Карэн Агамиров: А нотариус там есть?



Илья Рассолов: Нотариус, в принципе, недалеко, через дорогу. Поэтому сегодня, если говорить о брачном договоре, это синоним частного права, куда государство не сует свой нос. И мне очень приятно, что практика заключения брачного договора (а первый брачный договор, наверное, существовал уже в 1995 году, с момента принятия первой части Гражданского кодекса) сегодня все больше и больше набирает обороты. До 1995 года тоже существовали эти договоры, юристы их разрабатывали, но юридической силы они не имели. То есть в советское время не было брачного договора, хотя в дореволюционный период он существовал. Он пришел к нам из римского права, а если сказать точнее, где-то это Древняя Греция, где молодожены и супруги заключали прообраз соглашения, куда входили не только имущественные обязательства, но и вопросы наследственного права. Сегодня брачный договор (как правильно вы прочитали, 40-ая статья нам дает определение этого договора) регулирует лишь имущественные отношения супругов. И это очень важно сказать в начале передачи, что речь не идет об отношениях, связанных с личными правами граждан, ни о какой интимной жизни, ни о какой деятельности по ограничению тех или иных прав речи быть не может. То есть этот договор не может ограничивать ни правоспособность, ни дееспособность граждан, иначе он будет просто противоречить законодательству.


Много мифов вокруг брачного договора. Первый миф заключается как раз в том, что нельзя до брака заключить этот договор. Можно. Второй миф связан с тем, что он регулирует и личные права и обязанности супругов. Нет, не регулирует. И третий момент связан с тем, что его нельзя расторгнуть, вот заключили раз и навсегда, и он существует. Его можно и изменить, и прекратить в любое время.



Карэн Агамиров: Но он прекращается с разводом?



Илья Рассолов: Прекращается в большей части случаев, конечно, с разводом.



Елена Исаева: А каким образом его можно прекратить?



Илья Рассолов: Идти к нотариусу. Так же как и заключать. У нас законодатель предусмотрел особые случаи для оформления этих договоров. То есть по сути дела речь идет о сделке двухсторонней, поэтому здесь применяются все нормы ГК, касающиеся сделки, глава 9-ая, со всеми вытекающими моментами.



Елена Исаева: По обоюдному согласию его можно прекратить, да? То есть если один хочет, а другой не хочет, он не прекращается?



Илья Рассолов: Здесь можно говорить об изменении. То есть часто стоит вопрос о том, как изменить, в большей части случаев, а не прекратить. Прекратить очень просто, а вот как изменить – вот это вопрос более существенный.



Елена Исаева: Я так понимаю, что вопрос стоит вообще о том, что не то что прекратить или изменить, а о том, что этот вопрос часто не возникает, когда люди вступают в брак, да?



Карэн Агамиров: Важно еще радиослушателям разъяснить, что его можно составить до брака, но юридическую силу он приобретает только в момент регистрации брака.



Илья Рассолов: В момент регистрации или несколько позже.



Карэн Агамиров: То есть если родители слушают нашу передачу, можно, если через два года решили пожениться, допустим, люди, можно уже за два года составить этот договор и держать его наготове перед тем, как идти в загс.



Илья Рассолов: И если говорить о тех людях, которые приходят за этими договорами, то это, как правило, конечно, состоятельная часть наших с вами сограждан, это 5-7 процентов тех людей, которые заключают брачные договоры. Либо второй вариант – это так называемый «молодняк» - лица, которым 18-20 лет, которых мама послала заключать этот договор, потому что вспыхнули чувства, а они могут и испариться через какое-то время, а для того, чтобы сохранить собственность… И я еще важный момент хотел отметить, что основная цель этого договора – это именно сохранение собственности. И, конечно, нервов, потому что стоимость адвоката при бракоразводном процессе будет гораздо стоить дороже, чем заключение брачного договора. Многие люди об этом знают.



Карэн Агамиров: Те, кто прошли уже через это?



Илья Рассолов: Да. Многие лица пытаются обезопасить себя в случае повторного брака, гарантировать, допустим, имущественные права детей от первого брака и от других браков. В целом это тоже одна из функций этого брачного договора. Но я не хочу говорить о том, брачный договор – это хорошо или плохо. Каждый сам должен решать для себя, хорошо это или плохо, и я не стою, в общем, на позициях того, что брачный договор может радикально потрясти всю систему регулирования, но это – норма частного права. А человек должен иметь право на брачный контракт, другое дело – воспользуется он этим или нет.



Карэн Агамиров: У нас есть звонок от Майи Фоминичны. Здравствуйте.



Слушатель: У меня вот такой вопрос. Я считаю, что со мной государство, например, неправильно поступает. В 1973 году предприятие построило за свои деньги нам дом, и мы получили все квартиры. Потом я вышла замуж и прописала мужа. С мужем мы уже не живем 11 лет, но сейчас идет приватизация, и меня заставляют приватизировать с ним пополам, потому что я его когда-то прописала. Дело в том, что дом передали на обслуживание вроде бы в муниципалку. Но ведь я получила квартиру в дар, понимаете!



Илья Рассолов: Понятно. Скажите, вот «мы с мужем не живем» - это что значит?



Слушатель: Мы с ним разведены 11 лет назад, и он не выписывается, он не хочет выписываться. Приватизировать квартиру меня заставляют пополам, хотя в ордере его не было. Но ведь раньше дома были или кооператив или муниципалка.



Илья Рассолов: А это – муниципальное жилье?



Слушатель: А теперь считается, что я не получила квартиру в дар, а я получила вроде бы в муниципальном и живу в муниципальном жилье. Но ведь, понимаете, предприятие могло мне не квартиру выделить, а они мне могли выделить деньги, на которые я могла бы вступить в кооператив, но тогда было такое понятие, что все предприятия, это было почетно, строят на свои деньги жилье.



Карэн Агамиров: Майя Фоминична считает себя пострадавшей от брака, да?



Илья Рассолов: Дело в том, что Майя Фоминична как раз клиент 100-процентный для брачного договора. Потому что если бы она заключила брачный договор, я думаю, многие проблемы были бы сняты сейчас.



Елена Исаева: Но тогда о нем никто не слышал и слыхом.



Илья Рассолов: Вот тут вопрос-то в чем, мы сегодня разбираемся не в вопросах жилья, у нас отдельную передачу можно сделать про жилищные проблемы. Я думаю, что многие с помощью брачного договора как раз решают вопросы с жильем, в том числе и освобождения жилой площади.



Карэн Агамиров: Все это можно записать?



Илья Рассолов: Да. Я видел несколько брачных договоров, где было написано, что муж освобождает жилищную площадь, и там даже было написано, в какой срок – в 30 дней, и если он не освобождает, он платит за эту…



Елена Исаева: После развода?



Илья Рассолов: После развода, да. И он платит как за наем помещения своей бывшей жене, причем половину своих доходов.



Карэн Агамиров: Это они записали еще до брака, составили брачный договор, или уже в период брака?



Илья Рассолов: Вот этого я не знаю, но такие интересные условия есть. Есть еще интересные условия о компенсации морального вреда в случае, допустим, супружеской измены либо алкоголизма, тоже такие условия включаются.



Карэн Агамиров: А это не личные отношения? Это можно регулировать.



Илья Рассолов: Это моральный вред и имущественный вред. Все эти грехи – и алкоголизм, и супружескую измену – конечно, придется доказывать уже в суде.



Карэн Агамиров: Елена Исаева, контракт – это правильно, как вы считаете? У вас такие пьесы, просто когда я названия даже читаю одни, то сердце учащенно бьется: «Женщина для настоящего мужчины», «Две жены Париса», «Давид и Вирсавия», «Абрикосовый рай», «Убей меня, любимая», «Шестикрылая Серафима»… Вообще, все про любовь у вас, собственно говоря, о несчастной в основном любви.



Елена Исаева: Я о разной, я «специалистка» по разным любовям.



Карэн Агамиров: И мы сегодня говорим как раз о юридической стороне вот этой несчастной или неудавшейся любви – брачный контракт.


Елена Исаева


Елена Исаева: Понимаете, дело в том, что существует, конечно, некий ложный стыд при создавшейся романтической ситуации, когда люди друг друга любят, они на полете, они говорят только о чем-то прекрасном и замечательном. И вдруг их надо спустить на землю, и им нужно обсуждать какие-то вещи, которые, в общем, предполагают: ага, ты обсуждаешь со мной наше будущее, то есть ты предполагаешь, что мы можем расстаться, то есть ты предполагаешь, что я тебя когда-нибудь обману, то есть ты предполагаешь, что я могу оказаться сволочью, подлецом, стервой и так далее?..



Карэн Агамиров: И вывод: значит, ты меня не любишь.



Елена Исаева: Да, сразу как-то эта ложная посылка, и брачный контракт многих, конечно, тормозит. Конечно, в романтической ситуации многие молодые люди (я про «зубров» с большим имуществом не говорю, они уже все про жизнь поняли), конечно, может тормозиться по поводу брачного контракта. Но дело в том, что, представьте ситуацию. Вы плывете на лодке, вас приглашают куда-нибудь в открытое море погулять и говорят: «Дорогая надень спасательный жилет на всякий случай». Это что, значит, предполагается: ага, он же, наверное, в этой лодке дырку просверлил и сейчас меня будет там топить, поэтому на всякий случай сам надевает жилет и мне предлагает? Или можно подумать по-другому: ага, он обо мне заботится…



Илья Рассолов: И любит.



