Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия намерена призвать Иран вернуться в режим моратория в ядерной области


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Александр Костинский.



Кирилл Кобрин : На очередных переговорах с иранской делегацией в Москве Россия намерена призвать Иран вернуться в режим моратория в ядерной области. Как сообщил представитель российского МИД Михаил Камынин, этот вопрос будет обсуждаться наряду с предложением о создании на территории России совместного предприятия по обогащению урана. Делегация Ирана во главе с Секретарем Совета национальной безопасности Али Лариджани прибывает в Москву 1 марта. Накануне переговоров с пресс-секретарем Российского агентства по атомной энергии Сергеем Новиковым побеседовал обозреватель Радио Свобода Александр Костинский.



Александр Костинский: На переговорах в Москве по иранской ядерной программе ожидаются конкретные решения, хотя заявления иранских политиков имеют самый общий характер. Вот что заявил президент Ирана Махмуд Ахмадинежад .



Махмуд Ахмадинежад : Не только Ближний Восток, но и весь мир должен быть очищен от ядерного оружия. Это то, что мы предлагаем ООН и на чем будем настаивать. Мы считаем, что ядерное оружие в руках крупных держав и некоторых оккупантов в нашем регионе - это угроза всему человечеству.



Александр Костинский: Министр иностранных дел Ирана Манучер Моттаки подчеркнул, что Иран имеет право на развитие атомной энергетики.



Манучер Моттаки : Мы хотели бы, подобно Японии, пользоваться правом иметь ядерные технологии, конечно, исключительно в мирных целях.



Александр Костинский: Я попросил пресс-секретаря Росатома Сергея Новикова рассказать о конкретных российских предложениях по сотрудничеству с Ираном.



Сергей Новиков: Дело в том, что Россия, как неоднократно подчеркивалось, придерживается той позиции, что любая страна, входящая в Договор о нераспространении ядерного оружия и являющаяся членом МАГАТЭ, имеет право на развитие мирной атомной энергетики, право на получение доступа к дешевой электроэнергии. Поэтому Россия и предпринимает ряд усилий по обеспечению механизмов безопасности этого доступа, поскольку невозможно допустить нарушение норм режима нераспространения ядерного оружия, что теоретически возможно, поскольку в технологии работы атомных электростанций есть два технологических звена, где используются двойные технологии. Первое - это обогащение урана, когда природный уран может быть доведен не только до уровня энергетического, но и до уровня оружейного. Второе - это работа с облученным ядерным топливом.


Что касается второго аспекта, то Россия и Иран подписали межправительственное соглашение в прошлом году. Топливо, которое будет использоваться на АЭС в Бушере будет возвращаться на территорию Российской Федерации. Таким образом, будут созданы все гарантии безопасности. Кроме того, по тому же соглашению Россия будет поставлять готовое топливо в Иран из своего обогащенного урана. Таким образом, в проблеме строительства Бушер нет никаких политических ограничений. Станция будет построена в максимально короткие сроки, насколько это будут позволять технологические регламенты строительства.


Что касается второго аспекта - это желание исламской республики Иран обогащать уран, то суть российского предложения по созданию совместного предприятия на территории России, таким образом, международное сообщество будет гарантировано от того, что эта двойная технология перейдет в руки специалистов стран, не являющихся членами ядерными клуба. Совместное предприятие будет работать по принципу "черного ящика", то есть иранские специалисты могут принимать участие в управлении, в финансировании этого проекта, но без доступа к самой технологии.



Александр Костинский: То есть если бы Иран сам обогащал, то возникла бы серьезная проблема?



Сергей Новиков: Если Иран овладеет технологией обогащения урана, тогда гипотетически можно предположить нарушение норм режима нераспространения.



Александр Костинский: Гипотетически можно предположить, что они могут довести обогащение урана до того, что он станет, как вы говорили, оружейным.



Сергей Новиков: Гипотетически можно такое предположить. Собственно, это и вызывает опасения. Поэтому Россия и предлагает обогащать уран на своей территории, чтобы обеспечить нераспространение этой технологии.



Александр Костинский: Обогащенный уран уже будет транспортироваться из России на атомную электростанцию в Бушере?



Сергей Новиков: Нет, немножко неправильно. Мы уже подписали договор, по которому будем поставлять топливо на АЭС Бушер. Ведь топливо - это не просто обогащенный уран, это обогащенный уран, который уже фабрикован в тепловыделяющие сборки. Для этого нужен еще, по большому счету, металлургический комплекс, которого в настоящий момент в Иранской республике нет. Поэтому в данном случае речь идет о том, что готовое топливо, то есть готовые тепловыделяющие сборки на Бушерскую АЭС будет поставлять Новосибирский завод химических концентратов. Облученная тепловыделяющая сборка будет возвращаться в Россию.



Александр Костинский: В Россию для переработки, как сейчас происходит с переработкой топлива с российских атомных электростанций, да?



Сергей Новиков: Совершенно верно. Дело в том, что в связи с бумом на мировом рынке по желанию новых стран получить доступ к дешевой атомной энергии с учетом роста цен на углеводородное сырье на традиционные энергоносители, такая проблема будет вставать в дальнейшем и с другими странами. Если страна захочет получить доступ к мирной атомной энергии, ей тоже будет необходимо решить вопрос с международным сообществом по этим двум звеньям технологической цепочки работы АЭС - по возврату облученного топлива и по поставке топлива. Если страна, которая обладает запасами урана, захочет его обогащать, то это тоже нужно будет делать на территории некоего международного центра, о котором впервые заявил президент России 25 января в Петербурге на саммите ЕврАзЭС, когда он сказал, что мировое сообщество и страны, обладающие полным ядерным топливным циклом, несут ответственность за создание некоего прообраза глобальной инфраструктуры международных ядерных центров, где бы предоставлялись услуги и по обогащению урана, и по работе с облученным топливом, и по подготовке и сертификации персонала. Потому что новая страна, которая получает или хочет развивать атомную энергетику, встает перед проблемой квалифицированных кадров, поскольку это тоже является вопросом безопасности.



Александр Костинский: А кто будет контролировать?



Сергей Новиков: МАГАТЭ.




XS
SM
MD
LG