Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Депутат Законодательного собрания Петербурга Сергей Андреев о проблемах ЖКХ и реформе образования


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская. Гость студии - депутат законодательного собрания Петербурга Сергей Андреев .



Татьяна Валович: «Реформа ЖКХ в Петербурге: первые результаты и ожидания» - так назывался "круглый стол", прошедший в пресс-центре Агентства бизнес-новостей, участники которого попытались дать оценку системе ЖКХ Петербурга на сегодняшний день. На "круглом столе" побывал корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: Среди главных проблем жилищно-коммунального хозяйства Петербурга - изношенность жилищного фонда и аварийное состояние инженерных коммуникаций. Холода - это настоящий экзамен для ЖКХ, результаты которого стали предметом обсуждения на "круглом столе". Как проходит в городе отопительный сезон в условиях, когда впервые вместо жилищных агентств работают и отвечают за качество услуг новые акционерные компании? Очень многие проблемы еще предстоит решить и усовершенствовать на законодательном уровне, считает депутат Госдумы Петр Шелищ.



Петр Шелищ: Мы всегда ратовали ("мы" - я имею в виду Союз потребителей России) за то, чтобы с "Водоканалом", с тепловиками, с электроэнергетиками, с газовиками у нас были самостоятельные договоры, потому что это во многом упрощает ситуацию и не делает ТСЖ или ЖСК ответственной перед нами за недостаточное количество полученного тепла, за недошедшую воду, за счета чрезмерные, потому что сегодня все претензии граждане должны обращать ТСЖ, потому что у них с ним отношения, а нет отношений с ГорТЭКом или "Водоканалом", что ставит в очень сложное положение; и с налогами там дополнительная накрутка получается.



Татьяна Вольтская: С другой стороны, тарифы для ТСЖ ниже, чем для конечного потребителя, и если собираемость платежей по дому больше 90%, то у ТСЖ появляются дополнительные деньги. Холода - это всегда неплановые затраты на тепло. Поэтому очень остро стоит вопрос сокращения энергопотребления.



Петр Шелищ: Возможностей немерено у нас, просто это такое поле, рыночное причем, очень плохо стимулируемое государством. Вот работа, на мой взгляд, для органов местного самоуправления в условиях нашего города, когда они не вполне полноценны по сравнению с другими местами, но опять-таки ее надо стимулировать. Оставляйте в распоряжении местного самоуправления ту экономию бюджетных средств, которая может быть получена за счет энергосберегающих проектов, и пойдут инвестиции и из частного сектора, и от муниципалов, и все это просто лежит под ногами.



Татьяна Вольтская: В Петербурге сотни тысяч километров теплотрасс. Подсчитано, что при нынешних темпах их обновления для их полной замены понадобятся тысячи лет. Поэтому Петр Шелищ уверен, что рано или поздно придется отказаться от централизованной системы отопления и сочетать ее с локальными энергоустановками, создавая новую коммунальную энергетику.



Татьяна Валович: Безусловно, в коротком репортаже невозможно осветить все проблемы, которые поднимались в ходе "круглого стола", уж тем более все проблемы жилищно-коммунального хозяйства Петербурга. Эту тему мы продолжим обсуждать с нашим гостем, депутатом законодательного собрания Петербурга Сергеем Андреевым, тем более что вчера на заседании законодательного собрания Петербурга был принят за основу внесенный губернатором Петербурга проект закона о жилищной политике в Санкт-Петербурге. Но обо всем, конечно, по порядку.


Сергей Юрьевич, у вас дома тепло?



