Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Сделаю сам" - справочник, как выжить в современном обществе детям-сиротам


Программу ведет Светлана Кулешова. В программе принимает участие Валерий Докучаев, президент негосударственного образовательного учреждения Академия Человека “ЛАНИД ", автор книги "Сделаю сам"



Светлана Кулешова: 700 тысяч несовершеннолетних жителей России официально являются сиротами. Каждый год без родителей остаются еще 100 тысяч детей. По закону, выпускник интернатного учреждения остается под опекой государства до 23 лет. О том, как помогают устроиться в жизни вышедшим из детского дома или интерната в Екатеринбурге, расскажет корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.



Ирина Мурашова: Каждый год в самостоятельную жизнь выходят несколько десятков 16-17-летних выпускников екатеринбургских интернатов. Учреждения государственного воспитания не могут привить им элементарные для семейных детей навыки: научить стирать, гладить, готовить, делать уборку, принимать гостей и даже тратить деньги – сетует социальный работник со стажем Зоя Партина.



Зоя Партина: Они не адаптированы к окружающей жизни, не готовы к трудностям, к стрессам, которые окружают, не готовы к тому, что надо, к сожалению, бороться для того, чтобы занять достойное место в этой жизни.



Ирина Мурашова: Выпускниками интернатов должны заниматься федеральный бюджет и бюджет региона, но они денег не выделяли. Так 9 лет назад в Екатеринбурге появилась программа «Дети-сироты». Муниципалитет ищет им жилье, помогает выучиться, выплачивает минимальное пособие. Главное – это жилье, ведь без прописки сложно и найти работу, и попасть к врачу. Только за первые семь лет действия программы квартиры и комнаты получили 463 человека, очередь не иссякает. Начальник отдела по жилищной политике одного из районов Екатеринбурга Владимир Каленков особенно гордится тем, что сиротам есть, где жить и до получения прописки.



Владимир Каленков: Мы их устраиваем в общежития – договариваемся так, что сироты живут компактно и вместе.



Ирина Мурашова: Обычно дети-сироты получают комнату или квартиру из так называемого освобожденного вторичного фонда – это жилье тех, кто умер или пропал. Но сейчас уже 70 процентов квартир приватизировано, так что находить жилье все труднее. Елена Ахметшина с сыном, прежде чем получила ордер на двухкомнатную квартиру, долго жила, где придется – в общежитии, у друзей, дальних родственников.



Елена Ахметшина: Я одна из всего выпуска детдома поступила в вуз, причем на рекламщика я училась в Москве. Просто поняла, что если сама не буду добиваться чего-то, то ничего не получу. Это такое счастье свое жилье иметь, свое собственное. Я даже уже продумала, какой там линолеум будет.



Ирина Мурашова: Программа «Дети-сироты» работает успешно – считают в администрации Екатеринбурга. Но с одной проблемой справиться все-таки не могут. По статистике, около половины детей-сирот после получения жилья теряют его – из-за своей неприспособленности к жизни. А по закону, квартиру можно получить бесплатно только один раз. Поэтому социальные работники выступают за то, чтобы заранее прививать сиротам семейные ценности и навыки: детей сейчас стараются устроить пусть в приемную, но все же семью. Сейчас на учете в органах опеки Екатеринбурга состоят более 3500 детей. 112 из них живут в приемных семьях, около тысячи - в специальных учреждениях, а две с половиной тысячи - то есть 80 процентов - воспитываются в семьях родственников.



Светлана Кулешова: Валерий Докучаев, президент негосударственного образовательного учреждения Академия Человека «ЛАНИД» и автор книги «Сделаю сам», сегодня в Екатеринбург ской студии Радио Свобода. Доброе утро, Валерий Васильевич.



Валерий Докучаев: Доброе утро.



Светлана Кулешова: Не только книга был «Сделаю сам», еще был проект «Профилактика бедности». Что было сначала – книга или проект? Или одно из другого вытекало?



Валерий Докучаев: Сначала, конечно, был проект, затем этот проект финансировала администрация города Екатеринбург а, а после этого уже началась работа в мастерских, которые назывались «Сделаю сам». И из этих мастерских уже вытекала книга «Сделаю сам», то есть путеводитель фактически карманный для выпускников 9-х классов.



Светлана Кулешова: В чем его суть? Какова задача точнее этого путеводителя?



