Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Министр оправдывается за провал в помощи жертвам "Катрины". Рекордный рост цен на недвижимость в США. Смотрят ли американцы Олимпиаду?


Юрий Жигалкин: Министр оправдывается за провал в помощи жертвам "Катрины". Рекордный рост цен на недвижимость в США. Смотрят ли американцы Олимпиаду? Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке».


В среду глава министерства внутренней безопасности был вынужден оправдывается перед членами конгресса, обвинившими его в некомпетентности, в неспособности организовать адекватную федеральную помощь жертвам урагана "Катрина".



Аллан Давыдов: Министр внутренней безопасности Соединенных Штатов Майкл Чертофф выступил на слушаниях в сенатском Комитете по внутренней безопасности и делам правительства. Чертофф отверг обвинения в том, что он вел себя халатно, не обеспечив адекватной федеральной реакции на последствия стихийного бедствия.



Майкл Чертофф : Прежде всего должен сказать, что мысль об отстраненном отношении моего министерства, администрации и президента к урагану "Катрина" просто не соответствует действительности. Утверждаю это, хорошо помня, что происходило в те дни. Мы тогда совершенно ясно осознавали, что такое "Катрина" и какой риск она представляет.



Аллан Давыдов: Вместе с тем министр Чертофф признал, что его ведомство допустило явный промахи, медля с помощью жертвам урагана и слабо координируя спасательные работы.


"Катрина" предоставила удивительные примеры воровства и мошенничества вокруг 63 миллиардов долларов федеральной помощи жертвам стихи. По этим фактам сегодня ведется не менее тысячи федеральных уголовных расследований. Так, одному из волонтеров Красного Креста и его сестре предъявлено федеральное обвинение в краже свыше ста дебетных карт стоимостью каждая в 2000 долларов, они выдавались в первые дни после урагана для первоочередных расходов потерпевших. Выявлено немало желающих безосновательно получить материальную помощь по сфальсифицированным документам. Получив деньги, аферисты, не таясь, тратили их на предметы роскоши и на увеселения. Прессой и законодателями шумно обсуждается факт складирования в штате Арканзас 10 тысяч 777 новых комфортабельных мобильных домов. Дома доставлены сюда для беженцев, которых ураган лишил жилья. Но все полгода они остаются пустыми, обрастая илом из-за обильных осадков. Говорит главный инспектор министерства внутренней безопасности Ричард Скиннер...



Ричард Скиннер: Из-за неправильного режима их хранения, и это видно на фотографии, мобильные дома постепенно тонут в грязи. Под них даже не поставлены необходимые подпорки.



Аллан Давыдов: Многие законодатели не скрывают своего потрясения неподготовленностью, просчетами, и безалаберностью властей всех уровней при ликвидации последствий стихии. Сенатор-республиканец Джозеф Либерман...



Джозеф Либерман: Думаю, что преподанные уроки позволят нам лучше подготовиться к подобным событиям после замешательства, которое испытало федеральное правительство. Но достигли ли мы стопроцентной готовности? Очень жаль, но я сейчас не могу дать на это положительного ответа.



Аллан Давыдов: Между тем, несмотря на все лишения и разочарования, жизнь в эпицентре катастрофы - Новом Орлеане - потихоньку налаживается. О возрождении города и его специфического неунывающего духа говорит и тот факт, что 28 февраля на его улицах состоится традиционный ежегодный карнавал в рамках фестиваля Марди Гра.



Юрий Жигалкин: Цены на недвижимость в Соединенных Штатах выросли в 2005 году до рекордного уровня. Сейчас дом на одну семью в Америке среднем стоит 213 тысяч долларов, на 14% больше, чем в прошлом году и почти в два раза больше, чем десять лет назад. Цены же жилья в нескольких крупных городах и популярных регионов за последние пять лет взлетели многократно: двухкомнатная квартира в новом доме люкс в Нью-Йорке стоит сейчас миллион 100 тысяч долларов. Покупка дома или квартиры всего несколько лет назад превратила многих американцев в состоятельных людей. Однако, обнародуя новую статистику, Ассоциация американских риэлтеров предупреждает, что рост цен на недвижимость замедляется, а некоторым рынкам может грозить коррекция феноменально взлетевших цен на жилье. Как можно объяснить невиданный рост стоимости недвижимости, обогативший миллионы домовладельцев? Вопрос профессору экономисту Михаилу Бернштаму…



Михаил Бернштам: За последние несколько лет цены на недвижимость очень резко выросли, начиная с 2001 года, просто потому что экономика выходила из рецессии в Соединенных Штатах, и процент на ипотечный долг был очень низкий. И поэтому, естественно, цены выросли. Надо иметь в виду, что вырос и доход, то есть все эти огромные цены надо сравнивать с доходом. В Америке средний дом сейчас стоит 213 тысяч долларов, но средний доход семьи из четырех человек - это 65 тысяч долларов. Следовательно, получается, что отношение стоимости дома к годовому доходу - это три с четвертью, это очень небольшое отношение, то есть семья может позволить себе купить дом.



Юрий Жигалкин: Многие американцы считают, что покупка дома или квартиры - это гарантированный путь к обогащению, что доказывала динамика цен в последние пять лет. Насколько обоснованы такие надежды?



Михаил Бернштам: Это явление в Америке будет продолжаться, но не ровно, то есть, когда будет происходить экономический спад, доходы и цены на жилье будут падать, а когда будет происходить экономический рост, цены будут расти. Но в долгосрочной перспективе, естественно, если человек купил дом за определенную цену, и эта цена, естественно, фиксированная, и получил ипотечный долг, который тоже фиксирован, а экономический рост поднимает цены на жилье, этот человек через 10-15-20 лет в значительной степени увеличивает свое состояние. То есть инвестиция в жилье - это очень хорошая инвестиция. Так было, так есть и так будет.



