Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Первая американская жертва датских карикатур. Новое антираковое лекарство для миллионеров


Юрий Жигалкин: Первая американская жертва датских карикатур. Новое антираковое лекарство для миллионеров? Таковы темы уик-энда в рубрике "Сегодня в Америке".


В конце прошлой недели эмоции вокруг истории с публикацией датских карикатур привели к появлению первой ее жертвы в Америке. Ею стал редактор газеты Иллинойского университета, перепечатавший карикатуры в своем издании и потерявший за это работу. Уникальное решение издателя газеты - а карикатуры уже были опубликованы в нескольких американских изданиях - добавило страстей пока вполне цивилизованным американским дискуссиям о приемлемости насмешки над религией и ее символами. Слово - Яну Рунову.



Ян Рунов: Студенты-мусульмане заявили, что карикатура на Мухаммеда, изображённого в чалме в форме бомбы, оскорбила их, и выступили с протестом. Издатель студенческой газеты объявил, что главный редактор и редактор редакционной полосы отстранены от работы. Главный редактор - теперь уже бывший - 25-летний Актон Гортон заявил, что публикацией карикатур хотел открыть свободный и здоровый диалог на злободневную тему. Противники карикатур указывают на то, что большинство крупнейших газет США не стали публиковать датские карикатуры, на что студенты факультета журналистики отвечают: "Значит, мы тем более должны публиковать карикатуры, если считаем себя независимой студенческой прессой". Карикатуры перепечатали студенческие газеты Гарвардского, Висконсинского, Иллинойского университетов, а газеты университетов в Аризоне и в Северной Каролине опубликовали карикатуры собственного производства. В Иллинойсе группа студентов выразила протест против увольнения редакторов их газеты: "Где же наша свобода слова? Сегодня нам говорят, что нельзя смотреть на картинки в газете, а завтра нам скажут, какие книги нельзя читать?!" Одних обвиняют в попытке ограничить свободу слова, а других - в неуважении к другой культуре, к религиозным чувствам миллионов людей. Этот спор возник в Америке с первых дней её существования.


С одной стороны сегодня здесь можно увидеть на обложке журнала "Роллинг Стоун" рэппера с терновым венцом на голове, купить в любом книжном магазине "Код да Винчи", где говорится о сексуальной жизни Христа, но с другой - в американских законах были статьи о жестоком наказании за богохульство. В XVII веке в Мэриленде за богохульство предписывалось прибить язык еретика гвоздями к дереву, а в Коннектикуте за святотатство могли приговорить к смертной казни. Могли, но, вроде бы, ни разу не приговорили. И язык к дереву никогда в Мэриленде не прибивали. А в XX веке вообще отменили статьи о наказании за богохульство, потому что решили: это понятие из области религии. Позиция Америки была окончательно сформулирована Верховным судом в 1952 году после того, как в Нью-Йорке католическая церковь потребовала запретить показ кинофильма Роберто Росселини "Чудо", в котором крестьянка воображает себя Девой Марией. Апелляционный суд штата Нью-Йорк поддержал запрет, но Верховный суд США выступил с разъяснением, что государство не должно запрещать реальную или воображаемую критику религиозной доктрины.



Юрий Жигалкин: Реакция в Америке на публикацию карикатур, оскорбивших чувства многих мусульман была заметно сдержанной. Ведущие газеты решили не перепечатывать карикатур, многие же местные и университетские газеты их опубликовали.


Почему американцы, в том числе и мусульмане, если можно так сказать, толерантно относятся к насмешке над религиозными символами? Мой собеседник - Уилльям Донахью, президент Католической лиги в защиту религиозных и гражданских свобод.



Уилльям Донахью: Я думаю, Америке сопутствовал гораздо больший успех, чем европейским странам в абсорбции и ассимиляции иммигрантов. Уже их дети становятся стопроцентными американцами с американским толерантным подходом к разномыслию, к разным верам и к разному внешнему виду. За это мы должны благодарить историю Соединенных Штатов, ведь в течение двух столетий беженцы из разных стран, представители разных культур были вынуждены уживаться и уважать права друг друга. Сегодня у нас в Нью-Йорке - итальянский, китайский, немецкий городки, почти не говорящие по-английски свежие иммигранты тоже - американцы. Я думаю, нас отличает от подавляющей части мира то, что в американском обществе нет понятия "чужие".



Юрий Жигалкин: Но ведь это не означает, что никто в Америке не покушается на христианские, католические святыни, вспомнить хотя бы недавнюю выставку в Бруклинском музее, где была представлено изображение Богоматери, отчасти выполненное из слоновьих экскрементов?



Уилльям Донахью: Я вам скажу, как действовали мы, когда в октябре девяносто восьмого года в Нью-Йорке прошла премьера пьесы "Корпус Кристи", - согласно ей, Христос был в сексуальных отношениях с апостолами. Мы не стали требовать от властей отмены спектаклей, мы вывели две тысячи людей на демонстрацию, нам противостояли пятьсот защитников спектакля. Мы не пошли на них грудью, мы не сжигали театральные афиши. В Соединенных Штатах у людей есть законное право оскорблять мою религию и другие религии, но у них нет морального права на это. Наша цель была - показать тем, кто не способен ответственно относиться к своему праву на свободу слова, что они чуждый элемент в нашем обществе, где, кстати, 96 процентов людей верят в Бога.



