Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Боевые организации первой русской революции



Ольга Эдельман: В прошедшем году мы не раз говорили о тех или иных событиях первой русской революции - в связи с ее столетием. Но те события не ограничивались 1905 годом. Принято считать, что революция длилась до 1907, а некоторые ее отголоски ощущались и позднее. Одним из таких следствий был новый виток революционного террора. Если прежде действовала горстка террористов Народной воли, затем - тщательно законспирированная боевая организация эсеров, то после 1905 года боевиков образовалась масса. Боевые организации были и у эсеров, и у совсем уж оголтелых эсеров-максималистов, и у анархистов, и даже у социал-демократов, объявлявших себя мирной партией.

Владимир Тольц : Вот о социал-демократах давайте и поговорим. В конце концов, именно у них, у большевиков, оказалось большое будущее.


Ольга Эдельман: Если говорить о большевистских боевых группах, то прежде всего это - Кавказ. Там они и появились раньше, и действовали активнее. В одной из наших передач мы рассказывали уже об одном из самых громких дел - Эриванской экспроприации, организованной Камо.


Владимир Тольц : Ну и, с другой стороны, именно из кавказских большевистских организаций вышел Сосо Джугашвили, тогда еще не придумавший себе псевдонима "Сталин". Немаловажная в истории фигура. Давайте, действительно, разберемся: что такое был революционный Кавказ?

Копия донесения заведывающего бакинским охранным пунктом в Департамент Полиции, 27 июля 1907 г.
... город Баку почти с миллионным населением всех национальностей, начиная от персов и кончая англичанами, как по разноплеменности населения, так и по своему благоустройству … представляет из себя такое место, где все преступные элементы от мелких воришек до видных революционных деятелей включительно могут иметь безнаказанно самый широкий простор для своей преступной деятельности, и в этом смысле можно без преувеличения сказать, что г. Баку занимает едва ли не первое место среди городов Российской империи по трудности работы розыскных органов.
Причинами этого является … следующее: улицы города почти везде очень узки, а на окраинах и в части города старая крепость представляют из себя извилистые коридоры среди 3-этажных домов, иногда шириною не более двух аршин, что совершенно исключает возможность какого бы то ни было филерского наблюдения; в городе совершенно отсутствует регистрация ... До сих пор еще не улегшееся враждебное отношение между татарским и армянским населением города исключает возможность иметь агентов наружного наблюдения другой национальности, кроме русских, тогда как по местным условиям иметь филеров татар и армян было бы весьма полезно для дела, так как в этом случае они могли бы работать, не будучи обнаруживаемы. … Русские же филеры среди туземного населения быстро бывают обнаруживаемы. Армянское население города вообще революционно и сочувственно относится к так называемому "освободительному" движению, и потому вести наблюдение в армянской часть города, где главным образом приходится наблюдать, весьма опасно, так как жизнь человека в Баку ценится очень недорого и при обнаружении филера или вообще сыщика - "шпика" его не задумаются убить, что находит подтверждение в том, что в течение очень небольшого промежутка времени во вверенном мне пункте убито 3 и ранено 2 филера … В течение года заведывания мною пунктом уволилось 33 человека филеров из боязни быть убитыми. При такой короткой службе филеров, когда они не успевают приобрести известную опытность, а вновь поступающим неизвестны лица, входящие в сферу наблюдения - наружное наблюдение в смысле продуктивности заставляет желать многого. Население, терроризированное изо дня в день повторяющимися в г. Баку грабежами, кражами, убийствами и т.п., очень подозрительно и опасливо относится к каждому новому лицу, появляющемуся вблизи их жилищ, и филер, который ведет наблюдение и должен иногда в течение целого дня, а иногда и нескольких дней простоять на известном пункте … возбуждает подчас подозрение среди благонамеренных жителей ...


Ольга Эдельман: Любопытно, что в ту эпоху и жандармы, и революционеры полагали, что успех нелегальной деятельности в городе непосредственно зависит от степени кривизны улиц. Когда в 1902 году социал-демократы, в том числе и Сосо Джугашвили, из-за угрозы арестов стали перебираться из Тифлиса в Батум, бытовало мнение, что в Батуме нельзя наладить партийную работу: улицы прямые, широкие, всякий прохожий виден городовому. Но они этот стереотип сломали.


Владимир Тольц : А вы уверены, Оля, что проблемы политической полиции на Кавказе сводились исключительно к объективным трудностям?


