Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выбор лучших школ в Петербурге в рамках реализации национального проекта "Образование"


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость в студии – директор 272 гимназии Адмиралтейского района Санкт-Петербурга Галина Калмыкова.



Татьяна Валович: Педагогическая общественность Петербурга обеспокоена тем, как будет реализовываться национальный проект «Образование». По каким критериям будут отбираться в Петербурге лучшие школы и педагоги, которым предполагается дать гранты. Этот вопрос обсуждался вчера в ходе круглого стола, состоявшегося в информационном агентстве «Росбалт». Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская : Сегодня в Петербурге в системе образования заняты 72 тысячи учителей, работает более 700 школ – речь идет только о государственных школах. 58 школ по результатам конкурса будут иметь право на государственную поддержку. В постановлении правительства речь идет не об отборе лучших школ вообще, а об отборе школ, лучше других преуспевших во внедрении инновационных технологий. Гранты, предоставляемые государством, могут быть потрачены в четырех направлениях - на повышение квалификации учителей, на современное оборудование кабинетов, на программное обеспечение и на дальнейшее инновационное развитие. Идея грантов – поддержать не любые школы, а только школы-лидеры. Беда только в том, что почти никаких документов, обеспечивающих проект, пока не разработано, поэтому нельзя определить даже сроки, в которые проводится конкурс среди лучших школ. Говорит заместитель председателя Комитета по образованию Петербурга Петр Баранов.



Петр Баранов : Если за пять месяцев вышло одно постановление правительства, которое были подготовлено осенью, о каких сроках мы можем говорить?! Поэтому на сегодняшний день появились новые сроки, которые всех нас приводят в ужас.


Применительно к школам – к 1 мая каждый регион должен сформировать рейтинг школ, чтобы его направить в Министерство образования. Сегодня, будем говорить так, 1 марта – мы не имеем еще утвержденного Министерством образования требований к организации конкурсного отбора. Такого документа сегодня нет. Вот, когда он появится, мы и будем тогда в таких экстремальных условиях и определять сроки.


Применительно к учителям. Постановление по учителям вообще на сегодняшний день отсутствует.



Татьяна Вольтская : Проект «Образование» предполагает, что лучшие школы региона получат гранты на дальнейшее развитие в размере 1 миллиона рублей, лучшие учителя получат 100 тысяч рублей. Но все это невозможно, пока нет нормативной базы на федеральном уровне. Пока, судя по всему, неразбериха только усиливается. Всех, кто хоть немного знаком с системой образования, не может не удивлять, что экспертиза школ-участников конкурса назначена на летние месяцы (с июня по август – как раз на время отпусков), чтобы торжественное награждение могло состояться в День учителя.



Татьяна Валович: А сейчас еще одно мнение о реализации национального проекта «Образование» в Петербурге, высказанное депутатом Законодательного собрания Петербурга, председателем постоянной комиссии по образованию, культуре и науке Сергеем Андреевым.



Сергей Андреев : Что он из себя представляет – национальный проект? Доплаты небольшие – до тысячи рублей классным педагогам. За это будут отчитываться так, поверьте, все финансовые органы, включая ОБЭП, налоговую, ФСБ подключили, будут проверять каждую копейку – попала ли она классным педагогам.


Вторая часть – это доплата школам за так называемые инновационные методики. Это миллион рублей на школу. Это бесконечная проверка. Вы даже не представляете! Обозначена она на сегодняшний день – раз в день проверка будет идти. Пишут документы, нужно оформлять так – начало и окончание. И вот по этой форме учителя, директора должны отчитываться наверх через вертикали через полпредства собирают эти сведения. Каждый день!


Совещание было по Северо-Западу при полпреде. Было сказано – дорогие друзья, терпите. Мы хотели делать раз в месяц, раз в неделю, но теперь будет делать каждый день.


Другая часть, для меня лично ужасная, которая касается участия общественности в управлении государственным образованием. Все думают – а кто же будет оценивать, какая школа получит свой миллион рублей, например, в год? Так вот привлекают общественность. Как привлекать? Не знает никто. Кого привлекать? Не знает никто. И вот начинает бродить идея, как бы нам собирать общественность и учить учителей учить учеников. Предложено муниципалитетам по всей стране – создавать при себе некие общественные органы, которые будут объяснять учителям в какую сторону разворачивать образование, то есть профессионалам. Я задал вопрос – не создать ли такие органы, скажем, при строительстве космических кораблей? Ответ был получен, что образование – это дело общественное, поэтому общественность там участвовать должна. Я категорически настаиваю на том, чтобы педагоги учили, чтобы именно общественность педагогическая, то есть непосредственно специалисты, учителя, завучи, директора вели образовательный процесс. Не надо им здесь мешать.



Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях директор 272 гимназии Адмиралтейского района Санкт-Петербурга Галина Калмыкова.


Галина Андреевна, доброе утро. Вот ваша гимназия намерена участвовать в соискании грантов?



Галина Калмыкова: Доброе утро. Первое желание после совещания, которое прошло в январе, безусловно, участвовать. Потому что, наверное, уже набрались опыта. Гимназии 10 лет. У нас есть интереснейшие наработки. У нас замечательнейших педагогический коллектив. Но я хочу сказать, что пыл этот очень быстро остыл. Только по одной причине, что как всегда нет абсолютно никакой нормативной базы. Как участвовать, в какой форме, какие документы нужно собирать, а самое главное – сколько их собирать? Потому что, к сожалению, я должна сказать, что сегодня не хватает трех компьютеров, чтобы давать отчеты всякого рода комиссиям, которые в школу хлынули в такой массе! Я уже почти 40 лет работаю в образовании, я не видела такого непонятного для меня интереса к школе ни в помощь, а только в помеху. Поэтому на сегодня мы стоим на распутье. Трудно сказать – хотим мы участвовать или не хотим. Потому что мы не знаем, что будет стоять за требованиями, и самое главное – будет ли у нас время учить детей, или у нас должно быть время только для того, чтобы собрать очередную огромную кипу бумаг.



Татьяна Валович: У нас уже есть вопросы от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.



Слушатель: Здравствуйте. Я бы хотел высказать свое мнение по этому поводу. Утром сегодня я услышал, что какой-то педагог разработал свою концепцию о наследственности беспризорности. Суть вы понимаете, как педагог. Если ребенок был беспризорником, значит, у него генетически заложено, что он всегда будет беспризорником.



Татьяна Валович: Извините, но это не суть нашей программы. У вас есть конкретно вопрос или мнение по нашей программе?



Слушатель: Сама организация обучения. Я, как бывший педагог, получил премию за оформление своего класса, наглядной агитации, за разработку неких методических пособий…



Татьяна Валович: К сожалению, оборвался звонок, но в принципе понятно. Галина Андреевна, все-таки месяц прошел с момента такого общего педагогического собрания (25 января он состоялся). За этот месяц хоть что-нибудь стало яснее, или, как звучало в репортаже, все становится еще более и более запутанным?



Галина Калмыкова: Скорее всего - да, запутанным. Это какое-то безмолвное, скажем так, состояние молчание. Документы, которые должны были поступить в школы, их нет. Документы, которые должны были появиться на сайте Интернета, их нет. На сегодня мы, наверное, еще более обезоружены, чем были 25 января. Потому что там хотя бы звучали какие-то интересные предложения. Баранов Петр Николаевич выступал ярко и убедительно, но это все были только слова. На сегодня нет ни одного документа, я еще раз подчеркиваю, который бы определил тот круг работы, чтобы мы смогли принять участие в этом конкурсе.



Татьяна Валович: Вы сказали, что в образование вы уже работаете 40 лет. Понятно, что в образовании легко работать никогда не было. Но все-таки, если сравнить 15-20 лет назад и те задачи, которые перед вами, как перед директором, стоят сейчас. Когда реализация своих идей, воплощения того, что вы хотели бы сделать, происходила легче?



Галина Калмыкова: Как ни странно, во многом я приверженец нового времени. Может быть, скорее мне нравится это время не как директору школы, а как учителю русского языка и литературы.



Татьяна Валович: Даже, несмотря на то, что сегодня сокращается количество часов русского и литературы?



Галина Калмыкова: Я сейчас не об этом говорю. Это уже другая тема разговора. Я просто хочу сказать, что сегодня читают художественные тексты – не учебники по литературе, а читают тексты. Сегодня думают над тем, что написал Толстой, а не над тем, что написали по поводу Толстого.



Татьяна Валович: Ага, и какова роль партии.



Галина Калмыкова: Сегодня у ребят есть более широкие возможности. Да, я через все это прошла. Потому что все эти годы я виду свой любимый предмет – русский и литература. Сегодня ученик может выразить себя, свое мнение, свое собственное прочтение. Это замечательно.


Как у директора, наверное, у меня еще не очень большой опыт. Я чуть директор – чуть более 10 лет. Хотя все эти годы, работая в школе в должности заместителя по учебно-воспитательной работе, я должна сказать, что все-таки свободы творчества раньше было больше. В самом деле, внимание к школе было и со стороны той же самой общественности более профессиональным. Не сводилось все только к каким-то пресловутым жареным фактам, от которых мы все уже устали. Все-таки интерес к школе проявлялся на том самом уровне, который помогал школе идти, двигаться вперед. Я знаю, что приток молодых специалистов был очень большим, хотя зарплата, действительно, всегда была маленькая, но мы о ней не думали, как, впрочем, и сейчас.



Татьяна Валович: Как у вас сейчас с молодыми специалистами?



Галина Калмыкова: Должна сказать, что, зная ситуацию, более чем плачевна. Хотя, безусловно, в нашу школу пришла молодая англичанка. Наша Мариночка, как мы ее зовем. Девочка очень талантливая. Мы ее растим, мы ее оберегаем. Более того, она, как молодой специалист, участвует в конкурсе педагогического мастерства. Таланты есть молодые. Просто, мне так кажется, что вся ситуация в стране по поводу разговоров со стороны общественности об образовании отбивает охоту у молодых идти в школу. Я подчеркиваю – дело не в заработной плате. Дело в той беспочвенной шумихи.



Татьяна Валович: Дело в самой моральной атмосфере.



Галина Калмыкова: Да, в моральной атмосфере. Потому что все реже говорят добрые слова о школе, хотя их, я вас уверяю, так много. Это хранится в наших открытках, хранится в наших встречах, в том, как выпускники приходят в школу, что они говорят нам. Это никто не знает.



Татьяна Валович: К нам дозвонился слушатель. Пожалуйста.



Слушатель: Здравствуйте, Николай Александрович Ломов. Не считаете ли вы абсурдным положение Конституции в статье 43-й о бесплатности основного общего и среднего профессионального образования, когда оплата производится из того или иного бюджета? Зачем сбивать это положение бесплатностью?


Еще один момент. Родители или лица, их заменяющие, обеспечивают получение детьми общего образования. Причем, родители уже не обязываются к обеспечению среднего профессионального образования. Здесь тоже как-то только родители должны, а государство? Какие-то структуры общества не участвуют? Я думаю, что нужно как-то поднять вопрос, чтобы в Конституции как-то более четкое было прописано все это.



Татьяна Валович: Спасибо за вопрос. Вообще-то, переписывать Конституцию - это дело законодателей. Это не дело директоров школ или педагогов. Они только могут подсказать нашим законодателям. Кстати, насчет законов. У нас звучало мнение депутата Законодательного собрания Петербурга. Как общается педагогическая общественность с законодателями сегодня в Петербурге? Насколько вы можете донести ту абсурдность существующего положения, когда, например, школа обязана выполнить определенные нормы для своего существования, а денег на это из бюджета не выделяется?



Галина Калмыкова: Наверное, с теми, кто попал в Законодательное собрание мы общаемся только накануне их выборов. Тогда массовый приток в школы, желание встретиться с коллективом учителей, родителей, обещания. Хочу отметить, что после таких ярких встреч и событий, как правило, наступает то самое забвение, когда вряд ли вспоминают о школах, вряд ли знают то, чем мы живем.


Я приведу самый яркий и убедительный пример. Тот вопрос, который звучал 25 января на встрече, что вызвало шум, и гомон, и смех, - это вопрос, который связан с тем, как мы сегодня отчитываемся за талоны по питанию. Вы знаете, печать не выдерживает, чтобы отштамповать те талоны, которые есть. Отчеты за них - это настолько абсурдно, что вряд ли кто-то себе представляет, что для этого в школе нужно иметь просто отдельную единицу.



Татьяна Валович: А кто у вас в гимназии сейчас этим занимается?



Галина Калмыкова: Это дополнительная нагрузка за мизерную дополнительную плату выполняет очень ответственный человек, которая, к сожалению, львиную долю своего времени отводит на то, чтобы оформлять все бумаги по питанию. Она валиолог.



Татьяна Валович: Вместо того, скажем, чтобы свою авторскую программу продвигать в школе.



