Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Великобритания может пересмотреть предоставленный Березовскому статус беженца


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Наталья Голицына .



Андрей Шарый: Высказывания российского бизнесмена и политика Бориса Березовского о планировании переворота в России могут привести к пересмотру его статуса беженца в Великобритании, в письменном заявлении сообщил сегодня британский министр иностранных дел Джек Стро. Березовский, в 2003 году получивший статус политического беженца, заявил несколько недель назад, что любые действия российской оппозиции, в том числе силовой захват власти, против режима Владимира Путина оправданы, поскольку этот режим нарушает конституцию России. Министр Стро подчеркивает, что Великобритания не приглашала к себе Березовского, что насильственное свержение правительства суверенного государств недопустимо и противоречит британским законам. Я спросил Бориса Березовского о его реакции на это письмо.



Андрей Шарый: Вы получали в какой-то письменной форме или в устной форме заявления от Форин-офиса, связанные с недовольством вашими высказываниями в адрес Путина?



Борис Березовский: Вы знаете, я не получал ни в какой форме, кроме как через средства массовой информации.



Андрей Шарый: Вы какие-то действия в этой связи намерены предпринять? Как вы восприняли это заявление?



Борис Березовский: Я в настоящее время просто готовлю письмо на имя министра этого отдела, господина Стро с объяснением своей позиции. Надеюсь, что сегодня или завтра это письмо закончу.



Андрей Шарый: А вы можете с нами поделиться какими-то основными положениями этого письма?



Борис Березовский: Нет. Я считаю это некорректным, потому что министр должен получить информацию от меня лично, а не через средства массовой информации.



Андрей Шарый: Борис Абрамович, вы сейчас, пожалуй, последний из таких убежденных искренних критиков Владимира Путина и его режима. Такого рода письмо может повлиять на вашу политическую позицию и готовность критиковать российского президента?



Борис Березовский: Во-первых, я с вами абсолютно не согласен. Может быть, не все пытаются так громко говорить, как я - критиковать Путина, а, по существу, с моей точки зрения уже неконституционный, нелегитимный режим. На самом деле, я просто знаю, что мою точку зрения разделяют миллионы людей в России, а я общаюсь с тысячами. Поэтому я не согласен с тем, что я остался единственным. Не все, может быть, могут, не все хотят так громко говорить, но миллионы имеют такую же позицию, как и я. Это первое.


Второе. Безусловно, ничто не повлияет, кроме аргументов, которые я восприму, я имею в виду логических аргументов. К счастью или к сожалению, никто до сих пор не убедил меня в том, что режим Путина разрушает Россию. Я в этом глубоко убежден. Поэтому приложу все силы для того, чтобы разрушить этот режим раньше, чем этот режим разрушит.



Андрей Шарый: Форин-офис упрекает вас, насколько можно судить из информации, которую мы имеем, в некорректных призывах насильственному изменению существующего в России законного строя. Вы готовы согласиться с такой характеристикой вашей позиции?



Борис Березовский: Все свои аргументы, все свои соображения я изложу в письме министру иностранных дел Англии.



Андрей Шарый: Вы неоднократно высоко отзывались о стандартах британской демократии. Очевидно, что позиция Министерства иностранных дел этой страны выражает их понимание, сути этих стандартов и демократического процесса. Вы склонны будете согласиться с позицией, принимающей вас сейчас стороны в качестве политического беженца, или вы готовы пересмотреть решение о месте своего пребывания? Можете ли вы уехать из Лондона, если отношения ваши не будут складываться дальше с властями Британии?



Борис Березовский: В связи с этим письмом нисколько не изменилась моя оценка высочайших стандартов британской политической системы и британской демократии. Вы, наверное, знаете, что решение об отказе в экстрадиции России принималось английским Хоум-офисом. При этом я хочу вам напомнить, что сначала мне Хоум-офисом отказал в политическом убежище, а суд принял другое решение. С этим решением согласился Хоум-офис, который мне предоставил политическое убежище. Сильно отличают власть в России от власти в Англии то, что все решения английской власти всегда аргументированы. Более того, они подвергаются тщательному анализу с точки зрения законности. Поэтому никаких сомнений у меня в том, что чувствую себя свободным человеком и защищенным человеком в Великобритании - нет.



Андрей Шарый: В предупреждении главы британского Министерства иностранных дел говорится, что «лица, получившие в Соединенном Королевстве политическое убежище, наделяются обязанностями, требующими, в частности, исполнения существующих в стране законов и предписаний. Их статус беженца может быть пересмотрен в любое время, когда будет решено, что их присутствие несовместимо с общественным благом». Прокомментировать заявление Джека Стро корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына попросила дипломатического редактора газеты «Таймс» Майкла Биньона.



Наталья Голицына : Господин Биньон, насколько юридически обосновано заявление Джека Стро?



Майкл Биньон: Существует закон, по которому политические беженцы не должны быть вовлечены в политическую деятельность, которую можно квалифицирована как заговор с целью совершения террористических актов или заговор против другого правительства. Это относительно новый закон. Ранее не было никаких ограничений на то, что люди говорят или делают, однако сейчас всё, что может быть воспринято как восхваление терроризма, причем как в Британии, так и за ее рубежом, ограничивает статус политического беженца в этой стране.



Наталья Голицына: Джек Стро заявил, что Британию и Россию связывают тесные деловые отношения, при этом он назвал Россию важным партнером. Не думаете ли вы, что свое заявление глава британского Форин-офиса адресовал не столько Березовскому, сколько Путину?



Майкл Биньон: Несомненно, что правительство пытается дистанцироваться от Березовского и дать понять Путину: тот факт, что Березовский проживает в Лондоне, не должен восприниматься как враждебный акт в отношении России. Ведь русские много раз требовали его экстрадиции и крайне недовольны отказом Британии его выдать. Заявление Стро - своего рода попытка смягчить ущерб, который это наносит российско-британским отношениям. Министр как бы говорит: «Да, мы признаем, что у Березовского есть шанс быть осужденным в России в случае его высылки, однако мы не одобряем его активной кампании по дестабилизации или попытку дестабилизации правительства Путина.



Наталья Голицына: Известны ли вам случаи лишения статуса политического беженца в Британии в связи с нежелательной политической активностью?



Майкл Биньон: Да, конечно, таким прецедентом может быть совсем недавнее дело Абу Хамзы - мусульманского проповедника, обвиненного в призывах к насилию и разжигании ненависти. У него был статус политического беженца, затем он получил британское подданство. Сейчас он находится в тюрьме и, скорее всего, будет лишен подданства. Еще один пример - Омар Бакри Мухаммед, мусульманский священнослужитель, которому запретили вернуться в Англию после того, как он выехал за рубеж.



Наталья Голицына: Вы полагаете, что и Березовского может постигнуть такая же участь?



Майкл Биньон: Думаю, что господин Березовский намного умнее и не будет столь открыто нарушать закон и подвергать риску свой статус политического беженца. Не думаю, что его можно будет обвинить в разжигании ненависти или других явных нарушениях закона. Возможно, что его активность обеспокоит британское правительство, но не думаю, что он предпримет что-либо, что может нанести ущерб его статусу здесь.



Наталья Голицына: В какой мере, с вашей точки зрения, Борис Березовский примет к сведению предупреждение Джека Стро?



Майкл Биньон: В очень небольшой степени. Он обычно не слушает других людей и, конечно, не прислушается к тем, кто пытается втолковать ему, что ему следует делать. Его адвокаты посоветуют ему, как не переступать границы закона; не думаю, что он заинтересован в преследовании со стороны российского или британского правительства.



Наталья Голицына: И всё же может ли британское правительство в случае дальнейших призывов Березовского к так называемому «силовому перехвату власти» в России экстрадировать его на родину?



Майкл Биньон: Это трудно осуществить из-за того, что, если он откажется куда-либо выехать, его не смогут выслать. У нас нет легальных средств заставить его это сделать. Правительство уже пыталось шесть или семь лет назад проделать это с другим политическим беженцем, Мухаммедом Масри из Саудовской Аравии, и столкнулось с трудностями. Саудовская Аравия была крайне раздражена его пребыванием в Англии, откуда он передавал по радио враждебные Эр-Рияду программы. Великобритания попыталась депортировать его в одну из стран Карибского бассейна, однако там отказались его принять, а он в свою очередь отказался куда-либо уехать. В результате так и не нашлось способа заставить его покинуть страну. Он не могло выслать Масри обратно в Саудовскую Аравию, где его ожидала бы неминуемая гибель, и в то же время оно не могло его выслать в другую страну, потому что он не согласился бы на это. В случае с Березовским повторилась бы та же история. Его не могут выслать в Россию, но, если власти захотят выслать его в другую страну и он откажется туда отправиться, они ничего не смогут сделать.





XS
SM
MD
LG