Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Глава Росатома Сергей Кириенко убежден, что дипломатическое решение возможно


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Кирилл Кобрин, Ян Рунов.



Андрей Шарый: Министерство иностранных дел России рассчитывает, что переговоры с Ираном по его ядерной программе продолжатся на этой неделе в Москве. Таково заявление главы российского внешнеполитического ведомства Сергея Лаврова. Он комментировал сегодня визит главы Росатома Сергея Кириенко в Иран. Вернувшись в понедельник из Тегерана, Кириенко подтвердил договоренность о продолжении переговоров.


В воскресенье стороны объявили, что достигли принципиальной договоренности о создании совместного предприятия по обогащению урана для иранской ядерной программы на российской территории. Однако о подробностях этого документа известно крайне мало.



Кирилл Кобрин: О достигнутой между Россией и Ираном договоренности и российские, и западные средства массовой информации пишут мало и очень осторожно. На самом деле, кроме заявлений, сделанных в иранском городе Бушере вице-президентом Ирана Голамрезой Агазаде и главой российского Минатома Сергеем Кириенко, почти никакой информации нет. Американский телеканал "Си-Эн-Эн" ссылается на российское агентство РИА "Новости", а британский "Рейтер" - на "Интерфакс". Судя по всему, подробности соглашения будут объявлены в ближайшие дни, когда переговоры между Россией и Ираном продолжатся в Москве. Если этот сюжет не получит развития к понедельнику, то ситуация для Тегерана останется критической - именно 6 марта состоится очередная встреча руководства Международного Агентства по Атомной Энергии (МАГАТЭ).


Вице-президент Ирана сообщил о возможности создания совместного предприятия по обогащению урана на территории России.



Голамреза Агазаде : Что касается совместного предприятия, то мы достигли базового соглашения. Переговоры о конкретных условиях мы продолжим в ближайшие дни в Москве.



Кирилл Кобрин: А вот, что о достигнутом соглашении сказал Сергей Кириенко.



Сергей Кириенко: На мой взгляд, на сегодняшний день у нас почти не осталось проблем организационного, технического или финансового характера по созданию такого СП, а значит - существует возможность решить проблемы, связанные с ядерной программой Ирана в рамках МАГАТЭ.



Кирилл Кобрин: Российский МИД тоже отреагировал на результаты переговоров в Бушере. Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил.



Сергей Лавров: Затрагивался и вопрос об иранской ядерной программе. Контакты на эту тему будут продолжаться, вплоть до проведения 6 марта в Вене очередного заседания Совета управляющих МАГАТЭ.



Кирилл Кобрин: Российскую позицию по иранской ядерной программе называют «компромиссной»: Москва признает право Тегерана развивать мирную ядерную энергетику, с другой стороны настаивает на выполнении Договора о нераспространении ядерного оружия. Сегодня Сергей Кириенко, по прибытии в Москву, высказался именно в этом духе.



Сергей Кириенко: Каждая страна имеет право на мирное развитие атомной энергии. Но с другой стороны, мировое сообщество имеет полное право требовать стопроцентных гарантий режима нераспространения. Такое решение возможно. Убеждены, что в рамках этих требований можно решить вопрос о ядерной программе Ирана в рамках МАГАТЭ.



Кирилл Кобрин: Глава Минатома выразил сдержанный оптимизм в отношении перспектив переговоров с Ираном.



Сергей Кириенко: Должна быть проделана еще большая работа. Мы договорились о том, что переговоры будут продолжены в Москве в самое ближайшее время. Переговоры - это непростая работа, сложная. Но еще раз хочу сказать, что убежден, что дипломатическое решение возможно.



Кирилл Кобрин: Мировые рынки позитивно отреагировали на сообщения о договоренности, достигнутой в Бушере: сегодня на торгах на Нью-Йоркской бирже цена нефти упала примерно на один процент. Однако возможность введения международных санкций против Ирана еще остается актуальной



Андрей Шарый: В Соединенных Штатах весьма сдержанно отреагировали на сообщение о достигнутом в принципе ирано-российском соглашении. С американским экспертом на эту тему беседовал корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов.



Ян Рунов: Вице-президент вашингтонского Совета по американской внешней политике Илан Берман сказал.



Илан Берман: Это соглашение вызывает больше скептицизма, чем оптимизма. Но не потому, что намечаемая договоренность не является важным достижением. Это, безусловно, шаг вперед. Но даже в предварительной и весьма общей договоренности есть серьезнейшие недостатки. Во-первых, соглашение касается только обогащения урана и не касается конверсии оружейного плутония, который является еще одной возможностью для Ирана создать ядерную бомбу. Во-вторых, Иран под прикрытием соглашения с Россией сможет спрятать часть своей ядерной программы, как это раньше сделала Северная Корея. В-третьих, на более широком структурном уровне мы сами допустили ошибку: вместо того, чтобы ограничить развитие российско-иранского стратегического партнерства, мы, получается, одобряем такое партнерство, которое фактически укрепляет стратегические связи между Москвой и Тегераном.



Ян Рунов: И все же вы считаете соглашение шагом вперед. Какие гарантии хотела бы получить Америка, что Иран будет выполнять соглашение с Россией?



Илан Берман: Мы должны быть уверены, что международные инспекторы будут иметь беспрепятственный доступ к проверке ядерных объектов в Иране. Чтобы Тегеран не заявил: мы перевели весь процесс обогащения урана на территорию России, вот там и проверяйте. Нет. Иран не раз давал ясно понять, что хочет наладить обогащение урана у себя, и вполне вероятно, что будет работать над выполнением этой задачи, но тайком, а для этого Тегерану надо избавиться от инспекторов из МАГАТЭ. Этого нельзя допустить. Но инспекторы должны следить и за процессом обогащения иранского урана в России. Потому что, как показывает новейшая история, отдельные российские ответственные, а скорее безответственные лица в Минатоме или в Росатоме, были вовлечены в нелегальный процесс ядерных поставок Ирану. Так что очень важно внимательно следить не только за действиями Ирана, но и за действиями России. Тем более, что Иран и Россия хотят остановить рассмотрение иранского вопроса в Совете безопасности ООН. Здесь интересно, что российское руководство делает все возможное, чтобы не оказаться перед трудным выбором: либо партнерство с Ираном, либо партнерство с Западом.


Думаю, в конце концов, и политическая элита, и простые россияне понимают, что их страна интеллектуально и идейно больше связана с западной цивилизацией, чем с аятоллами.


Излишнее упование на российско-иранское соглашение чревато столкновением мнений внутри американо-европейского союза по поводу того, как вести себя теперь с Ираном. Надо исходить из степени опасности, суть которой не столько в ядерной технологии, сколько в режиме, в руках которого окажется эта технология. Я думаю, что санкции, хотя против них выступает не только Иран, но и Россия, остаются более чем уместными и весьма важными.


XS
SM
MD
LG