Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Госдума приняла законопроект о противодействии терроризму


Программу ведет Михаил Фролов. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода в Москве Карэн Агамиров и Михаил Саленков.



Михаил Фролов: Нижняя палата российского парламента приняла в третьем, окончательном чтении законопроект о противодействии терроризму.



Карэн Агамиров: В окончательном варианте законопроекта о противодействии терроризму без изменения остались неоднозначные пункты "д" и "е" статьи третьей, в соответствии с которыми к террористической деятельности относятся теперь также информационное пособничество и пропаганда идей терроризма, распространение материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности, либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности. То есть такие действия, как, например, интервью с представителем террористической организации, распространение в тех или иных целях литературы идеологов террора, могут в соответствии с новым законом рассматриваться, как террористическая деятельность. В борьбе с терроризмом допустимо, как установил закон, применение Вооруженных сил для пресечения полетов воздушных судов, используемых для совершения теракта, либо захваченных террористами, пресечение теракта во внутренних водах и территориальном море Российской Федерации, а также для пресечения международной террористической деятельности за пределами России.


Статья 11-я закона определила правовой режим контртеррористической операции. Он включает в себя в том числе введение на территории, в пределах которой установлен такой режим, контроля телефонных переговоров и иной информации, передаваемой по каналам телекоммуникационных систем, а также осуществление поиска на каналах электрической связи и в почтовых отправлениях в целях выявления информации об обстоятельствах теракта, о лицах, его подготовивших и совершивших, и в целях предупреждения совершения других терактов.


Вызывает вопрос статья 16-я принятого сегодня закона о противодействии терроризму - "ведение переговоров в ходе контртеррористической операции". В пункте втором записано: "При ведении переговоров с террористами не должны рассматриваться выдвигаемые ими политические требования". Но достаточно хорошо известно, что именно такие требования являются зачастую главными. Так и остался за кадром вопрос об ответственности за руководство контртеррористической операцией. Да, статья 13-я закрепила, что это руководство осуществляет ее руководитель, который и несет персональную ответственность за ее проведение. Однако закон умолчал, кто же принимает решение о назначении данного руководителя. Эксперты склоняются к мысли, что это сделано неспроста. Такое решение должно ведь принимать одно из первых лиц государства, и неуказание об этом в законе направлено на то, чтобы в случае неудачного завершения контртеррористической операции просто вывести его из-под удара.


Сегодня же парламентское большинство отклонило предложенные группой депутатов от оппозиции изменения в федеральных закон об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации. Смысл их состоял в том, чтобы повысить роль дискуссий, "круглых столов", иных совместных агитационных мероприятий, транслируемых по телевидению и радио. В условиях низкого интереса граждан к выборам в органы государственной власти, сказано в пояснительной записке, значение информирования граждан о политических платформах кандидатов и избирательных объединений многократно возрастает, поэтому в проекте предлагалось ввести запрет на отказ избирательных объединений от участия в совместных агитационных мероприятиях на телевидении и радио. Предлагалось также признать основанием для отмены регистрации кандидата, избирательного объединения двукратный отказ от участия в таких мероприятиях. Пока что такие отказы со стороны партии власти "Единой России" - сплошь и рядом. Не считает она нужным опускаться до уровня открытых предвыборных дискуссий в средствах массовой информации с оппозицией. И стоит ли удивляться, что подавляющее парламентское большинство "единороссов" при поддержке верного союзника в лице фракции ЛДПР благополучно провалило предложенные оппозицией поправки.



Михаил Фролов: Итак, напомню, депутаты Государственной Думы сегодня приняли в третьем, заключительном чтении законопроект о противодействии терроризму. На эту тему корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков побеседовал с военным экспертом Александром Гольцем, насколько серьезные изменения внесли депутаты в этот документ в двух первых чтениях?



Александр Гольц: В стране создается некая суперструктура, которой в определенных обстоятельствах будут подчиняться все силовые структуры Российской Федерации. Функции этой суперструктуры возложены на ФСБ. Таким образом, появляется возможность введения чрезвычайного положения или положения террористической угрозы, которая серьезно ограничивает права граждан и дает большие полномочия спецслужбам и, вообще, всем силовым структурам в отдельно взятом регионе Российской Федерации. На мой взгляд, это, конечно, серьезный минус, потому что таким объединением сил вряд ли что-то можно достичь. С терроризмом борются иными способами. Кстати говоря, когда принимали этот закон, все время кивали на Соединенные Штаты, на создание министерства внутренней безопасности, которое вот точно также объединило различные ведомства и министерства Соединенных Штатов. Сейчас в Соединенных Штатах существует большая критика. Там какие-то нетеррористические, но… Ситуация стихийного бедствия, как это было в Новом Орлеане, показала, что вот эта многоступенчатая чиновничья структура совершенно неэффективна.



Михаил Саленков: Много очень обсуждений и споров вызывала такая норма, что можно сбивать захваченные самолеты.



Александр Гольц: Это сложный вопрос на самом деле, и каждая страна решает его сама. Некоторые из цивилизованных стран решают его в одну сторону, разрешая сбивать самолеты, захваченные террористами, а другие страны запрещают. Проблема в том, что, как мы видим, в Думе не было никакого серьезного обсуждения этого документа, и он был практически роздан депутатам. Мы можем предполагать, что была некая внутренняя чиновничья борьба, в результате которой этот закон пролежал в Думе несколько месяцев. Но в итоге депутаты просто проштамповали то, что им раздал Кремль? И мы не услышали аргументов "за" и "против" этого и других положений.



Михаил Саленков: Удары по террористам за территорией Российской Федерации - это первая такая попытка законодательно их?..



Александр Гольц: Об этом говорится уже, наверное, года полтора. Вот всякий раз, когда возникает вопрос об использовании Вооруженных сил против террористов, все говорят о превентивных акциях против террористов. В принципе это законная нормальная мера. Вопрос только в том, чтобы определить места дислокации этих террористов и доказать остальным членам международного сообщества, что эта акция имела под собой основания.



Михаил Саленков: На ваш взгляд, этот закон позволит эффективно бороться с терроризмом, с террористами?



Александр Гольц: Никаких серьезных изменений в процессе борьбы с террористами не произойдет, потому что с ними надо бороться, отнюдь не объединяя структуры. Эффективно бороться с ними можно, только серьезно перестроив деятельность российских специальных служб, перенацелив их с борьбы с несуществующими шпионами на реальную борьбу с террористами. Это сложная, тяжелая, опасная работа, потому что надо внедрять агентов в ряды террористов, надо вести очень тонкую игру с этими террористическими организациями, чтобы не спалить этих агентов и так далее. Это очень большая работа, которая тоже не всегда приносит успех. Повторю, для того, чтобы ее вести, надо кардинально изменить структуру наших специальных органов и реформировать их.


XS
SM
MD
LG