Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Семья Кузнецовых из Саранска нашла своего сына, пропавшего во время службы в армии, только через два года. Может ли отслуживший в армии офицер получить квартиру в Пятигорске? Почему в Челябинске закрыта правозащитная организация? Кому выгодно, чтобы соль и сахар в Ижевске стали дороже? Шахтеры, добывающие соль в Соль-Илецке знают, что ее хватит на 800 лет. Оренбург: Отцы и дети об Афганистане 17 лет спустя. Нижний Новгород: Какой национальный проект действительно нужен школе. Самара: Кто виноват в том, что покупатели квартиры остались без жилья? Подмосковье: Зачем правозащитника вызвали в милицию? Село Пыталово Псковской области: Сколько на самом деле стоит тепло? Ульяновск: Поможет ли должникам рассрочка платежей?


В эфире Саранск, Игорь Телин :



Два года искали по всей стране своего пропавшего сына, солдата срочной службы, Сергея Кузнецова его родители. Собственно, история эта со счастливым концом. Парень вернулся в родительский дом, да вот только отец солдата Александр говорит об этой истории так.



Александр Кузнецов: Вот мы прошли этот путь в поисках нашего сына, в итоге пришли к тому, что вся система укрывательства способствует конкретно развалу российской армии.



Игорь Телин : Начиналось же все весьма обыденно. Студент второго курса одного из институтов Саранска Сергей Кузнецов, хоть и имел право на отсрочку, но решил пойти служить в армию. Родители отговорить его не смогли, и парень попал в учебную часть в Подмосковье. После нее – перевод на службу на Дальний Восток.



Александр Кузнецов: По прибытии в часть, месяц он добирался (поездом ехали). Приехал и сразу позвонил с домашнего телефона офицера, что прибыл в войсковую часть. Переговорили, все нормально. Потом еще звонил, что служба идет нормально, письма писал, что назначили его замкомандира взвода. Никаких таких тревожных симптомов не было. Последний раз он позвонил 10 августа – в день рождения. Потом перестали письма приходить, известий не было. Тут что-то мы заволновались.



Игорь Телин : Сергей был по натуре ответственным и работящим. На безотказного сержанта начальство наваливало все больше и больше обязанностей. Почти полтора месяца Кузнецов был дежурным по роте без сна и отдыха. Систематический недосып привел к нервному срыву. Он покинул часть. Только потом выяснилось, что покинул часть не здоровый и крепкий сержант, а больной, потерявший память человек. Командование видело, что происходит с Сергеем и, как считает отец солдата, делало все, чтобы скрыть сам факт его ухода, а, следовательно, болезнь военнослужащего.



Александр Кузнецов: Пришло письмо якобы от сослуживца, что Сергей убежал из части. Мы тут же в этот же позвонили в часть. Домашний телефон старшины был. Он удивился, откуда мы узнали, что наш сын пропал. Объяснить толком он ничего не стал, попросил позвонить завтра, да, он пропал, но завтра или послезавтра он вернется, мотивируя тем, что он находился в каком-то длительном наряде и устал.



Игорь Телин : Последовали звонки командиру части. Он посоветовал родителям не поднимать шума. Постоянные звонки родственников пропавшего солдата не давали ему спокойно жить. Вскоре родители Кузнецова услышали в свой адрес оскорбления и обвинения.



Александр Кузнецов: «Вы что сюда звоните. Вы сюда не звоните. Вы семья алкоголиков. Сюда больше не звоните». Я говорю: «Для меня это вообще шок был. Мы не алкоголики». «Нет, вы алкоголики. У нормальных людей дети в армии не служат».



Игорь Телин : Только через 44 дня, а не через три, как того требует закон, Военная прокуратура Уссурийского гарнизона возбудила уголовное дело по факту оставление части Сергеем Кузнецовым. Одновременно с этим в Управлении внутренних дел Уссурийска возбудили и розыскное дело. Дело, впрочем, спустя два месяца после его возбуждения, закрыли. Следователи получили данные из информационного центра МВД России, где говорилось о дезертире Кузнецове, задержанном в Саранске.



Александр Кузнецов: Тут прошла еще информация, что и участковый наш задерживал нашего сына в парке возле дома. Был составлен административный протокол о задержании и о его проживании без документов. Это все было внесено в информационный центр и отправлено в Приморье. Мы были в шоке от такой информации.



Игорь Телин : Получалось так, что пока родители искали сына в Уссурийске, он спокойно расхаживал по родному городу в тысячах километрах от места службы. Но в итоге выяснилось, что информация о задержании была сфабрикована. Участковый таким образом заработал лишний плюс в свое личное дело. Тогда солдата официально признал безвестно отсутствующим.


А потерявший память Сергей, тем временем, находился в селе Еленовка Приморского края. Его приютила семья Пакель. Парня, потерявшего память, назвали Даниилом. Он делал все по хозяйству – за животными ухаживал, кормил их и огород держал. Сам считал, что он деревенский. Но не оставлял надежду узнать хоть что-то о себе и своих родственниках. Решил ехать в Москву. Купить билет возможности не было. До столицы Сергей добирался 16 дней на попутках. Здесь он попал в 7-ю психиатрическую больницу. С ним работали специалисты, и память к Сергею понемногу стала возвращаться. Под гипнозом он вспомнил автомобильный номер, на котором был обозначен 13-й регион – это Мордовия.



Александр Кузнецов: Из Москвы пришла телеграмма, что предположительно наш сын находится в одной из московских клиник. Был указан телефон. Мы в больницу позвонили. Что за больница? Психиатрическая больница, у него амнезия – полная потеря памяти.



Игорь Телин : Таким образом, спустя два года, родители нашли сына. Но не нашла Сергея Кузнецова армия. Республиканский военкомат, согласно действующему законодательству, провести увольнение рядового Кузнецова не может. Это нельзя сделать, потому что он официально до сих пор признан безвестно отсутствующим, то есть для армии его до сих пор нет. Он не существует, а потому, не имея паспорта, не может ни продолжить учебу, ни устроиться на работу.



