Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Закон "О противодействии терроризму" допустил в борьбе с терроризмом применение Вооруженных Сил


Программу ведет Михаил Фролов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.



Михаил Фролов : Сегодня Государственная Дума России приняла в третьем чтении законопроект "О противодействии терроризму". В нижней палате парламента работал наш корреспондент Карэн Агамиров.



Карэн Агамиров : В окончательном варианте законопроекта "О противодействии терроризму" без изменений остались неоднозначные пункты «д» и «е» статьи третьей, в соответствии с которыми к террористической деятельности относятся теперь информационное пособничество, а также пропаганда идей терроризма, распространение материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности.


То есть такие действия, как, например, интервью с представителем террористической организации, распространение в тех или иных целях литературы идеологов террора могут, в соответствии с новым законом, рассматриваться как террористическая деятельность.


Закон допустил в борьбе с терроризмом применение Вооруженных Сил для пресечения полета воздушных судов, используемых для совершения теракта либо захваченных террористами, пресечения терактов во внутренних водах и территориальном море Российской Федерации, а также пресечения международной террористической деятельности за пределами России.


Статья седьмая «Пресечение террористических актов в воздушной среде» предоставила возможность Вооруженным Силам применять оружие и боевую технику в целях устранения угрозы теракта в воздушной среде или в целях пресечения такого теракта путем принуждения воздушного судна к посадке или, если оно не подчиняется требованиям о посадке и существует реальная опасность гибели людей либо наступления экологической катастрофы, путем уничтожения указанного воздушного судна.


Вот как оценил данную правовую новеллу эксперт Радио Свобода Александр Гольц.



Александр Гольц : Это сложный вопрос, на самом деле. Каждая страна решает его сама. Есть некоторые из цивилизованных стран, которые решают его в одну сторону, разрешая сбивать самолеты, захваченные террористами, а другие страны запрещают. Проблема в том, что, как мы видим, в Думе не было никакого серьезного обсуждения этого документа. Он был практически роздан депутатам. Мы можем предполагать, что была некая внутренняя чиновничья борьба, в результате которой этот закон пролежал в Думе несколько месяцев, но в итоге депутаты просто проштамповали то, что им раздал Кремль. Мы не услышали аргументов "за" и "против" этого и прочих других положений.



Карэн Агамиров: А вот комментарий Александра Гольца статьи десятой Закона «О противодействии терроризму» «Выполнение Вооруженными Силами задач по пресечению международной террористической деятельности за пределами территории Российской Федерации».



Александр Гольц : Об этом говорится уже, наверное, года полтора. Всякий раз, когда возникает вопрос об использовании Вооруженных Сил против террористов, все говорят о превентивных акциях против террористов. В принципе это законная нормальная мера. Вопрос только в том, чтобы определить места дислокации этих террористов и доказать остальным членам международного сообщества, что эта акция имела под собой основания.



Карэн Агамиров : Статья одиннадцатая закона определила правовой режим контртеррористической операции. Он включает в себя, помимо всего прочего, введение на территории, в пределах которой установлен такой режим, контроля телефонных переговоров и иной информации, передаваемой по каналам телекоммуникационных систем, а также осуществление поиска на каналах электрической связи и в почтовых отправлениях в целях выявления информации об обстоятельствах теракта, о лицах, его подготовивших и совершивших, и в целях предупреждения совершения других терактов.


Вызывает вопросы статья шестнадцатая «Ведение переговоров в ходе контртеррористической операции" принятого сегодня Закона "О противодействии терроризму". В пункте втором записано: при ведении переговоров с террористами не должны рассматриваться выдвигаемые ими политические требования. Но достаточно хорошо известно, что именно они являются зачастую главными.


Так и остался за кадром вопрос об ответственности за руководство контртеррористической операцией. Да, статья тринадцатая закрепила, что это руководство осуществляет ее руководитель, который и несет персональную ответственность за проведение операции. Однако закон умолчал - кто же принимает решение о назначении данного руководителя. Эксперты склоняются к мысли, что это сделано неспроста. Такое решение лежит ведь в плоскости компетенции первых лиц государства, и не указание об этом в законе направлено на то, чтобы случае неудачного завершения контртерростической операции попросту вывести их из-под удара.


В окончательной редакции Закона «О противодействии терроризму» нет нормы о режиме террористической опасности. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский считает это ошибкой.



Владимир Жириновский : Это хорошая норма, она на практике прошла в других странах мира. Она психологически готовит и население, и ответственные государственные органы возможному началу самой антитеррористической операции.



Карэн Агамиров : Кроме того, Жириновский расстроен тем, что закон обошел стороной цензуру. При этом лидер ЛДПР оперировал следующей логикой.



Владимир Жириновский : Вы посмотрите, обвалилась крыша одного из рынков в одном из городов страны. Каждый выпуск каждого канала подробно все сообщает! Реально нам испортили праздник. У нас День защитника отечества, а вся информация по этой небольшой для такой огромной страны технологической, можно сказать, катастрофе, хотя слово такое страшное. А если начнется крупная антитеррористическая операция? Все каналы будут каждый час сообщать сколько трупов вытащили, сколько взорвалось, сколько куда пошло. Я считаю, что это наносит огромный вред самим нашим гражданам. Это упущение законов. В будущем, я думаю, это надо поправить, и ввести режим террористической опасности и ограничение на информацию.


Пожалуйста, передайте - началась антитеррористическая операция. Через сутки - закончилась или какую-то промежуточную информацию. Но так как давали по Басманному рынку, это просто неприятно слушать. Все одно и тоже рассказывают - где и как обвалилось. Получается, что главный герой архитектор, который строит такие сооружения, а не армия, в честь которой объявлен выходной день, который является официальным праздником. Все было скомкано. В основном занимались каким-то рынком. Это совершенно ненужно для граждан.



Карэн Агамиров : Виктор Илюхин, фракция КПРФ, считает недостаточно проработанными понятие «терроризма» и механизм применения Вооруженных Сил.



Виктор Илюхин: Меня беспокоит не очень точная, противоречащая Уголовному кодексу, имеющаяся там запись Уголовного кодекса по понятию "терроризма". Эти определения, которые даны настоящим законом, вступают в противоречие с Уголовным кодексом. Я воздержусь от голосования, уж слишком легкое отношение к использованию Вооруженных Сил, к сбитию этих самолетов и так далее, что пугает общественность не только у нас в Российской Федерации, но и за пределами Российской Федерации. Глубоко убежден, что над законопроектом придется нам еще долго работать.



Карэн Агамиров : Тем не менее, Закон «О противодействии терроризму» принят Государственной Думой России и направляется в Совет Федерации.



XS
SM
MD
LG