Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европейский Союз предложил Черногории провести референдум о независимости


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Айя Куге.



Андрей Шарый : Представитель главы внешнеполитического ведомства Европейского Союза словацкий дипломат Мирослав Лайчак после напряженных переговоров в Белграде обнародовал предложения ЕС о формуле референдума о независимости Черногории. Когда в феврале 2002 года Союзная республика Югославия, состоящая из Сербии и Черногории, была преобразована в так называемое государственное объединение двух республик, была заложена возможность, что черногорцы через четыре года будут иметь право провести референдум о самостоятельности. С той поры сербско-черногорский союз не показал жизнеспособности и маленькая Черногория, с населением в шестьсот пятьдесят тысяч человек, начала готовится к референдуму. Поскольку сторонники и противники независимости не смогли выработать общую формулу, в роли посредника выступил Европейский Союз. Из Белграда сообщает корреспондент Свободы Айя Куге.



Айя Куге : Евросоюз считает, что Черногория может получить независимость, если на референдуме в поддержку этой идеи проголосуют 55 процентов от числа граждан, принявших участие в голосовании. Власти в Подгорице, во главе с премьер-министром Мило Джукановичем, считают, что они попали в очень сложную ситуацию. Если согласиться со строгими условиями Евросоюза, то есть опасность провала референдума, если отказаться - то черногорская оппозиция, которая выступает за сохранение общего государства с Сербией, могла бы такое волеизъявление бойкотировать. Тогда на референдум не вышли бы 50 процентов граждан республики, участие которых необходимо для его проведения, и итоги голосования автоматически были бы признаны недействительными. Оппозиция приняла решение пока не комментировать позицию ЕС, а в правящих кругах утверждают, что окончательное решение остаётся за парламентом Черногории. Лидер Черногории Мило Джуканович.



Мило Джуканович : Предложение Евросоюза я не воспринимаю как императив, как задачу для Черногории, а как предложение с целью преодоления разницы в подходе между властью и оппозицией по этому вопросу. Хочу ещё раз повторить: мы решительно выступаем за проведение референдума и намерены провести его по европейским стандартам. Это важнейшее политическое мероприятие, которое Черногория организует в интересах самой Черногории, в интересах ее будущего.



Айя Куге : Вот комментарий журналиста из Подгорицы Драшко Джурановича, отражающий позицию сторонников независимой Черногории.



Драшко Джуранович : Брюссель воспользовался разногласиями между черногорцами и вместо добрых услуг, снова навязывает своё решение. Очевидно, что после переговоров властей, оппозиции и европейских посредников, основное правило референдума - что всё решает простое большинство - впервые будет нарушено именно в Черногории, при прямом участии Европы. Требование, чтобы всё решило 55 процентов участвующих на референдуме, для Брюсселя выглядит как логика равноправных шансов. Так как сторонников независимости большинство, а Европе не нужна независимая Черногории, планку поднимают все выше, чтобы оппозиция получила искусственные шансы победить в борьбе за общее с Сербией государство. Может так случиться, что большинство проиграет, а меньшинство - будет победителем.



Айя Куге : В Сербии на черногорский референдум смотрят по-разному, даже в правящей коалиции. Сербский политик, экономист Младжан Динкич считает, что нельзя больше вкладывать усилия в сохранение общего государства, что Сербии невыгодно оставаться вместе с Черногорией.



Младжан Динкич : Что только мы и Евросоюз не пытались сделать, чуть ли не на ресницах стояли. И привести в соответствие экономические, и налаживать таможенные системы. Таможенные пошлины на киви, которые выращивают в Черногории, поднимали, а на яблоки и груши, которые производим мы - снижали, чтобы только черногорцам было дешевле и удобнее. Пытались ввести одну валюту, одну налоговую и таможенную политику, в конце концов давали им деньги, чтобы хотя бы внешне создать видимость, что они вместе с нами.



Айя Куге : Политик из партии сербского премьера Воислава Коштуницы, Андрия Миладинович, уверен, что нельзя разрушать союз Сербии и Черногории.



Андрия Миладинович : Общее государство в экономическом смысле представляет собой бОльший рынок, распад общего государства привёл бы к нестабильности в регионе. Аргументы, с которым нужно считаться: это не только связи, и кровные, и родственные, но и связи исторические, культурные. Мы действительно были вместе веками.



Андрей Шарый : Согласно данным опросов общественного мнения, 42 процента граждан Черногории выступают за независимость, 31 процент - против, остальные не определили свою позицию или воздержались. Прокомментировать политическую ситуацию в Сербии и Черногории я попросил обозревателя службы вещания на южнославянских языках Радио Свободная Европа Срджана Кусоваца.



Срджана Кусоваца : Известно, что число граждан Черногории, выступающих за независимость республики, довольно значительно превышает число тех, кто хотел бы сохранения единого с Сербией государства. Можно долго говорить на тему о том, почему это так. Можно даже провести параллель с распадом Советского Союза; бывшие советские республики хотели самостоятельности от России еще и потому, что считали Россию виновной во многих своих проблемах - даже в тех случаях, когда на деле это было не так. Если бы сейчас число сторонников черногорской независимости на один или два процента превышало число сторонников союза с Сербией, можно было бы сказать - смешно даже думать о референдуме. Но серьезные опросы общественного мнения показывают, что за самостоятельность выступает 55 процентов граждан. И тут начинается игра в цифры и слова. Черногорская власть знает, что у нее есть преимущество - и хотела бы получить юридическое подтверждение этого преимущества посредством референдума. А оппозиция знает, что на референдуме у нее нет шансов, и пытается затруднить его проведение, выставляя нелогичные условия.



Андрей Шарый : Скажите, Срджан, а какова позиция Европейского Союза?



Срджана Кусоваца : Американцы бы сказали - вопрос на миллион долларов. Никому это не известно. Мануэль Барросо в Белграде ограничивается общими фразами: надо бы провести референдум, мы за дружбу народов и так далее. Нынешний государственный союз Сербии и Черногории - дитя Хавьера Соланы, и стремительный распад этой унии он, очевидно, считал бы большой личной политической неудачей. Но сейчас и у Соланы, и у Евросоюза хватает проблем поважнее Черногории. Но, хотя впереди у Белграда и Подгорицы очень трудный переговорный процесс, у меня нет сомнений в том, чем он рано или поздно завершится, потому что преимущество сторонников независимости слишком велико. Никто из европейских представителей, конечно, не заявит этого официально, но, по сути, речь идет о том, как объясниться с Сербией. Вот в чем вопрос - в какой степени общественное мнение Сербии после многих лет власти Милошевича, при нынешнем консервативном правительстве Коштуницы, при прямой угрозе потери Косова, притом, что националистическая Радикальная партия - самая популярная в стране - проглотит еще и отцепление Черногории.




XS
SM
MD
LG