Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дом ветеранов войны в Лондоне


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.



Андрей Шароградский: В Лондоне более трехсот лет существует уникальный Челсийский дом ветеранов войны. Он стал своего рода британским национальным институтом, частью английской истории и английской традиции. В нем живут одинокие и престарелые ветераны войны и военные инвалиды. О том, как в Англии заботятся о военных пенсионерах, рассказывает Наталья Голицына.



Наталья Голицына: Нередко в Лондоне можно встретить пожилых мужчин в треуголках и алых камзолах старинного военного покроя. Всем своим видом они напоминают пришельцев из XVII века. В Англии этих людей называют челсийскими пенсионерами; это - постояльцы Дома ветеранов войны, который носит название Chelsea Hospital. В 1682 году вернувшийся из эмиграции во Франции король Карл II основал этот дом для своих верных солдат-инвалидов и ушедших на покой ветеранов. Для строительства был выбран живописный участок на берегу Темзы, а само возведение дома было поручено крупнейшему английскому архитектору того времени сэру Кристоферу Рену - автору собора святого Павла в Лондоне. В наше время дом ветеранов войны - это комплекс зданий, расположенный в парке на участке в 27 гектаров в Челси - одном из самых фешенебельных районов британской столицы. На протяжение более трехсот лет он был и остается последним пристанищем для одиноких и престарелых ветеранов войны, которые находятся под особым покровительством королевы.


Надо сказать, что традиционно все административные посты в Chelsea Hospital занимают живущие в нем пенсионеры, так что вполне можно говорить о самоуправлении этого уникального английского учреждения. Сейчас Челсийский дом ветеранов войны возглавляет бригадир Дэвид Рэдклиф (звание бригадира в британских сухопутных войсках, соответствующее званию бригадного генерала в армиях других европейских стран).


Первый вопрос, который я задала бригадиру Рэдклифу, касался названия Дома ветеранов. Почему он называется Chels ea Hospital - буквально Челсийский госпиталь?



Дэвид Рэдклиф: Слова "Chelsea Hospipal" - название, вводящее в заблуждение. Это никакой не госпиталь, а Дом ушедших на пенсию военнослужащих старше 65 лет, которые оказались здесь по возрасту или в связи с инвалидностью. Слово "госпиталь" здесь может быть оправдано только потому, что о наших постояльцах заботятся 24 часа в сутки. В остальном же наше заведение - это дом для ушедших на пенсию военнослужащих, где они живут в обстановке товарищества и в окружении таких же бывших солдат.



Наталья Голицына: Кто из военных пенсионеров может претендовать на место в Доме ветеранов?



Дэвид Рэдклиф: Если им исполнилось 65 лет, они могут претендовать на жизнь в нашем Доме. Но при этом они не должны иметь иждивенцев и зависимых от них родственников. Другими словами, они должны быть одиноки, быть вдовцами, или разведенными. У них могут быть дети и внуки, но те не должны зависеть от них в финансовом отношении. Когда такие люди к нам приходят, они поступают на полное обеспечение. Они живут в отдельных комнатах площадью в 14 квадратных метра. Сейчас у нас около трехсот пенсионеров. Их снабжают одеждой, у нас трехразовое питание, в целом высокое качество жизни и множество возможностей для активного досуга.



Наталья Голицына: Кто же оплачивает их пребывание в Доме ветеранов?



Дэвид Рэдклиф: Ветераны перечисляют свои военные пенсии в общий бюджет. При этом они сохраняют свои государственные пенсии по старости и все другие пенсии, полученные ими уже после выхода в отставку. Во многих случаях эта отставка произошла лет 30-40 назад. Бюджет Челсийского дома составляется из военных пенсий его жильцов и субсидии Министерства обороны - около 9 миллионов фунтов в год.



Наталья Голицына: Кто сейчас проживает в Доме ветеранов Челси?



Дэвид Рэдклиф: Еще десять лет назад у нас жили ветераны Первой мировой войны. Сейчас у нас их уже нет. Но у нас проживают 230 ветеранов Второй мировой войны. Лет через 20 и их не станет. Сейчас мы принимаем ветеранов многих других войн - в частности, Корейской войны, военных кампаний в Йемене и на Ближнем Востоке, Фолклендской войны. И кто знает, что еще нас ожидает в будущем.



Наталья Голицына: Зависят ли условия пребывания в Доме ветеранов от величины пенсии, которые они отчисляют в общий бюджет? Ведь, скажем, у солдата, полковника или генерала они существенно различаются.



Дэвид Рэдклиф: Насколько я понимаю, вы спрашиваете о том, может ли быть, что двое ветеранов сидят за одним столом и общей едой, и при этом один из них перечислил в наш бюджет намного более высокую пенсию, чем другой? Да, такое вполне может быть. Но мы не рассматриваем наших постояльцев сквозь финансовый микроскоп. Для нас гораздо важнее другое: взаимопомощь, товарищество, а не финансовые вопросы. Нас больше заботит разнообразие и качество жизни наших ветеранов, независимо от вносимых ими средств.


XS
SM
MD
LG