Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Цензура в Клубе веселых и находчивых: военному начальству не нравится чувство юмора солдат


Программу ведет Светлана Кулешова. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Екатеринбурге Ирина Мурашова. Гости студии - Елена Зверева, президент Свердловского областного Клуба веселых и находчивых, и Елена Гордеева, а также редактор фестивалей КВН Уральской лиги.



Светлана Кулешова: Команда из военной части поселка Свободный в Свердловской области не дошла даже до отборочного фестиваля студенческой лиги областного Клуба веселых и находчивых. Чувство юмора у солдат есть, но, по неофициальной информации, военному начальству оно не нравится. О неудавшейся премьере команды «Утомленные службой» екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.



Ирина Мурашова: Солдаты-срочники в Свердловской области в КВН еще не играли. По крайней мере, пресс-секретарь регионального комитета Российского Союза Молодежи Вадим Некрашевич этого не припомнит. Примеры юмора курсантов – были. И довольно удачные.



Вадим Некрашевич: Живем мы в одной стране, и проблемы, с которыми мы сталкиваемся, так или иначе все равно пересекаются, хотя, конечно, свою специфику все накладывает. Но в общем и целом не существует какого-то одного отдельно взятого юмора у людей в погонах и юмора у людей без погонов.



Ирина Мурашова: Неофициально, «не для записи» представители организаторов высказывают предположение, что запрет командования связан с названием команды - «Утомленные службой». Руководство части также считает, что после скандалов, связанных с неуставными отношениями в российской армии, шутки на тему военной службы недопустимы. С этим не согласна сопредседатель союза комитета солдатских матерей Свердловской области Марина Лебедева.



Марина Лебедева: Ведь служба на самом деле серьезная и сложная. И если наши мальчишки лишний раз улыбнутся, лишний раз запоют какую-то песню, лишний раз обмолвятся шуткой – это только на пользу службе. Потому что итак ожесточения хватает в армии. Должен быть и юмор, и песня.



Ирина Мурашова: Организаторы фестиваля КВН говорят, что у штатских и военных шутников мог бы получиться интересный обмен опытом. Но если шоу армейского происхождения командование из казарм в народ не выпустило, то обратное движение уже возможно. Серию концертов «Рок в погонах» организовала одна из радиостанций Екатеринбурга. Заместителю командира бригады по воспитательной работе подполковнику Владимиру Макарову приезд рокеров понравился.



Владимир Макаров: Концерты у нас, я считаю, что нужны для того, чтобы солдат мог посмотреть на девчонок красивых и как-то воодушевиться.



Ирина Мурашова: Солдаты с мнением начальства согласны, хотя сформулировать ответ четко и ясно, как полагается по уставу, у рядового Михайлова не совсем получается.



Рядовой Михайлов: Прекрасно, песня понравилась.



Ирина Мурашова: Если самим солдатам шутить про армию возбраняется командованием, то на гражданке военная тема может стать поводом для настоящих представлений. В канун 23 февраля Добровольческое движение «Дорогами добра» проведет в Екатеринбурге социально-поздравительную акцию «Из рогатки - по врагам». В центре города развернут штаб по борьбе с потенциальными захватчиками свободы. По мнению организаторов акции, это внешние агрессоры, террористы и сектанты. Любой прохожий сможет почувствовать себя солдатом и с помощью оружия – рогатки - потренироваться в меткости. За это полагается «Орден Во Всю Грудь».



Светлана Кулешова: Елена Зверева, президент Свердловского областного Клуба веселых и находчивых, и Елена Гордеева, игрок команды «Вне себя» Уральского государственного экономического университета, а также редактор фестивалей КВН Уральской лиги сегодня в Екатеринбург ской студии Радио Свобода.


Итак, есть ли в КВН цензура, и на каком уровне?



Елена Зверева: Я очень люблю это слово «цензура». Наверное, оно меня преследует с самого первого класса, когда мне учитель сказал: «Нельзя говорить это». Цензура – такое слово вообще в КВНе не используется. Там существует такой сленг «нам обрезали», «нас урезали». Играющие знают: были редакторы, все вырезали, не с чем выходить на сцену. Я думаю, что КВН – это игра. В любой игре есть свои правила. Нравятся КВНщикам правила, не нравятся КВНщикам правила, они в эту игру приходят – значит, принимают правила игры.



Светлана Кулешова: Это мнение Елены, которая президент. А мнение Елены, обрезающего редактора и игрока, сейчас услышим. Итак, ваше мнение - цензура?



Елена Гордеева: Не я придумала правила КВНа, уже 40 лет он существует. Изначально, когда зарождались первые игры, существовала цензура в виде нашего правительства. То есть были определенные темы, на которые нельзя было шутить: политические и так далее. Со временем, конечно, это все ушло, у нас сейчас демократия в стране. Но тем не менее, сейчас в КВНе существуют определенные темы, на которые нельзя не то что шутить, на них можно шутить, но:



Светлана Кулешова: :но осторожно.



Елена Гордеева: Да, осторожно. Сейчас я говорю, например, про пошлость, по черный какой-то юмор.



Светлана Кулешова: Я хочу пригласить наших слушателей принять участие в беседе. Мы предлагаем слушателя Радио Свобода ответить на вопрос: смотрите ли вы КВН, и заметно ли там присутствие цензуры, присутствие редакторской какой-то правки?


Итак, раньше нельзя было шутить про Центральный комитет партии, про членов ЦК. Сейчас о чем нельзя? Черный юмор? Как это выражается, как вообще редактор может определить, что это черный юмор? Это же субъективно.



Елена Гордеева: Все равно, если вы видели КВН, все, как правило, видят КВН по телевизору, то есть все знают его по Высшей лиге, и еще Премьер-лига транслируется по Первому каналу. И, наверное, все сейчас видят «Комеди-клаб» по ТНТ. Так вот, «Комеди-клаб» - это как раз таки пример черного юмора, где как раз таки пошлость, «черные» шутки. В КВНе вы такого не увидите. А такое есть на самом деле. В процессе написания шуток, мы это называем среди КВНщиков мозговой штурм, рождаются такие шутки. Это естественно. Их на самом деле легче писать, намного легче в силу, видимо, природы человека. Они рождаются, но когда просматривают редактора, они все это видят, замечают, естественно, это наглядно сразу видно. И они это все вырезают, потому что широкой публике такое показывать нельзя, все-таки КВН смотрят люди от 10 лет даже, это подростки. В обществе существуют определенные каноны, которые нарушать нельзя.



Светлана Кулешова: Еще говорят, у Маслякова один из главных аргументов, что с этой шуткой, пожалуйста, в «Аншлаг», здесь нам этого не надо. Есть такое?



Елена Зверева: Да, есть такое. Я думаю, что это есть в каждой официальной лиге, и это есть все равно у каждого организатора КВН. У него просто несколько другой уклон, потому что есть шутки чисто КВНовские, которые могут порвать зал, которые сегодня есть молодежные, и шутки интересные, сатира, юмор, которые интересны для каждого возраста. Сегодня в этой игре, в этом шоу, если хотите, у Маслякова это шоу КВНовское, мы, наверное, с Леной представляем несколько иной КВН. То есть игра как таковая КВН, но больше представляет социальный проект, если хотите, даже воспитательный. То есть все желающие показать себя на сцене, все принимающие правила игры. Но все-таки это не телевизионный КВН. Разница между тем, как играют в КВН в институте, на предприятии, у нас в области любой и то, что показывают сегодня телевизионное шоу КВН на телевидении – это две разные вещи.



Светлана Кулешова: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.



Слушатель: Я еще в КВН играл с Масляковым вместе и хорошо Сашу знал. И первые КВНы были в прямом эфире, не было тогда записи, нельзя было повторять передачу, все шло в прямом эфире. Как только началась запись, естественно, эти записи стали редактировать. А что касается современного КВНа, то это просто совершенно неинтересно смотреть. И по сравнению с теми КВНами, которые были в моменты «оттепели», это просто смешно.



Светлана Кулешова: Смешно или беззубо?



Елена Зверева: Грустно, наверное.



Слушатель: Смешно типа грустно.



Елена Зверева: Я соглашусь с вами.



Слушатель: Там просто это не передача, это клоунада.



Елена Зверева: Это шоу.



