Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Какую победу Красная армия одержала 23 февраля - мнение немецких историков


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер.



Андрей Шарый: Сегодня, 23 февраля, День защитника отечества. Во многих странах национальные праздники приурочены к историческим датам – сомнительным, если не сказать случайным. Французы празднуют День взятия Бастилии, которую штурмом никто не брал. Сербы вспоминают битву на Косовом поле, которую они проиграли. День защитника отечества, доставшийся нынешней России по наследству от советских времен, из этого ряда. Согласно официальной советской версии, в этот день в 1918 году отряд только что сформированной Красной армии отбил наступление немецких войск. Сейчас формулировка несколько изменилась, и говорят уже о первом боевом столкновении с участием Красной армии. А немецкие историки заявляют, что вообще не знают об этом событии. Так или иначе, некоторые российские праздники связаны с историей не только самой России, но и соседних государств. Новый праздник День народного единства назначен на 4 ноября – тот самый день, когда ополчение Минина и Пожарского изгнало польский гарнизон из Кремля. Но и старый революционный праздник 7 ноября был бы невозможен, если бы не Германия. Среди историков широко распространено мнение о том, что русским большевикам активно помогал немецкий генеральный штаб.


О германском вкладе в историю русской революции 1917 года и о том, что же произошло 23 февраля 1918 года, рассказывает наш корреспондент.



Юрий Векслер: В немецкой энциклопедии можно прочитать: "После Февральской революции Ленин и другие известные русские социал-демократы из Швейцарии через территорию Германии, военного противника России, и далее через Швецию и Финляндию возвратились в Россию. Они ехали в пломбированном вагоне, объявленном экстерриториальным районом. Есть версии, согласно которым поезд останавливался в Берлине, где в него загрузили 40 миллионов золотых марок. Деньги должны были быть взяты из государственной кассы немецкого рейха и должны были ускорить большевистскую революцию. В Германии надеялись, что после смены власти в России удастся заключить с ней сепаратный мир. Несомненным является прежде всего то, что возвращение Ленина без немецкой поддержки не могло бы состояться вообще".


Далее мы читаем: "В феврале 1918 года по распоряжению Ленина возникла Красная армия. 5 марта 1918 года подписание договора в Брест-Литовске положило конец войне России с Германией. Ленин в одиночку продавил решение о подписании мира, несмотря на противодействие других лидеров партии, в частности – Троцкого".


Что знают и думают об этих событиях в сегодняшний Германии? С этим вопросом я обратился к историку, доценту Берлинского свободного университета Вольфгангу Виттерману и спросил его первым делом о том, что знает он о победе русских над немцами под Псковом и Нарвой 23 февраля 1918 года?



Вольфганг Виттерман: Русская армия вообще уже не сражалась к этому времени, тем более не могла одерживать побед. Для меня это новость. Русская армия практически самораспустилась, и уже не было практически боев. У большевиков не было воинских частей, вообще было мало военных. Если вспомнить переговоры в Брест-Литовске, то у русских не было своей полноценной вооруженной охраны, потому что практически не было армии. И вы говорите, что должно было иметь место сражение, в котором русские нанесли поражение немцам. Где вы говорите? Под Псковом. Мне ничего об этом неизвестно. И я никогда ни о чем подобном не слышал. Подобное представляется крайне маловероятным, потому что по всем другим данным русская армия уже была не в состоянии воевать, она почти разложилась, и солдаты бежали домой, чтобы принять участие в дележе земли. У немцев была другая проблема: многие немецкие солдаты коллаборировали с русскими и хотели вместе с ними делать революцию. О значительных боях в этот период, тем более о какой-то победе русских я ничего не слышал.



Юрий Векслер: На мой вопрос о немецкой поддержке большевиков и о золотых марках Вольфганг Виттерман сказал…



Вольфган Виттерман: Да, это известно и документально подтверждено многократно. Все это организовывали немецкие госчиновники высокого ранга и люди из руководства армии. И вся эта акция была профинансирована, так как эта операция стоила немалых денег. Так много денег, как вы называете, там, скорее всего, не было. Это Парвус добыл деньги из разных сомнительных источников. Наверное, и немецкие госденьги там тоже были.



Юрий Векслер: Немецкий историк Карл Слегель в своей книге "Берлин. Восточный вокзал" дает такую живописную картину:


"Потсдамский вокзал. Ранним утром 11 апреля 1917 года в составе обычного поезда, следовавшего, согласно расписанию, из Франкфурта-на-Майне сюда прибыл пломбированный вагон, в котором под надежной охраной немецкого Генерального штаба пересекали Германию русские революционеры. Окна обычного зеленого вагона поезда дальнего следования, в котором находился Ленин, были глухо зашторены, на платформе стояло полицейское оцепление, по ее краям даже была проложена колючая проволока. Никто не вошел в вагон, и никто не вышел из него. В конце концов этот вагон был оцеплен от поезда и переведен на запасный путь. Дальше его перебросили на Стетинский вокзал, а оттуда – на Засниц и Трилеборг".


На мой вопрос, можно ли интерпретировать Брестский мир как выполнение большевиками некоторых обещаний или как расплату по векселю, берлинский историк Вольфганг Виттерман ответил…



Вольфганг Виттерман: Нет, так сказать нельзя. Большевики не имели ничего, что они могли бы предложить немцам. Они не могли, да и не хотели, но прежде всего не могли больше воевать. И Брестский договор был для России хуже, чем Вестфальский договор для немцев. И немцы могли такой договор с Россией продиктовать и значительно раньше, и раньше увести свои части с Восточного фронта и перекинуть их на Западный. Но так или иначе, на Восточном фронте немцы безжалостно использовали все слабости большевиков и отобрали все, что можно было отобрать. Это был продиктованный немцами мир, очень тяжелый для России, но большевики примирялись с этим договором, надеясь на скорую мировую революцию. Как и чем могли они воевать с немцами?



Юрий Векслер: Это было мнение немецкого историка, доцента Свободного университета в Берлине Вольфганга Виттермана.


XS
SM
MD
LG