Елена Исаева: … и любит. Понимаете, на самом деле брачный контракт – это, в общем, по-хорошему такая серьезная проверка серьезности отношений. То есть обсуждая этот контракт, ты много чего узнаешь о своем избраннике или избраннице, ты узнаешь, как он смотрит на мир, и узнаешь, как он предполагает зарабатывать деньги, делить доходы и как он представляет семейную жизнь. А может быть, он представляет, что ты будешь все на свете делать, сидеть дома, он будет зарабатывать, и при этом ты будешь никто. И когда вы будете, не дай бог, расставаться, он скажет: а ей-то за что все, когда я все зарабатывал? У нас же существует такое старое, давнее понятие, что домашний труд, адский, женский, - это не труд, она же сидит дома и ничего не делает.



Карэн Агамиров: Говорят: дома сидит. «А что делает жена?» - «Дома сидит».



Елена Исаева: Второй вопрос, если вы собираетесь вступать в брак, значит, у вас есть какие-то предположения по поводу, наверное, детей, и вы тоже должны думать об их будущем. Я знаю, например, чудовищную совершенно историю, когда все было прекрасно, потом мужчина погибает в автокатастрофе, и женщина с ребенком, которая привыкла жить все время в достатке, все у нее в порядке, она узнает, что квартира записана на его мать. А мать его – пенсионерка, и она хочет сдавать эту квартиру и обеспечивать себе старость, она говорит: «Ты здоровая и сильная, давай работай и снимай себе жилье», - и она выметается из этой квартиры. То есть вариантов море, взаимоотношений море. И вы должны подстраховаться не только потому, что он может оказаться не таким, но и вы можете измениться и стать тоже бог знает кем, кем вы сейчас просто не представляете.



Карэн Агамиров: У нас звонки. Сергей из Санкт-Петербурга, слушаем вас.



Слушатель: Добрый день, господа. У меня к участникам передачи общий вопрос. Вы, конечно, представляете, что вы сейчас выступаете на Радиостанции Свобода, после передачи вам ведущий объяснит, есть концепция радиостанции и прочее. Скажите, пожалуйста, участники таких брачных контрактов как способствуют становлению гражданского общества в России, повышению гражданских ценностей? В конце концов, пойдут они в очередной раз на баррикады к Белому дому или нет? Если нет, то у меня такое впечатление, что я должен вчинить Радиостанции Свобода иск за открытую рекламу вас как специалистов.



Илья Рассолов: На самом деле никто никогда мне здесь не говорил о том, что я должен говорить, что нет. И никакой в целом внутренней цензуры никогда я не видел. В действительности этот элемент, как я уже изначально сказал, частного права, так называемых исполнительных норм. Если вы видели, иногда в законе написано: «Предусмотрено законом или соглашением стороны». Вот это «или соглашением сторон» для того вопроса, который вы сегодня задали, очень важно. Потому что речь идет именно об исполнительных нормах, о нормах диспозитивного характера, которые мы с вами сами устанавливаем. Речь идет о частной власти, не о публичной власти. Конечно, вы правы, если я сказал, что существует частная власть, семейная власть, корпоративная власть, допустим, у какого-нибудь государственного служащего или политика сразу задрожали бы коленки, потом руки, потом округлились бы глаза. Но на самом деле частная власть существует и в России, и везде, и это – элемент частной власти – брачный договор, так же как, к примеру, трудовой договор. Поэтому он действительно способствует становлению гражданского общества, и именно изнутри, потому что мы – стороны, супруги – можем закрепить там любое условие, касающееся нашего имущества, и суд в случае спора будет применять нормы не закона, а нормы договора, нормы наши, выработанные нами. Поэтому это элемент гражданского общества.


Этот договор существовал и в дореволюционный период, это прообраз определенного соглашения между мужчиной и женщиной, и он регулировал также и наследственные отношения. Сегодняшний договор не регулирует эти наследственные отношения, это делается в специальном распорядительном документе – завещании. По сути я бы так ответил.



Карэн Агамиров: Сергей Константинович из Московской области, пожалуйста.



Слушатель: Уважаемые господа, на основании длительного жизненного опыта я хочу сказать только одно: брачный договор должен быть не правом брачующихся, а обязанностью! Я не хочу обидеть женщин, но мужчины при разводе остаются без штанов.



Илья Рассолов: Во Франции, в Германии и в других странах это так и существует, даже при заключении брака делается отметка: «Заключен брачный договор».



Елена Исаева: Я не понимаю, как может это помешать гражданскому обществу, когда речь идет об ответственности или безответственности. У нас такое творится в стране, такая безответственность чудовищная, никто никому не нужен, никто ни перед кем ни за что не отвечает. По-моему, чем больше будет ответственности, тем лучше.



Карэн Агамиров: У меня тоже была мысль такая, как у Сергея Константиновича, что брачный договор может быть обязанностью человека. Обязать, чтобы все было урегулировано в имущественном плане, обязать людей.



Елена Исаева: И если вы не хотите урегулировать, ну, живите в прекрасных романтических отношениях без брака.



