Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Промежуточные итоги Олимпиады в Турине


Валерий Винокуров: Мы сегодня будем говорить, естественно, об Олимпиаде.



Олег Винокуров: У нас уже есть звонок. Константин из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Коротко об Олимпиаде. Конечно, поздравляю Женю Плющенко. Это, я считаю, вообще, один из самых выдающихся спортсменов мира. Они с мамой снимали комнату возле «Юбилейного», он тогда еще совсем мальчик был, в 11-метровой комнатушке на одной кровати спали.



Валерий Винокуров: Простите, Константин, они у вас снимали?



Слушатель: Да, да, на Дуринской улице, 17а снимали комнатушку, 11 метров, это возле «Юбилейного» на Петроградской. В общем, молодец, слов нет. А вопрос такой, не совсем по Олимпиаде, но к Питеру относится. Такая команда есть «Зенит». Вопрос по судьям, какие санкции применяются к судьям? Если происходит матч, потом какая-то квалификационная коллегия его, видимо отсматривает, может быть, направляет на принудительное лечение к офтальмологу, может, какие-то штрафы. Перекрывают ли эти штрафы те суммы, которые судьи получают за свое такое замечательное судейство? Ответьте мне, какие санкции?



Валерий Винокуров: Никаких санкций вообще по отношению к судьям не могут никакие организации предъявлять. Судей разбирает определенный комитет судейский.



Олег Винокуров: Тут даже нечего разбирать. Никто не разбирает ошибки футболиста, не попавшего с 4 метров в пустые ворота. Так и ошибки судей никто не разбирает. Если сочтут, что судейство плохое, его просто не будут привлекать. Судьи, как известно, в футболе – любители. У них у всех есть профессия, они берут отпуск за свой счет и ездят на какие-то матчи, на которые их приглашают. Но если все ответственные за это дело в УЕФА сочтут, что плохой это судья, значит, его просто не будут приглашать. Вот, собственно, и все.



Валерий Винокуров: Ну, оценку ему еще ставит комиссар матча.



Олег Винокуров: Да, а у офтальмолога он за собственные деньги лечится, естественно.



Дмитрий Морозов: Нет, но пожизненно могут дисквалифицировать арбитра, естественно.



Олег Винокуров: Нет, за уголовное преступление уже какое-то.



Дмитрий Морозов: Константин, может быть, и это имел в виду тоже.



Олег Винокуров: Тогда это уже из разряда не футбольных разборок, а просто уголовных.



Валерий Винокуров: Давайте от футбола отойдем, столько мы про футбол, а уж про судей вообще говорим весь год.


Мы сейчас можем заглянуть в «Российскую газету», здесь выступает Альберт Поморцев, это почетный президент Международной федерации бенди и Российской федерации русского хоккея. Он подводит итоги, делится впечатлениями об Олимпиаде. Там любопытное высказывание. «Помню, - говорит Альберт Поморцев, - у многих российских болельщиков перед началом игр в Турине настроение было неважное. Однако, после первых дней Олимпиады оно улучшается. Важно, что нашим спортсменам сопутствует такой важный элемент, как фарт. Он на самом деле присутствует, но в спорте без элементов везения нельзя».



Олег Винокуров: Андрея слушаем из Москвы.



Слушатель: Хотелось бы тоже Плющенко поздравить, действительно заслуженно завоевал золотую медаль. А вот хотелось бы сказать пару слов насчет комментариев. Мне очень не понравился вчерашний комментарий матча Канада – Финляндия, когда комментатор прямо говорил о том, что судья явно подсуживал канадцам, и что все четыре шайбы благодаря судье забили канадцы. Как-то неприятно такие вещи слушать.



Валерий Винокуров: Вы имеете в виду матч женских команд?



Слушатель: Да, да, женщины, Канада – Финляндия, игрался матч, показывали поздно вечером.



Дмитрий Морозов: Надо полагать, что все 12 шайб в ворота россиянок канадки забили тоже с помощью судей.



Олег Винокуров: Вообще, все 36 в трех матчах.



Слушатель: В том-то и дело, как-то неприятно все это было слушать. Весь вечер портится.



Валерий Винокуров: Андрей, ну, что мы можем сделать? На протяжении всех лет, что существует наша программа, как только заходит об этом разговор, я всегда говорю: выключайте звук. Они не совсем здоровые просто люди, мне кажется, эти комментаторы. Заставь дурака богу молиться, он и лоб расшибет. Они – большие роялисты, чем король, большие католики, чем Папа, и так далее. Получили указание ругать одних и хвалить других. Естественно, ругают кого? Главных соперников российской команды. Хвалят кого? Якобы обиженных этими главными соперниками. Андрей, что еще сделаешь? Тут мы ничего сказать не можем.