Сергей Андреев: По сути, да. Дом относительно новый - 15 лет, поэтому там еще все держится. Но на городском уровне уже инженерные системы изношены до 100% в центре города и до 70% по второму кольцу. Это означает, что мы подошли к технологической катастрофе, которая случиться может разом, причем вот эта труха, в которую превратили старые трубы, она ведь не будет спрашивать, кто, там, у нас градоначальник, какое законодательное собрание, просто выйдут из строя и все. И, как правило, отключения инженерных систем в домах по теплу, то, что называется ГВС, ХВС, горячее, холодное водоснабжение, теплоподача, оно сразу же влечет за собой резкое потребление электричества, начинают греться тепловыми системами, включают обогреватели, тут же вылетают подстанции и тут же целые микрорайоны погружаются в "отключку" по электричеству. Уже 1500 отключений было в холода, вот в эти последние, они планово ликвидировались, но ведь это подходит уже к системе аварийности по всему городу. Что делать? Возникает вопрос как раз по замене этих сотен километров труб и так далее. На самом деле есть две или три таких ключевых позиции, за которые можно вытащить всю цепь. Например, самым худшим жилфондом у нас в смысле именно инфраструктуры в домах являются хрущевки. 12% жилплощади, колоссальное количество - около 1500 домов, уже готовы обрушиться просто по выслуге своих лет. Строили на 25 лет, помните, да? А потом 50 продлили, теперь говорят про 75. 75 - это значит, что стены будут стоять, но внутри - труха. Уже ни тепло не проводят, ни воду.



Татьяна Валович: Ну, вот пытались уже не раз ввести какую-то плановую и реконструкцию, и привлекать московские деньги. Как говорится, воз и ныне там. Существует концепция до 2010 года, как реформировать все это. Она, вообще, как-то действует уже теперь?



Сергей Андреев: До 2020, могу вас обрадовать. Да, действует, там санация без расселения жильцов, это все технологическая ерунда. А на самом деле, если бы город (город – заметьте!) предоставил бесплатно инвесторам несколько крупных «пятен» под застройку, на этих «пятнах» можно построить дома, переселить туда хрущевщиков, а на месте освобождаемых кварталов уже целых построить новые дома, часть жилья продать, окупив стоимость вот этой волновой реконструкции переселения, часть - опять для заселения следующими хрущевщиками. Таким образом, расчеты показывают, что если город идет на первичную как бы уступку - инвесторам бесплатно передаются эти «пятна», не надо брать взятки, не надо миллион долларов за гектар просить, официально в бюджет города перечислять и так далее. Отдайте, и начнется волновое переселение, выгодное для инвесторов.



Татьяна Валович: Если настолько очевидно, особенно вам, как, скажем, доктору экономических наук, почему до сих пор этого в городе не происходит? Кто тормозит? Смольный?



Сергей Андреев: Безусловно, да. Потому что даже концепции, уже утвержденные, в которые сотни тысяч долларов внесены инвесторами, которые говорят: вот эти десятки тысяч людей будут переселены вот так, вот так, вот так, дай, город, первую затравку, дай первое «пятно»!.. Не дают, потому что система поборов - и в бюджет, и в карман – такова, что если кто-нибудь хотя бы выйдет из схемы, то получается, что схема не работает. А она у нас, как вы знаете, по вертикали отстроена и сверху донизу и взятки, и вот эти бюджетные отчисления должны быть строго регламентированы. Это называется «входной билет».



Слушатель: Почему наше правительство все реформы ЖКХ производит за счет народа?



Сергей Андреев: Вопрос очень точный. Могу вам сказать, у нас сейчас те нововведения по обслуживанию, о которых говорят, что сейчас коммерческие якобы фирмы обслуживают, на самом деле это ОАО, акционерные общества со 100-процентным или 95-процентным государственным капиталом. Их 47, они подмяли под себя обслуживание всего города. Частные фирмы – их всего девять – не вышли даже на 20-40 домов, это маленькие участочки, их как бы подкармливают, как голубей зерном. На самом деле это огромная монополия государства в скрытой формы, которая просто отмывает наши квартплаты, себе часть кладет в карман и устраивает конкурсы таким образом, чтобы больше не допустить к обслуживанию никого. Что они могут сделать? Только тупо поднять тарифы и положить себе в карман еще немножечко больше. Я эту систему, к сожалению, слишком хорошо знаю, потому что все эти конкурсы очевидно построены так, чтобы никого близко из коммерсантов не подпустить, которые бы конкурировали между собой и обслуживали нас все лучше и лучше за те же квартплатные деньги, не повышая квартплату. А сейчас произошла следующая ситуация. Ведь чтобы выиграть конкурс, эти обслуживающие ОАО «Жилкомсервис» обещают вложить в капремонты домов собственные деньги из прибыли. И вот одна из таких фирм у меня в округе из двух миллионов прибыли миллион 900 обещала вложить в капремонт. Во-первых, на что ей самой жить после этого? А во-вторых, конечно, это сугубое вранье. Но дальше, через год она, не вложив эти деньги, переходит на соседний участок.



Татьяна Валович: То есть, там собрав деньги с граждан…



Сергей Андреев: И не вложив их в капремонт, они переходят на соседний участок, и такую же ложь устраивают там, и выигрывают следующий участок.



Татьяна Валович: То есть это пирамида, помните, «МММ» было?



Сергей Андреев: Нет, немножечко хуже. Это наперсток, который постоянно поворачивается на наших глазах, и лжец из соседнего района приходит на наш участок, наш уходит на соседний. И так они по кругу сдвигаются, не пуская никого в эту мафиозную среду, обирая население и не ремонтируя жилфонд.



Татьяна Валович: Вот эту ситуацию переломить-то можно? Вот сейчас все нужно создавать ТСЖ… Кстати, в вашем районе ТСЖ есть?



Сергей Андреев: Вот я вам скажу, ТСЖ – отдельный вопрос. Не дай Бог в старом фонде создать ТСЖ. Все капитальные ремонты прошлых лет, недоремонты ложатся на плечи жильцов, они должны это знать.



Татьяна Валович: Да, но ведь до 2007 года… Хорошо, что сейчас продлили до 1 января 2007 года. А ведь нужно это было организовать сначала, по первому Жилищному кодексу до 1 марта этого года…



Сергей Андреев: Не надо было, а можно было. А можно это и не создавать И жильцы имеют право выбрать себе управляющую компанию, которая будет их обслуживать, не создавая ТСЖ. Это ложь большая. Потому что как только ТСЖ создано, оп, это юрлицо, несущее полную ответственность за все, что в доме происходит. Текущее содержание – еще ладно, это можно справиться, но все недоремонты – это безумные деньги. И город не обязан, я подчеркиваю, не обязан здесь что-то вкладывать. В старом фонде, в тех же хрущевках в центре города не приведи Бог жильцам взять на себя эту ответственность. За что? Так вот, вы спросили: можно ли переломить ситуацию? Можно двумя способами. Во-первых, город должен брать обязательства. Если ТСЖ созданы, то там провести все недоремонты, вывести как бы в ноль. Ну, и обслуживайтесь дальше сами, жильцы, пожалуйста. Это нормально было бы, если бы город такие обязательства взял, я их пытаюсь, обязательства эти, навязать в законе. А вторая часть как раз связана с этим «Жилкомсервисом». Если мы не будем пускать частные фирмы на обслуживание 20-40 домов, компактно стоящих, никакой конкуренции не будет. И здесь нужно понимать, как проводить конкурс в пользу равного участия всех, кто приходит, не выдавливая этих частников и не закрывая государственной «лапой», которая не может… Это же бывшие ЖЭКи, они не могут обслуживать так, как…



Татьяна Валович: Ну, в общем, ничего не меняется, просто меняются вывески, как всегда.



Сергей Андреев: Эти ЖЭКи сейчас ОАО, они имеют право брать по коммерческим расценкам. Приходите – трубы нет, но, если заплатите три цены, труба есть. Вот вам ее и поставят. За что нам такая система? Ее тоже можно переломить. Поверьте, способы очень простые.



Татьяна Валович: У нас вопрос от слушателя: «Почему отказываются от газа в городе?» Это, видимо, связано с подводом коммуникаций, потому что в основном идут электроплиты сейчас в новостройках.



Сергей Андреев: Тут история другая, тут было временно решено перейти на мазут, потому что подача газа была резко сокращена из-за вот этих холодов и газ, собственно говоря, пошел в другие регионы на аварийные ситуации. Раз стало меньше по объемам газа, поступающего в город, тут же включили низкоэффективные котельные на мазуте, которые стоят дороже, но зато запасы топлива по мазуту у нас есть. То есть как бы аварийный мы включили запас, и не больше. Но не переходим навсегда.



Татьяна Валович: Кстати, интересно, что в ходе «круглого стола» был задан такой риторический вопрос: а кто же оплатит дополнительные затраты энергетиков в эти холода? Почему-то они не были предусмотрены, и даже пришлось губернатору города обращаться с тем, чтобы Петербургу дополнительно выделили какие-то энергетические ресурсы.



Сергей Андреев: Просто попросили, чтобы газа стало больше, поскольку нужно, чтобы столько его и было. Но деньги на это в бюджете предусмотрены, как аварийный запас, они есть.



Слушатель: У нас ЖЭК провел собрание как бы собственников, но на самом деле все там были. Нас начали буквально стращать, что надо остаться, потому что или «черные» вас возьмут, или это будет безумно дорого, что все на вас ляжет. И раздали нам такие анкеты: «за» и «против» голосовать за «Жилконтору». Скажите, правильно это или нет? Некоторые люди говорят, да и я в газете читала, что отменено уже, что до 1 марта нужно это произвести. Нам сказали, что нет, они еще такое указание не получили.



Татьяна Валович: По поводу того, что время домовых собраний продлено до 1 января 2007 года писали и говорили все средства массовых информации, а то, что вам сказали на этом собрании, это, конечно, просто недостоверная информация. Еще раз хочу подчеркнуть, что Совет Федераций официально принял это постановление, что время домовых собраний продлено до 1 января 2007 года. Хотя были и такие ремарки, что все-таки с 1 марта 2006 года город имеет право выставлять какие-то дома уже на конкурсной основе для того, чтобы их обслуживать. Сергей Юрьевич, такое давление на жильцов насколько правомерно?



Сергей Андреев: Город является собственником социальных квартир, которые по социальному найму, город приходит в лице представителя администрации в любой дом и вызывает даже одного собственника квартиры, и говорит: «Собственник, пришел?» «Пришел». «Ну-ка покажи паспорт!» Тот показывает. И собрание считается правомочным, если у города больше 50% площади принадлежит администрации, социальный найм. Они говорят: мы теперь создали ТСЖ здесь. Хочешь, не хочешь, голосуй, не голосуй, все, создали, и теперь тебе в лице собственника будут предъявлены все виды платежей текущего содержания, и ужасно – капремонт, вот весь капремонт теперь ляжет на тебя. Обязательств город при этом никаких не несет. ТСЖ создается по обрезу фундамента, то есть даже стояночку нельзя сделать, чтобы с нее брать деньги в пользу ТСЖ. Это все правомерно, конечно, если не оказывать системного сопротивления. Вот я в своем округе создал более 400 домкомов. Всех предупредил, что такая ситуация возможна, в старом фонде ТСЖ не создавать. И люди, когда собираются на такие собрания, принимают решение: мы хотим выбрать вот такую-то управляющую компанию, пусть она нас обслуживает. И дальше этого никто не идет. Поэтому город продолжает нести обязательства по капитальному ремонту в нашем конкретном округе. Остальных пугают, стращают. И самое последнее, администрации теперь отчитываются перед губернатором за количество созданных товариществ собственников жилья. Конечно, они гонят коней. Но сроки действительно продлены, и мы можем, не торопясь, выбирать себе управляющую компанию в течение ближайших двух лет.



Татьяна Валович: Самое интересное, что всегда говорят о двух формах управления, хотя на самом деле их три. И об этом люди тоже не знают. Где можно получить эту информацию? К кому обращаться? Что вы посоветуете гражданам? Ведь понятно, что уставшие люди, приходящие после работы, им еще навязывают вот это все, у них просто волосы дыбом встают.



Сергей Андреев: У себя в округе я наладил просто службу, которая раз в наделю, в среду, дает все консультации именно по этим вопросам. У нас созданы домкомы. Вот почем сопротивление коллективное гораздо эффективнее частных воплей, выкриков «мы хотим, мы не хотим», а народ все равно придавят. Проведут конкурсы сверху, пришлют «Жилкомсервис», будет он вас обслуживать, ничего вы не сделаете, друзья, и еще и ТСЖ заставят создать и платить за свои же недоремонты. Город прохлопал, трубы не менял, будете менять теперь за свой счет. Вот так все происходит, если граждане занимают пассивную позицию. Где брать на этот счет информацию? Конечно, на Островского, 11, там у нас жилищный комитет, там они обязаны все сообщить, инструкции все дать. Но, конечно, там один диспетчерский телефон, всем не нарассказываешься. Могу сказать только одно, мы скоро проводим съезд домовых комитетов, около 1500 соберем, и придумаем форму, как оповещать граждан именно о ТСЖ, об этой грядущей опасности, потому что ТСЖ в новом фонде создавать надо, там люди отвечают за текущее содержание дома.