Ольга Эдельман: Нет, конечно. Там и чины полиции действовали больше с оглядкой на местные порядки, чем на законы Российской империи. Например, в 1902 г. начальник Кутаисского жандармского управления жаловался в Петербург, что местные уездные начальники не предпринимают ничего для борьбы с революционной пропагандой. Я видела дело за следующий, 1903 год, в котором подшиты листовки, замеченные в Кутаисской губернии - их там находили если не ежедневно, то через день. И за весь год ни разу не были найдены распространители. Ни разу! и это не в большом городе, где можно затеряться, а в маленьких местечках, там все на виду.

Из сводки агентурных сведений по Тифлису по с.-д. за июль 1909 г.
15 июля: В Тифлис приехал из Персии Васо Капанадзе вместе с 6 своими товарищами (все с[оциал]-д[емократы]). Они проживают в Нахаловке, все имеют маузеры и сорят деньгами, проводя обыкновенно время в кутежах в духане "Серго" … при духане имеется сад, в котором в беседке и кутят прибывшие из Персии. В эту беседку 12 июля заходил к Капанадзе городовой бляха № 391 и с ним патрульный солдат …. Васо угощал городового, и когда последний выходил из беседки, то Капанадзе кричал ему вслед, помни же, меня зовут Васо …
По агентурным соображениям в отношении Васо Капанадзе и его товарищей в данное время нельзя ничего предпринять. По местным условиям установить наблюдение также весьма затруднительно.


Из канцелярии наместника на Кавказе в Департамент полиции, 8 августа 1907.
По сообщению и[сполняющего] д[олжность] бакинского градоначальника, 26 минувшего июля, по доставлении в местную тюрьму 11 лиц, задержанных [...] по делу об обнаруженной в г. Баку накануне подпольной типографии "Бакинской организации Российской социал-демократической рабочей партии", арестованный Епифан Энукидзе, во время проверки, незаметно вышел из ворот тюрьмы и скрылся.


Ольга Эдельман: Надо пояснить, что Энукидзе был главным подозреваемым по делу о подпольной типографии. И скрылся он надежно, его тогда так и не нашли.


Владимир Тольц : О том, как влияла местная кавказская специфика на революционное движение, я спрашиваю нашего коллегу из грузинской службы Радио Свобода Бидзине Рамишвили. В чем состояла специфика общественно-политической ситуации начала 20 века на Кавказе и ее отличие от положения в остальной империи?


Бидзине Рамишвили: Сепаратистское движение и стремление кавказских народов освободиться от Российской империи всегда было и особенно в начале 20-го века, когда империя расшатывалась уже. Многие политические круги, да и все общество на Кавказе, в особенности в Грузии, почуяло запах свободы. Даже те, у кого не было определенных политических целей, у них какой-то оптимизм возник, связанный с их национальными целями. Ситуация чем отличалась от России? Это был и есть регион очень многонациональный и очень трудный. Даже арабы, когда захватили Кавказ, они писали, что что-то страшное творится, там нельзя разобраться кто есть кто. И контроль центра был, конечно, слабее, чем ближе к центру, как всегда бывает в империях. На периферии свободные отношения к праву. Менталитет базируется на Кавказе больше на традиции. Разъяснение отношений происходит между людьми, между социальными группами не всегда с помощью закона.


Владимир Тольц : С помощью денег?


Бидзине Рамишвили: Конечно. Если вы посмотрите документы тех времен, сразу в глаза бросается, что это взяточничество, которое якобы возникло в 60 годах и против чего боролся, между прочим, Шеварднадзе, это дело давнишнее. В Тбилиси, в Баку можно было за деньги подкупить всех и получить почти все. Ситуация, я бы не сказал, что в Петербурге и Москве этого не было, наверное, все-таки восточный менталитет этому помогал. Закон был слабее, я бы так примитивно сказал, чем, скажем, в метрополии.


Владимир Тольц : Возможно, таксы другие.


Бидзине Рамишвили: Да.


Из агентурной сводки по Тифлису за март 1912 г.
В деревне Цкадиси, Рачинского уезда, Кутаисской губернии, проживает окончивший курс заграничного университета медик Шамшия Лежава, который в 1905 и 1906 годах жил в городе Кутаисе и входил в состав Кутаисской с[оциал]-д[емократической] организации (большевик), имел у себя партийные печати и другие партийные документы. …Ему было поручено руководить в Рачинскому уезде местной организацией и сбором денег в пользу партии, причем деньги он собирал по подписным листам с.-д. комитета от более зажиточных крестьян, угрожая при отказе, поджечь их жилища; так Лежава взял с жителя селения Ликорцминда Рачинского уезда Самсона Мхеидзе по 50 рублей несколько раз.
В настоящее время Лежава проживает при своих родителях и занимается частной медицинской практикой…
Деятельность Лежавы хорошо известна теперешнему помощнику Озургетского уездного начальника Аслану Квиташвили, бывшему тогда помощником Рачинского уездного начальника. Организованная Лежавой шайка террористов социал-демократов в 1906 году захватила названного Квиташвили в м. Они, сняла погоны и фуражку и в таком положении заставила пешком пройти до селения Амбралаури в расстоянии 21 версты. По прибытии карательного отряда Квиташивили, из боязни мести, никому не заявлял о случившемся с ним, и, кроме того, являлся к генералу Алиханову с депутацией просить не посылать карательного отряда в селение Цкадиси, где жил Лежава, и в соседние с ним. Поимен6ованные лица все это могут подтвердить только в том случае, если предварительно будет арестован Лежава.


Владимир Тольц : Как бы ни был велик протестный потенциал Кавказа начала 20 века, все же отношение к революционному подполью не было однозначным.


Из Тифлисского охранного отделения - в Департамент Полиции, 24 декабря 1903.
Софья Миракова, проживающая в гор. Тифлисе, в собственном доме, заявила, что ее сын Казар Иванович … Мираков … принадлежит к революционной партии и в последние годы выманил у ней несколько тысяч рублей на нужды революционного дела; занимаясь пропагандой революционных идей, сын приносил к ней домой подпольные издания на хранение, но она их всегда сжигала; в последнее время вымогание денег и навязывание нелегальных изданий стали ей невмоготу и она, заявив обо всем, представила несколько экземпляров листков и брошюру на грузинском языке преступного содержания; Софья Миракова предполагает, что сын сохраняет еще где-нибудь нелегальные издания. [...]


Владимир Тольц : Сегодня мы говорим о специфике кавказского большевизма, сыгравшего важную роль в истории страны, хотя бы потому, что именно оттуда вышел Иосиф Джугашвили.
Я прошу гостя нашей передачи, сотрудника Грузинской службы Радио Свобода Бидзине Рамишвили поделиться своими соображениями о том, чем тогдашний кавказский революционаризм отличался от движения в остальной империи?


Бидзине Рамишвили: Отличия, наверное, есть. Я бы хотел подчеркнуть, что кавказские революционеры очень тесно были связаны с российскими, с русскими революционерами. И даже цели кавказских, например, социал-демократов очень сильно совпадали с целями центра. И несмотря на националистический оттенок кавказского революционного движения и влияния национализма, все-таки космополитизм явно чувствовался. Я бы коснулся одной вещи: в закавказских больших городах преступность расцветала. Очень многие историки видят благотворную почву для развития революционного движения и революционного террора в традиции абрекства. В Западной Грузии называли пиралы, особенно в Курии. Курия – это одно из самых революционных мест на Кавказе и в Грузии. Часто происходило слияние преступных структур и революционных. Абреки не только в горах сидели, они общались и с городскими людьми, и с рабочими.
Особенность я бы еще раз подчеркнул: национализм, хоть был не очень присущ социал-демократизму, но в Грузии социал-демократы все-таки не могли освободиться от своих традиций, от своей истории. От национализма отвернуться в тот период нельзя. Может быть надо вспомнить о том, что это была приграничная территория, там стояли российские войска. И пропаганда среди солдат уже шла полным ходом. Ситуация, я бы не сказал, что она очень отличалась от центра России, но, наверное, все-таки она отличалась от других периферийных регионов российской империи.

Ольга Эдельман: Революционеры, социал-демократы, как мы все хорошо знаем, провозглашали себя защитниками интересов пролетариата. Но подполье жило своей жизнью, по своим законам.

