Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Весной в Москве пройдет Второй всероссийский театральный форум "Театр - время перемен"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Лиля Пальвелева.



Андрей Шарый: Нынешней весной в Москве пройдет Второй всероссийский театральный форум под названием «Театр - время перемен». И сегодня его организаторы отчитывались перед журналистами о своих планах. При этом перемены, произошедшие недавно в финансовой сфере, в театральном мире называют «катастрофическими». Как заявляет председатель Союза театральных деятелей России Александр Калягин, «творческая жизнь организаций культуры практически парализована под жестким прессом финансовых служб».



Лиля Пальвелева: Разобраться в тонкостях законопроектов и правительственных постановлений творческим людям бывает непросто. Это не их язык. Один из самых блестящих театроведов страны Анатолий Смелянский на заседании оргкомитета Форума привел характерный пример



Анатолий Смелянский: Кто-то внес характерную фразу, что количество репертуарных театров в России удвоилось в пять раз. У нас примерно так все, удваивается в пять раз.



Лиля Пальвелева: Как оказалось, с точными подсчетами не в ладу и те, кто должен был обеспечить безболезненное проведение театральной реформы. И в правительстве обещали, и президент страны заверял, что изменения в Бюджетном кодексе пройдут одновременно с вступлением в силу закона «Об автономных учреждениях», но этого не произошло. Закон, который устроил бы многие театры, еще не принят (и принят будет не раньше октября), а вот жесткие требования нового Бюджетного кодекса с нового года обязательны для всех без разбора учреждений культуры, будь то театр, музей или библиотека. Александр Калягин подчеркивает.



Александр Калягин: Союз театральных деятелей за реформы. Превратные вообще рассуждения о том, что мы боимся реформ. Мы живем уже в другой стране, живем в другом время. Реформы должны быть уместны только тогда, когда они просчитаны с точки зрения, а будет ли лучше или будет ли хуже, или будет хуже на время, но потом станет лучше.



Лиля Пальвелева: Сейчас стало хуже. У театров и других организаций пока, в отсутствие закона «Об автономных учреждениях», нет выбора, оставаться ли им бюджетными структурами или стать относительно независимыми и, в чем-то отказавшись от финансовой помощи государства, при этом самим распоряжаться своими доходами, - от продажи билетов, программок, сдачи помещений в аренду и меценатской помощи. Кстати, до 2006 года распоряжаться могли все, напоминает известный театральный экономист Геннадий Дадамян .



Геннадий Дадамян: Что сейчас происходит? Государство контролировало бюджетные средства и это правильно, оно контролировало через казначейство. Так вот за последние годы идет тенденция и сейчас она имеет тотальный характер, все деньги хранятся в казначействе. Для некоторых организаций на разных счетах, но в казначействе. Согласно законопроекту и действующей практике, все счета объединяются в один счет и, если вы будете бюджетной организацией, то ваши деньги будут поступать в бюджет и вы уже свои собственные деньги не сможете тратить. Но сегодня половина зарплаты артистов где-то не более 1800-1900 рублей, средняя зарплата плата - 3700 рублей. Это означает, что еще 50 процентов они получают из внебюджетных средств. Так вот сегодня, если это все войдет в силу, не имеет права руководитель организации распоряжаться внебюджетными средствами. Более того, есть понятие бюджетозамещение. Если какая-то организация работает плохо, так как деньги бюджетные, их берут у хорошо работающей и отдают плохо работающим. Это какой-то ужас, то, что на нас надвигается. Поэтому Союз театральных деятелей уже полтора года борется против этого с одной только задачей, чтобы были учтены специфические условия деятельности учреждений искусства.



Лиля Пальвелева: Еще одно нововведение критикует Анатолий Смелянский.



Анатолий Смелянский: Сейчас ситуация дикая, мы вроде бы сейчас и живем неплохо, и деньги есть в государстве, и все прочее, но эти все вещи, с которыми каждый день мы сталкиваемся, - ограничения, не можешь потратить без тендера больше, чем 60 тысяч рублей - вы понимаете, какая дикость. Я понимаю, что у нас сейчас вертикаль власти выстроена так, что, видимо, только один человек может решить. Это же абсурд, это Салтыков-Щедрин, это у него написано, "департамент умопомрачения". Вы что, не знаете, как сегодня существуют, какие две тысячи долларов? Спросите у руководителя оперного театра, у него нет даже таких трат, как 60 тысяч рублей. Любой шаг - это больше. И мы создаем, и начали, и продолжаем - создаем дикие подставные какие-то истории, посадили людей на зарплату, чтобы они придумали мнимые тендеры. Для чего? Мы что, сами себе враги что ли?



Лиля Пальвелева: Дошло до полного абсурда. Театр Вахтангова предложил МХАТу участвовать в конкурсе на проведение юбилейных торжеств в театре Вахтангова.


XS
SM
MD
LG