Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Госдуму внесен законопроект, разрешающий изъятие заповедных земель под строительство


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марина Катыс.



Александр Гостев: В Госдуму России внесен новый законопроект, разрешающий изъятие заповедных земель под строительство. Он позволяет изменять границы либо правовой режим особо охраняемых природных территорий (ООПТ) для строительства, например, дорог, линий связи, электропередач, магистральных нефте- и газопроводов.



Марина Катыс: Проект федерального закона о внесении дополнений в федеральный закон об особо охраняемых природных территориях был внесен членами Совета Федерации, депутатами Орловым, Жамбал-Нимбуевым и Чуркиным в январе этого года. На практике принятие этого закона означает, что если федеральный либо региональный чиновник или близкий к нему бизнесмен, что в условиях тотальной коррупции практически одно и то же, решит построить через охраняемую природную территорию нефтепровод или дорогу к своей даче, он сможет сделать это на вполне законных основаниях.


За более подробными разъяснениями я обратилась к эксперту лесной кампании "Гринпис России" Михаилу Крейндлину.



Михаил Крейндлин: В законопроекте прямо прописано, что изъятие земель всех категорий, особо охраняемых, в том числе заповедников, допускается в нескольких случаях: первое - в случае гибели природных объектов, второе - в целях выполнения международных обязательств Российской Федерации, третье - в целях организации общегосударственных программ развития регионов в части строительства линейных объектов общегосударственного значения. Это дороги, линии электропередачи, нефтепроводы. На самом деле это означает фактически, что, если кто-нибудь захочет построить дачу в каком-нибудь заповеднике, можно поджечь там, скажем, лес, на этом основании объявить, что погибли природные объекты, и эту территорию спокойно изъять под строительство, условно говоря, какого-нибудь линейного сооружения, провести дорогу, а в конце дороги поставить коттедж, не говоря уже о нефте-, газопроводах, для все чего все это делается.


Один из инициаторов этого закона - бывший министр природных ресурсов Виктор Петрович Орлов, который, будучи еще на своем министерском посту, в конце 90-х годов очень активно пытался добиться разрешения строительства всяких подведомственных ему сооружений, типа нефте-, трубопроводов через заповедную территорию.


Ситуация с нефтепроводом ЮКОСа, сейчас опять возникшая ситуация с дорогой через Кавказский заповедник, такие ситуации постоянно возникают. Пока это все упиралось в закон. Теперь решили эту проблему снять. А с учетом того аппетита регионов, типа Башкортостана, который давно развивается на своей охраняемой территории, естественно, что послабление в законодательстве приведет к тому, что начнутся массовые изъятия заповедных территорий.



Марина Катыс: Но не случайно, может быть, внесение этого законопроекта совпало с тем, что сейчас особенно активизировались работы по оформлению проектной документации трубопровода "Транснефти", который в частности будет проходить и через заповедные территории, и через территорию всемирного объекта ЮНЕСКО озеро Байкал.



Михаил Крейндлин: Очень может быть, что это взаимосвязано, хотя формально под действие закона об особо охраняемых природных территориях сама территория объекта наследия на попадает. На самом деле несоответствие нашего законодательства международному есть. С другой стороны, ситуация с заказником Барсовым, это на конечном этапе трубопровода, уже непосредственно в районе бухты Перевозной, да, конечно, это облегчит. Хотя я думаю, что вряд ли сама "Транснефть" стоит непосредственно за этим. Сейчас смысла в этом нет. Но есть много других территорий, которые попадают на пути строительствах таких линейных сооружений, в том числе, скорее всего, в планах "Транснефти" это есть, просто мы можем пока об этом не знать.



Марина Катыс: Кто, кроме Орлова, участвовал в продвижении этого законопроекта и какие интересы представляют эти люди?



Михаил Крейндлин: Один, депутат Жамбал-Нимбуев, от Бурятского автономного округа, второй, Чуркин, от Московской области. Я думаю, что они подписали этот закон просто потому, что являются членами того же самого комитета по природным ресурсам и охране окружающей среды Совета Федерации, который возглавляет Орлов.



Марина Катыс: Не странно ли, что комитет по природным ресурсам, в функции которого входит также и охрана природных ресурсов, инициирует законопроект, который фактически наносит очень серьезный удар по природоохраняемым территориям Российской Федерации?



Михаил Крейндлин: Это настолько закономерно в нашей стране, где использование природных ресурсов, по крайней мере, в последние 5 лет, явно стоит на первом месте по отношению к охране окружающей среды.



Марина Катыс: Как вы полагаете, как Дума отнесется к этому законопроекту?



Михаил Крейндлин: К сожалению, тут довольно сложно что-либо предполагать. Все будет на самом деле в большей степени зависеть от того, какое заключение даст правительство. Мы работали с Министерством природных ресурсов по этому вопросу, вроде как, пока неофициальная информация, Министерство природных ресурсов дало отрицательное заключение, хотя подтверждения этому у меня нет. Основным там является Министерство экономического развития и торговли, поэтому, опять же, до конца это не известно. Если будет одобрен правительством этот закон, то я думаю, что вероятность его принятия достаточно велика, хотя мы, конечно, будем стараться этому противодействовать. Если будет отрицательное заключение правительства, тогда, скорее всего, он будет отклонен.



Марина Катыс: Но ведь предлагаемая редакция законопроекта противоречит многим федеральным законам Российской Федерации.



Михаил Крейндлин: Это точно.



Марина Катыс: Каким именно?



Михаил Крейндлин: В первую очередь там есть внутренние противоречия самим федеральным законам об особо охраняемых природных территориях. Потому что изменения предлагается внести только в статью 2 - это общие вопросы заповедного дела. Но при этом в законе предусмотрены конкретные ограничения для конкретных категорий особо охраняемых территорий, заповедников и национальных парков, где прямо прописан запрет на строительство таких объектов по этим территориям. Поэтому, если он в таком виде будет принят, это вообще будет совершенно нерабочий документ. С другой стороны, это прямо противоречит Земельному кодексу, в соответствии с которым вообще изъятие земель в особо охраняемых природных территориях не допускается. И прямо прописан запрет строительства на землях особо охраняемых природных территорий федерального значения, в том числе линейных сооружений, нефтепроводов, автомобильных дорог, это прямо запрещено. То же самое, есть нарушение закона об охране окружающей среды, где написано, что природные объекты, подлежащие особой охране, вообще особо охраняемые природные территории, на них запрещается деятельность, которая может привести к деградации.



Марина Катыс: Как может быть, что в Думу поступает законопроект, который уже содержит в себе такие противоречия? Как депутаты будут урегулировать эти противоречия? Возможно ли это в принципе?



Михаил Крейндлин: Теоретически можно урегулировать двумя способами - либо отклонить закон, либо внести изменения в те законы, которым он противоречит.



Марина Катыс: Но тогда получается, что внесение одного нового законопроекта ведет к изменению трех федеральных законов.



Михаил Крейндлин: Да. Я еще раз говорю, я очень надеюсь, что этого не произойдет.



Марина Катыс: Внесенный в Думу законопроект может привести к серьезной деградации всей заповедной системы России, одной из самых развитых в мире, считают эксперты. И это в год 90-летия Российской заповедной системы.


XS
SM
MD
LG