Олег Винокуров: Слушаем из Санкт-Петербурга Александра.



Слушатель: Вопрос, немного связанный с Олимпиадой и с Пылевой. Пылеву в допинге как бы не уличили.



Валерий Винокуров: Не как бы, а уличили.



Слушатель: Теперь просят вернуть медаль.



Валерий Винокуров: Уже вернули.



Слушатель: Уже вернули?



Валерий Винокуров: Да.



Слушатель: Тогда дополнительный вопрос. Если спортсмен не возвращает эту медаль, то какие меры к нему принимаются? Или все на уровне кончается: отдай – не отдай?



Валерий Винокуров: Нет, медаль возвращает федерация. Я вам просто прочитаю из газеты «Газета». Тут написано так: «Вчера судьба Ольги решалась на дисциплинарной комиссии МОК. На нем, помимо Ольги, присутствовал ее муж и тренер Валерий Медведцев, Николай Дурманов и заместитель руководителя российской миссии на играх Игорь Казиков. После заседания, которое длилось чуть больше часа, Ольгу обязали вернуть свою медаль и диплом. Ее результат аннулировался, серебро – Мартине Глагов, бронза – Альбине Ахатовой. Представитель правительства Италии грозит Ольге Пылевой судебным преследованием». Я думаю, этого ничего, видимо, не будет. И дальше «Газета» почему-то пишет, что «спортсмен в очередной раз остается со своей бедой один на один». Беда-то, конечно, не так у Пылевой по большому счету, а еще и у сборной России и вообще у России, которая в очередной раз попалась.


А вот последний абзац вам, наверное, будет интересно послушать. «Всякий раз, когда допинговые истории сотрясают российскую команду, а случается это довольно регулярно, после определения круга виновных приходится гадать: не возникнет ли цепная реакция скандала?» Но это общие слова. А вот ради чего читаю – ради сценки, которая здесь описана. И вот корреспондент газеты «Газета» описывает такую сценку: «Вчера Альбина Ахатова, остановившись после гонки в смешанной зоне (это там, где журналисты могут брать интервью у спортсменов) и отвечая на вопрос корреспондента «Газеты», когда и как стало известно о положительной пробе Пылевой, стала описывать утреннюю ситуацию в команде. Но тут стоявший рядом доктор сборной Андрей Дмитриев как бы невзначай тронул спортсменку за плечо, Альбина осеклась и попросила обращаться за разъяснениями к руководству». Александр, ответили на ваш вопрос, по-моему, очень подробно с помощью коллег из газеты «Газета».



Олег Винокуров: Звонки из Московской области пошли. Сперва Николай дозвонился.



Слушатель: Меня опередили по поводу Пылевой. Тогда у меня другое. Знаете, сегодня похороны Геннадия Цыганкова?



Валерий Винокуров: Да, знаем.



Слушатель: Что такой молодой умер, 58 лет?



Валерий Винокуров: Он очень тяжело болел. Вот беру газету «Коммерсант», называется «Умер великий защитник». «Вчера утром после продолжительной тяжелой болезни на 59-м году жизни скончался легендарный советский хоккеист Геннадий Цыганков. Один из лучших защитников в истории советского хоккея, Геннадий Цыганков родился в 1947 году, выступал за хабаровский СКА, московский ЦСКА, ленинградский СКА. В составе ЦСКА стал семикратным чемпионом страны, двукратным обладателем кубка. В начале 70-х дебютировал в сборной, вместе с советской командой он шесть раз выигрывал чемпионат мира и два раза Олимпийские игры».


Николай, благодаря вашему вопросу, будем считать, что мы все этого прекрасного спортсмена помянули.



Олег Винокуров: Теперь у нас Владимир тоже из Московской области.



Слушатель: По поводу Олимпиады мне вот что хочется отметить. Вчера начались третий этап в розыгрыше в фигурном катании.



Валерий Винокуров: Танцы, да.



Слушатель: И вот что интересное, итальянская пара выступала в конце. Мое субъективное мнение, она выступила ничуть не лучше нашей.



Валерий Винокуров: Ну, так она и опередила на 60 сотых.



Слушатель: Она нигде полтора года не выступала. А вот когда она выступила, у нее получились оценки выше. И начинает сказываться предсказание, что не дадут нам судьи четыре золота в фигурном катании.



Валерий Винокуров: Владимир, чье предсказание?



Олег Винокуров: Зачем нам в такие инсинуации вникать? Дадут – не дадут. Действительно, они, во-первых, не полтора года не выступали, а почти четыре. Они закончили после прошлой Олимпиады. Вернулись, естественно, потому что Олимпиада дома. Мы об этом более подробно еще поговорим вечером сегодня в программе «Темы недели», потому что это заслуживает действительно такого внимания. Никогда еще в истории фигурного катания на этот первый танец никогда еще столько народа не было, зал был переполнен. Такого не было никогда, чтобы на первый из трех. У них же еще три танца. И вот на первом всегда были полупустые трибуны. Никогда еще такого не было. Народ там, естественно, бесновался просто от счастья. Да, вы тут не одиноки, никто не считает, что итальянцы выступили лучше. Они опередили на какие-то 58 сотых очка, но это просто вообще ничто. Сейчас же при новой системе места не влияют ни на что. Все от очков зависит. Эти полочка – это чистая формальность, которая удивила всех, в том числе и итальянцев. Это элемент некий шоу в этом есть. И ничего такого страшного для Навки и Костомарова, которые действительно являются фаворитами, нет. И они как оставались главными претендентами на медали, так и остаются.



Валерий Винокуров: Владимир, давайте раз и навсегда, я обращаюсь ко всем слушателям: вычеркните вообще из головы, никаких заговоров. Никаких заговоров против российских фигуристов, хоккеистов и всех остальных нет в природе, не существует. И смысла никакого в этом нет. Почему тогда норвежцы не говорят о заговоре, которые все время сейчас попадают в какие-то нелепые ситуации? Вообще, не бывает заговоров на Олимпийских играх. И если еще кто-то позвонит и что-то про заговор, просто сразу говорю: давайте обсуждать спорт, а не какие-то отвратительные инсинуации.



Олег Винокуров: Теперь Георгий из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Я помню, когда в Мариинском театре был поставлен балет Бриттена «Зачарованный принц», кстати, в оркестре которого я играл партию второго рояля, мне звонил Барышников, танцевал тогда главную роль. Так вот Плющенко напоминает мне знаменитого Барышникова, но на коньках. Он порхает на них, как бабочка. Примеры таких личностей, вероятно, не только в спорте, может давать веру России, если мировое сообщество не помешает ей развиваться дальше.



Валерий Винокуров: Как интересно у нас сегодня, как здорово. Константин рассказал, как Евгений Плющенко с мамой снимали комнатушку и как жили, мягко скажем, не богато. А Георгий рассказал о том, что с Михаилом Барышниковым работал в качестве одного из музыкантов.



Олег Винокуров: И еще из Санкт-Петербурга слушатель Артур.



Слушатель: Я хотя следил за Кубком УЕФА, но и Олимпиаду не оставил без внимания.



Валерий Винокуров: Молодец, что следили за всем.



Слушатель: Первая тема – это комментарии. Комментарии, к сожалению, я не могу не слушать, потому что интершум для соревнования, я считаю, это важно. Комментарий отключить здесь нельзя. И дают установку, видимо, установку серьезную, потому что я хочу напомнить один сюжет по Российскому каналу об открытии Олимпиады. Там был показан Олимпийский факел и сказано было о том, что «вы понимаете, какой газ идет для этого факела».



Смех в студии



Валерий Винокуров: Российский имеется в виду?



Слушатель: Так что мы свой вклад в Олимпиаду внесли.



Дмитрий Морозов: Слава Богу. Медальный план мы на этом выполнили.



Валерий Винокуров: Видите, оказывается, надо все-таки слушать. Если бы не Артур, мы бы такую прекрасную шутку не услышали.



Слушатель: А что касается допинга, то вчера была по « Ren - TV » очень любопытная программа про немецких пловцов, Олимпиаду 1980 года. И очень интересно, что все это было показано во время Олимпиады. И еще очень интересно то, что там как-то было все намеками сказано. Там было сказано открыто, что американцы использовали допинг, пловцы, немцы восточные использовали допинг, а про наших ничего сказано не было. Мы вроде чистые были. Потом как-то намекнули то, что сейчас в спорте высших достижений без запрещенных препаратов достичь успеха вообще нельзя, потому что, как сказал один из специалистов, предел человеческого организма был пройден уже сто лет назад. То есть намеком было сказано, что все используют допинг, в том числе и наши. Но в открытую говорить об этом боятся.