Карэн Агамиров: Видимо, такие изменения в законодательство не будут внесены все-таки.



Илья Рассолов: Все-таки я не согласен с этим – я обязанностью. Речь идет тогда о противоречии принципам права, которые изложены в 1-ой и в 12-ой статье Семейного кодекса.



Карэн Агамиров: Навязывание будет.



Илья Рассолов: Не нужно все регулировать, я наоборот считают.



Елена Исаева: Конечно, кто как хочет, тот так и решает сам. «Женщину, религию, дорогу каждый выбирает для себя…»



Илья Рассолов: Что касается, Лена, твоей посылки насчет того, что брачный договор удерживает, статистика говорит о том, что, оказывается, брачный договор не провоцирует развода, а наоборот, снижает число разводов так называемых «на скорую руку», то есть супруги думают, они задумываются о том, что они теряют, и никто не хочет конфликтной ситуации. И если даже развод произойдет, то он будет сглажен.



Карэн Агамиров: Спасибо. У нас на связи Лев Николаевич из Санкт-Петербурга. Слушаем вас.



Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы поддержать заключение брачного договора. На собственно опыте могу сказать, мне 72 года, я дважды разводился – в 1972 и 1985 годах. И в наших условиях мужчина оказывается таким бесправным существом. У меня 45 лет научного стажа, я кандидат наук уже много лет, работал в оборонке на самых серьезных направлениях, и оба раза я уходил не потому, что другая женщину встречал, а потому что невозможно было жить с предыдущей. И я полагаю, что брачный договор будет ограничивать свободу действий таким женам, если уж они родили ребенка… В общем, я за права мужчин, и брачный договор обязательно поддерживает эти права.



Карэн Агамиров: Это не только права мужчин, а права и женщин, и мужчин…



Илья Рассолов: Да, супругов. Но в чем слушатель прав, это исторический момент, нужно сказать, что этот договор – элемент свободы между мужчиной и женщиной – рождается под воздействием мощных феминистских движений.



Карэн Агамиров: А во времена, о которых Лев Николаевич говорил, существовали брачные договоры?



Илья Рассолов: До революции – да, а потом…



Елена Исаева: Например, Кэти Щербацкая, когда Левин ее торопит со свадьбой, он говорит: «Давайте, давайте скорее…», а будущая теща говорит: «Да подожди, мы не можем в эти сроки, мы не успеем». – «Что не успеем?» - «Мы не успеем салопы…» - не помню точно что, пошить что-то. То есть, понимаете, любовь любовью, а салопы салопами. «Я же люблю ее!» - «Нет, сначала приданое, сначала разобраться». Там романтический XIX век, Наташа Ростова, все на свете, но приданое было, договоренности были. И никто этого не чурался и не боялся. Наоборот, бесприданница – это была трагедия вообще в каком-то смысле. Или ты можешь полюбить бедного человека, но это тоже…



Карэн Агамиров: Приданое сейчас тоже делают, только не формально, не зарегистрировано, а дают подушку, гарнитур…



Елена Исаева: На самом деле романтичности отношений не мешает брачный контракт, он укрепляет отношения.



Карэн Агамиров: Фиксировать, в том числе и приданое чтобы было зафиксировано, да, записано все?



Илья Рассолов: Надо у молодежи спрашивать. Но все-таки доля брачных договоров растет.



Карэн Агамиров: Вот я хотел об этом спросить, статистика какая сегодня?



Илья Рассолов: Нет такой вот полноценной статистики, во всяком случае у меня. Федеральная нотариальная палата говорит, что это где-то 1-2 процента от числа сделок, нотариально зафиксированных – брачные договоры. И если в 1995 году, в конце 90-х это были сотни договоров в год, то сейчас – тысячи и десятки тысяч. А вот такой полноценной статистики, к сожалению, нет.



Карэн Агамиров: Лев Николаевич хотел дополнить.



Слушатель: Я хотел сказать, что я не за то, чтобы больше мужчинам оставалось. Я оба раза оставлял все женам, и я не меркантильный человек в этом случае, но чувство собственного достоинства при разводе я должен иметь. И бывшая жена не должна смотреть и выражаться как, извините, последняя собака.



Карэн Агамиров: Лев Николаевич, а если бы, скажем, это случилось бы сегодня – то, что произошло лет 30 назад у вас, у вас был бы брачный договор, то вы бы все-таки по нему действовали или опять оставили и ушли?



Слушатель: Я вам скажу, что я оба раза уходил, извините, под забор, просто так. Я, уважаемый человек, уходил на частную квартиру.



Елена Исаева: Так вы бы, наверное, и сейчас все оставили, потому что вы благородный человек.



Слушатель: У меня сейчас все состоялось, отличная жизнь 15 лет и без всякого договора.



Карэн Агамиров: У меня вопрос в этой связи. Он говорит, что он уходил. Если есть брачный договор, то человек может отказаться от того, что там записано, и оставить все?