Слушатель: Самое дешевое шоу, к сожалению. А без записи это было бы необыкновенно интересно.



Елена Зверева: Я согласна с нашим слушателем, потому что шоу КВН – это несколько иное. И не всегда то, что показывают сегодня по телевидению, мне нравится. И не всегда я говорю, что это канон, по которому должны следовать КВНщики. Живой КВН – это совсем другие вещи.



Светлана Кулешова: А я немного поспорю. Все равно и тогда, когда КВН шел в прямом эфире, тогда был редактор и был человек в штатском, который тоже все отсматривал, и цензура тоже была достаточно жесткой, даже гораздо жестче, чем сейчас. Можно ли говорить, что чем выше команда продвигается по ступеньках КВНовского движения, тем больше внимания к ее текстам, и тем сложнее какие-то тексты провести на сцену?



Елена Зверева: Нет, я не соглашусь. Мне кажется, чем выше команда поднимается, тем больше она сама придает себе каких-то рамок, то есть она редко скользит по лезвию ножа, она понимает, что ей нужно подняться так высоко. И все равно любой КВНщик хочет попасть в «ящик» - он хочет, чтобы его показали по телевизору. Поэтому они сами уже понимают, что должна быть такая шутка, такая изюминка, что они вышли и порвали зал. Извините за наш сленг, но никуда без сленга сегодня не деться.



Елена Гордеева: Простой пример по этому поводу. Высшая лига, сборная Санкт-Петербурга. Команда, которая не стала чемпионом Высшей лиги, в том числе и после ее возрождения в этом году, в прошедшем сезоне, в четвертьфинале они вылетели. Но тем не менее, это одна из тех команд, которые так себя зарекомендовали в клубе, что им многое что дозволяется, чего не дозволяется другим командам. Они практически всегда шутят на грани, практически всегда.



Елена Зверева: Но эту грань редко переходят.



Елена Гордеева: Да. Тут еще дело в том, что, например, ту же пошлость можно подать по-разному. Можно пошутить очень изящно и так завуалировать это, что это будет смешно.



Елена Зверева: Понятие шутка недопустимая есть.



Светлана Кулешова: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.



Слушатель: Мне 60 с лишним лет, я – участник самых первых КВНов в 60-е годы. Я вам скажу по поводу цензуры, она была всегда. Но, видимо, вы не знаете формы этой цензуры. Формы были очень простые. Люди прекрасно знали, что можно говорить, а чего нельзя. Если переходил границы, его тут же останавливали свои же товарищи.



Светлана Кулешова: Команда одной из воинских частей Свердловской области отказалась от участия в фестивале Уральской лиги КВН, потому что не смогла компромисс со своим командованием, которому не нравилось их название и шутки на армейскую тему. Команда называлась «Утомленные службой». Насколько вы часто сталкиваетесь с подобным? Или это из ряда вон выходящая ситуация?



Елена Зверева: Я бы вообще данный случай не стала бы комментировать, потому что он в любом случае субъективен, и доскональной информации о взаимоотношениях команды и командования данной части у нас нет. Наверное, у них есть какие-то недопонимания, и армия – это тоже игра, но военная. Пусть они все-таки разберутся у себя. А как часто? Я думаю, что каждый год бывают нюансы между администрацией учебных заведений, предприятий и командами. Потому что все равно КВНщики – максималисты в высшей степени. Если говорить о военных командах, есть рязанская военная команда, которая из МВД. Они решили назваться «Мы вас доставим» и существуют себе, играют. Я думаю, что тоже руководство этого военного вуза имеет какие-то нюансы. Но играет команда, может себя как-то поставить. Часто бывает, но как-то все равно находят компромисс. Я думаю, что нормально, команда должна биться за себя. Но тоже должны быть какие-то правила. Если сегодня команда хочет называться командой предприятия, командой вуза, она должна свой корпоративный интерес соблюдать. Если сегодня это независимая команда, они сами себя финансируют, сами готовятся, сами представляют.



Светлана Кулешова: Они по крайней мере от этого уровня цензуры освобождены.



Елена Зверева: Да, выбирайте рамки. Вы хотите сегодня быть накормлены, напоены и тут же хотите быть независимыми – так не бывает.



Светлана Кулешова: А вот тут такой интересный момент. Есть ли экономическая служба безопасности в редакторском составе КВН? Потому что если КВНщики начнут со сцены продвигать своих спонсоров… Шутить же можно по-разному.



Елена Зверева: Вы знаете, мы принесли для интереса, есть так называемый регламент, есть такая мощная книжка, которая называется «Регламент работы клуба». И команда, прежде чем придти в клуб, пишет заявление: «Мы, команда КВН такая-то просим нас принять в областной клуб и обязуемся правила соблюдать».



Светлана Кулешова: Там есть правила не рекламировать спонсоров?



Елена Зверева: Да. В том случае если сегодня как бы это выходит за рамки какого-то приличия. Хотя, с другой стороны, команда имеет право представлять то предприятие или то учреждение, или тот продукт, который сегодня помогает им играть.



Светлана Кулешова: Интересно, в поисках спонсоров команды озвучивают этот пункт регламента?



Елена Зверева: Я думаю, что вы обратили внимание, в том числе и на телевизионных играх пишут: «Команда благодарит…» Мы тоже используем. Но дальше – нет. Бывают в шутках разные нюансы, потому что спонсоры разные.



Светлана Кулешова: Елена, примеры какие-нибудь?



Елена Гордеева: Я так сразу и не найдусь. Просто существуют на самом деле случаи, когда команда через шутку…



Елена Зверева: Не очень красиво, когда у нас очень активно рекламировались в конкурсах памперсы одной компании. Причем они пытались их одеть на все конкурсы. Во-первых, это не самое приятное зрелище. Ну, спонсор у них была та фирма, которая продвигала данный продукт. И когда взрослые люди пытаются шутить так – это тоже редактор посчитал…



Елена Гордеева: Есть просто на самом деле много шуток как раз таки на эту тему, высмеивают эту тему спонсорства. Потому что это на самом деле проблематичная тема для команд, потому что сейчас КВН очень дорого стоит.



Светлана Кулешова: У всех команд есть спонсоры?



Елена Гордеева: Нет.



Елена Зверева: У счастливых команд…



Елена Гордеева: У счастливых команд есть спонсоры.



Светлана Кулешова: Я предлагаю этот кусок нашей беседы начать с такого момента. Механика этого не скажем цензурирования, вам слово «цензура» я поняла не очень нравится, редактирования – как все это происходит?



Елена Зверева: Редактор и слово.



Елена Гордеева: Обязательно в любом положении, которое предшествует приглашению команды КВН на игру, оговаривается момент того, что команда должна приехать заранее для того, чтобы редакторы имели возможность отсмотреть выступление. В зависимости от того, какое мероприятие КВНовское происходит, если это фестиваль – то это в один день, как правило, умещается. Моя команда участвует, например, в официальной лиге Международного союза КВН, там, как в любой официальной лиге, команда приезжает за несколько дней. Процесс этот выстраивается следующим образом. То есть он стал уже настолько бытовым, что команды сейчас просматривают в гостиницах.



Светлана Кулешова: Редакторы на выезд.



Елена Гордеева: Да. Просто им так даже легче. Они сами, как правило, живут в гостиницах. Многие редакторы не из тех городов, где проходят игры лиг. То есть это все происходит так: в холле команда, редактор сидит на расстоянии двух метров от тебя, остальное пространство вам предоставляется в качестве сцены. Прогоняетесь, команда показывает. Тут же он вырезает, говорит такие-то рекомендации. На следующий день снова прогоняетесь, он снова какие-то замечания делает. Конечно, он может вырезать все. Бывает такое.



Светлана Кулешова: Бывает?



Елена Гордеева: Бывает.



Елена Зверева: Да, команда вынуждена снова штурмовать, писать шутки, показывать программу.



Елена Гордеева: Если программа написана и снова не нравится, если не успевает уже команда подготовиться, то либо снимается, либо есть еще такой момент – присваивается статус гостя. То есть команда выступает вне конкурса в качестве гостя фестиваля. И соответственно, в остальных играх она не принимает участия.



Светлана Кулешова: Сколько редакторов отсматривают каждое выступление?



Елена Гордеева: Как правило, в каждой лиге, сколько я видела, в нашем клубе, во всех лигах, как минимум, два редактора: один – основной, другой – на подхвате. Но конечно, в премьер-лиге и Высшей лиге там по 3-4 редактора.



Светлана Кулешова: Команда имеет право, если редактор завернул, вырезал выступление, написать жалобу?



Елена Гордеева: Нет.



Светлана Кулешова: Попытаться спорить?



Елена Гордеева: Не то что она не имеет права. Это в положении все прописано. Команда заведомо знает о том, что с ней это может произойти. Почему и прописывается? Чтобы команда готовилась.



Елена Зверева: Но спорят, спорят, конечно.



Светлана Кулешова: Получается, что редактор должен быть очень уважаемым человеком.



Елена Зверева: Конечно, это однозначно. А еще есть вариант, когда мы смотрим текст заранее. То есть мы просим ребят сбросить по электронке текст или привезти текст заранее, чтобы редактор мог шутки просмотреть. И когда команда выходит и показывает воочию, он уже работает с текстом.



Елена Гордеева: Кстати говоря, мы в своем областном клубе к этому относимся, просим. Сейчас стараемся это сделать обязательным условием. А во всех официальных соревнованиях это обязательное условие вплоть до того, что команда может просто-напросто:



Елена Зверева: :уйти из сезона.



Елена Гордеева: Это обязательно нужно выслать либо по электронной почте, либо если возможность есть, встретиться с редактором заранее, чтобы он команду посмотрел.



Светлана Кулешова: То, что мы видим по телевизору, там кто редактор главный? За кем последнее слово?



Елена Гордеева: Высшая лига – два редактора основных сейчас. Это Андрей Чевурин и Леонид Куприда. Андрей Чевурин – это бывший игрок ХАИ (Харьковский авиационный институт), а Леонид Куприда – Белорусский государственный университет.



Светлана Кулешова: А семья Масляковых?



Елена Гордеева: Семья Масляковых – это особая тема.



Елена Зверева: Он же не редактор на сегодня.



Светлана Кулешова: Но они тоже имеют право слова.



Елена Зверева: Ну, на Сочинском фестивале они в зале отсматривают. Но так, чтобы постоянно как бы сидели в зале и смотрели – такого нет.



Елена Гордеева: За Александром Васильевичем всегда последнее слово, самое веское.



Светлана Кулешова: А как ему удается потом смеяться потом на выступлениях команд? Он же большую часть уже видел.



Елена Гордеева: Это уже профессионал.



Елена Зверева: Он причем наш земляк, если вы знаете, он наш свердловчанин Масляков.



Светлана Кулешова: Есть ли какое-то особое отношение в связи с этим к уральцам?



Елена Зверева: Нет никакого. Я думаю, что, может быть, наиболее строгое, потому что наши команды, которые играют и уезжают на Сочинский фестиваль, всегда под очень пристальным вниманием.



Елена Гордеева: То же самое, сколько же лет те же самые «Уральские пельмени» шли до своего чемпионства. Они шли порядка десяти лет.



Светлана Кулешова: Существует ли в редакторском составе, в составе игроков конфликт поколений? Всегда ли редакторы понимают друг друга? И всегда ли редакторы одного возраста? Вот, например, Елена и Елена, вы сидите в одном редакторском жюри?



Елена Зверева: Сейчас редко. Но вообще, когда только ребята начинали, сейчас, несмотря на возраст, они уже корифеи, на мой взгляд. Когда мы только начинали вводить редакторский совет, ребята в определенный момент бились, потому что я считаю, что мы в КВНе потеряли интеллект. Обижаются на меня КВНщики. Раньше все-таки были интеллектуальнее. Раньше были шутки времени. Сейчас тоже есть шутки времени, но с интеллектуальными шутками я, наверное, обижу ребят, но мы потерялись. И даже в телевизионном КВНе интеллектуальную шутку очень редко можно услышать. А у них свое видение, они считают, что дуновение ветра тоже должно быть обыграно, больше, наверное, какой-то быт, события молодежные должны отражаться в шутке.



Светлана Кулешова: Это было мнение Елены Зверевой – президента, теперь мнение Елены Гордеевой – игрока.



Елена Гордеева: Я немножко не согласна с тем, что вообще интеллект потерялся в КВНе, как выразилась Елена Владимировна. Просто раньше вообще направленность игры была интеллектуальная, это была сама суть игры. А сейчас она не стала главной просто-напросто эта тема. Эти интеллектуальные шутки не стали главными. Они остались, они есть. Есть очень тонкие на ту же политическую тему шутки, которые на самом деле смешные и в то же время задиристые.



Елена Зверева: Заковыристые.



Елена Гордеева: При этом существуют другого плана шутки, те же номера показательные. Конечно, сейчас КВН стал более показательным, это стало шоу. Главное – сейчас создать картинку, сейчас очень многое дает картинка. На том же Сочинском фестивале который год уже, как показывает опыт, в гала-концерт прорываются команды с красивыми, эффектными номерами.



Светлана Кулешова: А там есть приглашенные люди, которые с голосами, которые с танцевальной подготовкой и не из этих вузов? Это как-нибудь проверяется?



Елена Гордеева: Да, конечно.



Елена Зверева: Нет, ну, это допускается. Та же самая подпевка, те же самые профессионалы. Другое дело, что они должны войти в шутку и это должно быть изюминкой. Но эффектные, красивые вещи приветствуются.



Светлана Кулешова: Что еще изменилось в КВН-движении? Мне кажется, коммерческая составляющая очень сильно все-таки выпирает. Сейчас это не только игра, не только развлечение, не только способ проведения времени, но еще и способ зарабатывать, бизнес.



Елена Зверева: Посмотрите даже наши афиши на проспекте Ленина.



Елена Гордеева: Александр Васильевич создал, с точки зрения маркетинга, я еще как раз учусь параллельно, как раз эту тему проходим, я даже пишу работу по маркетингу на тему «Концепция маркетинговая Армико». Я взяла такую тему, пришлось перекопать гору материала по этому поводу. И в одном журнале «Бизнес» украинском вышла очень замечательная статья «Пока Веселые и Находчивые играют, Александр Васильевич зарабатывает на этом деньги». И деньги там такими цифрами исчисляются интересными очень, с нулями огромными.



Светлана Кулешова: Это тоже, наверное, запрещенная шутка для выступлений.



Елена Гордеева: Ну, почему?



Елена Зверева: Есть бренд.



Елена Гордеева: Да, это бренд определенный, а бренд всегда приносит деньги.



Елена Зверева: Это авторство.



Елена Гордеева: Тем более, это бренд-монополист фактически на своем рынке. Это уникальный продукт, которому нет вообще в мире равных. Естественно, он будет огромные деньги приносить. Так это итак видно. В Сочи приехало 484 команды, в том году было 372. И все равно, несмотря на то, что все понимают, что зарабатываются деньги, приходится тратиться, приходится искать тех же самых спонсоров. Но команды валят и валят толпами в тот же самый Сочи.



Светлана Кулешова: Сколько стоит поездка в Сочи для уральской команды примерно?



Елена Гордеева: Я не скажу примерно, сколько в целом. Я, например, могу сказать, что оргвзнос в этом году был за участие в фестивале 4 тысячи 950 рублей.



Елена Зверева: Плюс дорога, плюс питание, плюс проживание в гостинице.



Елена Гордеева: Проживание в гостинице – это две недели фактически.



Елена Зверева: Команда не менее десяти человек.



Елена Гордеева: А представляете, команд 484, в среднем в команде получается, возьмем 12 человек.



Светлана Кулешова: Не будем считать деньги.



Елена Гордеева: Я хочу сказать о том, что в целом, например, в Сочи заселили полностью абсолютно три гостиницы «Жемчужина», «Приморская» и «Москва». Это достаточно большие гостиницы.



Елена Зверева: Насколько все дорого не только для КВН. Кто занимается бальными танцами – это все дорого. Любое шоу требует привлечения средств.



Светлана Кулешова: Мы начали с вами с цензуры, мы начали с команд в погонах, и в результате заканчиваем финансовыми совершенно вопросами.



Елена Зверева: Все взаимосвязано.


XS
SM
MD
LG