Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Страсть живет здесь»





Валерий Винокуров: «Страсть живет здесь» – такой девиз для Олимпиады в Турине избрали организаторы. Участника олимпийских конгрессов Юрия Теппера этот девиз подтолкнул к эмоциональным размышлениям.



Юрий Теппер: Пьера де Кубертена смело можно считать предтечей боевого жанра пиаровских слоганов. Вспомните, знаменитые: «О, спорт, ты – зодчий», «О, спорт, ты – вызов», «О, спорт, ты - справедливость», и, конечно, самое известное «О, спорт, ты - мир». Более полувека слоганы Кубертена украшали стены олимпийских стадионов, высвечивались звездами гигантских табло. Времена меняются. На смену кубертеновским идеологемам пришли новые. Над олимпийским Сараево вспыхнуло лихое, задорное: «Все - в игру». Девиз Турина еще забористее: «Все – в страсть». Девизы-символы - дело серьезное.


Капитан Врунгель утверждал: «Как яхту назовешь, так она и поплывет». Какое плавание нагадал призыв Олимпиады? Не простое это слово - «страсть». Впору полистать словарь мудрого Даля. «Страсть – это душевный порыв, нравственная жажда, неразумное хотение, и еще – алчба. В числе самых мощных – страсть к игре».


Вековые смыслы живы. Душевный порыв вспыхивает под сводами зимних арен. Страсть окрыляет спортсмена и накатывает на трибуны. Вспомните ликование стадиона, встретившего возвращение на олимпийский лед итальянской танцевальной пары Барбары Фузар Поли и Маурицио Маргальо. Телефонные звонки любителей спорта на Радио «Свобода» полны порой наивной, но искренней заботы о благородстве Олимпиад, законности судейских вердиктов. Что ж, страсть - это нравственная жажда. Мы вздыхаем, сочувствуя атлетам, не соразмерившим эмоции с напряжением борьбы.


В борд-кроссе Линдси Джакобеллис влетела на финишную прямую, невероятно опережая соперниц. Всё. Игра сделана. Но американке на лету пришло в голову поразить восхищенную публику внеплановым воздушным трюком. И тут же - нелепейшее, непоправимое падение. Неразумное хотение – тоже страсть.


Конечно, случается и алчба – неутолимая жажда пьянящей славы, алчность предвкушения благ. Алчбу не заметишь при свете олимпийских прожекторов. Она таится в душе и обнаруживается потом – в торге за гонорары рекламных компаний, заманит статную олимпионику на глянцевые станицы «Плейбоя». Дело житейское. Случалось, алкали олимпионики древней Греции и жадничали таланты самой высокой пробы.


Человек – сложное, противоречивое создание. В иной душе с нравственной жаждой соседствует алчность. Как ни крути, участие в жестоко наказуемой игре с допингом - тоже алчба. Еще раз раскроем том Даля. «Страсть в значении подвига есть сознательное принесение на себя тяготы, мученичества». На редкость тяжелы и вероломны лыжные трассы Праджелато. Капризна нынче альпийская погода. Свалится с неба сырая изморозь, сразу забуксуют потяжелевшие лыжи, и неизбежная каторга гонки превращается в великомученическую пытку. А еще - рванет ветер над стрельбищем, замаячит бельмо непораженных мишеней, и начнется бесславное мученичество штрафных кругов. Да будут первыми последние, да станут последними первые.


И еще в словаре. «Нет страсти неистовее безумной любви, но и она гаснет со временем. Напротив, властолюбие, обратившись в страсть, растет с годами». Даль порицает, но его современник Фридрих Ницше назвал «высшей волей к власти» стремление властвовать над самим собой. Долгие годы неся на плечах тяжесть прогнозов и ожиданий, штурмуют олимпийские вершины герои спорта. Даже в час заветной победы люди могучей власти над собой скупы на эмоции и слова. Это о Евгении Плющенко - атлете высокой олимпийской страсти.



Дмитрий Морозов: А теперь, в рамках нашей рубрики «Экономика большого спорта», давайте абстрагируемся от результатов Олимпийских игр, спортивных достижений, и коснемся финансовой стороны Олимпиады в части гонораров спортсменов. Не секрет, что в последнее время эти гонорары резко выросли, и я хочу поинтересоваться у нашего эксперта, профессора Роберта Воскеричяна, какой порядок цифр, на примере, скажем, российских спортсменов?



Роберт Воскеричян: Я бы хотел начать немножко с другой темы. Если наши радиослушатели помнят, мы подробно остановились на инциденте с норвежским спортсменом Ларсом Бюстолем, у которого нашли логотип какой-то компании на одежде и чуть было не дисквалифицировали. К счастью, он остался и, более того, стал олимпийским чемпионом. Получилось удачно. Но немножко неудачно получилось у российских спортсменов. Официальный спонсор олимпийской сборной, компания «Боско-спорт», которая снарядила наших спортсменов в эти затейливые, скажем так, костюмы… На вкус и цвет товарищей нет. Но дело не в том, кому как нравится, а в том, что количество логотипов и напоминаний о логотипе компании «Боско» было таким, что МОК чуть было не дисквалифицировал наших спортсменов. Это нашло отражение в нескольких публикациях, в частности, в газетах «Коммерсант» и «Известия». Заголовки были соответствующие. В «Известиях»: «Россию чуть было не проводили по одежке». В «Коммерсанте»: «Престиж страны поставили на уши». Конечно же, это была грубая ошибка. Давно пора учиться на чужих ошибках. Зачем же учиться на своих?


Теперь давайте перейдем к более серьезным вещам. Олимпийские игры - не только праздник спорта, дружбы и мира (все это правда, это не просто пафосные слова), но и, соответственно, это большой праздник бизнеса. А для спортсмена это, тоже отчасти если не бизнес, то источник заработка. Вот теперь мы уже переходим к тому, что заработают спортсмены, в первую очередь, российские. Первое, что мне бросилось в глаза, это публикация в еженедельнике «Футбол. Хоккей», о том, что лучший хоккеист сборной России будет награжден последней моделью автомобиля «Мерседес-Бенс». Более чем щедрый подарок.


Перед тем как мы будем говорить о размере премиальных, мы должны сказать о том, что большой российский бизнес проявил социальную ответственность, а может кто-то им подсказал (думаю, что, скорее всего, это комбинация двух факторов), но, тем не менее, буквально за месяц до Олимпиады, большой бизнес принял решение выделить в общей сложности 30 миллионов долларов на стимулирование спортсменов. Эти деньги идут только на те виды спорта, которые не являются игровыми. Имеется в виду, что баскетболисты, футболисты и хоккеисты и так достаточно обеспеченные. А что касается лыж, биатлона, коньков, бобслея - тут действительно нужны вливания. Если, скажем, спортсмен становится олимпийским чемпионом, то он будет получать по 5 тысяч долларов ежемесячно. Получается 60 тысяч долларов в год. Это достаточно существенно. Причем, если тот же самый спортсмен в течение года после Олимпиады подтвердит свое реноме (на Кубке мира, чемпионате Европы), то выплаты продлеваются еще на один год.



Дмитрий Морозов: Плюс он получает за победу, разумеется.



Роберт Воскеричян: Разумеется. Об этом мы отдельно поговорим. За второе и третье место предусмотрены точно такие же условия, только с одной поправкой - не 5, а 4 тысячи долларов. Соответственно, не 60, а 48 тысяч в год. Есть также президентские программы. 500 долларов - сумма президентской стипендии. Если спортсмен стал олимпийским чемпионом или призером, то он пожизненно будет получать эту пенсию.


Это из долгоиграющих программ. Что касается премиальных за победу, за второе и третье место на Олимпийских соревнованиях, то размеры премиальных не меняются уже примерно 10 лет. Для зимней Олимпиады 50 тысяч долларов за золотую медаль, 20 тысяч - за серебро и 10 тысяч - за бронзу. А победителям-призерам летних Олимпиад - 50 тысяч за золото, 30 тысяч - за серебро, а за бронзу – 20 тысяч. Чем это объясняется, сказать не могу. Это, видимо, такая высшая математика, которая нам, к сожалению, недоступна.


Эти деньги достаточно высоки. Мы привыкли жаловаться, что там у нас не хватает, здесь не хватает. Но Россия в этом смысле не высший уровень показывает, но и не низший. А на первом месте, как ни странно, идет Украина, которая, в общем-то, особыми финансовыми успехами похвастаться не может. Тем более, эти проблемы с газом. Но, тем не менее, за золото – 100 тысяч долларов, за серебро - 70 тысяч долларов, за бронзу – 50 тысяч долларов. Следом идет Эстония – 75, 60, 40 тысяч.



Дмитрий Морозов: Да, Кристина Шмигун неплохие премиальные получит.



Роберт Воскеричян: Белоруссия, у которой постоянно проблемы, страна не очень богатая - 60, 30 и 20 тысяч.



Дмитрий Морозов: У них же гораздо меньше чемпионов и призеров.



Роберт Воскеричян: Я имею в виду, что каждая страна решает индивидуально, вне зависимости от реальных возможностей. Если бы мы брали по реальным возможностям, тогда, конечно, США могли бы платить больше. А они платят 25, 15 и 10 тысяч. И эта сумма не меняется с 1984 года! А с тех пор доллар несколько потерял в весе, мягко говоря. В Канаде вообще не платят ничего. Принципиально.


Россия находится на четвертом месте. Потом идут Чехия, США, Германия и Австрия. И это еще не все, потому что это - федеральная составляющая. А есть еще и региональная. И тут тоже есть отличия. В частности, в Москве самые большие выплаты - 50, 30, 20 тысяч. Лужков не делает разницы между зимними Играми и летними. Плюс к этому Юрий Лужков обещает и (я думаю, что это обещание будет исполнено, поскольку дом уже строится), построить дом, где олимпийцы, занявшие места с первого по третье, смогут купить себе квартиры по себестоимости. Учитывая, какие сейчас заоблачные цены на московскую недвижимость, я считаю, что это достаточно серьезная мера стимулирования.


Дальше идет Санкт Петербург. Губернатор Валентина Матвиенко объявила о том, что за первое место будет премия 28 тысяч, за второе -16, за третье - 11 тысяч долларов. Примерно по американскому стандарту.


Дальше идем на восток. В Красноярском крае региональная премия колеблется от 3 до 10 тысяч долларов. Таким образом, вместе получается: деньги федеральные, деньги от так называемого олигархического фонда, 500 долларов президентской стипендии, региональные выплаты, плюс, наверняка, будут выплаты от меценатов, промышленников. Это неизбежно, прецеденты есть. По самым средним оценкам, олимпийский чемпион может заработать, за несколько соревновательных дней, примерно 200 тысяч долларов. В эту сумму не входят рекламные доходы. Конечно, таких рекламных доходов, как у Маши Шараповой просто по определению невозможно получить, потому что менее популярны эти виды спорта. К тому же у нас узкий рекламный рынок. Весь рекламный рынок России, о котором говорят, что он растет семимильными шагами, - 5 миллиардов долларов. А мировой рекламный рынок – 400 миллиардов долларов. Понимаете, где основные рекламные заработки? По самым скромным подсчетам, олимпийский чемпион, если он будет работать с компаниями так называемого смежного сектора, которые делают экипировку, амуницию для биатлона, коньки, лыжи, сможет заработать от 300 тысяч до миллиона долларов. Я считаю, что это тоже серьезная цифра для человека, который станет олимпийским чемпионом.


Заканчивая разговор о заработках спортсменов, отметим, во-первых, что они абсолютно обоснованы, а, во-вторых, очень хорошо, что масса уже есть, деньги уже собраны. Необходимо, мне кажется, руководству, Агентству по спорту и Олимпийскому комитету так распределить те деньги, которые уже есть, чтобы был серьезный стимул для спортсменов тренироваться в течение всего цикла, чтобы не было проблем в период Олимпиады с допингами, со всем, что сопровождает большие призы и попытки их получить.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG