Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Британский историк приговорен к трем годам заключения


Дэвид Ирвинг был осужден за свои высказывания семнадцатилетней давности: в 1989 году он отрицал в своих интервью и прочитанных в Австрии лекциях существование газовых камер в Освенциме и оправдывал Гитлера

Дэвид Ирвинг был осужден за свои высказывания семнадцатилетней давности: в 1989 году он отрицал в своих интервью и прочитанных в Австрии лекциях существование газовых камер в Освенциме и оправдывал Гитлера

Суд в Вене приговорил британского историка Дэвида Ирвинга к трем годам заключения за отрицание Холокоста. В Великобритании широко обсуждается приговор австрийского суда. Не оправдывая взглядов Ирвинга, многие в Англии задаются вопросом, не ограничивает ли австрийский закон свободу слова.


Закон, карающий за публичное отрицание Холокоста, был принят в Австрии в 1949 году, когда страна еще была поделена на оккупационные зоны, в том числе советскую. Закон этот был направлен против возрождения нацизма. Дэвид Ирвинг был осужден за свои высказывания семнадцатилетней давности: в 1989 году он отрицал в своих интервью и прочитанных в Австрии лекциях существование газовых камер в Освенциме и оправдывал Гитлера. Тогда ему удалось быстро покинуть страну, но когда Ирвинг вернулся в ноябре прошлого года в Австрию по приглашению праворадикальной группировки, он сразу же был арестован. 68-летнему британскому историку грозил приговор до десяти лет тюремного заключения, и для того, чтобы попытаться его смягчить, он признал себя на суде виновным, заявив, что пересмотрел свои взгляды на Холокост. Тем не менее Ирвинг был приговорен австрийским судом к трем годам тюремного заключения.


Дело Дэвида Ирвинга, вызвавшее широкий международный резонанс, комментирует дипломатический редактор газеты Times Майкл Биньон: «В какой-то мере этот суд был и своего рода актом борьбы с рецидивом фашизма, и решал проблемы свободы слова. Конечно, там решался вопрос, должны ли неприемлемые мнения наказываться или же следует допустить существование открытого состязания между правдой и ложью. Большинство людей полагает, что Австрия и Германия — это особый случай. В этих странах особенно жестко преследуют по закону об отрицании Холокоста, и вызвано это особенностями истории этих государств, трудностями, возникающими при осознании и осуждении ими своей истории. Во многих других странах такой закон вряд ли бы был возможен, вряд ли бы он даже приветствовался. Мнения о том, насколько разумно наказывать Ирвинга за его высказывания, разделились. Спорят, в частности, о том, превратит или не превратит приговор его в героя или мученика».


В Британии нет закона, наказывающего за отрицание Холокоста, так что Ирвинг был на родине в безопасности. Майкл Биньон считает, что хотя этот закон и существует в десяти европейских странах, для Англии нужды в принятии такого закона нет: «В Британии найдется очень немного людей, отрицающих Холокост. Но даже если бы они его отрицали, это не оказало бы никакого влияния ни на политику правительства, ни на общественное мнение. В Англии на таких людей посмотрели бы как на полнейших идиотов. Кроме того, у нас не распространены неонацистские настроения. Правда, у нас есть небольшая праворадикальная партия, которая, впрочем, не способна никого запугать и у которой нет исторического прошлого. Здесь нет страха того, что прошлое может вернуться или возродиться, что, собственно, и стало причиной принятия такого закона в Австрии».


Майкл Биньон так оценивает личность Дэвида Ирвинга: «Этого человека обуревает навязчивая идея. Он историк, хорошо знающий германскую историю. Однако ему следовало бы знать ее лучше. У него было немало возможностей познакомиться с историческими свидетельствами и документами, он давно изучает историю Третьего рейха, но преднамеренно отрицает Холокост. Это отрицание покоится не на научных исторических фактах, а на его эмоциях и предрассудках. Он попросту пытается обелить третий рейх, замолчать его наиболее жестокие преступления — впрочем, все они были бесчеловечны, — и тем самым переписать историю. И всё это лишь потому, что он испытывает личную симпатию к главарям нацистов».


Майкл Биньон так объясняет то, что профессиональный историк отрицает исторический факт: «Здесь возможны два объяснения. Одно из них — он решил стать кем-то вроде мученика праворадикального движения, хотел показать, что лишь у него хватило мужества сказать вслух о том, о чем другие молчат. Другое объяснение — он не смог примирить обнаруженные во время своих исторических исследований факты с собственными убеждениями. По своим убеждениям он поборник нацизма и хорошо понимает, что, если попытается оправдать Холокост, это вызовет осуждение подавляющего большинства. Так что вместо того, чтобы оправдывать Холокост, он попросту стал его отрицать».


Дэвид Ирвинг — британский подданный. Майкл Биньон говорит о том, что британское правительство несомненно признаёт правомерность этого суда и приговора, вынесенного в Австрии: «Великобритания, как и Австрия, — член Европейского союза, мы признаем законы Австрии, ее полный суверенитет и ее право судить любого человека по своим законам. В Австрии давно действует закон, карающий за отрицание Холокоста, и он широко применяется. Только в 2004 году по нему было вынесено семьсот приговоров. Так что это отнюдь не "мертвый" закон. Не думаю, что Великобритания будет обеспокоена тем, что случилось с Дэвидом Ирвингом».



XS
SM
MD
LG