Илья Рассолов: Морально – да, юридический – нет. Односторонний отказ от выполнения договора, в общем… Но договор можно изменить и прекратить в любое время.



Карэн Агамиров: По взаимному согласию.



Илья Рассолов: По взаимному согласию, да. Но это обычная гражданско-правовая сделка. И, по сути, мы сейчас говорим об обычной двусторонней сделке со всеми вытекающими обстоятельствами. Почему это сделка? Потому что касается только имущества, и это нужно повторять. Потому что многие наши сограждане думают, что речь идет также о каких-то ограничениях личного характера. Ни о каких ограничениях личного характера речь не идет.



Елена Исаева: А вот насчет детей?



Илья Рассолов: Насчет детей ситуация очень простая. Что касается оплаты обучения, допустим, это возможно. Если речь идет, допустим, о вопросах, связанных с раздельным проживанием детей при разводе – нет, потому что это решает суд, и это предметы других соглашений – алиментного соглашения, допустим, это не включается в условия этого договора.



Елена Исаева: То есть денежные и имущественные моменты, связанные с детьми, тоже можно прописывать.



Илья Рассолов: Да, даже моральные моменты. В брачном договоре можно предусмотреть также моральный вред. Что касается долгов супругов, это тоже очень важный момент. Многие предприниматели имеют большую, крупную собственность, и за долги несут ответственность супруги обоюдно, если они не заключают договор, то есть действует режим общей, совместной собственности, все пополам.



Елена Исаева: Условно говоря, у женщины ничего не было, у мужчины было все, он попал в долги – и в итоге она…



Илья Рассолов: Все пополам, все платят обоюдно. А тут можно предусмотреть условия. Я, допустим, рекомендую устанавливать раздельный режим не на все имущество, это трудно, придется вести реестр всего имущества, а на регистрируемое, допустим, имущество: на автомобиль, на недвижимость и так далее. Это проще. С этой позиции, конечно, брачный договор – очень удобная штука.



Елена Исаева: Допустим, ей ничего не принадлежит, но она потом не расплачивается, что называется, с его долгами.



Илья Рассолов: Да, за долги своего супруга.



Карэн Агамиров: Видно, что тема задевает сегодня слушателей, звонков много. Элла Николаевна, слушаем вас.



Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, я согласна целиком и полностью со Львом Николаевичем, но только я хочу сказать, что в данной ситуации гораздо чаще приходится защищаться женщинам. И я смотрю «Час суда», и чаще всего именно женщины в суде остаются несчастными, потому что мужчина, который работал, а она не работала, он забирает все при разводе. И будет гораздо меньше разводов, а если они и будут, то тогда этот брачный договор будет справедливым. Я полагаю, что молодежи нужно регистрировать брак только при наличии брачного договора. И если вначале считается как бы, что это ущемление прав человека, то потом люди поймут, что это не ущемление, а это очень удобно. Почему-то когда на Востоке выходят замуж, калым берут, и это не считается ущемлением, а у нас это считается ущемлением прав человека. Почему-то автогражданка – это не ущемление прав. Я за свою занюханную «Ладу» должна платить страховку – это не мое ущемление? А если брачный договор будет заключен, то я полагаю, что для молодежи, для молодых это очень хорошо.



Карэн Агамиров: То есть Элла Николаевна опять же предлагает – мы об этом говорили уже – внести изменения в законодательство, что брак регистрируется только при заключении брачного договора. Но это все же, я так думаю, ущемление прав и свобод, хотя она говорит, что нет.



Илья Рассолов: Да, я тоже не согласен. Тут слушательница права в том, что, несмотря на то, что этот договор рождается, как я уже сказал, под сильным натиском феминистских движений, мужчины не очень торопятся заключать эти договоры. Почему в России это очень очевидно? Потому что родовой категорией (Карэн читал 40-ую статью) является именно соглашение, а соглашение предусматривает равенство сторон. К сожалению, статья 19-ая Конституции о равенстве всех перед законом и перед судом, о равенстве мужчины и женщины, к сожалению, носит фиктивный характер. Это мы видим и по оплате труда женщин, и по допуску с государственной службе. Потому мужчины, заключая этот договор, говорят: с сегодняшнего дня мы с тобой равны. А это, к сожалению, не всегда возможно с позиции мужчины.



Карэн Агамиров: Наталью Сергеевну слушаем из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Здравствуйте. Спасибо, во-первых, за прекрасную передачу. Очень своевременный вопрос, я так считаю. Во-первых, я, конечно, повторюсь и напомню, что за границей в договоре обязательно указано, что в случае развода муж обязан обеспечить жене и детям содержание такое, какое они имели при его полном наличии, независимо от того, ушел он или нет.



Илья Рассолов: Да-да. Причем, допустим, в Америке есть условие, когда доходы мужчины даже после расторжения брака, половину или четверть всех доходов он должен отдавать жене.



Слушатель: Да. И во-вторых, мне кажется, что в брачном договоре все-таки должны быть обязательно оговорены права будущих детей или имеющихся. Ведь часто женятся уже с детьми, имея детей в качестве приданого.



Илья Рассолов: Вы правы, но права на имущество могут быть оговорены, а вот что касается общения с детьми и так далее, я думаю, что нецелесообразно, это будет уже, наверное, ущемление прав детей и другого супруга. Как вы думаете?



Слушатель: Не думаю. Мне кажется, что хорошо бы, конечно, если бы молодые более ответственно отнеслись к этому вопросу и их родители тоже. Тогда не было бы и того, что теща заедает зятя или наоборот.



Илья Рассолов: Я и говорю, что это элемент свободы и частного права. Другое дело – как мы пользуемся этим правом. Мы можем им воспользоваться, а можем и нет.



Карэн Агамиров: Написал на пейджер вице-адмирал Васильев, дважды Герой Советского Союза (не так часто, кстати, мы получаем сообщения от таких заслуженных людей): «Я кандидат юридических наук, профессор Международной Академии юристов всего мира. Если супруг был прописан у своей супруги – получай квартиру. Когда она уже жила в этой квартире, она прописала мужа, при разводе муж по закону должен освободить эту квартиру без разговоров и вернуться на старое место жительства». Он имеет в виду новый Жилищный кодекс, видимо.



Илья Рассолов: Видимо, да.



Елена Исаева: И отвечает на вопрос, который был задан в начале передачи.



Карэн Агамиров: У нас есть еще сообщения. «Ваш собеседник ушел от ответа насчет того, можно или нельзя заключить брачный договор после заключения брака?»



Илья Рассолов: Да, можно, конечно.



Карэн Агамиров: Да, мы ответили, с этого и начали передачу.



Илья Рассолов: И Карэн прочитал статью 40-ую, а она прямо говорит об этом.



Карэн Агамиров: У нас есть такой слушатель с философским уклоном Дмитрий, и он пишет: «Брачный договор – это дикость для нашего человека. Любой договор, даже коммерческий, работает только до тех пор, пока есть доверие. Неопытной молодежи он полезен, надо сделать его обязательным». Видимо, он имел в виду «дикость» - это общее отношение к этому в России. На самом деле 1-2 процента, вы говорили, Илья, да?



Илья Рассолов: Ну, где-то 5-7. Будем оптимистами. Но на самом деле я очень удивлен такому количеству звонков и таким высказываниям слушателей. Потому что я-то думал, что, наоборот, все будут ругать брачный договор, тем более в такой праздник.



Карэн Агамиров: Вот, ругает Карташов, он написал: «Если браки совершаются на небесах, то брачные контракты – это нонсенс, должны быть просто справедливые юридические законы. Карташов против выступает, видимо, достаточно законов, по его мнению.



Илья Рассолов: К сожалению, справедливыми они изначально быть не могут, потому что действуют нормы публичного права, а это распределяет интересы не самых… Мне кажется, нормы частного права – они более справедливые порой.



Карэн Агамиров: Дима опять призывает: «Если вы все оставили, ничего страшного. Брак – это не материальные отношения, а путь к духовности в семье. Семья вам не принадлежит, эта община – некое духовное образование».



Елена Исаева: Важно вербализовать ваши посылы и ваше отношение к жизни. Мы страдаем от чего? Мы не проговариваем вслух то, что нас достаточно волнует не бытовом уровне, когда у нас романтические отношения начинаются. Поэтому самое страшное у нас – вот это отсутствие вербализации. Брачный договор и вообще подумать о будущем как-то рационально – это поможет нам разобраться в себе и в выбранном друге.



Карэн Агамиров: Нам хорошо рассуждать с позиции людей, уже поживших чуть-чуть. Ну а вы себя-то помните, как у вас отношения складывались, о чем вы думали в тот момент?



Елена Исаева: Естественно, не думала. Естественно, в тот момент нам нечего было делить, потому что все было государственное, никаких квартир, дач и прочего у нас не было, и в этом смысле нам было легче, когда мы заключали брак. И не предполагалось, что мы будем что-то делить. Сейчас, когда у нас совершенно акульи порядки и страшные совершенно вещи происходят и в бизнесе, и во взаимоотношениях между людьми, конечно, браки заключаются на небесах, но думать о своем ребенке, о его будущем, мне кажется, это необходимость.



Карэн Агамиров: Пока не забыл, Илье Михайловичу еще вопрос. И имущество, которое и в будущем будет приобретено, можно вписать, что, допустим, человек вдруг разбогател, неожиданно. Это в договор можно вписать, да?



Илья Рассолов: Может быть направлен он на будущий доход, безусловно.



Карэн Агамиров: Какие-то акции, которые он купит и будет получать с них доход, - можно это вписать?



Илья Рассолов: Да, конечно.



Елена Исаева: Испытание богатством, как и испытание властью, как известно, выдерживают не все.



