Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О программе по содействию добровольному переселению в Россию соотечественников, проживающих за рубежом


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ефим Фиштейн .



Андрей Шароградский : В начале февраля российский президент Владимир Путин подписал распоряжение о создании специальной рабочей группы, которая должна разработать программу по содействию добровольному переселению в Россию соотечественников, проживающих за рубежом. На эту тему материал моего коллеги Ефима Фиштейна.



Ефим Фиштейн : В мире немало народов, имеющих и более представительную диаспору, чем Россия. Можно ли считать обычной практику поощрения репатриантов? Ответить на этот вопрос я попросил директора Московского центра этнополитических исследований Владимира Мукомеля.



Владимир Мукомель : В российской истории были такие примеры - заселение крестьян, освоение Сибири во второй половине XIX века. Была достаточно эффективная политика. К сожалению, в советское время она была не столь эффективна, хотя масштабные переселения производились на Дальнем Востоке.


Что касается нынешних инициатив, насколько мне известно, Федеральная миграционная служба разрабатывает такую программу добровольного переселения, но до сих пор предполагалось, что эта программа не будет финансироваться из государственного бюджета. Если эта программа будет реализована в таком виде, то я бы отнесся к ней скорее как к пиару, нежели как к реальной программе. Это первое. Во-вторых, сам факт того, что руководить этой межведомственной рабочей группой будет Виктор Иванов, на мой взгляд, не вселяет большой уверенности в эффективности работы этой рабочей группы. Потому что в свое время, будучи заместителем руководителя администрации президента, Виктор Иванов возглавлял группу по совершенствованию законодательства миграционного. Именно под давлением этой группы в спешке были приняты недостаточно проработанные законы "О гражданстве" и "О правовом положении иностранных граждан", которые потом пришлось долго и мучительно дорабатывать и так далее.


Мне кажется, что создание этой рабочей группы несет не столько смысловую нагрузку, сколько попытка успокоить общественное мнение и показать движение в этом направлении. Не больше. Вот когда будет программа, подкрепленная финансовыми, подкрепленная конкретными механизмами реализации, вот тогда стоит уже говорить.



Ефим Фиштейн : На кого все-таки нацелена программа? Кто имеется в виду, когда говорят о добровольном переселении в России?



Владимир Мукомель : Дело в том, что в России принят Закон "О соотечественниках". Закон не оговаривает этническую принадлежность. В этом плане, все, кто подпадает под действие Федерального Закона "О соотечественниках" - это и украинцы, и китайцы, если они проживают в Узбекистане, все они подпадают под действие этого закона. Это не обязательно только русских, хотя очевидно, что направлена эта программа будет на русскоязычное население.



Ефим Фиштейн : Надо сказать, что другие государства Европы сталкиваются в последнее время с прямопротивоположной проблемой - с проблемой бегства населения, к примеру, из Литвы. Мы знаем, что это явление типично и для других стран Центральной и Восточной Европы. В массе бегут врачи и прочий медицинский персонаж. Послушайте нашего вильнюсского корреспондента Ирину Петерс.



Ирина Петерс : Угрозу здравоохранению Литвы отъезд врачей пока не создает, говорят министерские чиновники, считая, что медработников в стране, как и больниц даже многовато. Но так не думают пациенты, томящиеся в очередях и оставшиеся врачи и сестры, которые буквально мечутся между двумя или тремя работами. Пессимисты предрекают - не сохраним своих врачей, тогда нас будут лечить белорусские и китайские. Опросы литовских студентов, учащихся на врачей, не утешительны. Две трети из них после окончания университета планируют работать не в Литве. Ясно, что стимулом для отъезда является в несколько раз более высокий, чем в Литве, заработок за границей. Однако один из таких уехавших, анестезиолог Артур Ирлин (сейчас он работает в Норвегии) считает, что это не самое главное.



Артур Ирлин : Большинство людей, которые уезжают на долгое время, говорю именно о врачах, они уезжают не в погоне за длинным рублем. В большинстве случаев из-за того, что человек плохо себя чувствует морально на работе. Они, прежде всего, акцентируют отношение к тебе, как к человеку и специалисту. Это уважение не только со стороны коллег, но и со стороны пациентов.



Ирина Петерс : Надежду в этом медицинском вопросе для Литвы вселяет новая тенденция. Ранее уехавшие в Англию, Германию, Францию врачи стали делить свою практику, то и дело летая на самолете из Лондона или Берлина в Вильнюс. Говорят, чтобы сохранить литовскую клиентуру.



Ефим Фиштейн: Ирина Петерс из Вильнюса сосредоточила свое внимание на проблеме утечки врачей из Литвы. Но это только вершина айсберга. Возвращаясь к российской программе по добровольному переселению соотечественников из-за рубежа, зададимся вопросом - почему все же аналогичные меры крайне редки в других государствах? Вопрос к Войцеху Бородич-Смолинскому, из Варшавского Центра международных отношений



Войцех Бородич-Смолинский : В том, что касается отношения польского государства к польским меньшинствам за рубежом, у нас никогда не было потребности стремиться к массовой репатриации этих людей на родину. Нам всегда казалось более разумным добиваться того, чтобы польские общины, польская диаспора была достаточно сильной, и могла работать на пользу своей родины по месту своего проживания. Только от них самих зависит - будут ли они полностью абсорбированы местной культурой или захотят сохранить свою самобытность, участвуя в таких организациях, как Союз поляков Белоруссии. Политика Польского государства заметно отличается оттого, что предлагает президент Путин.



XS
SM
MD
LG