Юрий Жигалкин: Как вы относитесь к иллинойскому эпизоду увольнения редактора газеты за перепечатку карикатур?



Уилльям Донахью: На мой взгляд, это в высшей мере лицемерная акция. В 1997 году в этом же университете была организована оскорбительная антикатолическая художественная выставка. На наши жалобы канцелярия ректора ответила, что мы должны спокойно воспринимать образцы творческого проявления самовыражения художников. То есть по каким-то причинам, о них можно только догадываться, руководство этого университета забывает о своей толерантности, когда дело касается оскорбления мусульман.



Юрий Жигалкин: Говорил Уилльям Донахью, президент Католической лиги в защиту религиозных и гражданских свобод.


Одна из ведущих американских фармацевтических фирм объявила о том, что ее революционное антираковое средство "Авастин" может успешно применяться для продления жизни пациентов, страдающих раком груди и легких. Однако радостное возбуждение среди профессионалов по поводу новых целительных свойств многообещающего лекарства сдерживает тот факт, что производитель намерен запросить 100 тысяч долларов за годовой курс нового лекарства, превратив его в один из самых дорогих медицинских препаратов.


В чем состоят сенсационные достоинства нового лекарства, позволяющие запросить за него такую цену? Вопрос - профессору медицины Даниилу Голубеву.



Даниил Голубев: В течение последних десятилетий наиболее спорной и вместе с тем обнадеживающей является концепция доктора Джуда Фолкмана о том, что универсальное лекарство против рака будет таким, которое препятствует росту сосудов. В любой опухолевой ткани без сосудистого русла не может быть прогрессии, не может быть роста, и поскольку все клетки раковые, в общем, друг на друга не похожи, универсального химиотерапевтического средства нет и быть не может. А вот универсальное антисосудистое, так сказать, вещество, которое препятствовало бы росту сосудов в любой опухоли, - вот это надежда на будущее.



Юрий Жигалкин: Профессор, а что обещает пациенту это лекарство? Оно должно быть чудесным.



Даниил Голубев: К сожалению, даже это - пионерское по сути своей - средство на сегодня при запущенных формах рака толстого кишечника продлевает жизнь опытной группе, где лечатся, в отличие от контрольной, всего на 5-6 месяцев. Но эта цифра привлекает, тем не менее, врачей и, естественно, пациентов, потому что это есть шаг вперед по пути продления человеческой жизни. И, надеемся, при соответствующих дополнительных исследованиях и дополнительных вложениях, количество времени, отпущенного человеку, будет увеличено.



Юрий Жигалкин: Профессор, но вот вы, профессионал, как относитесь к факту, что появляется лекарство, доступное, скорее всего, очень немногим?



Даниил Голубев: Все это является платой за низкий еще, к сожалению, уровень разработки проблемы лечения рака. Это отражение того, что рак - еще неконтролируемая, непобежденная болезнь. 80 лет тому назад ни за какие деньги нельзя было ни предотвратить, ни излечить от полиомиелита, а прошло какое-то время - и стоимость вакцины против полиомиелита настолько мала, что ею прививаются бесплатно миллионы и миллионы людей, и никакого полиомиелита в Америке просто нет. Есть прогнозы, что в 2015 году наступит коренное изменение в тактике и возможностях лечения рака. Я не очень понимаю, на чем они основаны, и не очень в это верю, но сегодня положение таково: чтобы вырвать несколько месяцев у смерти, нужно платить гигантские деньги и благодарить судьбу даже за это.



Юрий Жигалкин: Высокие цены на лекарства превратились в серьезный политический вопрос в Америке, хотя никто не пытается принуждать фармацевтические фирмы снижать цены на свою продукцию. Есть ли у среднего американца возможность прибегнуть к этому средству?



Даниил Голубев: Компании, разрабатывающие и производящие такие лекарства, упорно не снижают цену. И они по-своему правы. Дело не только в высоких прибылях, а дело в исключительной дороговизне разработки новых лекарств и производстве уже имеющихся. Страховые компании стараются занять такое положение, при котором эти расходы не были бы чрезмерными, они контролируют выписку каждого рецепта и иногда отводят по своим показаниям возможность оплаты. Наконец, огромную роль играет филантропия, огромные средства вкладываются специальными фондами и, кстати, самими производителями в то, чтобы дополнительная плата к страховкам была бы не чрезмерной. Но есть случаи, когда люди отказываются от того, чтобы платить ежемесячно, скажем, тысячу или 2 тысячи долларов в качестве доплаты, потому что у них нет этих денег.



Юрий Жигалкин: О новом антираковом лекарстве, цена которого может достигнуть 100 тысяч долларов, говорил профессор медицины Даниил Голубев. Ветеран поп-музыки, только что получивший премию "Грэмми" за традиционный поп-вокал, Тони Беннет намерен отметить свое 80-летие новым диском, который обещает стать выдающимся событием. Беннет запишет популярнейшие песни в дуэте с легендарными музыкантами: Билли Джоэлом, Стингом, Боно, Барброй Стрейзанд, Элвисом Костелло. Свою коронную песню " Rags to riches " он уже записал наутро после "Грэмми" с Элтоном Джоном.


XS
SM
MD
LG