Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

От А до Я. Спортивные комментаторы


Лиля Пальвелева: Наслушавшись спортивных комментаторов и простодушно поверив им на слово, в конце концов, приходишь вот к каким выводам.


Первое: все спортсмены – чрезвычайно ранимые люди. Чуть что – обижаются. Судите сами, вместо: «такой-то победил такого-то», часто произносят: «имярек обидел другого имярека». А однажды довелось услышать следующую фразу: «Хозяева поступили с гостями негостеприимно и обидели их»! Речь шла о футбольном матче.


Второе: с теннисистами часто поступают как с зерновыми культурами. Такое подозрение возникает, когда слышишь фразу «спортсмен, посеянный ну, скажем, под вторым номером». Кстати, что означает это загадочное выражение, и как оно возникло? Спрашиваем мы у спортивного обозревателя Валерия Винокурова.



Валерий Винокуров: «Посеянный» – означает, что сильнейшие спортсмены при жеребьевке не должны встречаться друг с другом. Поэтому применяется такой метод рассеивания. Предположим, сильнейших теннисистов рассеивают по сетке, чтобы они не встречались друг с другом. Затем, когда идет турнир, то кто-то является первым номером, кто-то вторым и так далее (предположим до 32, если это турнир Большого Шлема), тогда вместо того, чтобы сказать: «Выступающий под номером один или пять», говорят «посеянный», то есть рассеянный под номером один или пять.



Лиля Пальвелева: То есть получается, что, в общем-то, если не начать сомневаться по поводу «рассеянный» или «посеянный», это нормальный спортивный термин, это словосочетание, которое имеет право на существование. Но почему при этом даже сейчас, во время Олимпиады, когда мобилизованы лучшие силы, почему постоянно возникают в речи комментаторов такие фразы, которые я упомянула в самом начале нашего разговора?



Валерий Винокуров: Заполонен этот штат телекомментаторов на всех каналах людьми малограмотными, которые просто плохо говорят по-русски. При этом они используют бесконечные штампы: «обидели», «негостеприимно поступили». Кто-то когда-то мог пошутить, когда приехала команда в гости к другой команде, и та, предположим, разгромила ее со счетом 10:0. И кто-то пошутил: «Уж очень негостеприимно обошлись, забили бы 3-5 голов, а то 10».



Лиля Пальвелева: Если однажды звучит такая фраза, она, действительно, может расцениваться как легкая шутка и все.



Валерий Винокуров: Да, так когда-то и было. Но сейчас, предположим, идет упорнейшая борьба. Одна команда выиграла у другой со счетом 2:1 - не 10:0 как когда-то, когда шутка родилась! Почему это негостеприимно? Это же борьба!



Лиля Пальвелева: Подчеркнем: претензий к речи журналистов, освещающих сейчас Туринскую Олимпиаду, все-таки, намного меньше, чем к комментариям, звучащим по поводу более скромных, рядовых соревнований. Тем не менее, и в эти дни встречаются фразы, на которые невозможно не обратить внимание.



Комментатор : Улыбку вот он сейчас из себя выдавливает. Чисто американский smaile .



Лиля Пальвелева: Использование английских слов вместо русских (вроде вот этого smaile) не редкость в спортивной журналистике, утверждает Валерий Винокуров.



Валерий Винокуров: Предположим, есть такое слово to save «спасать». Соответственно, англичане в своих репортажах говорят, что голкипер (вратарь) совершил save , то есть спас свои ворота. Теперь эти комментаторы, услышав это, не зная толком английского языка, говорят, когда наш какой-нибудь российский вратарь отбил мяч, какой прекрасный он совершил save . То есть теперь это слово они уже употребляют как «бросок». По-русски же ведь прекрасно можно сказать: «Вратарь в великолепном броске отбил мяч, поймал мяч». Нет, говорят: «Какой прекрасный save ».



Лиля Пальвелева: То есть тут и значение перевирается слова?



Валерий Винокуров: Тут и значение слова перевирается, но самое главное – зачем?! Непонятно.



Лиля Пальвелева: Впрочем, бывают ситуации, когда без английских слов не обойтись, просто потому, что аналогов им в русском не существует. Вот журналист произносит английское «end» («конец»), комментируя соревнования по кёрлингу. Так тут все понятно: этот вид спорта и олимпийским-то стал не так давно, а в России он и вовсе мало кому известен.



Комментатор : Дождались они ее в пятом end ’ e , вырвавшись вперед на 3 очка. После четырех end ’ов счет был равный 3:3. Норвежки пятый end они выигрывают уже 3:0.



Лиля Пальвелева: Что же касается такого специфического слоя русской лексики, как жаргон, то в журналистике он крайне редко бывает уместным. Такая лексика все-таки для внутреннего употребления, для разговора в неформальной обстановке. Однако жаргонизмы особенно распространены именно в спортивной среде. Почему? Вот версия Валерия Винокурова.



Валерий Винокуров: Жаргонные слова широко распространяются, потому что вот эти телекомментаторы приезжают на тренировки спортсменов, после игр с ними беседуют, и спортсмен, естественно, не выбирает слова, а употребляет какие-то свои словечки, придуманные спортсменами в своей среде. Так появилось слово «основа» - это основной состав. Тренер не включил спортсмена в основной состав на тот или иной матч, и спортсмен в разговоре с комментатором, говорит: «Ой, я не попал на этот раз в основу». Тому кажется, что это замечательная находка. Вместо того, чтобы потом во время своего репортажа сказать, что «сегодня в основном составе…», он начинает говорить – «сегодня в основе нет такого-то, такого-то».



Лиля Пальвелева: И поди пойми о чем идет речь.



Валерий Винокуров: Да, в том-то и дело. Ведь это слово становится жаргонным, крайне неприятным.



Лиля Пальвелева: Куда менее явным, но все-таки огрехом является использование просторечий, то есть выражений и слов, имеющих оттенок упрощения, сниженности и даже грубоватости. За примерами далеко ходить не придется. Просторечия даже в печатных спортивных изданиях легко встретить, (то есть, в спонтанных, отредактированных текстах). А теперь внимательно вслушайтесь во фразу телекомментатора.



Телекомментатор : Лив Грет Пуаре, знаменитая норвежка, тоже наворотила на последнем рубеже три промаха.



Лиля Пальвелева: Согласитесь, хоть биатлонистка и совершила ряд ошибок, но «наворотила» звучит крайне неуважительно.


Стилистика спортивного репортажа, конечно же, имеет свои особенности. Накал страстей стадиона передается журналисту. О голах, очках и секундах не расскажешь тем же языком, что, скажем, о концерте органной музыки. Здесь и интонация, и построение фразы, и лексика – иные. Однако все это не отменяет необходимости быть в ладу с нормами русского языка. Симптоматично: во многих семьях смотрят соревнования, выключив у телевизора звук.


XS
SM
MD
LG