Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Расследование трагедии на Басманском рынке


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода в Москве Данила Гальперович и Максим Ярошевский.



Кирилл Кобрин: По последним данным, при обрушении крыши Басманного рынка в Москве погибли не менее 60 человек. Большинство тел опознаны, в больницах по-прежнему остается более 20 пострадавших.



Данила Гальперович: Басманного рынка больше нет: еще ночью стоявшую часть его стен обрушили, и теперь тяжелая техника расчищает место - экскаваторы таскают ковши обломков в грузовики. Место оцеплено милицией гораздо тщательнее, чем в день катастрофы - подобраться близко к рынку трудно, но московское начальство с утра именно здесь общалось с журналистами. Мэр Москвы Юрий Лужков сказал, что, видимо, все живые и погибшие найдены, и о каких-то изменениях в конечном счете жертв вряд ли можно говорить.



Юрий Лужков: Подвалы открыты, подвалы проверены службой МЧС, и в подвалах нет каких-то преград для того, чтобы изучить все эти места, все эти помещения. Оснований и причин для того, чтобы еще оценивать, что есть в подвалах люди, которые сейчас не обнаружены, такого быть просто не может. Ситуация в подвалах нам абсолютно ясна.



Данила Гальперович: По словам московского мэра, Басманный рынок и так собирались со временем убирать.



Юрий Лужков: Было запланировано этот рынок закрывать, и на его месте будет весь квартал, квадрат сделан большой центр торговый, где на первом этаже будет торговля рыночная, а на более высоких этажах будет торговля, ну, такая - магазины, бутики, ресторанчики, кино, то есть это должен быть современный торговый центр.



Данила Гальперович: Лужков говорит, что, независимо от прописки или гражданства, московские власти окажут помощь всем, кто потерял близких или сам был ранен во время обвала рынка.



Юрий Лужков: Подписано мной решение, одно решение по оказанию материальной помощи и пострадавшим, и членам семей. Это в основном не москвичи. В подавляющем своем большинстве - это наши гости, которые приехали сюда торговать, и вот такое случилось.



Данила Гальперович: Национальные диаспоры в Москве были обнадежены таким подходом московских властей, но и сами начали активно помогать своим соотечественникам. С представителем одной из таких диаспор - азербайджанской - разговаривал мой коллега Максим Ярошевский.



Максим Ярошевский: 90% пострадавших в этой трагедии - азербайджанцы. Родственникам погибших сейчас оказывается психологическая помощь. Об этом Радио Свобода рассказал председатель совета Московской национально-культурной автономии азербайджанцев Агададаш Керимов.



Агададаш Керимов: Там идет психологическая поддержка родственников, родных, которые приезжают туда. По телефону звонят даже из городов Азербайджана. Мы распространили номера телефонов, откуда можно получить информацию. Звонят и близкие, родные, даем информацию. Очень тесную поддерживаем связь со штабом ГУВД, МЧС. Всю информацию они через каждые полчаса передают нам, а мы, в свою очередь, передаем родственникам. Кроме психологической поддержки люди подъезжают, привозят горячую пищу, еду, помогают, чтобы поддержать, там, родственников, и лекарствами ребята регулярно снабжают, медикаментами. МЧС тоже поддерживает, тоже привозят всякий чай, воду, сухими пайками обеспечивают. Понятно, что туда никого не пускают, все жалуются, многие понимают, что сейчас туда лезть нет смысла, потому что все равно ничем не поможешь, наоборот, мешать будут. Поэтому тоже объясняем. Многих отправляем домой, чтобы не сидели, не мучились, потому что есть телефон, все равно информацию другую они не смогут получить, потому что близко туда вообще никого не пускают, там идет работа очень аккуратная, по кубикам разбирают, может быть, там есть кто-то живой. Вчера вечером, уже где-то часов в полвосьмого - в восемь взяли там троих, двоих в реанимацию отправили в тяжелом состоянии, а одна женщина оказалась живая и невредимая. Объясняем, что их участие в принципе там не нужно, потому что все специалисты, профессионалы - и работники МЧС, и медики, они выполняют свою работу добросовестно и качественно.



Максим Ярошевский: После этой трагедии вы сталкивались с какими-то серьезными сложностями?



Агададаш Керимов: Никаких сложностей нет, потому что все понимают, даже сами говорят те ребята, которые работают там, до этого ушли оттуда, кто-то раньше ушел, кто-то, допустим, не вышел на работу, они все пришли туда, чтобы опознать своих близких, родственников, и они все рассказывают, что, оказывается, уже больше года там предупреждение дали директору рынка, что в плохом состоянии здание, надо закрывать, и прокуратура дала какие-то рекомендации, чтобы закрыть рынок. Но, видимо, алчность берет свое. Вся вина, это очевидно, ложится на руководство рынка.



Данила Гальперович: Вопрос, который задают многие: почему погибло и пострадало так много людей, ведь час был по-настоящему ранним - начало шестого утра? Те из торговцев, кому повезло не оказаться на рынке в момент обвала, рассказывают, что в здании постоянно велась какая-то работа.



Торговец: Готовятся в это время, пока клиенты подходят, метро открывается, потом люди приходят, чтобы у них готово были все товары, их реализовать. Из-за этого они приходят в это время, рано.



Данила Гальперович: На вопросы о том, не жили ли в здании постоянно какие-то люди, все отвечают отрицательно.



Торговец: Жилья не было там. Какое жилье? Жилья не было.



Данила Гальперович: Или подвал какой-нибудь?



Торговец: Нет. Там все рабочие.



Татьяна: Они там работали, понимаете, просто ночью работали вот так. Они в ночную смену приходили, работали там, и вот так, бедные, пострадали. Просто ночные. Они хлеб там пекли, все, понимаете, вот такие вещи.



Данила Гальперович: Татьяна, также имевшая свое место в здании Басманного рынка, теперь не знает, что ей делать и тоже ждет помощи московских властей.



Татьяна: Лужков говорит по телевизору, что только мертвые и пострадавшие в больнице и туда-сюда, вот это, а про нас пока молчок, ничего не говорят. А мы же тоже все потеряли, мы без ничего, ни средств, ничего не осталось у нас. Вот стоим. Если были бы деньги, сейчас рванула бы на другой рынок, например. И некуда идти, некуда совершенно.



Данила Гальперович: По словам Татьяны, всем, работавшим в здании рынка, было ясно, что даже находиться там не вполне безопасно.



Татьяна: Ну, изнутри, вот, ни единой опоры - такая конструкция не могла стоять долго. Все говорят - 30 лет! 30 лет - разве это срок для такой конструкции, разве это срок?! Он же должен 100 лет стоять, например. Вот старые постройки все... Даже древние римляне и то такие колонные строили! Это же не спроста. На потолке были такие трещины, виднелись, конечно, виднелись.



Данила Гальперович: Как будто опровергая слова московского мэра и представителей МЧС о том, что нашли всех, рядом с разрушенным рынком ходит женщина из Таджикистана. Она ищет сына и практически не говорит по-русски...



Женщина из Таджикистана: Не знаю, нету, никого нету... В больница нету...



Данила Гальперович: Трагедия на Басманном рынке пришлась на очередной российский праздник - 23 февраля. Теперь для тех, кого зацепила катастрофа, этот день стал днем траура. При этом пока неясно, будет ли объявлен траур по десяткам погибших официально.


XS
SM
MD
LG