Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пиррова победа феминизма


Бетти Фридан: «Женщинам нечего терять, кроме своих пылесосов»

Бетти Фридан: «Женщинам нечего терять, кроме своих пылесосов»

Один из самых заметных признаков глобализации — экспансия западных праздников на Восток. Даже в тех странах, где раньше и не слышали о таких праздниках, как Хэллоуин или Валентинов день, сегодня уже не нужно объяснять, что это такое. В отличие от навязанных сверху державных торжеств, эти праздники принимаются сами, наверное, потому, что они затрагивают что-то важное в нашем подсознании, — ну и в сознании, конечно. Во всяком случае, я с интересом слежу, как космополитический Валентинов день вытесняет Международный день женщины. 14 февраля мы поклоняемся нежным возлюбленным, 8 марта благодарим трудящихся (на нас) женщин.


Бетти Фридан — идеолог современного феминизма


Недавно умерла Бетти Фридан (Betty Friedan) — одна из самых влиятельных женщин в истории Америки, она, в сущности, создала идеологию современного феминизма, сумев найти ей практическое применение. Часто даже не вспоминая об этом, Америка во многом живет как раз в том обществе, которое придумала для этой страны Бетти Фридан. Если сегодня нам привычны женщины, служащие в полиции, церкви или армии, если нас не удивляют фигуры таких политиков, как Хиллари Клинтон или Кондолизы Райс, то все это потому, что в конце 50-х годов Бетти Фридан подняла бунт против женской идиллии, которую она объявила кошмаром.


Став американской звездой первой величины, Бетти Фридан жаловалась: «Меня часто неправильно понимали. Мне приписывают лозунг: "Женщины всех стран, объединяйтесь! Вам нечего терять, кроме своих мужчин". Это неправда. На самом деле я провозгласила нечто другое: "Вам нечего терять, кроме своих пылесосов"».


А началось все с того, что в безмятежные 50-е годы наделенная блестящими способностями дочь эмигранта из России, психолог по образованию и народный трибун по темпераменту, Бетти Фридан вела жизнь домашней хозяйки, обремененной мужем, детьми и большим пригородным домом. Встретившись на традиционным сборе со своими однокурсницами, она обнаружила, что все, кто достиг того же домашнего рая, считают его адом. Этот, казалось бы, завидный образ жизни порождает постоянную депрессию, от которой нет избавления — ни в домашних заботах, ни в общественных нагрузках, ни в супружеской любви, ни в супружеских изменах, ни в терапии психиатров, ни в транквилизаторах фармацевтов. Об этом написана книга Бетти Фридан «Загадка женственности».


«Загадка женственности»


Став Библией послевоенного феминизма, эта книга только в Америке разошлось тиражом более трех миллионов. В этом замечательно написанном труде, который и сегодня читается с тем же азартом, с которым он был написан 40 лет назад, Бетти Фридан звала женщин освободиться от комфортабельного домашнего ярма и стать тем, кем они могли бы быть, если бы им не мешали стереотипы половой психологии. Знаменитая книга подняла революцию за новое равенство женщин, которые потребовали — и добились — своей доли в мужском обществе.


Прожив продуктивную и долгую жизнь (она умерла 4 февраля, в свой 85-й день рождения), Бетти Фридан смогла увидеть плоды начатой ею революции. Ее принципы победили, феминистская утопия стала реальностью, чего бы это ни стоило женщинам. Об этом написала книгу чрезвычайно влиятельная журналистка Морин Доуд (Maureen Dowd).


Морин Доуд: «Необходимы ли мужчины?»


У этой немедленно ставшей бестселлером книги есть провокационное название «Необходимы ли мужчины?», но она могла бы называться и иначе: «Пиррова победа феминизма». Владимир Гандельсман начал разговор об этой книге с цитаты: «Когда я поступила в колледж в 1969 году, женщины вылуплялись из куколок, освобождаясь от корсетов, подкладных подушечек и прочих условностей. Одни начали имитировать мужчин, другие просто вести себя независимо: курить, выпивать, стремиться к деньгам, принимать противозачаточные таблетки». — Так начинает свой разговор на тему феминизма автор книги, колумнистка New York Times и очень красивая женщина Морин Доуд. Мать, воспитывая её, полагала, что до тех пор, пока анатомия у полов разная, никакое мужское одеяние или мужские повадки не сделают женщину мужчиной. Ни о какой одинаковости и равенстве запросов не может быть и речи.
Что дарили такие матери девочкам, когда они становились девушками? Морин упоминает три книги: «Стать женщиной», «365 способов приготовления гамбургера» и «Как найти и удержать при себе мужчину». Следовало быть такой таинственной крошечкой-кошечкой с бантиком на шее. Ни в коем случае не саркастичной. Мужчины этого не любят.


