Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня Госдума приняла в третьем, окончательном чтении законопроект "О противодействии терроризму"


Программу ведет Михаил Фролов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Карэн Агамиров.



Михаил Фролов: Сегодня Государственная Дума России приняла в третьем, окончательном чтении законопроект "О противодействии терроризму".



Карэн Агамиров: В окончательном варианте законопроекта "О противодействии терроризму без изменений остались неоднозначные пункты «д» и «е» статьи третьей, в соответствии с которыми к террористической деятельности относятся теперь информационное пособничество, а также пропаганда идей терроризма, распространение материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности, либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности. То есть такие действия, как, например, интервью с представителем террористической организации, распространение в тех или иных целях литературы идеологов террора могут, в соответствии с новым законом, рассматриваться как террористическая деятельность.


Статья седьмая «Пресечение террористических актов в воздушной среде» предоставила возможность Вооруженным Силам применять оружие и боевую технику в целях устранения угрозы теракта в воздушной среде или в целях пресечения такого теракта путем принуждения воздушного судна к посадке или, если оно не подчиняется требованиям о посадке и существует реальная опасность гибели людей, либо наступления экологической катастрофы, путем уничтожения указанного воздушного судна.


Статья одиннадцатая закона определила правовой режим контртеррористической операции. Он включает в себя, помимо всего прочего, введение на территории, в пределах которой установлен такой режим, контроля телефонных переговоров и иной информации, передаваемой по каналам телекоммуникационных систем.


Вызывает вопросы и статья шестнадцатая «Ведение переговоров в ходе контртеррористической операции" принятого сегодня закона "О противодействии терроризму". В пункте втором записано: при ведении переговоров с террористами не должны рассматриваться выдвигаемые ими политические требования. Но достаточно хорошо известно, что именно они являются зачастую главными.


Так и остался за кадром вопрос об ответственности за руководство контртеррористической операцией.


В окончательной редакции закона «О противодействии терроризму» нет нормы о режиме террористической опасности. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский считает это ошибкой.



Владимир Жириновский: Это хорошая норма, она на практике прошла в других странах мира, а мы все-таки ее убрали.



Карэн Агамиров: Виктор Илюхин, фракция КПРФ, считает недостаточно проработанными понятие терроризма и механизм применения Вооруженных Сил.



Виктор Илюхин: Меня беспокоит не очень точная, противоречащая Уголовному кодексу, имеющаяся там запись Уголовного кодекса по понятию терроризма. Эти определения, которые даны настоящим законом, вступают в противоречие с Уголовным кодексом. Я воздержусь от голосования, уж слишком легкое отношение к использованию Вооруженных Сил, к сбитию этих самолетов и так далее, что пугает общественность не только у нас, в Российской Федерации, но и за пределами Российской Федерации. Но над законопроектом придется нам еще долго работать.



Карэн Агамиров: Тем не менее, Закон «О противодействии терроризму» принят Государственной Думой России и направляется в Совет Федерации.


XS
SM
MD
LG