Юрий Жигалкин: А можно ли сказать, что в России покупка недвижимости - безошибочно правильное финансовое решение?



Михаил Бернштам: Все зависит исключительно от экономического роста и от темпов строительства. Сейчас происходит экономический рост в России, 6% в год. Если он будет продолжаться, то будет, естественно, расти состояние людей, но, в отличие от Америки, в России экономический рост не основан на технологическом прогрессе, нет технологического прогресса, поэтому гарантировать долгосрочный и масштабный экономический рост в России мы не можем.



Юрий Жигалкин: В среду, через четыре дня после несчастного случая на охоте, вице-президент Чейни дал интервью телеканалу «Фокс», подробно рассказав об обстоятельствах охотничьего инцидента, результатом которого стало ранение одного из охотников, 78-летнего адвоката Хэрри Уиттингтона. Вице-президент сказал, что он осознал, что он подстрелил своего друг, когда неожиданно для себя увидел его падающим после выстрела. «Хэрри, падающий на землю, - это была одна из худших минут моей жизни», - заявил вице-президент Чейни. Несмотря на то, техасская полиция не нашла повода для возбуждения дела и сам пострадавший выражает недоумение шумом раздутым вокруг этого эпизода, вице-президент счел необходимым объясниться с прессой, намекавшей на темный умысел со стороны Белого Дома, не сообщившим об инциденте на охоте в течение суток. По словам вице-президента, информация об этом случае была обнародована только после того, как были уточнены все обстоятельства инцидента, это было сделано для того, чтобы предотвратить появление неточной информации.


Не исключено, что федеральному правительству и двум частным компаниям придется выплатить около полумиллиарда долларов за ущерб окружающей среде и частной собственности, нанесенной ныне закрытым заводом, выпускавшим плутониевые запалы для ядерных боеголовок. В своем иске, поданном в суд 15 лет назад, около 13 тысяч владельцев земли в окрестностях завода утверждали, что производители сбрасывал отходы своего опасного производства в реку и свалки, а потом пытались с ведома чиновников министерств энергетики скрыть это. Во время расследования дела агенты ФБР сняли на видеопленку сброс радиоактивных веществ в реку и сжигание отходов плутониевого производства. Это одна из крупнейших в истории материальных компенсаций, которую должно будет выплатить федеральное правительство за загрязнение окружающей среды.


В то время как Олимпиада является для одним из главных событий, для американцев, известных своей верностью к собственным видам спорта, она, судя по всему, пока не стала основным телевизионным зрелищем последних дней. Об этом феномене я побеседовал с культурологом Александром Генисом.


Александр, статистика показывает, аудитория Туринской Олимпиады значительно меньше, чем Олимпиады в Солт-Лейк-Сити.



Александр Генис: Но намного выше, чем восемь лет назад, когда Олимпиада было в Японии, в Нагано. Надо ведь сравнивать показатели с трансляцией из заморских стран, отделенных от американских зрителей многими часовыми поясами.


Нет, компания Эн-Би-Си может быть довольна: она собирает аудиторию в три раза больше, чем три других лидера вещания вместе взятые. Меня, напротив, поражает и радует, что Зимние Игры находят столько болельщиков в Америке.


В целом Америка - теплая, не зимняя страна. Конечно, и здесь снега хватает, вспомнить только недавний рекордный снегопад в Нью-Йорке. Однако зимние виды спорта, за исключением хоккея, все же редкость, причем, недешевая. Американских школьников не учат кататься ни на равнинных лыжах, как русских детей, ни на горных, как австрийских. Альпийские радости - не национальные, как бейсбол или баскетбол, а локальные виды спорта. Поэтому когда говорят про команду Соединенных Штатов, то имеются в виду штаты Колорадо, Вермонт, Миннесота...



Юрий Жигалкин: И все же десятки миллионов зрителей следят за играми. Почему?



Александр Генис: Да, трудно понять телезрителя, который из вечера в вечер следит за невообразимыми и потому малопонятными соревнованиями атлетов с непроизносимыми фамилиями. (Господи, что комментаторы сделали с незатейливой фамилией «Дорофеев»). Почему - следят? У меня есть один ответ: олимпийская магия…



Юрий Жигалкин: … и мелодрама, добавлю я, вспомнив, как комментарии обыгрывают душещипательные детали в судьбе каждого спортсмена.



Александр Генис: Спорт, Юра, самый успешный жанр самой что ни на есть массовой культуры. Естественно, что спорт тяготеет к сентиментальной мыльной опере или, если угодно, к сказке - про Золушку, конечно. Спортивные журналисты пользуются тем же универсальным законом, что и Голливуд: всякий сюжет образует перепад - через тернии к звездам.



Юрий Жигалкин: Их тоже хватает. Чаще всего на экране мы видим звездно-полосатый флаг, хотя по медалям пока лидируют норвежцы…



Александр Генис: Согласен. Комментаторы Эн-Би-Си заражены патриотическим фаворитизмом, как, впрочем, и репортеры других стран. В Америке это еще объясняется своеобразным спортивным изоляционизмом. Американцы привыкли соревноваться между собой. Поэтому несравненно больше зрителей собирает финальный матч американскогофутбола, чем обыкновенного. Но если американцы так и не научились смотреть Чемпионат мира по футболу, то Олимпиада все-таки удерживает их у телевизора - даже тогда, когда сам Боди Миллер не выигрывает своей медали.


XS
SM
MD
LG