Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Из 5-процентного урана сделать бомбу в тысячу раз проще»


Президент Ахмадинежад (в центре)инспектирует ядерный объект в Натанзе

Президент Ахмадинежад (в центре)инспектирует ядерный объект в Натанзе

Сегодня в Москве проходят переговоры представителей России и Ирана по атомной проблеме. Российская сторона предлагает обогащать уран для иранских атомных электростанций на своей территории. Инициатива России может стать последней попыткой международного сообщества склонить Тегеран к компромиссному решению.


Выступая на минувшей неделе в сенате, государственный секретарь США Кондолиза Райс сказала, что последние заявления иранского руководства о возобновлении работ по обогащению урана означают открытый вызов Ирана всему международному сообществу. «Никто на Ближнем Востоке не желает гегемонии ядерного Ирана. Президент [Ирана Махмуд] Ахмадинежад вызвал сильнейшую озабоченность международного сообщества, ибо он заявляет об амбициях своей страны намного резче, чем ее предыдущие руководители».


Госсекретарь Райс высоко оценила готовность России, Китая и Индии поддержать передачу иранского ядерного досье в Совет безопасности ООН.


Некоторые американские наблюдатели считают, что Россия ведет свою игру, дабы вернуть себе статус сверхдержавы. Сотрудник вашингтонского Центра стратегических и международных исследований Джон Вулфстал не видит в этом ничего предосудительного: «Любая страна старается действовать прежде всего в собственных интересах, это естественно. У России много интересов. Один из них состоит в сохранении и защите своих давних политических и экономических взаимоотношений с Ираном. Но одновременно Россия должна отдавать себе отчет в том, что не в ее интересах стать свидетелем заполучения Ираном ядерного оружия и [разрастания] конфликта на Ближнем Востоке. Стремление к роли влиятельного посредника и сильной державы не должно помешать России в конце концов осознать, что Иран злоупотребляет своими отношениями с ней. Поняв это, Москва вынуждена будет действовать в отношении Тегерана пусть не самым жестким образом - но уж точно без прежнего терпения».


Джон Вулфстал не видит противоречия в стремлении России не допустить введения санкций против Ирана и ее участием в усилиях мирового сообщества по ужесточению контроля за ядерными программами этой страны. «Россия заслуживает доверия как важный участник процесса. Более реальная проблема скорее в том, насколько искренен сам Иран при рассмотрении российского предложения», - говорит эксперт.


Московские специалисты оценивают предстоящие переговоры в более широком контексте. То есть с учетом даже не инициативы президента России Владимира Путина, чтобы мировые державы приняли на себя обязательство гарантированно снабжать страны третьего мира топливом для АЭС по доступной цене, а более раннего (и радикального) его предложения.


Заместитель директора ВНИИ атомного машиностроения Игорь Острецов предполагает, что реализация этого предложения позволит в принципе решить проблему распространения технологий двойного предназначения. «Каждая страна имеет право заниматься на своей территории развитием атомной энергетики - обеспечение в XXI веке энергетической безопасности любой страны возможно только в том случае, если она развивает атомную энергетику, - говорит ученый. - Но, как мы видим на примере с Ираном, современные ядерные технологии ведут в абсолютный тупик. Поэтому мы всячески сейчас пропагандируем тезис, который Путин высказал на Саммите тысячелетия, а именно: создать атомную энергетику без использования обогащенного урана и плутония. Такая технология есть… мы делим любые ядра 238-го урана, из которого невозможно сделать бомбу. Это делается при использовании нейтронов с энергией более 10 мегаэлектронвольт. Эта технология оказывается практически абсолютно чистой».


Наш собеседник полагает, что предложение России о переносе на ее территорию части иранской ядерной программы смягчит конфликтную ситуацию, но не устранит ее в принципе: «Вот вы хотите сделать атомную бомбу. Я вас спрашиваю: вы из чего ее будете делать - из природного урана, в котором 0,7% урана-235 (из которого делают бомбу), либо сразу вам привезти уран, обогащенный до 5% ? Из 5-процентного сделать бомбу в тысячу раз проще». Игорь Острецов полагает, что западные страны поэтому могут поддерживать российскую инициативу только как промежуточное решение.


Заместитель директора ВНИИ атомного машиностроения считает, что передача иранского досье на рассмотрение в Совет безопасности ООН не окажет значительного влияния на ситуацию: «Это ничего толком не поменяет. Возможно очень тяжелое развитие событий, если будет наложено эмбарго, ведь Иран дает существенную часть нефти».


XS
SM
MD
LG