Валерий Винокуров: Понятно. Артур, так к слову сказать, что в Советском Союзе допинговая наука всегда боролась за первое-второе место с допинговой наукой ГДР. Причем здесь американцы, которые сами борются, и вообще близко не подпустят спортсмена, принимающего допинг, к олимпийской команде? Естественно, вляпаться можно, если он обманным каким-то образом это сделает. Так что, Артур, большое вам спасибо за интересное сообщение насчет газа, которое, кроме смеха, ничего не может вызвать.



Олег Винокуров: Да, так можем же теперь пригрозить, что мы вам потушим этот факел, погасим в случае чего, если не дадите медаль в фигурном катании.



Валерий Винокуров: Да, если Маурицио Маргальо оцените очень высоко.



Олег Винокуров: Виктор Иванович из Санкт-Петербурга.



Слушатель: У меня к вам такое интересное предложение. Я бы хотел поговорить о халявщиках наших на Олимпиаде. В свое время в Гренобле в 1968 году французские парикмахеры олимпийцев обслуживали бесплатно. И вот жена Павлова, одев олимпийский костюм, приперлась в парикмахерскую. А парикмахер позвонил знакомому журналисту, чтобы тот пришел и сфотографировал ее. Ее постригли бесплатно, но поместили фото. У нас, естественно, никакой информации по этому поводу не было, хотя Павлову сделали втык.



Валерий Винокуров: Виктор Иванович, очень интересно. Я потом добавлю. Я же присутствовал в этот момент там.



Слушатель: Так вот, я бы хотел у вас спросить, а на этих Олимпийских играх о халявщиках, о депутатах, о всякой шушере расскажите, пожалуйста.



Валерий Винокуров: На этих мы не можем рассказать, поскольку мы присутствуем здесь. А вот вы замечательную вспомнили историю. Дело в том, что там не только спортсменов бесплатно стригли, но бесплатно стригли и аккредитованных журналистов. И как раз так получилось, что я туда пришел постричься по аккредитации, и вдруг с какой-то чужой аккредитацией на шее вошла как раз жена Павлова. Я, во-первых, не знал, что это жена Павлова, я сидел себе и стригся. Тут подбежали почему-то фоторепортеры, тут я напрягся и подумал, что эту какую-то знаменитую спортсменку снимают или еще кого-то. А это потом оказалась жена Павлова, которую я не знал, как она выглядит. Что касается халявщиков, просто такое совпадение, что Виктор Иванович рассказал об этой истории.


Что касается халявщиков, действительно, их много. Сейчас про нынешних мы пока сказать ничего не можем.



Олег Винокуров: Тут вопрос же не в халяве. Они прекраснейшим образом могут обойтись без подарков со стороны организаторов, поскольку на деньги налогоплательщиков толпами там снуют.



Дмитрий Морозов: Мы же говорили прошлый раз о Василии Рочеве-старшем. Не попал человек в делегацию, значит, кто-то попал вместо него. Правильно?



Валерий Винокуров: Конечно.



Дмитрий Морозов: Он был вынужден войти в состав армянской делегации.



Валерий Винокуров: У Василия Рочева там чуть ли не вся семья выступает: и сын, и дочь, и невестка. А они не попали. Виктор Иванович, просто напомним уж, раз задали такой вопрос, самолет, который прилетел в свое время в Солт-Лейк-Сити, набитый вот этими всеми халявщиками, потом на обратном пути повез не допущенных российской делегацией к выступлению двоеборцев и прыгунов с трамплина. И вот была это ошибка? Безусловно. Мы и тогда говорили, что это гигантская ошибка. Потому что сейчас виден очевидный прогресс, и, может быть, он был бы еще и больше для двоеборцев и прыгунов с трамплина прогрессом, если бы они тогда смогли выступить.



Олег Винокуров: Слушаем Нину Павловну из Химок.



Слушатель: Здравствуйте, я готовлю плов, добро пожаловать. Знаете, какой у меня больной вопрос. Вчера пришел мой внук с химкинского баскетбола, с таким восторгом: «Бабушка, наши выиграли!» А кто в команде? Химки и Новосибирск. Вот он перечислял команду одну и команду Химки. Знаете, в Химках много чужих, купленных игроков. Это значит, не наша молодежь химкинская играет, а купленная. За чьи деньги, и зачем это надо? У России свой народ, зачем покупать чужой? Химки опозорились.



Валерий Винокуров: Как опозорились? Они проиграли?



Слушатель: Выиграли, Химки выиграли, но там купленных много.



Валерий Винокуров: Нина Павловна, вот команда Химки в известном смысле нам близка. Программа « Прессинг » и Спорт ивная редакция Радио Свобода несколько лет назад как бы шефствовала информационно над создавшейся тогда командой Химки. И команда Химки делала поначалу на протяжении двух сезонов все от нее зависящее, чтобы в ней выступали только россияне, молодые и опытные. Но жизнь заставила пойти по этому пути, по какому идут все остальные клубы, потому что иначе ты ни с кем не справишься. И постепенно, сперва четыре человека, теперь уже шесть, у них большинство уже стало. Но главное, что команда Химки благодаря, может быть, этому стала на равных бороться с ЦСКА, с «Динамо» и всеми остальными, выступать с «Уралгрейтом», удачно выступать в Евротурнире. Поэтому куда денешься? Я понимаю ваши чувства. Мы эту тему легионеров часто затрагиваем. Вот мальчик то доволен, ваш внук, в восторге, что команда выиграла. А если бы там играли одни россияне, вдруг бы команда проиграла, он был бы огорчен и не стал бы баскетболом заниматься.



Дмитрий Морозов: И даже плов, может быть, не стал кушать, объявил бы голодовку.



Олег Винокуров: А теперь слушаем Илью из Москвы.



Слушатель: Пока не началась трансляция лыжной эстафетной гонки у женщин, хотел поделиться своими впечатлениями от первой недели Олимпиады.



Валерий Винокуров: С удовольствием слушаем вас.



Слушатель: Самое сильное впечатление на меня произвел женский биатлонный спринт. Я думаю, что биатлон – вид спорта, где неожиданности бывают часто. Но результат, что записной тихоход Флоранс Беверель-Робер выиграла именно спринт на Олимпийских играх…



Валерий Винокуров: Илья, сейчас объясним, почему.



Слушатель: Это, по-моему, претендует на самую большую сенсацию всех Олимпийских игр. Такого себе представить было невозможно. Но для России, мне кажется, в целом удачно складывается Олимпиада. Особенно хотелось бы выделить успех Светланы Ишмуратовой и Светланы Журовой, особенно, может быть, даже последней, потому что конькобежный спорт хорошие традиции в России имел. А в последнее время не радовали конькобежцы отличными результатами, такой некоторый прорыв все-таки.



Валерий Винокуров: Причем опытные спортсменки обе, кого вы назвали. Обеим за 30.



Слушатель: Поэтому хотел их просто выделить, потому что они очень долго шли к этому успеху. Действительно, был очень долгий и тяжелый путь, и за них я больше переживал, чем за других спортсменов.



Олег Винокуров: Да, ну, а что касается, раз подняли вопрос о победе Беверель, это действительно победа уникальная. Она же даже ни одного этапа Кубка мира никогда не выигрывала вообще за десять лет своей карьеры. Но тут ведь какой есть смысл, тонкость. Мы же всегда отмечаем, что лыжи и биатлон – во много технические виды спорта. Все зависит от смазки лыж. Во время биатлонной гонки не предусмотрели явно и тренеры, которые распределяли стартовые места, и техники, которые мазали лыжи, не смогли предвидеть, что резко улучшится погода, прямо во время гонки, 20 минут валил снег, потом вышло солнце, и лыжня стала значительно быстрее. Поэтому все, кто стартовал позже, получили большое преимущество. И на этом попались норвежцы на следующий день в лыжной гонке, во вчерашней гонке на 15 километров, они тоже посчитали, что снег должен прекратиться. И из-за этого норвежцы провалили всю гонку, и лыжи просто не катили. Там самое высокое место, которое занял норвежец, было семнадцатым, хотя они все считались фаворитами.



Валерий Винокуров: То есть они считали, что погода будет такая же, как в биатлоне?



Олег Винокуров: Да, они предположили, что снегопад пойдет на убыль, они тоже чем-то руководствовались, тут – угадал – не угадал. Такие детали вмешиваются в спорт.



Валерий Винокуров: Там не угадали немецкие тренеры, здесь – норвежские.



Олег Винокуров: Да. Там просто расставили не так людей. Теперь слушаем Алексея из Санкт-Петербурга.



Слушатель: По поводу Олимпиады вы сказали, что устали, мы, конечно, отдыхаем.



Олег Винокуров: Да мы так, мы пошутили.



Валерий Винокуров: Устали в том смысле, что все время в эфире.



Слушатель: Действительно, глазу приятно. Но слуху ужасно. Конечно, Губерниев – это за пределами добра и зла. Просто он меня пугает. Я включаю – мне становится страшно. Он все время орет. Еще один момент. В одном репортаже он сказал, что некоторые люди радуются то ли поражениям наших спортсменов, то ли допинговому скандалу, и что у них, между прочим, российские паспорта.



Валерий Винокуров: Кого-то это он имел в виду?



Слушатель: Вот я и хотел у вас спросить, может, вы знаете? А может быть, вот ваш слушатель говорил, что он Барышникова видел, может, он из тех, кто ездил с балетными за границу? Может, он комментатор в штатском?



Валерий Винокуров: Поняли, Алексей. Я не представляю себе, кто из людей, у кого российский паспорт…



Олег Винокуров: Знаете, в чем дело. Я бывалоча ездил на крупный турнир с мини-футбольной сборной России на чемпионат мира, чемпионат Европы, когда там внутри было такое противостояние внутри федерации, и естественно, представители противоборствующего лагеря тоже радовались неудачам и огорчались победам. Возможно, есть где-то кто-то, какая-то конкуренция. Можно представить себе, что какой-то спортсмен не попал в команду вместо какого-то другого спортсмена. И теперь, когда тот проиграл, он радуется, потому что говорит: вот я бы выступил лучше, условно говоря. Наверное, везде есть внутри какие-то интриги подковерные.



Валерий Винокуров: Я думаю, что Губерниев, который ничего не понимает в спорте вообще и в журналистике тоже, наверное, понимает в этом – в подковерной борьбе. И у него, видимо, есть какая-то информация. И ваш намек, я думаю, тоже не случаен.



Олег Винокуров: Теперь из Санкт-Петербурга Сергей у нас на связи.



Слушатель: Я уже не буду теперь продолжать про идиотские эти комментарии. Меня что удивило. У нас спорт – вроде национальная идея на втором месте после борьбы с Басаевым. Интересно, рядом Финляндия, практически в прямом радиоэфире шла передача об открытии игр. Количество в прямом эфире передач на порядок выше, причем они по доступным станциям. Практически никаких нет, что нас обижают, подсуживают, никаких идиотских комментариев там нет. Меня это сильно поражает. Неужели нельзя было хотя бы пустить по радио, потому что полстраны сидит на машинах, и в телевизоре оно не будет смотреть. И потом очень интересно было, те же финны передавали, за несколько дней до Олимпиады начались передачи о Турине, об Италии, об истории, спортивная тематика там была – прекрасные, доброжелательные передачи. И в то же время у нас были постоянные хрюканья, что нас подсудят.


О допингах, неужели люди не помнят, как допинги пытались совать чуть ли не на уровне спортшкол какие-то умельцы. У нас Санкт-Петербург, по-моему, уже был столица допинга. У меня одну родственницу сделали инвалидом вот эти ребята. Это, по-моему в стиле доктора Менгеля все эти эксперименты были. Почему-то все спортсмены говорят, что мы не видели и не слышали. Вот это меня удивляет.



Валерий Винокуров: Сергей, конечно, это, во-первых, не правда. Потому что и врачи команд всегда давали такие подписки о неразглашении, спортсмены в курсе дела. Но, Сергей, вы так все, по-моему, хорошо прояснили. Значит, уровень радиожурналистики финской, как и еще какой-нибудь другой финский уровень, выше российской журналистики. А это безусловно, потому что спортивная журналистика российская в таком кризисе пребывает, что просто слов нет.



Олег Винокуров: В связи с чем мне и странно было слышать вот это призыв Сергея что-то организовать по радио. А кто? Такой же сел бы Губерниев, так бы орал и пугал всех, еще и человек в машине едет, а его так пугают. Это же вообще опасно.



Дмитрий Морозов: Сергею еще повезло, что он может слушать финское радио.



Валерий Винокуров: Конечно.



Олег Винокуров: Слушаем Галину Васильевну из Москвы.



Слушатель: Сегодня была передача, как раз обсуждали, насколько родина важна для спортсмена, помнит ли он об этом.



Валерий Винокуров: Да, «Личное дело» программа. Я в ней участвовал.



Слушатель: Там, кто-то из вас сказали, что за Роднину написали, что ее это волнует, за еще кого-то написали. А вот в «МК» было на днях замечательное интервью Журовой, развитая интеллектуально, умная, волевая. Ознакомьте с этим интервью. Она там написала: «Я бы ни за что не победила, если бы не думала, что я это делаю для страны». Это тоже ей написали, как вы считаете?



Валерий Винокуров: Нет, я думаю, что она бы никогда бы не победила, если бы не думала о своих детях и так далее. Я не совсем это имел в виду, что написали. Записали, может быть. Но речь тогда в этой программе «Личное дело» шла о том, что спортсмены сражаются за свой результат, поэтому они в спорт идут, за победу. А вот за страну, за родину – это, с моей точки зрения, (там нас в программе «Личное дело» участвовало четыре человека, каждый высказывал свое мнение), и в частности, я убежден, что это все надуманно, привнесено и так далее, и пытался свою точку зрения в той программе объяснить, что спортсмен борется за победу. Журова старается прибежать первой, установить свой личный рекорд, обыграть свою соперницу, думать она может в этот момент о сыне или муже и тогда не выиграет. Спорт смен не может ни о чем думать в тот момент, когда он борется, у него такой в этот момент наплыв энергии, такой взлет каких-то гормонов, человек не может в этот момент ни о чем другом думать. А дальше уже, когда он остыл, в этот момент наступает успокоение, и человек думает, что надо правильно сказать. И умная женщина, очень действительно развитая Светлана Журова вместо того, чтобы сказать: я хотела обеспечить будущее своей семьи, говорит: я – за родину. Но это моя точка зрения. Если вы считаете, что она так быстро бежала, потому что бежала за родину, я не настаиваю.



Олег Винокуров: Тогда не понятно, почему если какой-то спортсмен побеждает, а другие не побеждают, китаянки, значит, не думали о своей родине великой, когда бежали. Дело не в этом. Зато Светлану Журову вы могли слышать у нас в одной из программ на следующий день после ее победы, она сказала сразу после финиша, после окончания этих состязаний, она, естественно, была очень счастлива, вспомнила Бога, которому, сказала, благодарна, своему ребенку (у нее двухлетний сынишка Ярослав) и вспомнила всех, кто ее поддерживал, болел, переживал за нее. Это и есть вся страна, которая болела и переживала.



Валерий Винокуров: Галина Васильевна, и это была прямая речь Журовой, то, что она сказала, то и сказала, то у нас и прозвучало: поблагодарила Бога, сына и всех друзей. А это и есть вообще родина, по сути-то. Это же не гимн и не флаг. А семья – родина наша. Как я в этой программе «Личное дело» сказал, что такое родина. Что это школа, в которой ты учился, беседка, в которой впервые поцеловался, институт, который закончил, улицы, по которым гулял с друзьями, - вот что такое родина. А наносное, как я там и объяснил, это когда под родиной понимают флаг, гимн, начальники кричат «ура». Это разные представления о родине.



Олег Винокуров: Борис из Санкт-Петербурга на связи.



Слушатель: Во-первых, я хотел сказать, что я тоже читал интервью с Журовой. Она говорит, что я выиграла Олимпиаду для сына. Но я хочу поделиться своими впечатлениями, может быть, вы мне что-то подскажете. Дело в том, что я спортсмен и болельщик со стажем. Я помню, смотрел и читал интервью Евгения Гришина, когда он выбежал из 40 секунд, и говорили, что это самый быстрый человек в мире. И вот я тут видел, как американец так лихо выбежал из 35 секунд. И я, честно говоря, немного обалдеваю, не могу понять. Я вспоминаю Олимпиаду 1936 года, стометровку, бежал Джесси Уорренс, пробежал он, по-моему за 10,2. И сейчас на стометровке всего 4 десятых секунды скинули, то есть бегут за 9,7 с небольшим. А что касается бега на коньках, спринта, то они скинули порядка 5-6 секунд.



Олег Винокуров: Это потому что техника, Борис. Это же, в отличие от бега легкоатлетического, это технический вид спорта. Все зависит от коньков.



Валерий Винокуров: И от качества льда.



Олег Винокуров: От качества льда, само собой. Но главный прорыв в коньках наступил лет 7-8.



Дмитрий Морозов: Крытые катки.



Олег Винокуров: Нет, вот самые коньки, которые так называемые «клэп скейт», хлопающие коньки с отделяющейся пяткой. Конек прикреплен только на носке, не прикреплен на пятке. И при каждом шаге конек от пятки отделяется, и за счет этого значительно увеличивается скольжение всего полоза по льду. И это был прорыв. Тут же все результаты, на разных дистанциях по-разному, но сразу на 5-10% улучшились.



Валерий Винокуров: Борис, а Евгений Гришин выступал вообще на открытом катке. В закрытом катке и лед, и воздух – все способствует скорости. И если вы при этом с учетом всего этого поделите 500 метров, то прогресс будет примерно такой же. Потому что дорожки легкоатлетические на легкоатлетических стадионах стали более быстрыми, обувь стал совсем другой. И, естественно, прогресс в подготовке, в методике, физиологии и так далее.



Олег Винокуров: Андрей из Подольска.



Слушатель: Хотел спросить вас, а что вы думаете по поводу «Локомотива» (Чита) и «Алании», которых не допускают пока в первый дивизион?



Валерий Винокуров: Мы думаем, что их допустят.



Слушатель: А Мутко это мешает.



Валерий Винокуров: Вы спрашиваете, что вы думаете, мы думаем, что допустят в ближайшее время.



Олег Винокуров: Мутко никакого отношения не имеет к «Алании».



Валерий Винокуров: Речь вообще идет о премьер-лиге. Тут как раз сейчас конференция футбольная. Давайте сегодня не отвлекаться.



Олег Винокуров: Слушаем Василия Николаевича из Москвы.



Слушатель: Скажите, пожалуйста, когда о провалах наших конькобежцев говорят, у нас не было крытых катков. Ведь в советское время крытых катков тоже не было, но советские спортсмены достигали немалых результатов. Например, Скобликова. А сейчас сколько катков у нас в Москве и по всей России, крытых и открытых? Как, проводятся тренировки или нет?



Валерий Винокуров: Василий Николаевич, отвечаем четко на ваш вопрос. Тогда, когда выступала Скобликова, и еще можно вспомнить Ингу Артамонову и еще многих…



Дмитрий Морозов: Их не было тогда нигде, ни в Голландии…



Валерий Винокуров: История конькобежного спорта российского прекрасна, ярка и великолепна. Так тогда нигде в мире не было крытых катков конькобежных. Крытые катки были для хоккея. Но крытых катков конькобежных не было нигде. Потом они стали появляться, совершенствоваться, и уже довольно давно в мире есть чудесные (в Калгари, Херенвейне, даже перечислять бессмысленно – столько их). В России появился прекрасный каток в Крылатском, появился крытый каток, чуть похуже, может быть, в Челябинске. В ближайшее время появится в Коломне. И об этом конькобежцы говорили. На наших волнах Радио Свобода Иван Скобрев прямо сказал, что впервые за 20 лет сборная России к Олимпиаде готовилась дома, в шикарном, как он выразился, катке в Крылатском.



Олег Винокуров: Напоследок у нас столько сообщений на пейджер. Юрий: «Объясните, чем вызвана странная форма медалей в Турине? Это что, намек спортсменам? Кому – бублик, кому – дырка от бублика».


«Больны не только комментаторы, но и те, кто приказывает им вести такие бездарные репортажи. Почему Губерниев и другие комментаторы все время кричат? И чем объясняется провал норвежцев? Александр». Про провал норвежцев мы уже говорили.


«Полностью согласен с Валерием Винокуровым, - пишет Станислав Павлович, - когда идет речь об олимпийских заговорах в адрес России, это просто глупость».


«Лыжнице Ольге Пылевой, как и футболисту Егору Титову, допинг подсунул в пирожки мировая закулиса. С уважением, неизвестный».


Борис Наумович говорит, что очень жаль, что наши фотографии были удалены с интернет-сайта Радио Свобода: «Теперь болельщики не будут знать в лицо своих радиокомментаторов». Ну, поставят их, это же просто сейчас трансформация. Будут там наши фотографии тоже. Кстати, на форум мало пишут, и форум нам закроют, если не будете писать.


И, наконец, Леонид: «Почему осуждают Чепалову? Она и не могла выиграть. Осуждать надо ее папу, который, чтобы потешить свое честолюбие, выставил на гонку не выздоровевшую спортсменку». Это верно, мы ее, естественно, и не осуждали.



Валерий Винокуров: Вот на ноте, что не осуждаем Чепалову, и надеемся, что она выступит лучше, мы завершаем нашу программу.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG