Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новые случаи нарушения прав солдат в армии


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Максим Ярошевский, Александр Валиев, Игорь Телин.



Кирилл Кобрин: В военном суде Челябинского гарнизона прошло первое слушание по одному из дел об избиениях солдат в танковом училище. Многочисленными проявлениями дедовщины военная прокуратура заинтересовалась после случая с рядовым Сычевым, из-за побоев лишившегося обеих ног. Расследование по самому делу Сычева пока не закончено и поступит в суд позже. Тем временем депутаты Госдумы считают, что бороться с неуставными отношениями в вооруженных силах России можно путем создания военной полиции или возрождения обязанностей ротного старшины.



Максим Ярошевский: Многочисленные случаи избиений солдат-срочников в Челябинском танковом училище удалось выявить в ходе прокурорской проверки по факту избиения рядового Андрея Сычева. С подробностями корреспондент радио Свобода Александр Валиев.



Александр Валиев: Перед судом сегодня предстал сержант Иван Черных, командир отделения ТСО роты обеспечения Челябинского танкового командного института. Пострадавшим в данном случае стал рядовой Максим Трубин, призванный из Иркутской области, находившийся в прямом подчинении Черных.


10 декабря, находясь при исполнении служебных обязанностей в казарме, Черных обратил внимание на рядового Трубина, который собирался закурить в туалете. Проследовав за ним, сержант вывел рядового в коридор и нанес ему ладонью удар в лоб, а затем в левую височную область. Получив по лицу, Трубин начал закрываться руками, после чего получил еще один удар в лицо, но уже ногой. Рядовой был госпитализирован в лазарет, где врачи поставили ему диагноз "тупая закрытая травма головы с закрытым переломом носа".


До начала слушаний обвиняемый заявил ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке без судебного последствия. При этом подсудимый примирился с пострадавшим, возместил ему ущерб и в полном объеме признал свою вину. Вот как объясняет свой поступок сам Черных.



Иван Черных: Обстоятельства такие были, что был дежурным по роте, нервы на пределе, ночь не спал. Единичный случай, у меня в жизни такого вообще не было.



Александр Валиев: Трубин в свою очередь ходатайствовал на суде о смягчении наказания для подсудимого. Он считает, что в данном инциденте есть и его вина, так же уверяет, что не стал бы доводить дело до суда, но в ходе проверок солдатам за укрывательство подобного рода происшествий грозили уголовными делами.



Максим Трубин: Он не хотел, но так получилось. Я тоже виноват, потому что он должен был старшине роты порядок сдавать, а я зашел покурить, тоже нарушил. Его тоже можно понять.



Александр Валиев: Адвокат представил судье перечень смягчающих обстоятельств, среди которых три благодарности и многочисленные положительные характеристики с места службы и из школы, где учился Черных. Несмотря на все представленные доводы защиты, обвинение настаивало на наказании для Черных в виде четырех лет колонии общего режима с лишением воинского звания и возможности занимать командные должности сроком на один год. Суд учел доводы защиты и стороны обвинения, раскаяние подсудимого и отсутствие претензий со стороны пострадавшего, после чего вынес решение признать Черных виновным по статье 286, часть 3, пункт А и приговорил подсудимого к четырем годам лишения свободы условно с испытательным сроком до двух лет, лишением его воинского звания и права занимать командные должности на срок до одного года. В течение 10 дней приговор может быть обжалован в Уральском окружном военном суде.



Максим Ярошевский: В Мордовии солдат срочной службы отказался возвращаться из отпуска в воинскую часть. Он повесился рядом с родным домом. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Игорь Телин.



Игорь Телин, Саранск: Виктор Устимов из села Киржимана Больше-Игнатовского района был призван в армию 22 июня. Некоторые односельчане посчитали это плохим знаком, именно в этот день и началась война. Парень был по-сельски физически крепким, учился в местном сельскохозяйственном колледже на механика и, хотя мог получить отсрочку от призыва, этим правом не воспользовался. Попал Виктор в часть в Саратовской области и уже в первых письмах стал высказывать сожаление, что пошел служить в армию.



Односельчанин: Он мне писал, что надо было послушаться деда, поучиться, "отслужить еще как бы успеешь".



Игорь Телин: На селе все жители на виду и то, что происходит в каждой семье, становится известно всем. Соседи были в курсе того, как проходит служба сына Устимовых. Было им известно и о дедовщине в части, и о том, что солдата из Киржиман сильно избил офицер за то, что не сообщил о его жене, которая встречалась с другим офицером.


Почти в каждом письме Виктор просил маму, Татьяну Михайловну, прислать денег: над солдатами, которые не платили дань, издевались старослужащие. Так же он часто жаловался, что и зарплата солдатам не достается, ее забирают офицеры за какие-то долги.



Односельчанин: Работы у нас в селе практически нет, молоко можно сдавать свое, мясо. А у Татьяны денег совсем немного, муж небольшую пенсию получает. Посылали ему и по 300 рублей, и по 500, посылали очень часто, а он все просил, все надо, надо.



Игорь Телин: Виктор просил перевести его в другую часть, приехать за ним, забрать в отпуск, писал, что иначе повеситься. Мать поехала к сыну в часть. Три дня она жила с сыном на съемной квартире, после чего Татьяна Устимова уговорила командира дать парню отпуск. Про побои она по просьбе сына не говорила. Домой они приехали вместе.



Односельчанин: Витя стал совсем другим, боялся, ночевал то у бабки, то у старшего брата. Что там происходило, вообще ничего не говорил, назад возвращаться не хотел: куда бы уехать, только не назад.



Игорь Телин: В последний день отпуска у Виктора состоялся разговор с матерью. Она, как могла, успокоила сына. Он опять ушел ночевать к брату, а наутро его тело нашли на веревке, перекинутой через ветку тополя, у колодца соседнего дома. Прокуратура района сейчас рассматривает материалы проверки по факту смерти Виктора Устимова. Не исключено, что дело будет передано в военную прокуратуру.



Максим Ярошевский: Создание военной полиции должно стать не только частью реформирования Российской армии. По мнению председателя Комитета Госдумы по законодательству Павла Крашенинникова, этот орган должен заниматься расследованием преступлений в вооруженных силах, охраной и дознанием,



Павел Крашенинников: На мой взгляд, принципиально важно, чтобы военная полиция была самостоятельным федеральным органом. Мне кажется, что невозможно, с точки зрения логики, чтобы она подчинялась Министерству обороны, поскольку все-таки карающий меч данного органа будет в первую очередь направлен против тех лиц, которые нарушают законы, которые находятся внутри Министерства обороны. Конечно, нужно вносить будет поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, безусловно, конечно, нужно будет думать о том, чем будет заниматься военная полиция. Наверное, функции дознания, наверное, функции охраны, какие-то расследования. Ну, здесь это надо, конечно, со специалистами обсуждать, смотреть зарубежный опыт, понимая, что если это будет единственная мера, то это, конечно, мало к чему приведет.



Максим Ярошевский: Председатель Комитета по безопасности Госдумы Владимир Васильев напротив уверен, что военная полиция не та сила, которая бы смогла бороться с неуставными отношениями в вооруженных силах.



Владимир Васильев: Ротный - это главный человек, тот отец-командир, который может все решить, заменить отца и мать. Чтобы он был в казарме не до восьми часов, а чтобы он там находился столько, сколько нужно. Вот приехали молодые - он должен там сутками находиться, он должен обеспечить. Как его заставить это сделать? Министр обороны дал до майора. Раньше был капитан. Это для военного дорого стоит. Вот мы сейчас создадим такого отца-командира, их надо еще подобрать. С одной стороны, такая огромная проблема. А с другой стороны, она не такая уж сложная, ее легко решить, относительно. Она живет, неуставная эта жизнь, от 20.30 до 24, полпервого, час. Все, больше другого нет. Дальше идет военная учеба, все на людях, публично, ничего нет. Вот этот период, его надо закрыть. И здесь ротный может сыграть огромную роль.



Максим Ярошевский: Во вторник и среду в Челябинском военном суде пройдут слушания еще по двум делам в отношении военнослужащих танкового училища. Всего в суд передано пять подобных дел, по которым проходит около десяти пострадавших. Дело Андрея Сычева, лишившегося в результате побоев ног, пока в суд не поступило.


XS
SM
MD
LG