Татьяна Валович: Там совсем другая ситуация.



Сергей Андреев: Конечно. И стояночки у дома, они могут брать деньги: приехала машина, дала 50 рублей, эта сумма идет на ТСЖ, как бы для будущих капитальных ремонтов, обслуживание и прочее. А в старом фонде – не приведи Бог. Вот в марте проведем съезд и до всех информацию эту доведем.



Татьяна Валович: Мне хотелось бы еще вот какую тему поднять, переходя от темы ЖКХ, потому что она, безусловно, очень сложная и объемная, но все-таки вы возглавляете постоянную комиссию по образованию, культуре и науке. То, что сейчас объявлен вот этот национальный проект, один – по образованию, это, конечно, всех и волнует, и настораживает, потому что родители не знают, чего ждать от этого, учителя тоже не знают, чего ждать от этого. На ваш взгляд, в какую же сторону пойдет дальше образование? Все ли ляжет, как говорят очень многие, на плечи родителей, и будет ли это все платным?



Сергей Андреев: Сложность в том, что так называемый «национальный проект» никаких проблем в этом вопросе не решает. Есть идея, которая уже проводится в жизнь, идея Грефа, идея нашего министра образования, это делать все образование платным, на четверть для начала, то есть сократить нормы образовательных процессов, все остальное – факультатив, пожалуйста, плати и учись. Я всегда задаю вопрос: сколько действий арифметики мы будем учить за деньги? Выясняется - три будем бесплатно, одно за деньги. Ну, деление, например. Вот деление: пожалуйста, иди, учись, заплати и будешь знать, как делить. Так вот это, с моей точки зрения, неприемлемо и поэтому в городе была принята концепция развития образования, которую я бы назвал «ни шагу назад», то есть ни денег, ни объемов образования сокращено не будет, поэтому у нас можно в этом смысле до 2010 года не бояться. А вот теперь приходит к нам национальный проект. Что он из себя представляет? Это доплаты небольшие, до 1000 рублей, классным педагогам, это будут отчитываться так, поверьте, все финансовые органы, включая ОБЭП, Налоговую, ФСБ подключили, будут проверять каждую копейку, попала ли она классным педагогам. Ну а там - от 800 рублей до 1000 в зависимости от наполняемости школ. Вторая часть – это доплаты школам за так называемые «инновационные методики». Как правило, это просто в школы поставят дополнительный компьютерный класс. Это миллионы рублей на школы, опять – проверка бесконечная. Вы даже не представляете, обозначена на сегодняшний день раз в день проверка, будет идти снизу – от учащегося…



Татьяна Валович: Каждую школу?



Сергей Андреев: Все получатели средств, вот те, которые сейчас запланированы, каждый классный педагог…



Татьяна Валович: Когда тогда учителя будут детей учить?



Сергей Андреев: Беда большая в плане отчетности. Вы даже не представляете, пишут, что в начале документа надо оформлять так: начало начала вот этой реформы или, как его называют, национального проекта, начало окончания. И вот по этой форме учителя, директора должны отчитываться наверх, по вертикали, через полпредства собирают эти сведения наверху каждый день. Это совещание было вчера по Северо-Западу при полпреде. Было сказано: дорогие друзья, терпите, мы хотели делать раз в месяц, раз в неделю, теперь будет делать каждый день.



Татьяна Валович: Выходит опять: мы хотели как лучше, а получилось как всегда.



Сергей Андреев: Именно эти слова вчера и прозвучали. И вторая часть, которая касается… ужасная для меня лично, это участие общественности в управлении государственным образованием. Все думают: а кто же будет оценивать, какая школа получит свой миллион рублей, например, в год? Так вот, привлекают общественность. Как привлекать, не знает никто. Кого привлекать, не знает никто. Хорошо, у нас в Питере все-таки есть клуб «Лучший учитель года», Ассоциация педагогов и так далее. Но ведь это же не регламентировано ничем. И вот начинает бродить идея, как бы нам собирать общественность и учить учителей учить учеников. Понимаете вот такую сложную конструкцию? Сельский сход.



Татьяна Валович: Сергей Юрьевич, об участии общественности в управлении школы всегда говорили, что это должно быть или создавать, потому что школа может сейчас создавать свой фонд, и чтобы родители действительно могли проверить, если с них какие-то деньги собирают… Но это, видимо, совсем другое, то, что было вчера предложено на совещании в полпредстве?



Сергей Андреев: Здесь речь идет действительно о разных вещах, потому что орган самоуправления школы, куда включается педагогический совет и совет родителей, он по-разному называется, это действительно введено в устав самой школы, это действительно правильно, и решать на уровне школы, куда потратить деньги, как проводить дополнительные образовательные процессы, это правильно. А если речь идет о создании на уровне поселения, города… Предложено муниципалитетам по всей стране создавать некие общественные органы, которые будут объяснять учителям, в какую сторону разворачивать образование, то есть профессионалам. Я задал вопрос: не создать ли такие органы, скажем, при строительстве космических кораблей, не попросить ли общественность поучить нас, скажем, коллоидной химии, ну, чтобы она нам объяснила, специалистам, как учить этим сложным материям? Ну, и был ответ получен, что образование – это дело общественное, поэтому общественность там участвовать должна. Я категорически настаивал и настаиваю на том, чтобы педагоги учили, чтобы именно общественность педагогическая, то есть непосредственно специалисты – учителя, заучи, директора - вели образовательный процесс, и не надо им здесь не то что помогать, мешать не надо. И вот здесь самый главный камень преткновения был в том, как оценить, какая школа получит свой вот этот компьютерный класс, как оценить, какой учитель лучший, чтобы это был не любимчик какой-то директора, а действительно стоящий педагог. Здесь, в Питере, проще. У нас есть структуры общественные, те самые, которые представляют педагогическую общественность. Клуб «Лучший учитель года», наверное, тут лучший критерий, это блестящие учителя России и Петербурга, и они прекрасно понимают, какие критерии ставить. Как только дело дойдет до любого поселения… У нас было вчера совещание с 11-ю субъектами федерации – Коми, Мурманск, Архангельск и прочие. Как только доходит до местных поселений, вот там я уже просто слабо представляю, кто же будет таким общественником, который будет приходить и объяснять учителю - лучший он или худший. Вот здесь, наверное, нужно где-то остановиться, потому что предложено всем создавать государственно-общественное управление отраслью образования. И этот кошмар - последнее. Что у нас еще сохраняется стабильным в государстве – образовательный сегмент, ну, и церковь, скажем так, вот последнее, что здесь упадет, и не дай Бог, тогда страна просто расползется, как манная каша по тарелке, и мы не будем знать, чему учат детей, кто здесь главный, кто специалист. Сегодня у нас 30-40 учебников на одну и ту же тему выходят в разных издательствах, одно это уже дезориентирует учителя. А теперь еще мы будем получать общественность. Не приведи Бог! Так вот, резюмирую. С моей точки зрения, национальный проект – это большое, надутое, словесное образование, потому что никаких национальных вопросов в образовании он не решает. Но, с другой стороны, раз деньги в регион приходят, чего же от них отказываться? Давайте их возьмем, дадим учителям и школам, понимая, что не надо здесь надувать вот этот воздушный шарик, мыльный пузырь и говорить «национальный проект», с придыханием глядя наверх. Это не национальный проект, это просто дополнительные деньги, данные определенным педагогам за их труд.



Татьяна Валович: То, за что должно отвечать государство, декларируя доступность образования для всех. У меня вот еще такой вопрос. Вчера на заседании законодательного собрания был признан неудовлетворительным ответ губернатора на запрос о программе информатизации системы образования Петербурга. Почему неудовлетворительный и как идет этот процесс? Ведь в 2005 году в бюджете было выделено достаточно большое количество средств, и прописана эта программа была.



Сергей Андреев: В прошлом году со скандалом эти средства были освоены в декабре целевым назначением какой-то одной фирмой. Было очень много жалоб. Компьютеры, которые привезли, ставили в коридоры школ, не монтировали, говорили учителям: вы сами за это все и отвечаете. Мы со всем этим разбирались. Ну, как-то усреднили ситуацию. Теперь мы спрашиваем: что дальше-то? Деньги в бюджете есть и поверьте, что направить их на три цели – компьютеризировать школу, подключить 100% всех запланированных школ к интернету, ограничив все порнушные варианты для школ… Естественно, ставится система защиты, она довольно серьезная, вся госвласть у нас сидит на этой системе, и мы, конечно, поставим ее в школы. Третье – это обучить педагогов, тех, кто конкретно несет школьникам вот эти знания, как пользоваться вот этими всеми системами. Так вот, возникло две концепции. Первая – это очень дорогие переносные комплексы за 600 тысяч рублей каждый, поделите на 30, получите 20 тысяч долларов. Или обычные компьютерные классы, мультимедийные комплексы, нормальные, более дешевые, стационарно стоящие в каждой школе. Сейчас эти две концепции борются, и, видимо, те ответы губернатора, которые достаточно невнятны на эту тему, означают только одно: еще решение это и не принято. Поэтому депутаты требуют четкости: покажи, куда, что и как пойдет, всем ли школам одинаково или некоторые в любимчиках будут ходить, что пойдет из федеральных денег, там копейка заложена как раз в рамках этого проекта, школ, отличившихся, критерии где и так далее? Вот это все было повторно спрошено. Вы знаете, у нас был майор артиллерии, который, если ему задавали вопрос, повторял все то же самое, но громче. Мы спрашиваем Валентину Ивановну, она отвечает. Нам не нравится, мы повторяем этот вопрос, но громче: пожалуйста, ответьте конкретно, что нам предстоит. Я думаю, ответ мы получим в течение марта, потому что сейчас как раз проводятся конкурсы на поставку оборудования школ и подключение к интернету.



Татьяна Валович: Но не получится опять так, что будет как в прошлом году? Деньги были заложены в принципе на весь год, работа должна была вестись целый год, и только в декабре, как всегда: вот срочно деньги, давайте их осваивайте.



Сергей Андреев: Вот здесь подключился уже к этому вопросу комитет по информатизации и связи, который уже точно, в нем специалисты, подскажет, ну, я так мягко говорю… Знаете, встанут за спиной и подскажут, как сделать, чтобы это были не дорогие, но очень хорошие классы и мультимедийные комплексы, которые встанут в школах. Вот без этого контроля, по-моему, уже никуда. Отдавать это на откуп просто любителям провести конкурс втихушку, а потом какой-то фирмы «слить» все государственные деньги, я думаю, что пора это уже прекращать. Наверное, так и будет.



Татьяна Валович: Какая основная задача на предстоящий год, который, в общем-то, только начинается, вашей комиссии?



Сергей Андреев: Комиссия курирует науку, культуру и образование.



Татьяна Валович: Давайте уж по образованию, раз мы заговорил вот в этом поле.



Сергей Андреев: В этом поле в принципе нужно нам затвердить правила… Вы не поверите, что внешкольное образование не упало. То есть дворцы юношеского творчества, спортивные школы, кружки бесплатные, чтобы на них денег, не приведи Бог, не выделили меньше, чем в прошлом году.



Татьяна Валович: А такая тенденция есть?



Сергей Андреев: Она сейчас заложена в этот мерзкий 122-й закон, она позволяет субъектам федерации вообще не финансировать подобного рода мероприятия, то есть можно все закрыть, и никто за это теперь не спросит. И вот наша-то государственная власть в городе должна как раз очень внимательно отследить тот вопрос, чтобы не уронить этот флаг. У нас слишком хорошо и сильно развито как раз дополнительное образование. Поэтому это наша задача №1 в области образования. Второе, какие бы нам сверху стандарты не спускали, типа можно не учиться вообще, например, есть такая тенденция в министерстве, они отменяют обязательность, что на школьном уроке дать, а чего не давать. Да что хотите, то и давайте. А представляете, на выходе ученик должен быть свободным, так и написано - свободным и состоявшейся личностью.



Татьяна Валович: От чего? От знаний?



Сергей Андреев: Нет, как личность, знаете ли, свободен. Знания здесь уже не важны. Так вот - не приведи Бог. Мы будем свои стандарты образовательные вводить и добиваться того, чтобы они не упали. И последнее. Огромную роль должны играть инновационные методики, то есть опережающие, чтобы дети хотели учиться, чтобы им было интересно учиться. Я собирал все школы негосударственные, брал у них лучшие методики, в научно-методических центрах мы их продвигали и теперь даем государственным школам, чтобы они их использовали.


XS
SM
MD
LG