Как мы знаем, карты смешала сексуальная революция. Для девушки, которая входила в век Равенства, эти книги быстро стали анахронизмом. Флирт в начале 60-х вышел из моды, а с ним и макияж, и идея «улавливания» мужей в свои сети. Казалось ведь, все проще: никаких игр и выдумок...
И напрасно казалось. В 1995 году вышла книга «Правил», — библия наставлений, возвращающих женщину в дофеминистские времена. Наставлений типа: будьте спокойны и таинственны, улыбайтесь, носите черные колготки, заголяйте юбчонку, соблазняя мужчину, который вам нравится...
Наша журналистка, с чьей цитаты я начал, поняла это до выхода «библии», когда ее подруга одолжила у нее ту самую мамочкину книжку «Как найти и удержать при себе мужчину».


Какие же параметры изменились со времен 60-х?
Все нынче шиворот навыворот. Например, деньги. Девиз феминисток: платите нам те же деньги за ту же работу. Естественно, и на свидании феминистки хотели платить на равных, доказывая, что они не приложение и не орнамент социума, а равное мужчине социальное существо. Сегодня чековая книжка — не повод для утверждения равенства. Юное создание больше интересуется своей сексапильностью, чем платежеспособностью. Хочет платить — пусть платит. Это замечательно. Так же, как открыть дверь автомобиля и подать руку. Зачем нарушать ритуал? Сегодня девушка говорит: есть множество способов убедить меня в равенстве, не нарушая «неравного» (в смысле денег) ритуала свидания. Нарушение ритуала — хаос. Сейчас говорят о «девчоночьих деньгах». Изменился даже тип подарков на свадьбу: дарят посуду, фартуки с оборочками из магазинов старой закваски. Поворот к стилю 50-х заметен на любом уровне.


Еще одна проблема феминизма — бизнес-леди. Что стало с преуспевающей женщиной сегодня?
Увы, она зачастую отпугивает мужчин. Морин Доуд рассказывает, что она как высокопоставленный журналист New York Times отпугнула человека (который впоследствии ей в этом признался), — он хотел сделать ей предложение, но вроде как испугался ее критических способностей. Да еще и вежливо предупредил, что ей никогда не найти пару, — мужчины, мол, любят слабых и податливых. Вот так. Аромат (а лучше бы сказать – сильный запах) женской власти отталкивает. А притягивает... Ну, понятно, что притягивает. Есть там такая фраза: «Женщина, преуспевающая на работе, проигрывает в постели». Таков взгляд.


Недавно во время интервью одна красивая и преуспевающая актриса выпалила: «Не могу поверить, что мне 46 и я до сих пор не замужем. Сегодня мужчины женятся только на своих секретаршах».
Так и есть. И об этом свидетельствуют социологические исследования. Оказывается, что мужчины предпочитают женщин неначальственных еще и потому, что начальственные более склонны к измене. Один из ведущих ученых-биологов Стефан Браун теоретизирует: мужчина хочет свести риск того, что ребенок будет не его, к минимуму.


Получается, что чем женщина успешнее, тем менее привлекательна?
На сегодняшний день, во всяком случае, это так. Есть «устрашающие» цифры. Экономист Сильвия Хьюлет утверждает, что среди женщин с заработком выше 100 тысяч долларов — 49% не имеет детей, а среди мужчин с таким же доходом бездетных лишь 19%. Вывод: чем больше преуспевает женщина, тем меньше вероятность выйти замуж и завести детей. Женщина, закончившая Гарвард, признается, что скрывала это от своего кавалера, ибо такого рода признание – «поцелуй смерти»: разлука неизбежна. Морин Доуд восклицает в сердцах: «И грустно и смешно! Я происхожу из ирландской семьи. Мои тетки обслуживали знатные американские семьи, были их няньками, уборщицами, кухарками. Я так гордилась, что сделала карьеру, недоступную моим тетушкам. И – пожалуйста: в цене опять прислуга». Понятие красоты тоже изменилось. Когда одна из феминисток писала, что все женщины — зайчики, это не было комплиментом, это был призыв к борьбе. Прошли десятилетия, и «зайчики» вернулись. Свои размышления Морин Доуд заканчивает весьма остроумно: «Я не любила феминисток за то, что эти дамы одевались одинаково, выглядели одинаково и думали одинаково. Они хотели свободы и задохнулись в похожести. Я не люблю сегодняшних юных антифеминисток за то, что они одеваются одинаково, выглядят одинаково и думают одинаково. Суть их поведения — диаметрально противоположна: быть объектом притяжения для мужчин, быть сексуальной, — но результат тот же: удушающее сходство».


XS
SM
MD
LG