Карэн Агамиров: Это да… Иван Яковлевич из Ленинградской области, слушаем вас.



Слушатель: Здравствуйте. Добрые люди, уважаемая передача, я из деревни Юки, это в 12 километрах от Ленинграда. И вот сейчас я слушаю вас (я вас постоянно слушаю) и приглашаю вас всех приехать к нам в Юки, Ленинградское шоссе, дом 57. По поводу браков и разводов, дело в том, что у нас нет законов, а люди потеряли совесть. Вот раньше, мой дедушка был, я помню, 12 душ было в семье, 9 девок и 3 парня, а землю давали только на парней, по 3 десятины.



Илья Рассолов: Вот уже неравенство.



Слушатель: Да, неравенство. Но это царское время, мы его порочим. И когда кулачество было, раскулачили его. Кулак – у него были две коровы и лошадь. 12 душ – по кружке молока, это нужно ведро молока сразу им да по куску хлеба. Но кулак. Так что же я должен обижаться на советскую власть, что советская власть такая была плохая? Нет, в советской власти были просто оборотни, наподобие нашего Ельцина…



Карэн Агамиров: Иван Яковлевич, о преимуществах советской власти – это, видимо, отдельная тема, не сегодняшней передачи. У нас тема – брачный контракт. Николай из Тулы, слушаем вас.



Слушатель: Добрый день всем в студии. У меня вопрос к гостям Карэна. Все мы помним картину Крамского «Неравный брак», знаменитую. В России вот эти неравные браки стали извращенной нормой. Так вот, если при составлении брачного контракта, его же будут составлять юристы вот этого престарелого богатого мужа, а могут они его составить так, что вот эта молодая девчонка при разводе останется опять ни с чем?



Елена Исаева: Ну, это субъективное, по-моему, мнение.



Илья Рассолов: Отвечаю. Здесь ответ очень простой: для этого сюда и подключается государство в виде нотариуса. И нотариус должен обеспечить или выяснить, свободная ли воля субъектов. Вот она должна быть свободна от всякого внешнего воздействия. Существует 179-ая статья УК, она действует в отношении всех сделок, совершенных по принуждению без отсутствия вымогательства.



Елена Исаева: А потом сейчас такие девчонки…



Илья Рассолов: Если там еще и вымогательство, то это, как говорится, по полной программе, по совокупности. Кроме того, существует та же статья 79, но уже ГК (очень просто запомнить), и она применяет к брачному договору все положения о ничтожности сделки, если этот договор совершен под влиянием обмана, допустим, насилия, угрозы, а также так называемая «кабальная сделка» - сделка при явно невыгодных условиях для одной из сторон. Вот нотариус все это выясняет. И нотариус никогда не подпишется, нормальный, добросовестный нотариус, если он заметит какие-либо проблемы. Кроме того, действует такая штука, как исковая данность. Исковая давность – это срок, в течение которого та или иная сторона, супруга в том числе, может оспорить эту сделку, сделка будет признана ничтожной. Что это значит? Значит, стороны вернутся в первоначальное положение и все имущество – то же самое.



Карэн Агамиров: Илья, получается, что оспорить брачный контракт можно. А может такая ситуация сложиться, что стороны заключили брачный контракт, потом развод, и жена или муж вдруг начинают заявлять, подбирают доказательства, что он был заключен под влиянием, как вы сказали, насилия, угроз, злоупотребления, обмана…



Илья Рассолов: Ну, а нотариус тут присутствует? Если он увидел, что что-то мешает или не мешает… Сторона теоретически может оспорить в течение либо года (там нужно смотреть, в зависимости от случая), либо в течение трех лет этот договор. Но, как правило, о чем я и начал говорить, это элемент частного права, поэтому он подразумевает, конечно, нормальный ход событий и развитие ситуации. Почему мы не должны отказываться от брачного договора? Потому что это элемент свободы, вы можете его заключать, а можете нет. Всегда наличие нормы и права (а право – синоним возможности) – это лучше, чем норма. Даже если какой-то, я извиняюсь, плохой человек воспользуется плохо этим правом, нам это не дает оснований отказываться от такой возможности – заключать. Поэтому сам по себе этот договор ничего плохого не несет.



Карэн Агамиров: Вот Александр созрел, видимо, для брачного договора, и он пишет: «Куда нужно идти, когда возникает мысль заключить брачный договор уже после 5 лет совместной жизни в браке?» Ну, и после 30 лет можно пойти к нотариусу, да?



Илья Рассолов: К нотариусу, причем по доверенности брачные договоры не заключаются, нужна личная явка, удостоверяющий документ (паспорт или равноценный документ). Потом Карэн уже говорил, что нужны правоустанавливающие документы на имущество, если оно существует. Если оно виртуальное, в будущем, то это сложно. И заплатить государственную пошлину необходимо: три экземпляра договора, два – на руках, и один – в делах нотариуса хранится.