Валерий Докучаев: Путеводитель сам по себе задает хотя бы ориентир, что может сирота, социальный сирота или чистый сирота. Этот ориентир задают несколько фигур, которые открывают этот путеводитель. Фигуры достаточно значимые, и следовательно, у сироты возникает ощущение, что и он может так же.



Светлана Кулешова: Это уже подробности, а все-таки задача этого путеводителя? Зачем вы его делали?



Валерий Докучаев: Собственно говоря, для того, чтобы социализировать сироту.



Светлана Кулешова: Вам, уважаемые слушатели, мы задаем такой вопрос: способна ли книга помочь в сложной жизненной ситуации, и были ли в вашей жизни такие случаи?


Валерий Васильевич, давайте к проекту вернемся «Профилактика бедности». Как он проходил? Где проходил? И что это было такое?



Валерий Докучаев: Проект осуществляется уже в течение двух лет на базе 18-й коррекционной школы Орджоникидзевского района города Екатеринбург а. И работали мы с детьми, которые являлись учениками 8-го класса, теперь они – выпускники 9-го класса. Мой проект состоял из набора мастерских, которые назывались «Сделаю сам». В этих мастерских отрабатывались различные житейские ситуации, а затем на базе этого вызревал путеводитель-справочник «Сделаю сам», который выпускник 9-го класса (по формату он такой, что кладется в карман) кладет его в карман, выходит в социум, и там у него находится справка обо всех службах, которые могут помочь, обо всех учебных заведениях, которые могут его принять, о том, как приготовить еду, если у тебя нет холодильника, из подручных материалов и дешево, как сделать самому бюджету, потому что выяснилось: социальные сироты не понимают, как обращаться с деньгами. Мы сделали два бюджета: один – на полторы тысячи как прожить в месяц, и другой на сколько, чтобы жить более-менее.



Светлана Кулешова: Ну, полторы тысячи – совсем фантастически выглядит. Там, например, на оплату жилья заложено чуть больше 300 рублей. И килограмм мяса на месяц предусмотрен.



Валерий Докучаев: Там не надо забывать, что есть еще справка, которая говорит о том, что если тебе негде жить, ты можешь устроиться на такую службу работать, где тебе дадут жилье.



Светлана Кулешова: А вообще, я с увлечением прочитала этот путеводитель. Но у меня сложилось впечатление, что он написан как будто для инопланетян. Такое ощущение, что потенциальный читатель этого справочника вообще не ориентируется в жизни. Они действительно такие, выпускники интернатов?



Валерий Докучаев: Дело в том, что у нас государство, взяв заботу над такими детьми, ввело такие меры техники безопасности, что ребенок не имеет права даже сам вбить гвоздь. И поэтому, когда он выходит после 9-го класса из-под опеки государства, то он не социализирован. Вот поэтому они уходят разными путями из активной жизни. Поэтому когда в наших мастерских они все делали своими руками, шили, забивали, готовили еду, делали бюджет, покупали, то навык, который они получили, совершенно точно пригодится им сразу же после выхода. Это и сейчас видно.



Светлана Кулешова: А еще в путеводителе есть такие интересные страницы, где рассказывается, в чем можно ходить в театр, в филармонию, как нужно вести себя в библиотеке, какие слова нужно сказать, когда пришел в гости. Это тоже востребованно выпускниками?



Валерий Докучаев: Естественно. Они же у нас группы были смешанными: мальчики и девочки. И поэтому на этой сексуальной энергии, которая их стягивает в этот момент, они как раз и играют. То есть на этих позывах, порывах мальчикам хочется одеться получше, выглядеть получше, сделать получше, девочкам – соответственно тоже. И вот используя этот мотив, мы показываем, что выходя в социум, там-то нужно делать так-то. То есть они это прекрасно понимают.



Светлана Кулешова: Какова дальнейшая судьба и проекта «Профилактика бедности» и путеводителя «Сделаю сам»?



Валерий Докучаев: Путеводитель будет раздаваться выпускникам 9-х классов. Поскольку масштаб напечатанного незначителен, то это будет выдано 18-й коррекционной школе. Остальной материал будет сдан в администрацию города Екатеринбург а. А вообще-то, мы хотели в перспективе сделать такую площадку в 18-й коррекционной школе по подготовке преподавателей, учебную площадку для России. Но поскольку нет финансирования никакого, то вопрос пока стоит.



Светлана Кулешова: А почему нет финансирования?



Валерий Докучаев: А некому. Это ведь был грант. Грант чем отличается? Отработали – деньги кончились, все завершилось.



Светлана Кулешова: А это был зарубежный грант или российский?



Валерий Докучаев: Это, насколько я понимаю, мы уже второй грант такой выиграли, это совместно Англия и администрация города Екатеринбург а. Первый на этой площадке мы делали для преподавателей, мы сначала преподавателей готовили, это англичане финансировали. А с детьми когда мы работали уже с этими преподавателями, это уже администрация города финансировала.



Светлана Кулешова: И не получается дальнейшее финансирование найти?



Валерий Докучаев: А никто не горит желанием.



Светлана Кулешова: Почему никто не горит желанием? Мне просто интересно, в интернатах есть программы, которые сходны с вашей, которые решают вот такие же задачи?



Валерий Докучаев: Да дело в том, что в этом направлении работает очень много народу, в том числе и энтузиастов. Мы просто такой угол разворота посмотрели, но и для его развития нужно финансирование. Энтузиастов нет, которые бы… Те преподаватели, которые на местах, они итак уже 18 часов работают по своим программам.



Светлана Кулешова: То есть скорее всего путеводитель «Сделаю сам» так и останется выпущенным тиражом… Какой у него тираж?



Валерий Докучаев: 500 экземпляров.



Светлана Кулешова: То есть скоро это будет библиографическая редкость.



Валерий Докучаев: Во всяком случае есть уже заявка из Ненецкого автономного округа, где мы работаем, есть заявка из Челябинска, где мы тоже работаем. Они намерены в этот путеводитель просто вставить странички с номерами живыми телефонов, куда можно обратиться, характерными для данной местности. А саму книжку переиздать и использовать.



Светлана Кулешова: Но все равно большинство слушателей Радио Свобода вряд ли когда-нибудь увидят этот путеводитель, поэтому давайте расскажем о его структуре. Очень интересно построен он на самом деле.



Валерий Докучаев: Открывают его три реперных фигуры. Это губернатор Свердловской области Эдуард Россель, просто справка идет о нем, поскольку он относится к сиротам. Нас это интересовало. Затем ректор Российского государственного социального университета Василий Иванович Жуков, с которым мы беседовали, который хотел написать вступительную статью к этому справочнику, но время не позволило ему это сделать. Он – круглый сирота. Перечисляются все его регалии. И, наконец, открывает справочник Александр Николаевич Кузнецов, который возглавляет Уральский информационно-обучающий центр молодежи. Он – детдомовец. И вот его вступительная статья и его слова о том, почему слово может помочь человеку. Вот его, допустим, на скользкой дорожке, когда он был детдомовцем, остановило, невозможно даже представить что, но страничка из «Материализма и империокритицизма» Ленина. Он сам не знал, что это такое, но вдруг что-то такое у него произошло в голове, и он посмотрел, куда это он идет. И поэтому этот справочник открывается такими фигурами, которые показывают, что уровень мотивации у сироты для достижения цели очень высок.


Затем этот справочник начинает читаться с середины. Вправо – это для левого полушария – логика, где справка о том, куда пойти учиться, кто тебе поможет, если ты оказался без еды, где какой ночлег, где одеться, как одеться, что приготовить, как сделать бюджет. И, наконец, еще одна страничка, которая читается из середины влево, - это литературные новеллы о взаимоотношениях мальчика-беспризорника и хорошей девочки.



Светлана Кулешова: Не для логика уже, а для лирика.



Валерий Докучаев: Для лирика.



Светлана Кулешова: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.



Слушатель: Я хотел бы спросить писателя. Это его первая книга, или он планирует что-то еще выпустить? А второй вопрос, не вышло ли какое-то методическое пособие по выживанию вообще граждан в стране? У нас не только беспризорники, но и поголовно население требует этого, потому что при такой агрессивной среде проживать нормально нельзя.



Светлана Кулешова: Откуда вы нам звоните?



Слушатель: Я вам звоню из Москвы.



Светлана Кулешова: Отвечаем, Валерий Васильевич.



Валерий Докучаев: В отношении книжек. Во-первых, вышла не одна книжечка, а сразу две: путеводитель для сирот сопровождается методическим пособием, которые бы хотели с ними работать или работают. Во-вторых, это, конечно, не первые книжки. Перед ними была серия книг, и это все касается наследственной родовой культуры.



Светлана Кулешова: Теперь ко второму вопросу нашего слушателя.



Валерий Докучаев: Выживание в экстремальных ситуациях мы не рассматриваем активно в своей работе.



Светлана Кулешова: Выживание в условиях российского государства.



Валерий Докучаев: Если разворачивать на условия российского государства, то у нас своя точка зрения здесь есть. Мы помогаем людям в этом плане, открывая силу рода, то есть когда мы опираемся на свои предшествующие поколения.



Светлана Кулешова: И здесь я вынуждена представить нашего гостя Валерия Васильевича Докучаева еще раз. Он не только президент негосударственного образовательного учреждения Академия Человека «ЛАНИД», но и доцент, кандидат наук, психогенетик, автор книг «Генетический транс», «Семейная энциклопедия. Истоки» и «Закон рода». Кроме того, вместе с Ларисой Докучаевой ими получено в Российском авторском обществе свидетельство, регистрирующее науку родонимику и методику преподавания под названием «Школа родовой культуры».


Давайте в свете этого сначала к нашему основному вопросу. Вы много внимания уделяете именно родовой культуре. Дети-сироты – это люди, по сути лишенные этой родовой культуры. Им не на что опираться, они зачастую либо не знают своих родителей, либо знают о своих родителях очень много плохого. Вот если говорить с точки зрения родовой культуры, каков прогноз их жизни?



Валерий Докучаев: Если говорить с точки зрения статистики, то прогноз очень неутешительный. Если говорить с точки зрения родологии – той науки, которую мы развиваем с Ларисой Николаевной Докучаевой, то прогноз положительный, если общество начнет вкладывать в это направление внимание и финансы. Дело в том, что та волна беспризорности, которая сейчас произошла, нами вообще в наших разработках была ожидаема. Это фактически сироты, которые являются вторым-третьим поколением от тех сирот, которые у нас появились во время катаклизмов 1937 и 1941 годов.



Светлана Кулешова: Валерий Васильевич, вы сказали, что эта волна детей-сирот, детей, оставленных без попечения родителей, была спрогнозирована, что это просто дети, внуки тех, кто остался без родителей в годы репрессий, в годы войны, в послевоенное лихолетье. В чем здесь взаимосвязь? Вроде бы человек, который сам пережил сиротство, наоборот, должен гораздо трепетнее относиться к своим детям.



Валерий Докучаев: Не надо забывать, что, во-первых, у него нет опыта семьи, у такого человека. У него есть мотивация для того, чтобы стать лидером. А человек, который хочет стать лидером, он семью отодвигает. А почему это можно было предусмотреть? Потому что поведенческие модели у человека доминанты через поколение. И поэтому как раз через поколение вспыхивает то, что было где-то, допустим, 60 лет назад.



Светлана Кулешова: Значит, по идее у нынешних детей-сирот все будет нормально. И они своих детей смогут воспитать и прожить жизнь в семье, в семейном кругу. А вот их внуки – это снова уже группа риска.



Валерий Докучаев: Дело в том, что вот дети сирот – как раз подход, что они могут все сделать нормально, воспитать, он не совсем правомочен, потому что у них нет опыта семьи.



Светлана Кулешова: Но вы сказали, что через поколение.



Валерий Докучаев: А через поколение снова доминантно возникает сам комплекс сиротства. Он очень многими поведенческими моделями определен, он просто вспыхивает. И говорить о том, воспитывать – не воспитывать они будут детей, это не совсем однозначно, это более длительная дискуссия. Мы пока просто с вами зацепили тот момент, что на генетическом уровне происходит такой эффект: следующее поколение латентно, скрыто, оно мотивировано на совершение каких-то успехов, а через поколение вспыхивают можно сказать некоторые элементы деструктивизма.



Светлана Кулешова: В предисловии к путеводителю «Сделаю сам» упоминаются люди, которые как раз из промежуточного поколения, где вот эта тема латентная. Это дети-сироты послевоенного времени. И поэтому они смогли добиться успехов. Опять же можно или нет говорить о том, что сейчас у сироты столько же шансов выбиться в люди, например, стать губернатором области Свердловской, как и у человека, который сейчас заканчивает интернат?



Валерий Докучаев: Дело в том, что у сироты есть мотивация на достижение каких-то определенных целей. Цели не поставлены, но мотивация, толкающая, раз он не такой, как остальные, то он сделает так, как ему кажется лучше. Вот на этой мотивации живут те 10%, которые хорошо проходят по социуму, и мы этих людей приводим. И вот наша задача общекомплексная, работа состояла в том, чтобы пробудить у возможно большего числа сирот и социальных сирот, что они все могут сделать сами. И вот когда в них это проснется с нашей помощью и с помощью большого количества людей, которые этим занимаются, тогда нам удастся все-таки эти 10% расширить в большую сторону.



Светлана Кулешова: А противоположная мотивация – это мне все должны.



Валерий Докучаев: Это один из элементов комплекса сиротства: у меня нет, мне все должны, я любым способом это возьму.



Светлана Кулешова: 90% склонно к такой жизненной позиции, 10% без всякого вмешательства внешнего, без проведения курсов чаще всего считают, что могут все сделать сами.



Валерий Докучаев: Ну, у них просыпается это при общении с социумом, естественно. У них вдруг, как у Кузнецова, которого я уже приводил, неизвестно с какой страницы, которую он прочитал, вдруг возникло ощущение, что это он сам все может. Социум открывает, но он открывает, к сожалению, не у большого количества детей.



Светлана Кулешова: А если со всеми детьми заниматься, и если проводить какие-то психологические тренинги? Если заниматься по программе «Профилактика бедности», то до какого процента можно увеличить число?



Валерий Докучаев: Вопрос на засыпку. Я думаю, что можно хорошо поработать в этом плане и значительно увеличить количество детей.



Светлана Кулешова: Это не конкретные слова – хорошо и значительно.



Валерий Докучаев: На 45%.



Светлана Кулешова: Угу. Ирония.



Валерий Докучаев: Ирония.



Светлана Кулешова: Понятно, не буду тогда приставать дальше. В студии Радио Свобода Валерий Докучаев, автор путеводителя «Сделаю сам» и других книг, касающихся генетики, законов рода и родонимики или родологии.



Валерий Докучаев: Родономики. А сейчас она трансформирована в родологию. Это одна наука родология, которая объединяет в себе генеалогию, психогенетическую теорию поведения и родономику.



Светлана Кулешова: Чем родономика отличается от родологии? Родология шире?



Валерий Докучаев: Родология шире. А родономика – о вариациях закона развития рода.



Светлана Кулешова: Мы упомянули несколько законов развития рода в отношении именно детей-сирот.


У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.



Слушатель: Ваш гость придумал какой-то справочник, а значительно проще есть система: надо приобщать детей, когда они учатся в интернате, к вере в Бога. Если у них нет родителей, о них заботится Господь. И тогда им не надо будет никакой справочник, когда они придут в гости, в них все Господь вложит, и будут они нормальные дети. В этом наше спасение.



Светлана Кулешова: Ваша точка зрения ясна. Валерий Васильевич, как вы относитесь к такой постановке вопроса?



Валерий Докучаев: Я отношусь хорошо к ней. Наши дети, когда одна из мастерских была в городе, они посетили социальную гостиницу и по приглашению епархии мы были в соборе Александра Невского, там им показали, что и церковь им в чем-то может помочь в трудной ситуации. Нас напоили чаем, мы расстались очень хорошо.



Светлана Кулешова: Валерий Васильевич, давайте вернемся к законам родологии. Закон рода предусматривает, насколько я это понимаю, что человек должен жить своими корнями, и что очень многое вкладывается от дедов, родителей. Приемные семьи, человек с другими законами рода из другого рода попадает в новый род. Вот здесь возникает конфликт? Как обычно складываются эти отношения?



Валерий Докучаев: Дело в том, что когда приемные родители принимают ребенка, то уровень культуры этих родителей должен быть очень высок, потому что ребенок будет проявлять поведенческие модели своих биологических родителей. И то, что в мировой практике сейчас наметилась тенденция в приемные семьи брать детей, требует очень повышения уровня культуры. Если же этого не произойдет, то американская практика нам с вами показала, к чему это ведет. У нас эта практика тоже существует. Когда ребенок особенно входит в трудную полосу развития, с 10 до 17 лет, это своеобразная полоса, о ней нужно знать, потому что там проявляются характерные его поведенческие модели. А родители думают, что он вступает в конфронтацию к ним, особенно приемные. И само по себе это явление мы очень интересно посмотрели в Якутии и Ненецком округе на национальных особенностях. Там обычно детей передают все равно к родственникам, то есть если где-то кому-то стало очень сложно, ребенок остался, то его передаю именно в родственные руки. Тогда все-таки поведенческие модели близки.



Светлана Кулешова: А есть ли какая-то статистика, говорящая о том, сколько детей-сирот, попавших в приемные семьи, адаптируются к социуму, достигают успеха в жизни? Потому что я знаю много достаточно примеров, когда приемные родители вкладывали кучу всего в своего вновь обретенного, просто обретенного ребенка, его учили, ему нанимали репетиторов, ему покупали все подряд, а человек потом все равно скатывался к тому уровню – к уровню своих родителей кровных.



Валерий Докучаев: Я почему и говорю про поднятие уровня культуры приемных семей. Статистика, конечно, в Управлении социального развития есть, но у меня сейчас в голове нет.



Светлана Кулешова: А просто навскидку можете сказать, что 1% именно стремится к своим приемным родителям, берет с них пример и идет их жизненным путем, а 99% все равно – по своему роду.



Валерий Докучаев: Скорее, наоборот.



Светлана Кулешова: Ну, это прекрасная статистика получается.



Валерий Докучаев: Наоборот – это значит, он идет по своим поведенческим моделям. Но если он оказался сиротой, то у него есть предыстория, которая может быть печальной. И поэтому для сирот, когда мы с ними работаем, мы актуализируем поведенческую модель, что все есть в нем, и он сам это может сделать.



Светлана Кулешова: А насколько важно детям-сиротам знать историю своего рода? Иногда просто это очень печальные истории, это разрушенные личности, спившиеся родители. Надо об этом говорить с ними или нет?



Валерий Докучаев: Дело в том, что родители просто так не спиваются. Это значит, возникли какие-то пережимы, которые привели к этому. Но в этом роду обязательно есть сила, которую нужно найти, и которая была в предыдущем ли поколении, или еще в предыдущем поколении. Правда, у многих сирот вообще никаких поколений нет. И тогда все есть в нем, потому что генетические все поведенческие модели в нем присутствуют, всех его предков.



Светлана Кулешова: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.



Слушатель: Скажите, пожалуйста, есть ли польза в таком справочнике? Если взять 100% детей, бросить их в середине реки и дать им в руки справочник и оставлять наблюдать, сколько из них выплывет, а сколько утонет. Так же и ваш справочник, он никакой пользы не дает. Как Макаренко надо, социальное общество, чтобы были заводы, цех, например, в котором детей учили, и чтобы общество о них заботилось. А так они правы, как и звери, свободно живущие в природе. Природа им все должна, они в ней берут все, что им положено. И ваш справочник совершенно бесполезен, если они не адаптированы к социальным условиям жизни, и если им эти социальные условия не предоставляются.



Светлана Кулешова: Валерий Васильевич, жесткая достаточно оценка была дана.



Валерий Докучаев: Ну, конечно, значит, есть необходимость у автора звонка так заявить. Я хочу сказать, что справочник предназначен для выпускников 9-х классов для социальных сирот и сирот. То есть они находятся под опекой государства. И затем, когда они выйдут, будет какая-то пауза, когда они из-под этой опеки отойдут, а потом снова попадут под эту опеку. И вот на этот трудный период и предназначен этот справочник.



Светлана Кулешова: А к Макаренко как вы относитесь?



Валерий Докучаев: Очень хорошо. Я считаю, что эту практику нужно восстанавливать совместными усилиями, с разных сторон нужно помогать сиротам, потому что справочник действительно ничего не решит один. Но если мы будем в комплексе действовать, в том числе и автор этого звонка, тогда мы достигнем положительных результатов.



Светлана Кулешова: Справочник, как выжить в современном обществе детям-сиротам, написан в Екатеринбург е. Книга под названием «Сделаю сам» рассказывает о том, где хранить продукты, если нет холодильника, как прожить на социальное пособие в полторы тысячи рублей в месяц, и о многом другом.



XS
SM
MD
LG