Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Работа с топливом будет находиться под контролем МАГАТЭ на всех стадиях»


Глава Росатома Сергей Кириенко и вице-президент Ирана, глава Организации по атомной энергии Голямреза Агазаде во время осмотра атомной электростанции в Бушере

Глава Росатома Сергей Кириенко и вице-президент Ирана, глава Организации по атомной энергии Голямреза Агазаде во время осмотра атомной электростанции в Бушере

В Москве побывала делегация Ирана во главе с секретарем Совета национальной безопасности этой страны. Как сообщили накануне визита в МИД РФ, Россия намерена была снова призвать Тегеран заморозить развитие своих ядерных программ. Главным вопросом повестки дня стала инициатива Москвы о создании на территории России совместного предприятия по обогащению урана. Предыдущие раунды двусторонних консультаций не принесли здесь существенного продвижения.


Переговоры в Москве проходили накануне называемого наблюдателями критическим заседания совета управляющих Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). В понедельник 6 марта генеральный директор МАГАТЭ должен представить агентству исчерпывающий доклад о ядерных программах Ирана. Как предполагается, доклад будет содержать дополнительные свидетельства того, что Тегеран вышел в своих исследованиях за объявленные им рамки. А, значит, МАГАТЭ подтвердит свое решение передать иранское «ядерное досье» на рассмотрение Совета Безопасности ООН, который может ввести против Тегерана санкции.


Московские консультации, таким образом, могли стать едва ли не последней возможностью избежать эскалации конфликта вокруг иранских ядерных программ. Представитель государственного департамента США Адам Эрели назвал незначительной вероятность достижения договоренности по российской инициативе. А сами переговоры в Москве «шелухой, разбрасываемой иранцами» перед заседанием МАГАТЭ.


Пресс-секретарь Российского агентства по атомной энергии (его новый глава Сергей Кириенко на днях вернулся из Ирана) Сергей Новиков ушел от предположений, насколько продуктивными могут оказаться московские переговоры. Он рассказал Радио Свобода, что направленное Россией Ирану предложение в значительной степени повторяет подписанное двум странами в прошлом году межправительственное соглашение, предусматривающее поставку топлива для строящейся в Бушере АЭС.


Как поясняет наш собеседник, с точки зрения возможного нарушения режима нераспространения ядерного оружия опасными являются два технологических звена атомной энергетики (а Россия придерживается той позиции, что любая страна, входящая в Договор о нераспространении ядерного оружия и являющаяся членом МАГАТЭ, имеет право на получение доступа к дешевой электроэнергии, вырабатываемой атомными станциями). Первым является обогащение природного урана, вторым работа с облученным ядерным топливом (часто его называют отработанным).


Применительно к Ирану эти аспекты уже частично покрывает соглашение с Россией, касающееся бушерской станции. «По этому соглашению Россия будет поставлять готовое топливо в Иран из своего обогащенного урана, – говорит Сергей Новиков. – Использованное топливо будет возвращаться на территорию Российской Федерации. Таким образом, будут созданы все гарантии безопасности, в проблеме строительства Бушера нет никаких политических ограничений. Станция будет построена в максимально короткие сроки, насколько это будут позволять технологические регламенты строительства».


Представитель Росатома подчеркивает, что Иран не получит доступа к содержимому тепловыделяющих сборок (топливных элементов, которыми заряжается реактор), то есть обогащенному до «энергетических» пропорций урану как таковому. «Топливо - это не просто обогащенный уран, он уже фабрикован в тепловыделяющие сборки. Для этого нужен еще [целый] металлургический комплекс, которого в настоящий момент в Исламской Республике нет. В данном случае речь идет о том, что готовые тепловыделяющие сборки на Бушерскую АЭС будет поставлять Новосибирский завод химических концентратов. Облученная тепловыделяющая сборка будет возвращаться в Россию».


Полный контроль за перемещением такого «связанного» в ТВЭЛы топлива будет осуществлять МАГАТЭ: «Допустим, когда будет приниматься решение о поставке топлива на Бушерскую АЭС (когда она будет достроена), специалисты МАГАТЭ приедут на Новосибирский завод, опломбируют партию тепловыделяющих сборок. Под их контролем она будет доставлена на АЭС, загружена в реактор, а после [завершения энергетического цикла и процесса технологического хранения] выгружена, опломбирована, и также под контролем инспекторов и экспертов МАГАТЭ доставлена на перерабатывающие предприятия в России. На всех стадиях работы с топливом этот процесс будет находиться под контролем МАГАТЭ».


Жесткий международный контроль предполагает и обсуждаемая сейчас российская инициатива: «[предлагаемое] совместное предприятие будет работать по принципу "черного ящика", то есть иранские специалисты могут принимать участие в управлении, в финансировании этого проекта, но без доступа к самой технологии».


Реализация предложении Москвы, считает наш собеседник, позволит решить не только частный иранский вопрос, но и станет шагом к универсальному решению проблемы безопасного развития атомной энергетики. С учетом роста цен на традиционные энергоносители все новые страны стремятся получить доступ к мирной атомной энергии. А, значит, проблемы получения топлива для АЭС и его последующей утилизации будут вставать перед ними во все более широких масштабах.


На январском саммите ЕврАзЭС в Петербурге президент России предложил мировому сообществу решить этот вопрос в пакете, создав сеть международных ядерных центров, где бы предоставлялись услуги по обогащению урана, по работе с облученным топливом, и по подготовке и сертификации персонала.


«Россия может создать [такое] совместное предприятие на своей территории, поскольку, во-первых, имеет полный ядерный цикл, а, во-вторых, может совместно с МАГАТЭ гарантировать безопасность. Поэтому на сегодняшний момент российское предложение уникально», - считает представитель Росатома Сергей Новиков.


XS
SM
MD
LG