Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борис Березовский продает газету "Коммерсант" своему партнеру по бизнесу


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Анна Качкаева .



Андрей Шарый : Борис Березовский сегодня подтвердил, что продает весь свой бизнес, в том числе и Издательский дом "Коммерсант". "Могу четко сказать, что я и Бадри Патаркацишвили разделяем свой бизнес", - заявил Березовский, в том числе в интервью Радио Свобода. Патаркацишвили считается известным и влиятельным в России и в Грузии человеком. Не исключено, что роль его в решении российско-грузинских проблемах тоже каким-то образом будет проявляться. У микрофона обозреватель Радио Свобода Анна Качкаева.



Анна Качкаева : Борис Березовский владел многими и многим через разные структуры и разными способами, но всегда, еще со времен "ЛогоВАЗа" и ОРТ, его главным финансовыми партнером (молчаливым и преданным) был Бадри Патаркацишвили .


С 2001 года Патаркацишвили находится в международном розыске. Генпрокуратура подозревала его в организации побега другого члена команды Березовского - вице-президента "Аэрофлота" Николая Глушкова. Российские средства массовой информации, со ссылкой на источник в окружении грузинского бизнесмена, сообщают, что именно Патаркацишвили решил расстаться со своим многолетним партнером, поскольку устал сидеть в Грузии из-за политических амбиций Березовского.


Бывший главный редактор газеты "Коммерсант" Раф Шакиров в интервью нашей радиостанции сказал, что продажа медиа-активов Березовским может означать окончание его политической деятельности в России, а также предположил, что этой сделкой последует перепродажа Издательского дома "Коммерсант", возможно, государственным структурам. Сам Борис Березовский, кстати, неоднократно заявлял, что ни при каких обстоятельствах не собирается продавать "Коммерсант". Что же все-таки изменилось? Об этом я спросила Бориса Березовского.



Борис Березовский : Возникло для меня неожиданное обстоятельство, но, тем не менее, я его принял, как разумное. Тот партнер, с которым я создавал весь бизнес, с которым мы вместе с 1990 года, он сказал, что наш бизнес не выдержит больше политического давления, особенно после моего заявления о необходимости силового перехвата власти. Также как они пытались до этого разрушать наш бизнес, Бадри убежден, что после моего заявления власть будет абсолютно беспредельна, но, на самом деле, вы слышали призыв депутатов Государственной Думы - просто физически объявить премию за мое физическое уничтожение. Бадри сказал, что он хочет еще пожить. Так что, вполне логично. Поэтому мне не оставалось по существу варианта, как принять его предложение о разделении бизнеса. Я не считаю его позицию несправедливой. Она справедливая. По существу речь идет о продаже всех моих активов. Более того, не просто о разделении, а продаже всех моих активов именно Бадри.



Анна Качкаева : Но ведь Бадри, действительно, ваш давний партнер. Честно говоря, чуть менее одиозная фигура в России, чем вы. Именно поэтому сегодня в России обсуждают, что сделка вряд ли реально, что просто это какая-то, как всегда говорят, ваша многоходовка.



Борис Березовский : Бадри никогда не занимался политикой. Он может быть и одиозная фигура, но одиозная в силу того, что он всегда выстраивал очень красивый и очень выгодный бизнес. Любой человек, который такой бизнес выстраивает, - одиозная фигура. Но Бадри никогда не принимал участия ни в каких политических проектах. Это абсолютно правда. Это хорошо всем известно, особенно это хорошо известно в Кремле. Как это будет воспринято? Будет ли это воспринято, что это такой мой сговор с Бадри, что на самом деле ничего подобного нет, вы знаете, я не буду убеждать словами. Дела ближайшего времени покажут, в частности, формальная покупка моих всех активов. Именно Бадри, может быть, будет их дальше и перепродавать. Это его личное дело.


А с другой стороны, до сих пор, есть такие конспирологи в России обычно среди политологов, которые до сих пор считают, что с Путиным я тоже в сговоре. Мы с ним так решили сыграть в хорошего и плохого. Есть один выдающийся российский журналист, он, по крайней мере, себя числит таким, он, например, убежден, что мое заявление тоже на руку Путину. Оно позволит ему усилить репрессии. Есть такие у нас конспирологи.



Анна Качкаева : Как вы полагаете, наверняка вы это обсуждали с Бадри, изменится ли редакционная политика в газете?



Борис Березовский : Я сомневаюсь. Я вам хочу сказать, что "Коммерсант", действительно, благодаря тому, что я сохранял политическую независимость, имел широкие возможности для искреннего выражения журналистам своей позиции, своей точки зрения, тем не менее, конечно, есть самоцензура. Понятно, что люди живут в России, понятно, что журналистам дают по голове в прямом смысле в подъездах. Поэтому это обстоятельство, безусловно, ограничивало журналистов. Но, вы знаете, мне не представляется, чтобы кто-то, даже если появится другой владелец не Бадри... Бадри умеет держать удар, он защитить издательский дом "Коммерсант" как независимый. Я достаточно хорошо знаю уникальный коллектив журналистский, атмосферу знаю, людей. Я сомневаюсь, что они просто прогнуться перед властью по чьей-то команде, даже если это будет команда собственника. Я в это не верю.


Вот "Независимая газета". Мы продали "Независимую газету". Появился другой собственник. Честно сказать, надежд на то, что он сохранит ее в прежнем режиме, у меня практически не было. Те люди, насколько я понимаю, имеют те же степени свободы, что они имели при мне.



Анна Качкаева : Тем не менее, почему вы все-таки тогда не объявили о своем решении сначала коллективу, и уважаемые вами люди вынуждены были об этом узнавать сегодня от журналистов?



Борис Березовский : Собственник-то как таковой не изменился. На сегодняшний день 50 процентов акций принадлежат Бадри, а будет принадлежать 100 процентов акций. Он всегда имел такое же право, как я, вмешиваться или не вмешиваться в политику "Коммерсанта". Причем, хорошо известно, что именно Бадри является председателем совета директоров "Коммерсанта", а не я. Не проходило ни одного собрания с руководством "Коммерсанта" без присутствия Бадри, за исключением последнего случая, когда главные редактора приезжали в Лондон. Бадри не имел возможности просто быть в то время в Лондоне по чисто техническим обстоятельствам. Я не считаю, что я поступил некорректно, во-первых, как бы информация о том, что мы с Бадри расстаемся - просочилась. Я не могу ее опровергать. Но еще раз говорю, что речь идет о том, что я же продают кому-то неизвестному. Я продаю Бадри, которого коллектив знает нисколько не хуже, чем меня.



Анна Качкаева : Означает ли продажа всех ваших активов, что вы всяческие бизнес-связи с Россией порываете окончательно?



Борис Березовский : Я абсолютно не исключаю покупки на бирже российских акций. Но, действительно, никакого прямого участия в бизнесе и в ведении бизнеса в России я до возвращения в Москву вести не буду.



Анна Качкаева : А когда вы думаете в нее вернуться?



Борис Березовский : Я оптимист. Я считаю, что в очень-очень скорое время. Я вас могу заверить на 100 процентов, что путинский режим, действительно, терпит катастрофу. Проявлений этому очень много. Просто, видимо, с близкого расстояния они не видны. А вот отсюда совсем серьезные люди, которые занимаются русской политикой здесь, у них сомнений нет, что режим разваливается.




XS
SM
MD
LG