Из Тифлисского охранного отделения - в Департамент Полиции, 12 января 1905.
На одной из массовых сходок в октябре месяце 1904 года железнодорожными рабочими Ясоном Батиевым, Копанадзе и Исидором Буадзе при поддержке остальных присутствовавших было заявлено пропагандировавшему на сходке интеллигенту о том, что среди рабочих Главных мастерских Закавказских жел [езных] дорог есть такие, которые, не принимая участия в организации, стесняют их в преступной деятельности; а потому, опасаясь с их стороны провокаторства, они обращаются к Комитету с просьбой каким бы то ни было способом удалить из их среды не сочувствующих движению, ибо в противном случае они будут вынуждены сами выйти из организации. Просьба эта была доложена Комитету, а впоследствии туда был представлен и список не сочувствующих рабочих, в каковой в числе других были помещены: бригадир кузнечного цеха Петр Белоконев, бригадир токарного цеха Давид Вашакидзе, бригадиры вагонного цеха Самсон Гамкрелидзе и Качава, старший рабочий токарного цеха Шошкин, его помощник Кудренко и один из братьев Ильиных, работающих в токарном цехе. Способом извлечения оппозиционного преступным деятелям элемента Комитет избрал террор и из числа упомянутых в списке лиц уже пострадало трое: был тяжело ранен Белоконев, 21 декабря 1904 года убит Давид Вашакидзе и сего числа выстрелом из револьвера в кладовой мастерской вагонного цеха убит Гамкрелидзе. Убийцами, по сведениям агентуры, являются наемные люди, но не из числа железнодорожных рабочих, хотя и не без участия последних, выражающегося в указывании убийцам личностей, приговоренных к смерти.
Многие, благодаря террору, из чувства самосохранения вынуждены были вступить в организацию, более же стойкие, каковых осталось сравнительно немного, приходят на работы позже всех рабочих и уходят раньше других и из опасения быть убитыми решили совершенно оставить службу в мастерских Закавказских железных дорог.


Ольга Эдельман: Вообще, для существования революционного подполья нужны деньги. И тогда, в пору борьбы с самодержавием, вопрос денег стоял остро. Когда деятели различных партий делали вид, что все держалось на самоотверженности и энтузиазме, они даже не лукавили, а лгали. Партия большевиков жила на взносы рабочих и пожертвования капиталистов, причем последних к тому иногда принуждали. Ну, и еще экспроприации. Профессиональные революционеры-нелегалы были у организации на содержании. Для работы подпольных типографий требовались средства. Тем более - для террора, закупки оружия.


Из канцелярии наместника на Кавказе в Департамент полиции, 15 сентября 1907.
По агентурным данным заведывающего Розыскным пунктом в г. Баку, на днях в означенном городе состоялось районное делегатское собрание местной организации Российской социал-демократической рабочей партии … Между прочим выяснилось, что Бакинская организация израсходовала на приобретение оружия около 80 тысяч рублей и в настоящее время владеет 76 револьверами систем "Маузер" и "Браунинг", 170 винтовками разных систем и некоторым количеством бомб, что совершенно не соответствует такой затрате. Определилось также, что до сего времени еще не имеется никакой отчетности о порядке израсходования упомянутой выше суммы и такой отчет постановлено затребовать от "штаба боевой дружины".


Ольга Эдельман: В то время обсуждался вопрос о роспуске бакинской боевой дружины. Революция пошла на убыль, весной 1907 года Лондонский съезд РСДРП постановил отказаться от "партизанских выступлений". Многие боевые дружины распускались. В Баку возникла дискуссия: большевики во главе с Иосифом Джугашвили предлагали сохранить боевые дружины в виде отрядов самообороны, меньшевики возражали. Незадолго до того бакинским жандармам удалось изъять нелегальную брошюру - устав боевой организации. Благодаря этому мы можем составить о ней некоторое представление. Меня сначала особенно заинтриговал раздел о дисциплинарной части. Казалось бы, какие могут быть дисциплинарные наказания в нелегальной организации? Ответ нашелся под конец раздела. Составители проговорились: под этим эвфемизмом подразумевалась казнь - убийство отступников.


Из Устава боевой дружины Бакинской организации Российской социал-демократической рабочей партии
Об обязанностях дружинников.
Дружинник безусловно (и без всякого возражения) подчиняется во всем своему ближайшему руководителю.
Дружинник обязан исполнять свои обязанности согласно распоряжений, без всякого с своей стороны изменения.
Дружинник обязан быть всегда готовым для борьбы.
После первого сигнала дружинник обязан явиться на назначенное место, не позже как по истечении пяти минут.
Дружинник обязан знать, как обращаться со своим оружием, а равно и со всяким оружием вообще …
Примечание: Дружинник не имеет права покинуть дружину без ведома районного совета и без доклада ему о причинах своего ухода.
О дисциплинарной части.
Дисциплинарно наказываются:
1) Те, которые окажутся неисправными.
2) Те, которые не выполняют поручения своего руководителя.
3) Те, которые любят откровенничать и вообще не могут держать в тайне дел, касающихся боевой дружины.
4) Те, которые нарушат устав боевой дружины или программу партии (экспроприациями и т.п.)
5) Те, которые будут сорить деньгами, пьянствовать и т.п.
6) Те, которые растратят имущество организации.
7) Наказываются также все шпионы, изменники и т.п.
Примечание: Дружинник, вышедший из состава боевой дружины, не освобождается от ответственности, если он будет обвинен в нарушении 3-го пункта сего устава.
К казни приговаривает районный совет.
Приговор районного совета может быть передан на рассмотрение военного совета и затем руководящего коллектива Бакинской организации.
[...]


Владимир Тольц : Да, в сущности, и без "дисциплинарных взысканий" положение боевиков распущенных дружин было незавидным. Вот, к примеру, история одного такого деятеля. Заметим кстати, что упоминаемый в документе Сильвестр Джибладзе - видный тифлисский большевик, начинал вместе со Сталиным. Их имена нередко фигурировали в жандармских донесениях рядом.



Из агентурной сводки по Тифлису за апрель 1909 г.
Из Елисаветполя прибыл состоящий наемным террористом в Елисаветпольской социал-демократической организации Владимир Манчикаладзе [...] с явкой к Сильвестру Джибладзе.
В Елисаветпольской организации работа пала. Просят прислать пропагандистов. Джибладзе в этом отказал ввиду недостатка таковых в Тифлисе …
Манчикаладзе жаловался Джибладзе, что его Елисаветпольская организация уволила и перестала платить жалованье (30 руб.), и он очутился в безвыходном положении, тем более что его разыскивает полиция за убийство жандармского ротмистра (ротмистр Ритчер) в 1906 году, убийство Воробьева - служащего в Елисаветпольском депо, покушение на убийство бывшего машиниста Меркулова и бывшего казака - члена патриотического общества.
[...]


Из агентурной сводки по Тифлису за июль 1909 г.
Около железнодорожного моста в городового стрелял Володя Манчикаладзе, его партия исключила из своего состава за грабежи и шантаж. Определенной квартиры не имеет.


Ольга Эдельман: И ведь не только у уволенных террористов возникали обиды и претензии к партийным комитетам. В апреле того же 1909 г. агенты доносили полиции, что "работа в Тифлисской социал-демократической организации идет вяло, рабочие охладели, на кружки почти не собираются; пропагандисты предъявили Областному комитету требование об увеличении им содержания с 25 рублей на 40 в месяц". Для сравнения, тогда средний заработок квалифицированного рабочего составлял 25-30 рублей. Так что нелегалы жили не сказать чтобы плохо. Я читала ряд агентурных донесений и из Тифлиса, и из Баку также, что рабочие уклоняются от движения, говорят, что кроме неприятностей ничего от него не имеют - причем за свои же деньги. Они ведь платили взносы, причем немалые: по 2 копейки с заработанного рубля. А революционеры, защитники интересов пролетариата - мы сейчас говорим исключительно о социал-демократах - все больше играли в свои игры. Оказывается, имел место даже такой курьез, как забастовка рабочих подпольной типографии.


Из сводки агентурных сведений по Тифлису за март 1909 г.
По поводу забастовки наборщиков партийной газеты "Чвени-Сахме" ("Наше дело"). Областным комитетом было предложено наборщикам выйти на партийный суд. Рабочие это предложение встретили сочувственно. Был избран состав суда из членов Областного комитета. Суд вынес резолюцию: 1) Ввиду того, что забастовка в каком бы то ни было учреждении недопустима, потому что благодаря взаимным правилам, владелец должен довести об этом до сведения администрации, чего редакция партийной газеты сделать не может, и что всем этим рабочие редакцию ставят в неловкое положение, и кроме того товарищи наборщики ни в коем случае не должны были лишать рабочие массы своего единственного печатного органа. Суд постановил: предложить наборщикам вступить в исполнение своих обязанностей. Рабочие, выслушав это решение, плюнули на судей, обругали их площадною бранью и ушли. Коллектив, приняв все изложенное выше во внимание, выразил свое негодование рабочим и постановил выгнать их из партии, а Областному комитету предложено во что бы то ни стало газету выпускать.


Владимир Тольц : Революционное большевистское подполье жило по своим, специфическим законам. И мы сегодня говорили лишь о части темных сторон революционной борьбы. Мы не касались, скажем, вопроса о провокаторах. На Кавказе большевики хорошо понимали, что "добрым словом и пистолетом можно добиться гораздо большего, чем просто добрым словом" (этот афоризм приписывается Аль Капоне). Но, в сущности, принципиальной разницы с общерусским движением не было.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG