Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Взрыв мечети в иракском городе Самарра спровоцировал политический кризис


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Праге Андрей Шароградский.



Кирилл Кобрин: Взрыв мечети в иракском городе Самарра, где захоронены двое шиитских имамов - Али аль-Хади и его сын Хасан аль-Аскари, спровоцировал гибель почти ста пятидесяти человек - в основном иракских суннитов - и политический кризис, который ставит под угрозу план мирного урегулирования в стране. Ни призывы к спокойствию со стороны духовных и политических лидеров, ни продление комендантского часа не помогли хоть как-то ослабить напряженность.



Андрей Шароградский: Взрыв шиитской святыни привел к жестоким столкновениям между шиитами и суннитами в Ираке, десятки суннитских мечетей подверглись нападению.


Говорит свидетель одного из нападений...



Свидетель нападения на мечеть: На мечеть напали на рассвете, через пять минут после того, как раздался сигнал к утренней молитве. У нас пять охранников в мечети, и после этого сигнала, они вернулись в свою комнату. В это время к входу подъехали две машины и люди с автоматами Калашникова ворвались в комнату охранников. Там было три охранника, и они изрешетили их пулями и кинули 2 гранаты, прежде чем убежать. Они приехали на двух машинах марки "опель".



Андрей Шароградский: Жертвами столкновений шиитов с суннитами стали более 130 человек. В Басре неизвестные ворвались в тюрьму и расстреляли 11 суннитов, содержавшихся там по подозрению в причастности к повстанцам в Ираке, десятки тел застреленных суннитов найдены на улицах Багдада и других городов. В Самарре убиты трое тележурналистов, работавших на телеканал "Аль-Арабия". При этом пока никто не взял на себя ответственности за взрыв мечети в Самарре.


Президент Ирака Джаляль Талабани выступил с телеобращением, в котором подчеркнул всю серьезность сложившейся ситуации.



Джаляль Талабани: Когда в обществе разгорается огонь вражды, он не щадит никого. Потушить его - наш священный долг. Мы должны это сделать. Только сплотившись, мы положим основание единому, демократическому, плюралистскому и стабильному Ираку.



Андрей Шароградский: Отказаться от насилия призвал и американский президент Джордж Буш, обещавший также помощь США в восстановлении разрушенной мечети.



Джордж Буш: Я хочу заверить народ Ирака, что правительство США очень серьезно относится к своему намерению помочь восстановлению разрушенной мусульманской святыни. Мы понимаем, как эта гробница важна для иракского общества, и будем вместе с правительством Ирака участвовать в восстановлении этой прекрасной святыни.



Андрей Шароградский: С аналогичным заявлением выступил накануне и британский премьер Тони Блэр, который подчеркнул, что целью террористов было именно спровоцировать вражду между суннитами и шиитами, чтобы не дать продолжиться процессу урегулирования в Ираке.



Тони Блэр: Все иракские партии - сунниты, шииты, курды - сблизили позиции и вместе пытаются сформировать новое правительство. Так почему предпринимаются попытки спровоцировать новую междоусобицу? Да потому что, если силы, выступающие за демократию и выражающие волю народа, наладят сотрудничество, будет нанесен мощный удар по террористам, как в Ираке, так и во всем мире.



Андрей Шароградский: Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан выразил надежду на то, что взрыв в мечети в Самарре и последовавшие затем события не сорвут переговоры между ведущими политическими силами в Ираке.



Кофи Аннан: Надеюсь, иракские лидеры продолжат совместную работу в общих интересах, в интересах народа, страны, которая слишком долго страдает от насилия.



Андрей Шароградский: Несмотря на все эти призывы, политические лидеры суннитов бойкотировали встречу с президентом Талабани, обвинив правительство в неспособности обеспечить безопасность суннитского меньшинства.


С требованием к властям обеспечить безопасность обращаются и простые иракцы. Говорит один из жителей Багдада...



Житель Багдада: Сунниты и шииты убивают друг друга из-за обострения конфликта из-за взрывов святыни в Самарре. Но это дело рук террористов. Ведь и сунниты, и шииты уважают имамов. Мы не должны воевать друг с другом, и мы требуем, чтобы правительство и религиозные власти урегулировали этот кризис.



Андрей Шароградский: Наблюдатели считают, что переговоры между суннитскими и шиитскими партиями в ближайшее время, скорее всего, все-таки продолжатся. Однако происходящее демонстрирует хрупкость нынешней политической системы в Ираке, которую так легко разрушить с помощью провокаций, направленных на противопоставление одной религиозной общины другой. Такую точку зрения разделяет Йост Хилтерман, эксперт организации "Международная кризисная группа"...



Йост Хилтерман: Боевики, используя насилие, которое заставляет шиитов мстить, несмотря на призывы их собственных духовных и политических лидеров, получают своеобразное право вето на продолжение политического процесса. Все это ставит шиитских политических лидеров в очень трудное положение, так как они не могут продемонстрировать слабость перед своими наиболее радикальными сторонниками и вынуждены выходить из политического процесса, чтобы добиться уступок со стороны шиитов.


XS
SM
MD
LG