В эфире Пятигорск, Лада Леденева :



50-летний пятигорчанин Александр Карачёв - капитан второго ранга в отставке. Он прослужил более 20-ти лет во флоте, сначала - на надводных кораблях, затем - во флотилии атомных подводных лодок. В 1993 переехал с Камчатки в Пятигорск. Уволившись в запас, он оставил по месту службы благоустроенную трехкомнатную квартиру, рассчитывая получить равноценную в курортном регионе. Однако не тут-то было. Вот уже 13 лет его семья из 4-х человек ютится в родительской хрущевке, а капитан ждет положенного по закону жилищного сертификата.



Александр Карачев : Ситуация здесь сложилась такая, что 1993-1995 года строительства жилья вообще не велось, хотя в то время должны были строить жилье для военнослужащих, уволенных в запас, за счет бюджета. Однако ни администрация города, ни администрация края строительство жилья не вело.



Лада Леденева : Согласно ныне действующего законодательства, с 1998 года всем военнослужащим запаса, не имеющим собственного жилья, положены денежные сертификаты. Однако на Ставрополье процесс их выдачи растянулся на годы, и множество офицеров, по 20 и более лет прослуживших в армии, не имеют крыши над головой.



Александр Карачев : Люди, в свое время отслужили по 20-25 и более календарных лет, оставили благоустроенное жилье по местам, откуда они увольнялись, прибыли сюда и здесь в течение 10 лет, 13 лет ждут, как говорится, своей очереди на получение. Живут неизвестно где. В год на город выдается 8 жилищных сертификатов.



Лада Леденева : Те же, кто стал счастливым обладателем сертификата, не могут его реализовать: денежный эквивалент документа покрывает около 70 процентов реальной цены на жилье. Говорит заместитель председателя морского собрания Анатолий Бац.



Анатолий Бац : Нормальное жилье, положенное военнослужащим, нельзя приобрести. Эту проблему президент поднимал, сейчас обещают поднять стоимость одного квадратного метра, в первую очередь, в Москве и Ленинграде. Как будет здесь – трудно сказать.



Лада Леденева : При этом сумма, указанная в сертификате, из года в год не меняется, а цены на жилье с каждым днем растут. Продолжает Александр Карачёв.



Александр Карачев : По закону в принципе я имею права приобрести жилье – трехкомнатную квартиру. Но те деньги, которые мне выдаются, максимум, что я могу себе позволить – это приобрести двухкомнатную квартиру старой планировки, хрущевку. На большее просто этого сертификата не хватает. Вот так вот наше государство заботится о тех, кто ему отдал свою молодость, здоровье и все силы.



Лада Леденева : Для того чтобы собрать необходимую разницу, пенсионерам приходится искать работу. Однако найти в их возрасте достойный заработок не так-то просто.



Александр Карачев : В основном, берут людей до 35 лет. Если жить только на ту пенсию, которую положило государство, семью обеспечить невозможно. Одного человека можно обеспечить, но семью – нет. Ограничения существуют по возрасту.



Лада Леденева : Случай Александра Карачёва для Пятигорска, скорее, правило, чем исключение.



Николай Лега : Я говорю, как наиболее живой пример – это Головач. Он сам подполковник. С 1992 года (дай бог памяти) стоит на очереди. Был в Афганистане. Жена у него служит в нашей части. Сама уже не менее трех раз была в Чечне в командировке по 3-4 месяца. Только в 1995 году они получили служебное жилье, которое могут в любое время оттуда попросить.



Лада Леденева : Рассказал заместитель председателя городского совета ветеранов, капитан запаса второго ранга Николай Лега. По его словам, на сегодняшний день в очереди на получение жилья в Пятигорске стоят более 100 офицеров, уволенных в запас.



Николай Лега : На край было выделено 80 с чем-то на 1995 год, на город было выделено 8 сертификатов. А нуждается, по нашим данным, 108. М примерно просчитывали – от 13 до 16 лет надо с сегодняшнего дня стоять, чтобы получить. А люди уже стоят, которым положено жилье: ветераны вооруженных сил – это и мичманы, и прапорщики, и офицеры.



Лада Леденева : У пятигорских военнослужащих запаса немало проблем: кто-то до сих пор судится с государством, чтобы получить заслуженные еще 10 лет назад боевые, кто-то стоит в очереди, чтобы пройти курс лечения в госпитале. Проблема отсутствия собственного жилья, пожалуй, самая острая из всех. По словам военнослужащих, сегодня на улицах крупного города вряд ли встретишь офицера в военной форме. Ее надевают лишь в праздники или по месту службы, куда добираются в гражданском, очевидно, стесняясь офицерских погон.



Николай Лега : Начинать надо с лейтенанта. Это тот человек, который бегает за танком вместе с солдатиками. Это командир группы, который у нас с матросами в самых низах. Несколько лет назад была сетка повышения заработной платы. Это безобразие, мы считаем. Начинать надо с лейтенанта.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Челябинск теряет одну за другой правозащитные организации. Сначала, в конце лета 2005 года, фактически прекратила свое существование комиссия по правам человека при губернаторе. Ее сотрудникам предложили работать исключительно на общественных началах, а теперь закрыт центр «Человек. Закон. Власть», который работал при комиссии. В ноябре здесь дали последнюю юридическую консультацию. С тех пор на дверях меняются объявления. Офис не работает в связи с ремонтом, аварией или отсутствием света.


Пенсионеры подозревают, "Человек. Закон. Власть" закрылся навсегда. У помещения в центре города появился новый хозяин. Консультационный центр проработал 5 лет. Часть комнат занимали юристы, оставшиеся площади сдавались в аренду. Бывшие руководители уверяют, заработанные деньги тратились на зарплату и бланки, а вот юридические услуги для социально-незащищенных граждан были абсолютно бесплатными. Говорит Наталья Бондарчук, старший юрисконсульт закрытого центра.



Наталья Бондарчук : Центр был создан по идее, по инициативе Екатерины Викторовны Гориной. Она была, скажем, родоначальником этого центра.


Ежедневно в центр обращалось до ста человек за юридической помощью. То, что произошло, ликвидация этого центра, в первую очередь, ликвидация Комиссии по правам человека, это не иначе, как прекращение всякой демократии. Как говорится, поиграли в демократию и хватит. Идет наступление на права человека. Я считаю так.



Александр Валиев : Неприятности начались год назад - помещение перешло в собственность Министерства промышленности Челябинской области. Сначала в Центре сменился директор, а потом всех попросили удалиться. Чиновники сослались на указ президента. Общественные организации больше не могут существовать при исполнительной власти. Пенсионеры писали слезные письма, изгнанные руководители - судебные иски. В феврале вместе вышли на митинг. Под обращением к губернатору с просьбой спасти центр подписались несколько десятков человек. Новые хозяева помещения зафиксировали весь процесс на видеокамеру сотового телефона. Но разговаривать с митингующими не захотели. При первой же попытке диалога, мобильный оператор забежал в офис и запер за собой дверь. Говорит пенсионерка Людмила Уральская, который центр Человек Закон Власть помогал юридическими консультациями.



Людмила Уральская : У нас в 1998 году администрация города нарушила полностью наши права. Она зарегистрировала нам устав, который был подписан совершенно посторонними людьми, не имеющими никакого отношения к кооперативу, и почти лишило нас всех нашей общей долевой собственности.


Мы обратились в Комиссию по правам человека, чтобы защитить наши права. Нам помогла Екатерина Викторовна. Мы этот суд выиграли. Кому она могла помешать своими действиями? Она помогла пенсионерам, неимущим, у которых нет денег, чтобы обратиться в юридическую консультацию, потому что там берут только за написание одного искового заявления больше 500 рублей. Был ликвидирован и центр «Человек. Закон. Власть», где работали юристы, куда можно было в любое время обратиться, и они всегда помогут, напишут заявления, получали от них консультацию.


Мы считаем, что последний случай с солдатом, которому ампутировали ноги, показал, что с правами человека в Челябинске идет все на минус.



Александр Валиев : Собственник центра Министерство промышленности официальных комментариев не дает, в неофициальных беседах чиновники уверяют, что центр будет, но в другое время и уже в другом месте. Однако люди уверены: помещение сдадут в аренду коммерсантам, а про центр благополучно забудут. Как сказал губернатор Сумин: «В нашей области проблем с правами человека нет».



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Соляной дефицит докатился до Ижевска. Вторую неделю с полок магазинов за любую цену подчистую сметают соль, сахар, спички - классическую для россиян триаду товаров первой необходимости.


Я включила микрофон в ближайшем к своему дому гастрономе. Девушка-продавец ответила, что соли нет уже неделю, и заявки на базе не удовлетворяют, хотя запасы там есть. У подъезда дома судачат соседки. Как оказалось, Инна Вячеславовна не поленилась даже в ижевскую мэрию по этому поводу позвонить.



Инна Вячеславовна: Мне звонит приятельница и говорит: «Знаешь, в магазине соли нет». Я говорю: «Да, не болтай, пожалуйста». Телевизор у меня работает. Смотрю – хватают эту соль, правда, в каком городе, я не поняла. 40 рублей килограмм! Мать честная! Думаю, точно, раз нет там, значит, и у нас нет. Пришла – нет соли. Что за безобразие. Звоню на абонемент мэрии. Взяла трубку девушка. Я спрашиваю: «Что случилось с солью?». Она говорит: «Я не знаю». Ведь соль придет уже по другой цене. Спрашиваю: «Куда смотрит министр торговли? Министра торговли, по-моему, за это надо снять, раз такое безобразие». А вчера иду, опять нет соли. Думаю, что сегодня зайду. Пойду – порошок кончается. Зашла – опять нет. Привезут завтра. Вчера она уже была по цене 8 рублей, а в «Юбилейном» по 20 рублей. Вы думаете снизят потом? Нет.



Надежда Гладыш : Ее собеседница, Тамара Николаевна с ног сбилась в поисках соли, а также узнала, куда девается двадцатирублевый сахар.



Тамара Николаевна : Из церкви мы шли. Я думаю, дай зайду в «Юбилейный» куплю соль. Все время про нее забываю. Нет соли, вчера пришла – нет. Пошла в хлебный, там все закрыто. Раз закрыто, значит, цены повышают. Все – остались без всего. Сахар – 40 рублей в «Юбилейном». Знакомый продавец идет. «Слушай, - говорю, - сахар по 40 рублей. Тяжело, денег мало. А у вас?» «У нас по 22,90». «Ты мне килограмма 2-3 оставь». «Ага, приди, покупай. Машинами все увозят».



Надежда Гладыш: Обе убеждены, что идет крупная спекулятивная игра ради чьей-то наживы. Того же мнения первый заместитель министра торговли Удмуртии Каринэ Давтян.



Каринэ Давтян : Проблема вымышленная, проблема инсценированная. Мы знаем, что были крупные оптовики, не из нашего региона, или поставщики, которые заинтересованы в стимуляции роста цен. Вот и все. Такой спекулятивный трюк. Просто провоцируют повышение цен. На самом деле проблемы не существует. В регионе достаточно большой объем соли, сахара и всего.



Надежда Гладыш: Ижевск полон различных слухов – о том, что где-то уже дрались старушки из-за соли, что останавливается пищевая переработка рыбы, требующая много этого минерала, что Ярославль взвинтил в 25 раз цену на вагон соли для Сарапульского хлебоперерабатывающего комбината.


Толки о ценах самые различные, но, похоже, рынок все-таки пока не слушается замминистра, и цены ползут прямо на глазах. Так, соль мои собеседники или видели ценники, или сами покупали по 8, 10, 16 и 25 рублей килограмм. Сахар за несколько дней подорожал на треть, но не остановился и добежал до сорока рублей за килограмм. Бабушки во дворе винят телевидение.



Тамара Николаевна :Не показали бы Воронежскую область, не показали бы, по-моему, Нижний Новгород и все успокоилось бы. Ничего бы не было.



Надежда Гладыш: Большинство моих знакомых не кинулись скупать соль-сахар. Говорят, противно. Схлынет ажиотаж. Цены, конечно, не вернутся в исходное положение. Ну, что теперь делать? Будем покупать по новым.



В эфире Оренбург, Елена Стрельникова:



За всю историю существования Сольилецкого рудника, а это одно из старейших предприятий России, оренбуржцы никогда напряжения с солевыми запасами не испытывали. Добываемая подземным способом каменная пищевая столь, здесь только высшего сорта, которая используется во всех отраслях промышленности более чем в 80 регионах России, странах СНГ и дальнего зарубежья. Клубом профессиональных руководителей из 112 стран мира в Париже в 1996 году оренбуржская соль признана лучшей в мире и награждена десятым золотым призом «Европа за качество».


Но вот соляной ажиотаж докатился и до оренбургского края. На выходных выстроились очереди за солью. Не удивительно, что в понедельник утром ее не оказалось. Вот что говорят продавцы Юлия Кушнаренко и Татьяна Михайлова.



Юлия Кушнаренко : Что был у нас запас, мы все продали. Кто сколько унесет – по 5 по 10 пачек берут.



Татьяна Михайлова : У нас она была 4,50. Сегодня звонили, заказывали, уже, наверное, будет рублей 10.



Елена Стрельникова : Впрочем, и дорогая соль тоже раскупается. У каждого свои причины, считает покупатель Ирина Журавлева.



Ирина Журавлева : Попросили родители купить. Они люди уже в годах. Они подвержены. Я делаю для них такую приятную вещь.



Елена Стрельникова : А цена на соль не пугает?



Ирина Журавлева : Нет, не пугает.



Елена Стрельникова : Ежегодно в России добывается 1 миллион тонн соли. Каждая шестая – оренбургская. С нового года в Соль-Илецке добыча соли увеличилась на 25 процентов. Сейчас отпускается около 30 вагонов в сутки или 1,5-2 тысячи тонн в сутки. Добыча соли трудностей не вызывает, говорит генеральный директор ЗАО Торговый дом «Илецксоль» Алексей Булычев.



Алексей Булычев : Летом, когда идет спрос. Сейчас он спровоцирован ажиотажным спросом. Это искусственно созданная ситуация, непонятно чем обоснованная. Причина есть основная, что были перебои с импортом соли. Импортозависимость достаточно высокая в центральных регионах России. Но оптовые склады сами нагнетают обстановку и раздувают проблему. Проблемы на самом деле нет. Доходы те же самые остались. Проблема будет в марте-апреле, когда никто не будет покупать соль. Доходы не увеличились. У нас объем добычи и отгрузки идет по плану. Увеличение произошло только в последние три дня, может быть, процентов на 30.



Елена Стрельникова : Ажиотаж с солью проблема надуманная, считает Алексей Булычев, впрочем, как и версия о том, что при столь повышенном спросе рудник исчерпает себя. Паниковать не стоит, утверждают специалисты. Запасов соли в Соль-Илецке хватит как минимум на 800 лет.



В эфире Оренбург, Елена Стрельникова:



17 лет назад советские войска покинули Афганистан, оставив там, отправив в цинковых гробах, 15 тысяч солдат и офицеров. Среди них 187 оренбуржцев – 4 пропали без вести. Не все родители знали тогда, что их сыновья воюют в Афганистане, а если и знали, то дети об армейских операциях писали легко, по-детски. Вячеслав Александров участвовал в десяти операциях. Рассказывает его мать Раиса Михайловна Александрова.



Раиса Александрова : Когда он писал «операция», «операция», нам и в голову не приходило, что это не война, а было месиво. Все десять операций были очень жестокие. Особенно та, которая была на высоте 3234, о которой Федор Бондарчук поставил фильм «9 рота». В этом страшном бою, в этом аду погиб наш сын.



Елена Стрельникова: На этой высоте Вячеслав Александров и еще трое ребят отпраздновали свое 20-летие. В бою из 39 ребят погибли 6. Вячеславу Александрову присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. Раиса Михайловна Александрова рассказывает о своем сыне. Рос он очень интересным мальчишкой – любознательный, занимался с сестренкой, любил физику и математику, фотодело и конструирование.



Раиса Александрова : Однажды прихожу, а у нас сидит радист и ругается. Вот он смоделировал какую-то радиоконструкцию, включил ее на всю мощь, вся деревня слышит, а по квартирам, по домам радио ни у кого не говорит. Вот он пришел и стал возмущаться. А он говорит: «Мам, ну откуда я знал. Сейчас я все исправлю».



Елена Стрельникова: Раиса Михайловна, в армию он хотел?



Раиса Александрова : Да, в армию хотел. Наши сыновья должны были отдать долг родине. Он обязан был служить. Они настроены были на это, но не на войну и не на смерть.



Елена Стрельникова : В Оренбурге сегодня проживает 1282 участника афганской войны, 129 из них инвалиды. Из областного бюджета ежегодно семьи погибших получают 2,5 тысячи рублей, инвалиды I и II групп – по 477 рублей ежемесячно.


Владимир Корабельщиков отслужил в Афгане два года. Спустя 17 лет, он по-прежнему считает, что решение, принятое советскими властями в декабре 1979, было правильным.