Карэн Агамиров: Временных никаких ограничений нет, сколько вы прожили. Можно и золотую свадьбу отметить составлением брачного договора неожиданно.



Илья Рассолов: Здесь единственный момент, сразу скажу, молодоженам невозможно регулировать вопросы расходов на несение свадьбы, если заключаете договор до заключения брака.



Карэн Агамиров: Этот момент очень важен.



Илья Рассолов: Нет, потому что он вступает в силу с момента регистрации брака, поэтому все договоренности насчет расходов по проведению свадьбы, они…



Карэн Агамиров: Еще момент интересный, конечно, связанный с интимными вещами, но в некоторых странах есть же, что раз в неделю заниматься интимными отношениями.



Илья Рассолов: Да, и с детьми связанные моменты.



Карэн Агамиров: А в брачном договоре в нашей ситуации, в России это невозможно.



Илья Рассолов: Невозможно, просто нотариус его не зарегистрирует. Поэтому я всегда советую идти уже не со своим договором, а разрабатывать договор либо вместе с юристом, который будет заниматься оформлением, либо прямо у нотариуса.



Карэн Агамиров: Здесь еще интересный момент. Когда у человека много денег, конечно, он наймет себе и нотариуса, и юриста, кто ему составит брачный договор. А если, допустим, родители не особенно имущие, к кому им обращаться, чтобы для детей своих брачный договор оформить?



Илья Рассолов: Может быть, стоит попробовать самому составить брачный договор. Ведь примерные формы есть, ничего такого ужасного в этом нет.



Карэн Агамиров: Просто залезть в Интернет, почитать…



Илья Рассолов: Либо накопить денег.



Елена Исаева: А это очень дорого?



Илья Рассолов: Я не думаю, что дорого. Мне трудно сказать, но в порядке – где-то 1,5-2 тысячи рублей, может быть, в лучшем варианте.



Елена Исаева: Ну, если люди собрались жениться, наверное, они располагают какими-то минимальными средствами.



Илья Рассолов: Я так думаю. Может быть, и больше, Лена, но мне кажется так.



Карэн Агамиров: Здесь вот показывали сюжеты о свадьбе, сколько нужно сегодня на свадьбу, и если в пересчете в доллары, то я в ужас пришел – 10 тысяч долларов на двоих. Значит, если люди тратят по 300 тысяч рублей на свадьбу с обеих сторон, то могут найти и 2 тысячи рублей на составление брачного договора, да?



Илья Рассолов: Да. И потом, ведь я сказал о том, что все-таки это дешевле, чем услуги адвоката в бракоразводном процессе. И самое главное – нервы, которые потратят.



Карэн Агамиров: Важно нашим радиослушателям всегда объяснять, что надо всегда думать о последствиях, о том, что будет. Мы, юристы, привыкли так мыслить, что мы ожидаем худшего всегда, что будет. В данном случае развод – конечно, это зло, но зачастую…



Елена Исаева: Нет, дай бог, что вы проживете мирно и счастливо и умрете в один день, но все равно, как люди ответственные и здравомыслящие, вы должны как-то просчитывать все варианты.



Карэн Агамиров: Ирина пишет: «Когда женщина думает о будущем своего ребенка, прежде всего она должна думать, чтобы у нее был отец, а не материальное благополучие. Это иллюзия, что деньги, квартира, дача дадут ребенку больше, чем просто отец. Лучше идти к священнику, в храм, а не в суд».



Илья Рассолов: Это правда.



Елена Исаева: Это правда, а кто спорит?



Карэн Агамиров: Так вот она и говорит – а зачем вообще нужны эти брачные договоры? Я понимаю так ее вопрос.



Илья Рассолов: Ну, брачный договор – это второстепенная вещь.



Елена Исаева: Это ее выбор.



Илья Рассолов: Нет, тут вопрос в том, что браки заключаются прежде всего, конечно, по причинам и для того, о чем писала радиослушательница, поэтому имущественные отношения вторичны, можно даже сказать, побочный момент, но о котором тоже нужно не забывать.



Карэн Агамиров: Подводим итоги. Елена Исаева, ваш вывод по сегодняшней теме?



Елена Исаева: Я считаю, что нельзя бояться разговаривать ни на какую тему. Какая бы между вами ни была прекрасная и замечательная любовь, вы должны уметь все обсудить – и имущественное, и сексуальное, и все что угодно. Потому что браки часто разрушаются из-за невербализации ваших желаний и отношения друг к другу.



Илья Рассолов: Браки заключаются на небесах, я этого не отрицаю, это правильный подход, но подумайте – может быть, стоит заключить и брачный договор.



Карэн Агамиров: Из стихотворения Елены Исаевой «Мальчики и девочки»:


«В глазах у мальчиков насмешливо


Тоска вселенская маячила.


Они казались помудревшими,


И это очень много значило».


На мой взгляд, брачный контракт – это торжество мудрости.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG