Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Продолжается разбор завалов на месте обрушения крыши Басманного рынка в Москве


Программу ведет Михаил Фролов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович.



Михаил Фролов: Продолжается разбор завалов на месте обрушения крыши Басманного рынка в Москве. По последним данным, погибли 57 человек, ранено 32. Семь тел по-прежнему остаются неопознанными. Сейчас на связи со студией Радио Свобода наш корреспондент на месте Данила Гальперович.


Что сейчас происходит на месте обрушения, что видно и какие выводы из этого можно сделать?



Данила Гальперович: Видно, во-первых, гораздо меньше, чем вчера, потому что надо сказать, что вся территория вокруг рынка очень серьезно ограничена милицией. Если вчера здесь были какие-то более или менее возможные проходы для работы журналистов, сейчас этого нет, сейчас это достаточно плотно закрыто. Я нахожусь примерно в 100 метрах от рынка. Видно, что работает по всему тому крылу рынка, который выходит на Бауманскую улицу, тяжелая техника, экскаваторы, они переворачивают достаточно серьезный плиты и нагружают все то, что вынимается с места рынка в большие машины, которые стоят рядом. То есть очевидно, что уже работает вовсю тяжелая техника. Надо сказать, что если вчера стена рынка, которая была видна с Бауманской улицы, еще стояла, то скоро это, видимо, будет ровным местом. Надо также сказать, что люди, которые работали на рынке, продолжают здесь быть, они пытаются выяснить, что же дальше будет, потому что московское правительство сказало о компенсациях семьям погибших, пострадавшим, но ничего не сказало о собственности, которая пропала у тех, кто торговал на рынке, и эти люди здесь стоят и думают, что же им дальше делать. Я говорил с одной женщиной, у которой был ларек внутри этого рынка, она сказала, что она потеряла все, что у нее было. Кроме того, она говорила, что очень долго и много удивлялись те, кто работал внутри рынка, как это здание еще стоит, потому что они видели трещины в крыше, они видели, что, в общем, здание не в самом лучшем состоянии. Я очень многих спрашивал здесь: все-таки ночевали ли люди, жили ли люди в самом рынке? Они говорят, что нет, люди там именно работали. Там не было, что называется, обустроенного жилья, каких-то кроватей, просто из-за круглосуточного характера работы рынка здесь постоянно были люди, они то разбирали зелень, то, например, просто подливали воду в цветы. И таким образом, рынок жил постоянной какой-то жизнью. С другой стороны, я видел еще людей, которые до сих пор не могут найти своих родственников. У некоторых из них явный языковой барьер с московскими властями. Например, я видел таджикскую женщину, которая искала своего сына, и она пока еще не звонила в посольство Таджикистана, видно, что она, наверное, еще и не думала пока о таком пути. Во всяком случае, люди из МЧС не объяснили ей, где ее сын, а ни в больницах, ни на месте происшествия она его не нашла.


XS
SM
MD
LG