Галина Калмыкова: Совершенно верно. Обещано, что упроститься сам факт этого отчета, но опять-таки - а воз и ныне там. Поэтому несуразностей очень много. Конечно, хотелось бы, чтобы законодатели помнили о нас. Тем более, что я говорю совершенно ответственно от имени и своих коллег и себя. Директора люди очень скромные. Просить, напоминая о себе, мы, действительно, не умеем. Потому что, наверное, наша задача думать о том, как дать качественное образование сегодня нашим учащимся. А Законодательное собрание, и представитель Законодательного собрания, и те, кто был избран от наших районов, наверное, не грех бы им вспоминать о тех обещаниях, которые они дают накануне своих выборов.



Татьяна Валович: У нас есть еще вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.



Слушатель: Здравствуйте, это Марина. Вот вы с таким опытом преподавательской работы. Вы сами учились. Вы сами знаете, как надо учить без всяких подсказок извне, без всяких реформ? Потому что мы уже знаем, если хочешь где-то испортить дело, надо начать реформировать. Всесторонняя наша жизнь уже доказывает неоднократно правоту этого. Можете вы закрыть свою школу от постороннего взгляда. Материал ваш, который вы любите и учите, - это дети. Убрать надо валиологов.


Потому что самое лучшее образование было в дореволюционной России, где задаром давали классическое образование. Там не было никаких валиологов, поверьте. Ничего лучшего в мире не придумано. Я забрала своих детей из обычной школы, и учу их по этой классической схеме, потому что сама имею классическое образование.



Татьяна Валович: Это хорошо, что у Марины есть такая возможность. У большинства родителей нет возможности учить детей самим. Они отдают как раз в школу.



Галина Калмыкова: Марина, спасибо за ваш совершенно замечательный вопрос. Как управленец и как учитель, я могу вам сказать, что - да, я всегда была готова работать без всякой подсказки со стороны. Невольно приходят слова Гоголя: "Всяк норовит тебя проверить". Мы знаем, что у нас каждый умеет учить, только почему-то не идут в школу. У нас каждый умеет лечить, только почему-то в больницах не хватает врачей. Да, я готова сегодня закрыть школу от того постороннего, что пытается пробиться с какими-то поучениями, с какими-то поручениями.



Татьяна Валович: А на вас сразу же из прокуратуры придет жалоба.



Галина Калмыкова: Это, действительно так. Поэтому я могла бы побежать за поворот, я могла бы, только...



Татьяна Валович: Только если образовать частную школу.



Галина Калмыкова: Да, совершенно верно. Хотя я не знаю в какой школе учит Марина, я не совсем поняла причем тут бедный валиолог. Валиолог - это человек, который создает, во всяком случае, заботится о выполнении санитарных норм и правил в школе. Поверьте, он совершенно не помеха образованию.



Татьяна Валович: Была дискуссия еще в начале 90-х годов, когда валиология только появилась. Она почему-то приравнивалась только к половому воспитанию. К сожалению, в России такое было.



Галина Калмыкова: Нет, нет. Мы этого, слава богу, избежали. Очень тонкие вопросы мы можем обсуждать только с согласия родителей. Поэтому ни у нас в школе, ни в Адмиралтейском районе этого нет.


Хочу закончить по поводу той школы. Я не знаю частная это школа. Должна привести горькие примеры, когда к нам в гимназию приводили из частных школ детей, которых мы уже не могли спасти. Потому что уровень 9-классника по его образованию приравнивался к уровню ученика 5-го класса. Всякие есть школы. Но я двумя руками за государственную школу. За школу, которая несет полную меру ответственности за качество знаний, а не за оценку, которую поставит он ему в аттестат.



Татьяна Валович: Галина Андреевна, я бы хотела возвратиться к тем пунктам этого национального проекта "Образование", в том числе к выделению грантов школе. Безусловно, школы, педагогические коллективы, работающие с отдачей, они должны поощряться. Но не кажется ли вам, что произойдет еще большее расслоение школ на "хорошие" и "плохие", и еще раз произойдет отток учеников из одной в другие? В Петербурге, к сожалению, это очень показательно. Даже несколько лет назад были такие моменты, что родители, когда нужно зачислять детей в 1-й класс, костры жгли, чтобы попасть в какую-то хорошую школу.



Галина Калмыкова: Было, было.



Татьяна Валович: Естественно, школа нуждается в государственной поддержке, но, чтобы это были равные условия, а не то, чтобы есть любимчик или вхожесть в комитет.



Галина Калмыкова: Наверное, о равных возможностях остается только мечтать. Почему-то память меня сегодня отбросила к тем социалистическим соревнованиям, участниками которых были все, кто имел отношение к образованию. Это и соревнования между классами, и между педагогами. Абсурдность, наверное, этого может понять только тот, кто работал в то время. Потом как-то это настолько изжило само себя, было это настолько несуразно, что сказали, как можно соревноваться и проводить какие-то критерии между двумя классами, между двумя школами? У каждой школы свое лицо. Я хочу сказать, что в нашем районе только вчера состоялся юбилей совершенно замечательной школы для больных детей - дети больны ДЦП. Мы видели чудо, которое нам показали работники этой школы. Скажите, с кем и как может эта школа соревноваться, если она уже имеет право на этот самый миллион?!


У нас дружный Адмиралтейский район. Мне бы, конечно, не хотелось, но я согласна абсолютно в том, что, пожалуй, такие критерии идут быстрее к расколу, чем к нашему объединению.



Татьяна Валович: Галина Андреевна, с 1 января действует новая система оплаты учительского труда. Уже, наверное, получили доплаты и за классное руководство. Раньше все время труд учителя был привязан к тем пресловутым часам, которые он имеет. Сейчас это по-прежнему также или что-то изменилось?



Галина Калмыкова: Если говорить об учителе, то его заработная плата изменилась и в существенную сторону. Здесь нужно быть все-таки справедливым. Потому учитель получил все-таки весомую прибавку с 1 января 2006 года. Единственное, может быть... Опять-таки этот вопрос обсуждался без участия тех, кто работает непосредственно в школе. За рамками осталась та подготовительная работа к урокам, которая ведется дома. За рамками осталась проверка тетрадей, которая оплачивается из так называемого фонда стимулирования. А вот доплата за классное руководство, я не знаю, лично у меня и моего коллектива она вызывает одобрение. Потому что это вознаграждение в размере тысячи рублей условно, скажем, меняется от зависимости...



Татьяна Валович: Наполняемости класса, да?



Галина Калмыкова: Да. Честно говоря, мы смогли сохранить пусть минимальную, но все-таки из фонда стимулирования, который у нас, к сожалению, тоже оказался с 1 января значительно урезанным, доплату за классное руководство. Потому что как бывший классный руководитель, как директор школы я хочу сказать, что классный руководитель - это, пожалуй, самая тяжелая, сама ответственная ноша в школе. Вознаграждение в размере тысячи рублей нами оценивается очень положительно.



Татьяна Валович: Норма наполняемости класса на сегодняшний день какая?



Галина Калмыкова: Наверное, в каждой школе она своя.



Татьяна Валович: То есть такой стандартной нет?



Галина Калмыкова: Есть санитарные нормы и правила, которые требуют, чтобы в классе сидело 25 человек.



Татьяна Валович: Не меньше?



Галина Калмыкова: Не меньше.



Татьяна Валович: А если в классе не 25, а 24 человека, то педагог уже за классное руководство не получит?



Галина Калмыкова: Получает, но получает меньшую сумму.



Татьяна Валович: Дифференцированная такая оплата?



Галина Калмыкова: Да, дифференцированная оплата. Но классы формируются только там, где 24-25 человек, потому что ниже - это уже не может быть классом, потому что это не оплачивается государством.



Татьяна Валович: Странно. В Японии, я знаю, там класс - максимум 10 человек. Там считается, что большая наполняемость ведет к ухудшению усвоения знаний. До Японии, видимо, России еще очень далеко.



Галина Калмыкова: Можно возразить Японии? Опять из опыта собственной работы. Я помню те времена, когда в школе было 42 человека. Хочу сказать, что я лично выпускала в гимназии класс, где было 36 человек. Это вот в последние годы 32 человека. Абсолютно профессионально могу сказать - не зависит от количества, а зависит от качества той работы, которая ведется в этом классе. Поэтому, наверное, наполняемость - это еще не панацея тех проблем, которые есть в школе. Хотя, конечно, 25 человек - это 25 тетрадей, 36 человек - 36 тетрадей. Разница существенная. Но я подчеркиваю, на качество образования это не влияет никакого.



Татьяна Валович: Галина Андреевна, особенность вашей гимназии, насколько я увидела, это то, что у вас отсутствует начальная школа. Почему? Это было так заложено изначально? Откуда к вам приходят ребятишки?



Галина Калмыкова: Это, наверное, такая несколько смешная и нелепая история. Потому что когда я взяла эту школу, то есть меня назначили директором, то в этой школе был какой-то усеченный образ начальной школы. Это был только 3-й класс. Дети поступали в школу на конкурсной основе в 3-й класс, а потом они снова поступали на конкурсной основе в 5-й класс. Это было настолько нелепо и абсурдно. В связи с тем, что сама школа небольшая (это старинное замечательное здание, о котором я могу бесконечно долго рассказывать), количество классов в параллелях было таковым, что, посовещавшись вместе с педагогическим коллективом, мы приняли решение убрать этот 3-й класс в такой усеченной форме и создать гимназию. Образовательное учреждение повышенного уровня начинается именно с 5-го класса. Когда дети поступают на конкурсной основе в 5-й класс, то это уже те ребята, которые имеют опыт начальной школы. Они уже получили определенные знания, умения и навыки. Конкурс в 5-й класс не вызывает у них особых трудностей, да и особой тревоги.



Татьяна Валович: А у родителей? Вам официально как гимназии разрешено проводить конкурс?



Галина Калмыкова: Да, но разрешено при условии, если количество заявлений превышает количество предлагаемых мест. В этом случае мы объявляем конкурс. Потому что если мы открываем два класса, заявлений поступит 50, то конкурса, безусловно, не будет.



Татьяна Валович: А преимуществом пользуются жители близлежащих микрорайонов или нет?



Галина Калмыкова: Преимуществом пользуются братья и сестра тех, кто уже учится у нас в школе. Это, пожалуй, единственное преимущество. Конечно, наверное, так уж складывается, что здесь не предпочтения, не преимущества, просто есть начальная школа "Радуга", которую мы очень любим.



Татьяна Валович: Это как бы ваша база?



Галина Калмыкова: Нет, она совершенно не является нашей базой. К нам поступают дети из разных школ, из разных районов. Я привожу классический пример, что у нас училась девочка, которая ездила из Новолисино, и ни разу не опоздала на занятия. У нас городско набор. Тем не менее, школа "Радуга" - это основной поставщик детей к нам в гимназию. В принципе, все это только на основании того, что там дают замечательные знания детям.



Татьяна Валович: У вас гимназия. Значит ли это, что нагрузка на детей больше? Как вы контролируете те образовательные программы, которые учителя у вас применяют?



Галина Калмыкова: Здесь я должна сказать, что раз на конкурсной основе, значит, поступают дети (я их так называю), мотивированные на учебу. Дело не в том, что они какие-то особые, одаренные, талантливые. Нет, это самые обычные дети, только семья которых и сами дети понимают, что такое образование, стремятся к нему. Нагрузка, я не буду лукавить, конечно, очень большая. Конечно, можно было бы, наверное, пересмотреть и ряд образовательных программ с учетом того, что, во-первых, повторяю, поступают дети на конкурсной основе, во-вторых, работает высокопрофессиональный коллектив. Можно было бы с учетом новых технологий, о которых так громко говорят, снизить нагрузку на учащихся.


Но я, может быть, скажу сейчас несколько крамольную мысль, но я не могу молчать об этом. Мне странно, что образовательная школа, которая имеет минимум, работает по 5-дневке, а вот гимназия обязательно должна работать только по 6-дневке. Так мною уважаемый СЭС не подпишет учебный план, если видит, что где-то зашкаливает один час. А мы считаем, что можно в гимназии с учетом новых технологий работать по 5-дневной учебной неделе с учетом того, что 6-й день будет тем самым развивающим днем, когда ребенок может пойти в библиотеку, когда ребенок может заняться тем самотворчеством, самообразованием, о котором так много говорят.



Татьяна Валович: Сейчас нормами это вам запрещено?



Галина Калмыкова: Нормами нам категорически запрещено, хотя я понимаю, что есть учебный план, который ограничен определенным количеством часов, который мы должны выполнить. Но я еще раз говорю, каким бы ни было количество часов, если государство сегодня говорит о новых технологиях, без инновационных технологий сегодня гимназия не может называться гимназией, любая повышенная школа не будет стоит ничего, то, наверное, можно было бы доверить сегодня коллективам школ повышенного уровня самим определять ту самую нагрузку в рамках 5-дневной учебной недели, чтобы определить 6-й день как развивающий день, который пойдет только на пользу ученику, родителям, да и всей школе в целом.



Татьяна Валович: Спасибо большое, Галина Андреевна.


XS
SM
MD
LG