Владимир Корабельщиков : Мы об этом не задумывались, что это была авантюра или что-то. В то время мы считали, что это правильное решение. Потому что нам как говорили в то время, так и получилось – наше место заняли американцы. Мы там находились с благородной целью, с правильной, чтобы защищать нашу родину, Россию. Другое дело, что сделалось это как-то неправильно, неуклюже.



Елена Стрельникова : В современных учебниках истории о войне в Афганистане написано немного. Авторы предлагают альтернативный взгляд на события. Говорит учитель истории Елена Макаренко.



Елена Макаренко : Страниц посвящено немного этой войне. И фотографий, и материалов в принципе в учебниках дается очень мало. Учебники переписываются. Некоторые говорят как об ошибке правительстве, власти, некоторые говорят, что это действительно интернациональный долг и защита интересов государства, что мы должны были, просто обязаны были помочь афганскому народу.



Елена Стрельникова : Параграф об этой войне есть только в учебниках истории за 11-й класс. Те, кто помладше изучают тему самостоятельно. У учеников школы номер 25 города Оренбурга отношение к афганским событиям особое. В этой войне погиб выпускник 1984 года Алексей Овсянников. В память о нем в декабре 2005 на стене школы была установлена мемориальная доска. Глядя на нее, ребята делают свои выводы. У микрофона ученики 9-го класса Юлия Максимова и Женя Иевлев.



Женя Иевлев : Я думаю, что это была необдуманная ошибка, так как не нужно было вмешиваться в проблемы другого государства, тем более что там живут люди, которые очень за свои края переживают. Они готовы были на все, чтобы отстоять их. Поэтому не надо было вводить туда войска и начинать войну.



Юлия Максимова : Это, бесспорно, было жестокое время для русского народа, это была жестокая война, в которой убивали людей. Я думаю, что это была ошибка.



В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:



Реализация национальных проектов началась в регионе с явного конфуза. Прибавили по 10 тысяч рублей участковым врачам и по 5 тысяч медсестрам. Так, главврачи, чья зарплата сейчас меньше, чем у участковых, стали переходить на должности пониже, но с зарплатой повыше. Однако такой возможности нет у многих специалистов – хирургов, отоларингологов, окулистов, невропатологов, рентгенологов и так далее. Они остались при своих весьма скромных зарплатах и в обиде на государство, не оценивающее достойно их работу и квалификацию.


Теперь еще одна головная боль появилась по поводу национального проекта в образовательной сфере. Как пояснил нижегородский губернатор Валерий Шанцев, в регионе 200 лучших учителей получат гранты по 100 тысяч рублей и лучшие 60 школ по миллиону. За эти призы придется бороться, словно на олимпийских состязаниях.



Валерий Шанцев : Образование – это сегодня национальный, приоритетный проект. Уже с начала этого года начнутся выплаты за классное руководство по 1 тысяче рублей каждому классному руководителю. По области определено 200 грантов лучшим учителям – по 100 тысяч рублей, кроме того, гранты лучшим школьным коллективам – по 1,5 миллиона рублей. Это направление мы будем все время держать под пристальным вниманием.



Олег Родин : Однако и по тысяче рублей за классное руководство не все учителя получат, а только те, у кого нормативы соблюдены, то есть в классе должно быть не меньше 25 человек, а это выполняется не всегда. За каждого недостающего в классе ученика из обещанной тысячи будут вычитать, хотя и помещения классов бывают малы и подчас просто не вмещают требуемых 25 человек. Впрочем, за лишних учеников (сверх 25) доплачивать не будут. Этими проблемами уже озадачен директор Департамента образования Сергей Наумов.



Сергей Наумов : Мы не ждали, что будут такие вещи. Другое дело, как сгладить, чтобы не было конфликтов. Сейчас это уже нужно не обсуждать, нужно делать. Это наша работа, и впоследствии корректировать ситуацию в зависимости от наших возможностей.



Олег Родин : Из десятков тысяч нижегородских учителей кто-то должен выбирать наиболее достойных премии в 100 тысяч рублей. Учителям придется, откладывая в сторону непосредственные обязанности, считать очки, набирать баллы, чтобы соответствовать формальным критериям доступа к состязаниям, где их достоинство должны оценивать представители родительских комитетов, профсоюзов, средств массовой информации, промышленников и предпринимателей. Хотя, как считает педагог с 30-летним стажем, директор 30-й школы Лора Антонова, далеко не все достойные премии учителя станут участвовать в этой игре, отвлекаясь от любимого дела – работы со своими школьниками.



Лора Антонова : Критериев нет, как это отследить. И вообще, невозможно отследить. Они просто не знают, сколько у нас хороших учителей, мне кажется. У нас их гораздо больше, кто может соответствовать. Потрогать хорошего учителя, что это такое, это невозможно. У меня есть учительница, которая ничего этого делать не будет. Я уже ей говорю, что, видимо, она не получит. Нет, говорит она, не получу. Но учитель от бога, которая учеников любит, вытащит.



Олег Родин : Большинство педагогов не жалеют сил и времен за свои скромные зарплаты отдавать знания и заботу своим ученикам. Проблема – как и кто будет выбирать этих лучших учителей, достойных грантов в 100 тысяч. Как будет определяться подлинный профессионализм и успехи в образовательном процессе? Пока неясно. Кто должен оценивать работу учителя – посторонний, чиновники или профессионалы? Учителя считают, что их работу могу объективно оценить только профессионалы.



Учитель: Профессионалы, конечно, должны оценивать труд учителя, безусловно. Потому что, мне кажется, что лучше профессионалов никто не сможет оценить труд учителя. Как без учителя оценивать труд учителя?



Олег Родин : А вот чиновники рассматривают этот национальный проект, как азартную игру, вроде телевизионного «Поля чудес». Так считает директор Департамента образования Сергей Наумов.



Сергей Наумов : Прямой конкурс и по школам, и по педагогам – это конкурсная система отбора. Вы выигрываете в конкурсе или не выигрываете.



Олег Родин : Учителя же заявляют, что для пользы дела лучше бы всем прибавили хотя бы понемногу. Каждый должен получать по труду. Об этом говорят учителя Ольга Березкина и Елена Герасимова.



Ольга Березкина : Целесообразнее было бы эту премию распределить и дать группе учителей.



Елена Герасимова : Денежный вопрос – очень щекотливый в нашей стране. Каждый должен получать по своим затратам.



Олег Родин : Директор 30-й школы Лора Антонова считает, что национальный проект в области образования недостаточно продуманная идея, и выделяемые на нее деньги не так велики, как это нужно для поддержки каждой школы.



Лора Антонова : Любая даже самая лучшая идея, непродуманная в деталях, обречена не неуспех. Чем больше деталей… А с другой стороны, что такое миллион? Это не так уж и много. Компьютерный класс. Все школы должны иметь поддержку.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Самарские дольщики провели 19 февраля митинг протеста. На площадь имени Куйбышева пришло более трех тысяч человек. Большинство участников митинга – дольщики, доверившие свои средства строительным компаниям. Говорит Ольга Кизилова.



Ольга Кизилова : Все мы переживаем и очень надеемся, что кого-то найдут еще. Это надо разбираться сразу, на месте.



Сергей Хазов : При правительстве Самарской области создана специальная рабочая группа для разрешения конфликтной ситуации между дольщиками и представителями строительных компаний. Возглавляет рабочую группу вице-губернатор Самарской области Сергей Сычев. Однако самарцы, доверившие строителям в общей сложности около двух миллиардов рублей, не верят, что им удастся получить новые квартиры.



Самарец : Ну, там все равно, кто наверху сидит, все указания все равно будут выполнять тех, кто скажет сверху – что делать. Я говорю про парламентариев, и все вышестоящие инстанции. Все решают деньги.



Сергей Хазов : Сегодня для того, чтобы достроить 30 жилых домов, возводимых в рамках долевого строительства, необходимо более 3,5 миллиардов рублей. Продолжает Виктор Кириллов.



Виктор Кириллов : Нет, особенно я не думаю, чтобы это коренным образом что-то решило. Ну, по крайней мере, наверное, хуже не будет. Какие-то дополнительные сведения появятся. Будет более понятно. Может быть, какие-то меры наметят дальнейшие.



Сергей Хазов : В отношении руководителей десяти строительных фирм, наиболее крупные из которых «Содействие», «Виктор-С» и «Проспектинвестстрой» сегодня возбуждены уголовные дела по обвинению в мошенничестве. Однако вернуть назад деньги обманутых дольщиков фирмы не могут, потому что по решению суда признаны банкротами. Многие самарцы, два-три года назад заключая договор о долевом строительстве жилья, воспринимали как определенную гарантию информацию о том, что проект будущего дома согласован с мэрией. «Дополнительную уверенность давала подпись мэра Георгия Лиманского», - поделилась Ольга Нестеренко.



Ольга Нестеренко : Мы договор заключали после его подписи, когда он ставил подпись. И купились на то, что заказчик – Департамент. А он с экрана телевизора обвиняет нас - это мы, дольщики виноваты. Это он подписывал, а мы после него ставили свои подписи, и заключали договора.



Сергей Хазов : Продолжает Алексей Пастухов.



Алексей Пастухов : Вот простой вопрос для прокуратуры. Вопрос к господину Лиманскому. Как он мог выделить шестнадцать строительных площадок для строительства жилья, не курируя эти вопросы?



Сергей Хазов : Сегодня более семи тысяч самарцев объединены в ассоциацию обманутых дольщиков. Многие люди говорят, что существующий Закон о долевом строительстве нуждается в доработке. Рассказывает Олег Куликов.



Олег Куликов : Необходимо внести поправки в Закон «Об участии в долевом строительстве», позволяющие по упрощенной схеме зарегистрировать договоры долевого участия, заключенные до первого апреля 2005 года.



Сергей Хазов : Участники митинга приняли решение направить в Москву специальную делегацию, поручив ей встретиться с президентом Владимиром Путиным, чтобы просить президента помочь обманутым дольщикам. Одна из участниц будущей делегации Анна Ефимова сегодня живет в гараже – надеясь год назад построить себе новую квартиру, женщина продала старое жилье.



Анна Ефимова : Будем сидеть там на крыльце, где угодно, но будем добиваться. Я деньги эти не воровала. Мои законные деньги, которые я внесла за квартиру. Я хочу жить в этой квартире. Те, кто воровал, пусть те беспокоятся об этом. И хотим, чтобы власть наша помогла нам. Почему такие законы изданы, что никто ни за что не отвечает?!



Сергей Хазов : Самарские дольщики не теряют надежды на решение своих проблем. Ассоциация обманутых дольщиков планирует начать издание специальной газеты, в которой будут обсуждаться актуальные проблемы долевого строительства.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Оставшиеся без земли, но со свидетельствами на земельные паи, бывшие колхозники бывшего колхоза имени Ленина рядом с Лыткарино на днях получили ответы на свои жалобы из Генеральной прокуратуры и Счетной палаты. В последнюю они писали еще и потому, что вместе с бывшей колхозной землей нынешние хозяева прихватили и часть земель, находящихся в государственной собственности. Счетная палата начала проверку. Сколько за последние три года пайщиками обанкротившегося колхоза написано писем и жалоб и кому только – не сосчитать. Но все ответы, даже из администрации президента возвращались в лыткаринскую прокуратуру, которая как раз и отказывалась возбудить уголовное дело по факту нарушения прав земельных пайщиков. Теперь Генеральная прокуратура поручила прокуратуре Московской области разобраться все-таки, что там произошло с землей.


Под контролем Генпрокуратуры дело передано Главному следственному управлению ГУВД Московской области. Граждане пока воодушевлены такой реакцией. Ведь знают, что правда и факты на их стороне. Кроме всего, есть даже свидетельские показания специалистов земельного комитета, что никаких операций и оформлений с этой землей не проводилось, но почему-то новые хозяева благополучно прошли Регистрационную палату.


В знак протеста против бездействия лыткаринской прокуратуры граждане в конце прошлого года дважды проводили пикеты. Именно после последнего пикета в декабре были вынуждены вновь обратиться в Генпрокуратуру теперь с заявлением, что милицейское руководство оказывает давление на их юриста. Адвокат Павел Наумкин стал для пайщиков правозащитником, когда его собственная супруга, тоже пайщица, обнаружила, что ее обманули. Тогда и другие объединились с целью вернуть свои права на землю. И вот перед новым годом заместитель начальника ОВД Лыткарино, майор Анатолий Гордеев вдруг приглашает адвоката Павла Наумкина на некую беседу. Сначала расспрашивал - на каком основании тот защищает пайщиков, а потом намекнул, что есть некое заявление анонима, по которому с ним еще отдельно побеседуют. Рассказывает Павел Наумкин.



Павел Наумкин: Все это было крайне странно. Все-таки мы живем в стране, где существует Конституция, существуют определенные законы. На мое недоумение и вопросы – а почему вообще мне задают такие вопросы? – мне было сказано, что это только предварительная беседа, что основная беседа, видимо, еще впереди, когда на меня будет подано соответствующее заявление.



Вера Володина: Впрочем, судя по дальнейшему ходу беседы, речь шла не о требованиях закона, а скорее о требованиях какого-то вышестоящего лица.



Павел Наумкин: В конце концов, говорит, я с вами встречался совсем не для этого. Вы же меня понимаете, что мое руководство дало мне задание провести с вами беседу, и выяснить, а планируются ли еще какие-нибудь общественные мероприятия у нас в городе или в Московской области. Вопрос также был зада не совсем корректно и, наверное, не по адресу. Почему мы должны отчитываться перед нашей милицией, что и когда мы планируем сделать? Данные требования не укладываются в рамки тех служебных обязанностей, которые возлагает закон на органы внутренних дел. Я могу их вполне рассматривать, как угрозу личной безопасности, как давление на представителей защитников общественных интересов, которые все-таки пытаются, в отличие от многих государственных органов, защитить то немногое, что еще осталось у нашего народа.



Вера Володина: В милицейском кабинете Павел Наумкин был один. Девятерых пайщиков на эту беседу не допустили. Ожидавшие его на улице люди, конечно же, узнали о сути состоявшегося только что разговора, оценили это как запугивание и, хотя с трудом (их сначала не пускали в кабинет), но заставили майора выслушать их точку зрения.



Павел Наумкин: Они вернулись. Он их не хотел принимать. В итоге он был вынужден принять их. Они ему рассказали все-таки какое у нас дело, что мы судимся уже три года, что мы добиваемся защиты своих прав во всех правовых инстанциях Российской Федерации. Но почему вдруг рождаются такие неправомерные требования? У всех сложилось впечатление, что соответствующие заинтересованные лица просто решили таким образом лишить граждан тех, наверное, немногочисленных их представителей, которые пытаются их объединить, чтобы достичь общих полезных интересов.



Вера Володина: Но ни Павел, ни его клиенты не испугались и решили жаловаться. Так и появилась в Генпрокуратуре жалоба от 160 пайщиков. Правда, это ведомство посчитало доводы о запугивании адвоката неубедительными, поскольку были только слова, а не действия, но, может быть, пока для пайщиков главнее, что расследование началось. Поскольку Генеральная прокуратура Российской Федерации пообещала пайщикам осуществлять контроль за его ходом, граждане надеются, что теперь-то лыткаринская милиция не будет по просьбе неких вышестоящих лиц вызывать правозащитника для таких вот профилактических бесед.



В эфире Псков, Анна Липина:



Каждый квартиросъемщик или собственник жилья еще до получения новых квитанций за квартплату примерно представлял себе, какие суммы там увидит. Однако среди жителей небольшого поселка Пыталово Псковской области цифры, обозначенные в квитанциях оплаты жилищно-коммунальных услуг за январь, вызвали настоящий переполох. Недовольные жители собрались у здания районной администрации. Требование одно – объяснить, почему в маленьком Пыталово люди платят чуть ли не на порядок больше, чем в областном центре?


Для пенсионерки Тамары Казаковой сумма оплаты за ее однокомнатную квартиру превышает размер ее пенсии. Тамара Казакова показывает квитанции. В прошлом году за коммунальные услуги она платила меньше 1 тысячи рублей. Январская оплата составила почти 3 тысячи рублей, а пенсия у женщины всего 2,5 тысячи.



Тамара Казакова : Все дороже, говорят. Прибавился и газ, и свет, и все-все.



Анна Липина : Почему в маленьком Пыталово цены на жилищно-коммунальные услуги выше, чем в Пскове? Этот вопрос жители поселка адресовали чиновникам районной администрации. Между тем, за почти двухчасовое стояние на морозе к людям никто не вышел. А по телефону в администрации ответили, что реформу ЖКХ проводит не район. Реформа – федеральная. Насколько поднимать цены определяют теперь муниципалитеты. Правительство установило для регионов только предел допустимых тарифов – не больше 20 процентов. Как объяснил начальник Управления социального развития области Федор Коханов



Федор Коханов : Право обеспечивать жилищно-коммунальными услугами жителей принадлежит по 131-му Закону местным органам власти. Соответственно, если они не нарушают государственные стандарты, то повода для вмешательства в их дела оснований нет. В данном случае, в Пыталово тарифы платы населения, которые страна ограничила, они уложились в эти цифры, значит, не нарушили.



Анна Липина: В районном центре Пыталово, в отличие от областного центра Пскова, с января платят 100 процентов. Причем, сами тарифы увеличились еще на 12 процентов. Но причина таких высоких сумм в квитанциях оплаты за ЖКУ для жителей Пыталово вовсе не в этом. В большинстве домов жильцы установили счетчики теплоучета – сколько потребили, столько и платят. В январские морозы котельные в районе работали в усиленном режиме, причем, на дорогостоящем топливе. Ведь котельные в районе работают не на газе, а на мазуте. Вот и получило население за оплату тепла фантастические суммы – 1,5 тысячи в однокомнатной квартире с человека.


Между тем, в Комитете по экономике администрации района утверждают, что оснований для паники, а тем более пикетов – нет. Надо не митинговать, а срочно оформлять субсидию.



Сотрудник Комитета по экономики администрации района : Перед тем, как выходить на какие-то пикеты и акции, легче сначала прийти и понять, что субсидия – это та реальная помощь государства, которая доходит до каждого человека.



Анна Липина : Между тем, о порядке предоставления субсидий, впрочем, как и о своем праве на государственную помощь, большинство жителей райцентра не знали. На субсидии в Пыталово могут претендовать практически все семьи, а получают только 700 человек, среди них и сами чиновники. Недавно воспользовалась субсидией специалист территориального Управления социальной защиты населения Евгения Смирнова.



Евгения Смирнова : Это, конечно, выход из положения, потому что платить-то такие суммы – это нереально.



Анна Липина : В феврале за субсидиями обратились еще 100 жителей райцентра Пыталово.



В эфире Ульяновск, Сергей Гогин:



Пенсионерка Людмила Кочкина за прошлый год задолжала городу за жилищно-коммунальные услуги более 21 тысячи рублей. Она пришла в Единый расчетно-кассовый центр с просьбой дать ей рассрочку платежа. В беседе с работником ЕРКЦ Юлией Аридовой пенсионерка объясняет, почему образовалась такая задолженность.



Людмила Кочкина : Во-первых, д очь вышла замуж. Не успела порадоваться, через полгода сталась вдовой. Сидели на одну мою пенсию. Дед нигде не мог на работу устроиться. Сын заканчивал 10 класс. А у него обе почки ненормальные. Два раза лежал в больнице.



Юлия Аридова : У вас лечение платное было?



Людмила Кочкина : Что у нас бесплатное? Один укол 600 рублей. Вот я и влипла.



Сергей Гогин : Под диктовку Юлии Аридовой пенсионерка Кочкина пишет заявление о предоставлении рассрочки платежа. Это заявление будет рассматривать недавно созданная городская комиссия, которая уполномочена давать обратившимся в нее горожанам рассрочку для погашения долгов за коммунальные услуги. На своем первом заседании комиссия рассмотрела 17 заявлений. Заявители задолжали от 4 до 30 с лишним тысяч рублей. Все заявления были удовлетворены. Люди получили рассрочку от 3 до 12 месяцев. Некоторым простили пени, хотя это означает убыток для городского бюджета. Некоторым предоставят материальную помощь из средств комитета соцзащиты, другим предложили оформить жилищную субсидию.


О том, чтобы простить долг – речи не идет. В итоге человек подписывает с комиссией соглашение о реструктуризации: обязуется вносить текущую плату и определенную сумму в уплату долга.


Региональный информационный центр – организация, которая аккумулирует коммунальные платежи и рассчитывается с поставщиками услуг. Директор Ульяновского филиала этой организации Виктор Сакун говорит, что главная задача комиссии - выявить причину возникновения задолженности за коммунальные услуги.



Виктор Сакун : То есть либо человек болел, либо у него в семье произошел несчастный случай, либо он попал в ситуацию в виду потери работы, либо потери работ потери своей трудоспособности. Он отчаялся и считает, что все – больше я не погашу и будь, что будет. Для этого была создана эта комиссия, чтобы понять человека, предложить варианты. Как только народ почувствовал, в средствах массовой информации прошло, что комиссия заработала, и уже буквально после первого заседания в течение двух дней 19 заявлений поступило.



Сергей Гогин: Юлия Аридова, секретарь комиссии по рассрочке платежей, зачитывает для меня одно из типичных заявлений, рассмотренных комиссией.



Юлия Аридова : Я, Галиуллина Эльвира Фаридовна. Заявление. Я, проживаю с семьей в 4 человека в двухкомнатной квартире. Долг по оплате ЖКУ образовался в связи с тем, что я являюсь матерью одиночкой, инвалид 3 группой. Семья находится в крайне затруднительном материальном положении.



Сергей Гогин: Эльвира Галиуллина получила годовую рассрочку своего 27-тысячного долга, пени ей простили. Но сумеет ли она вернуть долг, учитывая ее обстоятельства?



Эльвира Галиуллина : Сейчас, например, вместе с моей льготой квартплату надо платить 1100 без света, без всего. У меня такой возможности нет. Они дали мне рассрочку на год, а мы посчитали, что погашать текущий и плюс погашать задолженность мне нужно почти 3,5 тысячи рублей в месяц. Доход у меня получается 1900 моих и 3800 маминых. Дело в том, что я не могу найти работу. Меня, во-первых, никуда не берут из-за того, что сейчас после родов ухудшилось состояние здоровья. Кроме того, никто меня не берез из-за того, что у меня маленький ребенок.


А с долгом я не знаю, может быть, мне удастся устроиться на работу и взять кредит. Я не отрицаю того, что надо платить.



Сергей Гогин : Люди, которые обращаются в комиссию по реструктуризации, - это, как правило, бедные и совестливые люди, испытывающие дискомфорт оттого, что не смогли вовремя заплатить за квартиру. Кого-то напугало уведомление управляющей компании о том, что в случае неуплаты их отселят в неблагоустроенное жилье. Впрочем, самые сознательные должники могут получить утешительный приз. Пять человек, которые в феврале погасят самую крупную задолженность, к 8 марта получат от города призы – бытовую технику.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG