Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Евгений Зимин подводит итоги олимпийского хоккейного турнира, экономика Олимпийских игр


Валерий Винокуров: Сразу же по окончании финального матча олимпийского хоккейного турнира мы попросили кратко подвести его итоги двукратного олимпийского чемпиона Евгения Зимина.



Олег Винокуров: Насколько итоги предварительного турнира имеют значение по отношению к решающим матчам? Швеция, как мы знаем, проиграла России – 0:5, а Финляндия, наоборот, все матчи d выиграла. Как это отразилось на финале?



Евгений Зимин: Я пришел к выводу, что итоги предварительного этапа на Олимпийских играх, вот с такой системой розыгрыша, не являются главными. Это своего рода подготовка команд к решающим матчам. Несмотря на то, что финны все игры выиграли и действительно находились в хорошей форме, шведы, как показал финал, все-таки чуть-чуть были лучше. На предварительном этапе они, как все знают, играли очень неуверенно, вернее, со своей определенной стратегией: просто рассчитывали и выбирали себе соперника на четвертьфинал. Их стратегия и тактика сработали. Значит, они имеют право на жизнь и на данный момент они лучшие.



Олег Винокуров: Многие команды по ходу турнира прибавляли. Вроде бы, это было характерно и для сборной России, которая начала с поражения, а затем все лучше и лучше играла и с Канадой показала очень хороший хоккей. Что, на Ваш взгляд, произошло?



Евгений Зимин: Мне трудно ответить на этот вопрос. Я могу только как зритель или как специалист хоккея, со стороны ответить на этот вопрос. Но, как мне кажется, все-таки корни того, что произошло со сборной России, значительно глубже. И мне они отсюда, из Москвы, не видны. На этот вопрос более подробно, если бы стали говорить откровенно, ответили наши тренеры. Потому что я сегодня слышал интервью Крикунова, который сказал, что мы больше на чемпионат мира защитников (российских защитников, кто выступает в НХЛ), брать не будем. Почему – он не ответил. Одним словом, причина кроется внутри. Если как зритель ответить на этот вопрос, то мне кажется, что это касается именно психологического состояния игроков и их тактического мастерства - вот этих двух компонентов сборной России не хватило в самых нужных матчах. Главное - это матч с финнами, когда наши проиграли – 0:4. Здесь наши не смогли тактически переиграть финнов. Финны выстроили такую оборону, что наши не знали, что делать, чтобы забросить шайбу. И, естественно, матч за третье место, который показал то же самое. Я отношу это прежде всего к тактике и в меньшей степени к психологии: наши тактически не переиграли, в общем-то, не очень хорошо игравшую команду Чехии.



Валерий Винокуров: Как вы слышали, даже такой специалист, как двукратный олимпийский чемпион Евгений Зимин, не берется анализировать причины неудачи сборной России, находясь вдалеке от команды. Мы же обратили внимание лишь на такую печальную статистику. На стадии плей-офф россияне провели девять периодов. Из них выиграли (у канадцев) лишь один. В остальных восьми не забросили не единой шайбы. В чем же тогда увидел вину защитников из НХЛ Владимир Крикунов, и почему не предъявил претензий приехавшим из НХЛ же нападающим?



Дмитрий Морозов: С нашим экономическим экспертом Робертом Воскеричяном мы продолжим беседовать на тему экономики Олимпийсчких игр. В прошлой программе мы говорили о том, какие призовые получает победитель и призеры. А сколько стоит Олимпиада вообще?



Роберт Воскеричян: Если мы говорим о зимних Олимпиадах, то мы должны сказать, что имеет место взрывообразный рост стоимости проведения Олимпийских игр. Если четверть века назад Олимпийские игры в Лейк-Плэсиде обошлись американским организаторам примерно в 360 миллионов долларов, то тем же организаторам (Олимпийскому комитету США) Игры 2002 года в Солт-Лейк-Сити обошлись почти в 2 миллиарда долларов.



Дмитрий Морозов: В пять с лишним раз больше.



Роберт Воскеричян: Представляете, какой рост! Бюджет туринской Олимпиады составляет примерно 1милиард 400 миллионов долларов. Прогнозируемый дефицит невелик. Итальянские власти прогнозируют реальный дефицит примерно 96 миллионов долларов.



Дмитрий Морозов: Всего-навсего.



Роберт Воскеричян: Всего-навсего. Причем это дефицит, который возник на бумаге. Очевидно, что в финансовом смысле Игры оказались успешными. Об этом говорят и бьющие все рекорды телевизионные рейтинги, и продажа атрибутики. Действительно, в финансовом смысле итальянцы добились хороших успехов. Они серьезно подошли к этому делу. Причем часть этого дефицита напрямую покрыло итальянское правительство. 50 миллионов долларов были выделены из центрального бюджета страны на покрытие этого дефицита. А покрытие остальной части дефицита взяли на себя спонсоры - коммерческие компании, производители спортивной амуниции, потребительских товаров.


Это то, что касается расходной части непосредственно на проведение Олимпийских игр. А теперь - доходная часть. Мы знаем, что основной статьей дохода устроителей Олимпийских игр являются отчисления от продажи прав на телетрансляции. На пять Олимпийских игр (и летних, и зимних - с 2000 по 2008 год), телевизионная корпорация NBC выкупила права и заплатила за них 3,5 миллиарда долларов. Из этих сумм 49% МОК выделяет странам-хозяйкам Олимпийских игр. Если мы говорим о Турине, то Турин получит 800 миллионов долларов только от телевизионных прав. Тем более, что по сравнению с Солт-Лейк-Сити количество стран, покупающих права на телетрансляции, выросло со 150 до 200, и число телезрителей - с двух до трех миллиардов. Соответственно, там еще возможен какой-то бонус.


Более того, такие экзотические страны, как некоторые африканские, которые никогда не были замечены в любви к зимним видам спорта, купили права на трансляцию соревнований. Плюс к этой сумме, 400 миллионов долларов оргкомитет туринских Игр получит от спонсоров. А спонсорами являются крупнейшие мировые компании.


Билетная программа - тоже очень важная статья дохода. Организаторы планируют от этого получить 70-76 миллионов. Хотя в первые дни билеты расходились довольно вяло, но, судя по сообщениям, которые приходили во вторую неделю Олимпиады, они расходятся уже более активно, потому что большее количество соревнований было – хоккейный турнир, фигурное катание…



Дмитрий Морозов: Судя по тому, что мы видели, и на керлинге был аншлаг.



Роберт Воскеричян: С билетной программой тоже все в порядке. Так что, с точки зрения окупаемости, мы видим, что все более или менее в порядке. Есть расходы непосредственно на организацию Олимпиады, а есть расходы, которые несет весь город. Потому что одно дело – построить конкретный спортивный объект или реконструировать трибуны и каток, а, другое дело – привести город в порядок. Метро построили в Турине, всю систему канализации обновили… Не будем углубляться в строительную проблематику, но я Вам скажу, что сумма, потраченная на инфраструктуру Турина – примерно 18 миллиардов долларов. Причем сами туринские власти говорят, что, помимо того, что они планировали строить (это уже давно было у них в планах), они собираются еще 3 миллиарда заработать. Я долго думал, как они собираются это вернуть. Примерно два дня назад, в еженедельнике «Футбол. Хоккей» я наткнулся на очень маленькую заметку.


«Муниципальные власти Турина считают, что олимпийские объекты принесут немало пользы городу и после Игр. Арена «Овал Линготто», на которой проходят соревнования по конькам, будет переоборудована в Конгресс-центр мэрии Турина и области Пьемонт. Дворец «Палавелла», где российские фигуристы выиграли три золотые медали, перепрофилируется под выставочный зал. Дворец «Торино Эспозициони», отданный сейчас в распоряжение хоккеистов, превратится в библиотеку Галереи современного искусства. А «Паласпорт Олимпико», где пройдут решающие поединки хоккейного турнира, послужит городу в качестве многофункционального Дворца культуры и спорта, в котором будут проходить спортивные соревнования и различные выставки».


А теперь сравните с тем, как мучаются афинские власти с проблемой, как бы пристроить созданные к Олимпиаде, потрясающие по своей архитектуре и удобству для болельщиков и спортсменов, но совершенно не нужные городу объекты.


Теперь немножко статистики по поводу Олимпийских игр разных лет. Какие были доходы? Таблица взята из газеты «Коммерсант».


От продажи прав на телетрансляции. В Лиллехаммере - 353 миллиона долларов, в Нагано - 513 миллионов, в Солт-Лейк-Сити – 738 миллионов, в Турине – 860 миллионов.



Дмитрий Морозов: То есть, рост.



Роберт Воскеричян: Рост. Спонсорские поступления: Лиллехаммер – 110 миллионов, Нагано – 231 миллион, Солт-Лейк-Сити – 402 миллиона, Турин – 466 миллионов.


Продажа билетов: Лиллехаммер – 23 миллиона, Нагано – 91 миллион, Солт-Лейк-Сити – 183 миллиона, Турин - 76 миллионов. Здесь - меньше. У американцев, видимо, более дорогие билеты и уровень жизни повыше.


Продажа лицензий на коммерческую деятельность: Лиллехаммер - 20 миллионов, Нагано – 14 миллионов, Солт-Лейк-Сити – 34 миллиона, Турин – 18 миллионов. То есть, это вялая статья доходов.


Итого доходов: Лиллехаммер – 506 миллионов, Нагано – 849 миллионов, Солт-Лейк-Сити – 1 миллиард 357 миллионов, Турин –1 миллиард 420 миллионов.


Валовые расходы: Лиллехаммер – 507 миллионов (1 миллион дефицита), Нагано - 815 миллионов (34 миллиона в плюс), Солт-Лейк-Сити – 1 миллиард 700 миллионов (343 миллиона дефицита), Турин – 1 миллиард 460 миллионов. То есть, по прогнозу, опубликованному в газете «Коммерсант», дефицит всего 40 миллионов долларов. Очевидно, что даже по предварительным прогнозам, с финансовой точи зрения, Игры удались.


И еще один штрих. Обратим внимание на очень интересную особенность. Расходы устроителей Игр в Солт-Лейк-Сити составили 1 миллиард 700 миллионов. А устроителей Игр в Турине – 1 миллиард 460 миллионов. Разница в 240 миллионов. Сумма строительства оказалась примерно равной. Совершенно случайно, в газете «Известия» я наткнулся на цифры, которые связаны с расходами организаторов на обеспечение безопасности. Мы все помним, что игры в Солт-Лейк-Сити прошли на волне еще свежих воспоминаний об ужасной трагедии 11 сентября, поэтому вопрос о безопасности – это была священная корова. Так вот, американцы потратили на все, что связано с безопасностью, 315 миллионов долларов. А итальянцы – всего 90 миллионов долларов. И при этом министр внутренних дел Италии Джузеппе Пизано заявляет: «Время от времени поступают сигналы о готовящихся на Олимпиаде терактах. Однако мне не кажется, что в настоящий момент они замышляются». Я не думаю, что министр внутренних дел какой-то безответственный человек или он успокаивает. Очевидно, что он обладает определенной информацией. В общем, честь и хвала организаторам, которые, за скромные 90 миллионов долларов… По крайней мере, до последнего игрового дня, слава Богу, ничего не случилось.


Если суммировать наши впечатления от сегодняшнего разговора, я бы сказал так. При правильном подходе, если отбросить всевозможную символику, всевозможные соображения ложного престижа и эту напыщенность, а подойти к организации Игр не как к политическому мероприятию, не как к мероприятию, которое призвано поднять мифический престиж тех или иных стран, а как к бизнес-проекту, если перенять положительный опыт предшественников, можно выйти не только в ноль, но и получить приличную прибыль. А все эти моменты престижа и политического влияния будут уже прибавкой к той прибыли, которую получат организаторы. Мне кажется, что такой подход был бы здравым и наиболее приемлемым для любой страны.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG