Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ратко Младич: преступник или герой? Что мешает открыть армяно-турецкую границу; Исследования космоса – взгляд ученого и любителя; Насколько готовит детей к жизни система детских домов в России.




Ратко Младич: преступник или герой? Что мешает открыть армяно-турецкую границу; Исследования космоса – взгляд ученого и любителя; Насколько готовит детей к жизни система детских домов в России.



Ратко Младич: преступник или герой?



Ирина Лагунина: Европейский союз в понедельник дал сербскому правительству месяц на поимку и выдачу обвиняемого в военных преступлениях в Боснии бывшего командующего армией боснийских сербов, генерала Ратко Младича. В противном случае переговоры о вступлении Сербии в ЕС будут заморожены.


Международный Гаагский трибунал выдвинул обвинения против генерала Младича еще в 1995 году.


А в прошлом году и сербская общественность, наконец, смогла услышать и увидеть документальное подтверждение преступлений, совершенных в боснийском мусульманском анклаве Сребреница в июле 1995 года. Это – голос Ратко Младича.



Ратко Младич: Вот мы 11 июля 1995.года в сербской Сребренице. Накануне большого сербского праздника Петрова дня мы дарим сербскому народу этот город. Пришло время отомстить туркам.



Ирина Лагунина: Во время войны сербы называли боснийских мусульман турками. В Европе полагают, что Младич по-прежнему пользуется поддержкой части сербских военных и радикалов. Так ли это? И кто генерал Младич для сербов: военный преступник или национальный герой. Рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.



Айя Куге: Ратко Младич родился 63 года назад в маленькой заброшенной деревне Божиновичи в восточной Боснии. Когда ему было два года, хорватские фашисты - усташи убили его отца. Говорят, что в детстве Ратко хотел стать хирургом, но как это часто случалось в бывшей Югославии, ребёнок из бедной семьи выбрал военную карьеру. Был лучшим студентом военной академии. Быстро двигался по лестнице военной иерархии. Когда началась война в Боснии, он вернулся туда и возглавил армию боснийских сербов. Сербы его обожали, считали спасителем и называли полководцем. Помню Младича тех времён: общительный и одновременно болезненно гордый. Заботился о своей популярности. На Новый Год печатал карманные календари со своей фотографией. Охотно давал автографы. Правда, его знакомые говорят, что генерал очень изменился после самоубийства любимой дочери, студентки медицины в 1994.году.


Когда окончилась война, генерал переехал в свой особняк в Белград и пять лет даже особо не скрывался. А после падения режима Милошевича, Ратко Младич перестал появляться на публике и окончательно исчез в июне 2002 года. Теперь Европейский Союз поставил Сербии ультиматум – либо в течение месяца выдать его международному трибуналу в Гааге, либо вход в ЕС для Сербии будет закрыт. Но генерал по-прежнему пользуется поддержкой в стране, по крайней мере, поддержкой части населения.


Так кто же Младич для сербского общества: герой или военный преступник? Этот вопрос я задала Вере Ранкович из белградской неправительственной организации Форум по международным отношениям.



Вера Ранкович: Я, конечно, считаю, что Ратко Младич преступник. Но для народа это дилемма, народу не ясно, в чем обвиняют генерала. В Сербии уже больше не отрицают, что в Сребренице были совершены преступления. Однако знак равенства между Младичем и этими преступлениям не ставится, несмотря на, то что Гаагский трибунал уже вынес подчинённым Младичу офицерам приговоры, в том числе, в совершении геноцида.



Айя Куге: Вера Ранкович, вместе со своими единомышленниками, каждый год в июле, в годовщину трагедии в Сребренице, отправляется из Сербии в этот маленький боснийский городок. Почему?



Вера Ранкович: Для меня это страшно! Страшно, что такое сотворили люди из моего народа и что я, как каждый серб и сербка, разделяю моральную ответственность за Сребреницу. Страшно то, что прошло уже десять лет, а этот человек, Младич, ещё не заплатил по своим счетам. И ещё страшно, что мы постоянно говорим о Сребренице, но забываем, как тот же самый Младич три с половиной года держал под осадой Сараево. Это дольше, чем блокада Ленинграда – символ человеческих страданий в военных условиях. Помните его команду солдатам в горах вокруг Сараево: «Сведи с ума!», когда нужно было открыть огонь по улицам города? Младич должен ответить за многое.



Айя Куге: Почему многие сербы отказываются верить в то, что генерал Младич мог совершить военные преступления?



Вера Ранкович: Думаю, что большую роль сыграла пропаганда 90-ых годов, времён Милошевича, которая мало чем изменилась сегодня. Ни люди, имеющие авторитет в Сербии, ни власти, так никогда напрямую и не обратились к общественности, чтобы сказать, чем занимался Младич. Они скрываются за пустыми фразами о патриотизме.



Айя Куге: Но это не единственное объяснение...



Вера Ранкович: Может быть, для кого-то Младич и является символом особого сербского героизма. Но для многих «Младич-герой» только на словах, для них это способ избежать собственной ответственности: если человек, который находится на вершине военной иерархии, не призван к ответу, тогда все, кто под ним, тоже под защитой. Каждый, в чьих интересах не допустить разрыва сети, будет защищать Младича, чтобы защитить себя – ведь он отдавал приказы, а под ним была целая цепь командования, все - до прямых исполнителей. Поэтому Младича больше всего защищают военные структуры.


Но есть и другой аспект – есть люди, которые не хотят движения страны в Европу, не хотят видеть здесь правовое государство. Среди них сторонники Милошевича, его социалисты, радикалы, люди, разбогатевшие за счёт войны и военных преступлений. Есть целый ряд таких групповых интересов. Для них Младич – это способ отсрочить неминуемое, замять свою ответственность, надеясь, что так всё будет преданно забвению, что время и пыль сделают своё дело.



Айя Куге: Вера Ранкович, белградская неправительственная организация Форум по международным отношениям. Я побеседовала с бывшим знакомым Ратко Младича, отставным офицером югославских войск Любодрагом Стоядиновичем. Полковник Стоядинович, из-за сопротивления военным походам режима Милошевича, был выдворен из армии, когда находился на посту начальника пресс-службы войск Союзной республики Югославии. Стоядинович несколько лет назад написал книгу как раз под таким названием: «Младич – герой, или военный преступник?»



Любодраг Стоядинович: Я думаю, что Младич - очень несчастный человек. Но он не герой. Я не верю в героев такой войны. Но, с другой стороны, не берусь судить, является ли он военным преступником. Это должно быть доказано в суде. Я не знаю, для кого он герой. Вероятно, существует какая-то часть сербской общественности, отношение которой к патриотизму ошибочно. Для них люди, как Ратко Младич, который начал свою карьеру военного как символ патриотизма, а окончил как символ некоего рода слома сербского национального военного рыцарства, – для них такие люди остались героями. Но это - следствие кризиса ценностей в Сербии. Я знал Младича лично и не мог поверить, что он выберет такой путь. Раньше он был человеком неоспоримого военного таланта, который уважал и своих солдат, и противника. Потом произошла его трансформация в военного, который проигрывал войну и из-за этого пошёл на военные преступления, а потом стал беглецом. Я не видел Младича с 1999 года. С тех пор его судьба развивалась непоправимым образом, но ценностное измерение его, как военного, ничем не может быть оправдано.



Айя Куге: Как вы себе представляете жизнь Младича в постоянных бегах?



Любодраг Стоядинович: Я уважаю каждое его решение, которое касается сугубо его личной судьбы. Но не уважаю его решения, которые касаются чужих судеб. Ратко Младич избрал путь беглеца под постоянным преследованием, который не будет сдаваться. В этом суть. Не знаю, как он живёт, но могу себе представить, как тщательно он скрывался от погони, чтобы его «не судили те, кого бы он судил» – так он говорил. Последние годы он находился в разных местах, в сопровождении нескольких людей, которые, прежде всего, давали ему информацию. Он не тот человек, чтобы скрываться под защитой вооружённых телохранителей. Ему достаточно иметь информацию о том, ЧТО готовится, чтобы предупредить это. Он менял местонахождение – немного в Сербии, немного в Боснии, немного в какой-то другой стране.



Айя Куге: Близкий родственник генерала, Миле Младич, считает его героем и советует ему не сдаваться.



Миле Младич: Я думаю: какой он умный и храбрый, он прежде себя уничтожит, чем поедет в Гаагу.



Айя Куге: Так как представляет себе сербское общество будущее Ратко Младича? Среди близких к опальному генералу людей есть те, кто призывает его покончить с собой. Есть и много гаданий о том, что предпримет Младич. Любодраг Стоядинович считает, что самые популярные версии не точны.



Любодраг Стоядинович: Я не верю, что Ратко Младич сдастся. Ведь он сбежал, чтобы не сдаваться. Высокомерие, упрямство и определённого рода нахальство – все эти черты его характера не позволяют ему сдаться. Он не тот человек, который вёл бы переговоры о деньгах, он может быть кем угодно, только не сребролюбцем. Не верю, чтобы он мог прислушаться к советам и покончить с собой. Я не верю во все эти версии, которые слышны в последние дни: самоубийство, добровольная сдача, переговоры о деньгах – это не Ратко Младич. Если только существенно не изменились его личность и характер, с ним произойдет только то, с чем его заставят согласиться, а согласиться он может лишь на арест с применением силы. Но власти такого эпилога боятся больше всего из-за их собственных проблем, а перед нами, остальными, стоит дилемма: стоит ли свобода Ратко Младича одновременного пребывания нас остальных в плену?



Айя Куге: Сербия действительно стала заложником генерала Младича. Уместно ли в такой ситуации ставить вопрос: герой он или преступник? Вот мнение известной белградской журналистки Горданы Логар.



Гордана Логар: Я считаю, я уверенна, что эта дилемма, в определённом смысле создана искусственно. Причина очень простая: вопреки всей новой информации о преступлениях, с окончания войны и до сегодняшнего дня по разные стороны общества стоят две противоположные стороны – как и во время войны. Те, кто во время войны был на стороне Младича, они и сегодня с ним, он для них герой. На другой стороне те, кто был против войны и никогда не одобрял то, что в те времена творилось в Боснии и Сербии. Они убеждены, что Младич должен предстать перед судом. Если он хочет доказать, что он невинный герой, пусть попытается доказать, несмотря на все обвинения. Я считаю, что вопрос искусственный потому, что нет середины, до сих пор ни одна из сторон не поколебалась.



Что мешает открыть армяно-турецкую границу.



Ирина Лагунина: Закрытие армяно-турецкой границы в апреле 1993 года породило множество проблем для региона. Основным мотивом для принятия такого решения Анкарой стала карабахская проблема. Однако, как считают наблюдатели, нынешняя ситуация на границе между соседними странами полностью устраивает стратегического союзника Армении – Россию. Согласно этому мнению, сохранение влияния России в Армении возможно во многом благодаря карабахскому конфликту и отсутствию партнёрских отношений между Ереваном и Анкарой. Рассказывает наш корреспондент Олег Кусов.



Олег Кусов: Сегодня со стороны Армении госграницу охраняют российские военнослужащие, входящие в структуру Федеральной Службы Безопасности. Бакинский политолог Вафа Гулузаде считает, что Москва препятствует открытию государственной границы между Арменией и Турцией.



Вафа Гулузаде: Сейчас для российской геостратегии и геополитики самое выгодное состояние Армении – это нынешнее. Это быть в состоянии ни мира, ни войны. Так же для Армении и Азербайджана. Не допустить подписания мирного договора, любого, и препятствовать открытию Армении с Турцией. У Турции большие возможности, Турция будет оказывать большую экономическую помощь Армении, будет строить в Армении. И таким образом Турция – натовская страна, и Армения станет прозападной страной и поставит вопрос о выводе российских баз, которые ей будут не нужны. Поэтому Россия против того, чтобы Армения восстановила добрососедские отношения с Турцией.



Олег Кусов: Экономическое сотрудничество с Турцией принесёт Еревану гораздо больше пользы, чем сотрудничество с Россией. Но вопрос открытия госграницы – это вопрос не сегодняшнего дня. Говорит ректор Кавказского института средств массовой информации, армянский политолог Александр Искандарян.



Александр Искандарян: Очень многие проблемы, которые существуют в армяно-русских взаимоотношениях, в частности, то, что в армяно-русских отношениях политические и военно-политические отношения резко перевешивают над экономическими – это связано с конфигурацией дорог в регионе, с коммуникациями. Так вот если турецкая граница откроется – то это дорога в Европу, это прямая железная дорога в Европу. Вообще ненужной станет дорога из Абхазии и через Абхазию или очень мало нужной. Потому что сегодня грузы из России поставляются в Новороссийск, потом из Новороссийска в Поти, в Грузию, потом из Поти в Армению. Дороги – это довольно дорого, это довольно хлопотно. Российско-грузинские отношения тоже не всегда блестящие и так далее. Но если говорить на уровне практической политики, то так как открытые турецкой границы – это не повестка сегодняшнего дня, но это повестка долговременная, это не на полгода и не на год, то я бы не сказал, что существует прямое влияние, что турки хотят границу открыть, а русские этому мешают.



Олег Кусов: Россия в обозримом будущем останется стратегическим партнёром Армении, у которой, в свою очередь, накопилось немало претензий к Турции. Говорит этнолог, заведующий отделом Кавказа Института этнологии и антропологии РАH Сергей Арутюнов.



Сергей Арутюнов: Армения в Турцию никогда не уйдет. Вообще Армения никуда от России в настоящей современной ситуации, в вообразимой ситуации не может от России уйти. Россия стратегический союзник Армении, Россия партнер Армении, Россия заинтересована в Армении как в партнере, а Армения тем более заинтересована в России, заинтересована в тесных экономических и политических сферах России, заинтересована в пребывании на территории Армении российской военной базы. Нелепо думать, чтобы Армения могла уйти в Турцию. Накопившиеся противоречия между Арменией и Турцией не могут быть изжиты в одночасье. Они, конечно, должны быть рано или поздно изжиты, Армения и Турция должны установить добрососедские нормальные человеческие разумные отношения между собой, но дорога к этому достаточно длинна. Что же касается открытия границы между Арменией и Турцией, то ничего кроме хорошего от этого не может произойти ни для Турции, ни для Армении, ни для России.



Олег Кусов: Несмотря на укоренившиеся в армянском обществе антитурецкие настроения, многие политики и экономисты призывают официальный Ереван изменить коренным образом отношения с Анкарой. В последние годы антитурецкая позиция Армении сильно отражается на состоянии экономики страны. Армения осталась в стороне от трубопроводов, по которым нефть и газ с каспийских месторождений будут идти в Европу. От европейской транспортной системы Армению фактически отрезает новый железнодорожный проект Баку-Тбилиси-Ахалкалаки – Карс. Между тем как готовая железнодорожная ветка между армянским городом Гюмри и турецким Карсом не эксплуатируется более 10 лет. На армянском рынке недостаточно турецких товаров. Нет и специалистов, которые предпочитают работать в Москве, Киеве, Ташкенте, Тбилиси, Баку и других городах СНГ. Антитурецкая политика официального Еревана лишает страну множества выгод, в то же время дружба с Россией не может компенсировать эти потери.


Если бы не диктат Москвы, ситуация на Южном Кавказе была бы принципиально иной, считает бакинский политолог Вафа Гулузаде.



Вафа Гулузаде: В Армении ситуацией владеют не армяне, а российская элита. Она и создает армянскую элиту. Если бы народы в нашем регионе что-нибудь решали, в нашем регионе была бы совершенно другая ситуация.



Олег Кусов: Проблема открытия армяно-турецкой границы сегодня больше зависит от Брюсселя, чем от Москвы. Говорит ректор Кавказского института средств массовой информации, армянский политолог Александр Искандарян.



Александр Искандарян: Это процесс только что начавшийся, всего год с небольшим. Этот процесс, разворачивавшийся не страшно быстро, потому что у Европы есть другие претензии к Турции, более важные, чем открытие границы. Это, предположим, курдская проблема, проблема прав человека, проблема восточных регионов и так далее. Но и эта проблема, наряду с признанием геноцида армян Турцией, эта проблема тоже в повестке дня. И открытие или неоткрытие границ зависит от того, как будет в формате Брюссель-Анкара происходить события, а не в формате Ереван-Анкара.



Олег Кусов: Непременным условием вступления Турции в ЕС станет факт признания со стороны Анкары геноцида армян в 1915 году в Османской империи, а также признание Республики Кипр. В ходе недавнего визита в Ереван комиссар Евросоюза по внешним отношениям Бенита Ферреро-Вальднер заявила: "Иметь нормальные отношения со всеми странами-соседями - одно из обязательств Турции для вступления в ЕС. В наших переговорах с Турцией по этому вопросу есть четкая договоренность. Мы всегда подчеркивали необходимость регионального сотрудничества".


Слово этнологу, заведующему отделом Кавказа Института этнологии и антропологии РАH Сергею Арутюнову.



Сергей Арутюнов: Самое главное – это, конечно, вопрос геноцида. И здесь должен быть какой-то церемониальный акт примирения. Дело в том, что, с одной стороны, Турция должна признать, что она осуществляла геноцид в отношении армян, но и Армения должна признать, что армянский народ, армянские национально-патриотические круги, когда Армения еще не существовала как самостоятельное государство, но существовало национальное движение, были действительно отдельные моменты угрозой для стратегического положения или для военного положения Турции. Армяне способствовали в Турции продвижению российских войск, армяне действительно активно переходили на их сторону. Но кроме того факт тот, что и армяне осуществляли геноцид в отношении мусульманского населения там, где для этого была возможность. Они, конечно, несопоставимы по масштабам, но морально они однозначны. Потому что убийство десяти тысяч детей и убийство одного ребенка, с моральной точки зрения это одно и то же.



Олег Кусов: Бакинский политолог Вафа Гулузаде.



Вафа Гулузаде: Германия уничтожила более 30 миллионов советских граждан, большинство русских. Но никаких вопросов сейчас между Россией и Германией нет, война в прошлом, сейчас в настоящее время идет процесс сотрудничества. То же самое могло быть между Арменией и Турцией. Но, вы видите, этого нет. Я считаю, что это именно Россия нагнетает вопрос геноцида и мешает Армении добиться мира в регионе, пойти на нормальные условия, на выполнение резолюцией Совета Безопасности и потом открытие границы с Турцией, с Азербайджаном. Она держит Россию, как правильно выразился господин Грызлов, в качестве своего форпоста.



Олег Кусов: По мнению экспертов, Москве трудно смириться с мыслью о потери контроля над Южным Кавказом. С этой тенденцией российские власти пытаются бороться различными способами, в том числе и препятствуя распространению здесь турецкого влияния. Опасения по этому поводу давно звучат в Грузии и Азербайджане - странах-партнёрах Турции, - но в последнее время появились они и в Армении, общество в которой становится более восприимчиво к идеям европейской интеграции.



Открытия в астрономии – глазами ученого и любителя


Ирина Лагунина: Звезды, планеты и кометы известны людям с глубокой древности. Галилей, впервые применив телескоп, сразу обнаружил новые типы небесных тел - спутники планет, пятна на Солнце, кольца Сатурна. С тех пор каждый шаг в развитии астрономической техники приводит к обнаружению в космосе новых


объектов и явлений - сейчас это происходит буквально каждый год. Только в 2005 году было сделано, по крайней мере, три таких открытия. На их примере


научный сотрудник Государственного астрономического института имени Штернберга Сергей Попов рассказывает, как ученые ищут новые типы космических объектов. С ним беседует Александр Сергеев.



Александр Сергеев: Сергей, не могли бы вы для начала перечислить, какие объекты, что называется, на вашей профессиональной памяти впервые появились в обиходе астрономов?



Сергей Попов: За последние десять лет едва ли не каждый год открываются новый карликовый спутник в нашей галактике, количество все возрастает - и это существенный момент для всей теории образования галактик. Новые типы наблюдательных установок позволили регистрировать космические лучи сверхвысоких энергий. Кроме этого появлялись новые типы нейтронных звезд, такие как «Великолепная семерка», открытая с помощью рентгеновского спутника РОСАТ. Эти звезды не проявляют типичной, как казалось раньше, радиопульсарной активности, то есть не являются источником периодических радиоимпульсов. Другой пример нового типа нейтронных звезд – это магнитары, нейтронные звезды с очень сильным магнитным полем, которые фактически были предсказаны и открыты только в 90 годы.



Александр Сергеев: То есть количество новых типов объектов достаточно велико, фактически на каждый год что-нибудь приходится. А как вообще происходит открытие нового класса объектов? Смотрели, смотрели, не видели ничего вдруг, потом посмотрели внимательнее и вдруг увидели новый класс объектов.



Сергей Попов: Есть три составных части для открытия нового типа объектов. Во-первых, обычно открытие новых типов объектов требует нового типа установки. Или более крупный телескоп, или телескоп, работающий в диапазоне, который до этого мало использовался, или новый тип детекторов. Во-вторых, нужно достаточно тщательно проводить наблюдения. Потому что, как правило, фраза «астрономы увидели» вовсе не означает, что они увидели что-то с такой же очевидностью, как вы видите стол перед вами. Выявление слабых объектов – это достаточно сложная техническая задача. И наконец, в-третьих, нужно просто везение. Вообще говоря, рецепт открытия новых объектов достаточно прост. Возьмите команду профессиональных астрономов, постройте им телескоп или какой-то другой детектор, который в десять раз превосходит предшествующие по своим характеристикам, и новые открытия обязаны появиться.



Александр Сергеев: Хорошо, если нам эту идею приложить к последнему году – 2005, что появилось нового с точки зрения именно специалистов, а не любителей?



Сергей Попов: Я стараюсь достаточно регулярно поддерживать русскоязычную версию обзоров, появляющихся в «Архиве», это самые свежие еще даже не публикации, а препубликации, которые автор размещает в Интернете.



Александр Сергеев: Тут надо просто пояснить, что есть такой всемирно известный среди астрономов сервер «Архив.орг», и там постоянно, каждый день буквально публикуются новые астрономические статьи и оттуда черпается самая свежая информация, но профессионалами.



Сергей Попов: Сейчас количество публикаций в «Архиве» приближается к тысяче статей в месяц. И регулярная работа с этим потоком информации позволяет в конце года достаточно быстро подвести итоги. Когда я попробовал составить список наиболее интересных работ, туда попало три работы, связанные с обнаружением новых типов источников. Все эти открытия связаны с введением в строй тех или иных новых установок или детекторов.



Александр Сергеев: Например, вы упоминали систему телескопов, которая называется H ESS .



Сергей Попов: Это замечательный прибор, который является наземным гамма-телескопом. Земная атмосфера непрозрачная для гамма-излучения, тем не менее, гамма-квант, попадая в атмосферу земли, порождает оптическую вспышку. И именно ее пытаются уловить с помощью наземных телескопов. HESS является наиболее совершенной установкой этого типа. Это четыре 12-метровых зеркала, установлены они в Намибии. Они позволяют определять положение гамма-источников и при этом видеть достаточно слабые источники. И именно эта установка преодолела некий важный критический барьер, который позволил ей не только регистрировать излучения от уже известных объектов, известных по наблюдениям в других областях спектра, но и открывать новые типы. И именно 2005 год стал годом, когда было обнародовано открытие 8 источников в центральной части нашей галактики. Эти 8 источников очень интересны, поскольку источники гамма-лучей таких высоких энергий связаны с источниками космических лучей. Космические лучи – это частицы очень высоко энергии, которые очень давно наблюдаются, но происхождение которых все-таки остается загадкой. Соответственно, поиск гамма-источников в перспективе должен помочь окончательному разрешению загадки о происхождении космических лучей.



Александр Сергеев: То есть многоступенчатая система. Космические лучи, разогнанные заряженные частицы излучают гамма-кванты, эти гамма-кванты летят до земли, здесь попадают в атмосферу, образуют ливни частиц, внизу стоят чашки 12-метрового телескопа HESS , собирают их. Там, где излучение поймано, оно попадает в специальные фотоэлектронные умножители, появляется электронный сигнал, вот его снимают и говорят: ага, где-то там летел гамма-квант.



Сергей Попов: А потом в новостях все это называется «астрономы увидели». Так вот восемь увиденных астрономами источников могут являться очень интересными объектами. Для шести из них удалось найти возможное объяснение. По всей видимости, большая часть из них - это остатки сверхновых, а для двух объектов обнаружить нечто в направлении, откуда пришел гамма-сигнал, так и не удалось. То есть ничего не видно в рентгеновском или радио-диапазоне.



Александр Сергеев: Смотришь в небо, а там дырка.



Сергей Попов: Конечно в области центра галактики источников великое множество, но в поле зрения телескопа не попал ни один объект, который потенциально может являться источником гамма-излучения. Соответственно, это могут быть новые типы источников.



Александр Сергеев: Вот здесь важно подчеркнуть, что для специалистов это выглядит именно так, что мы что-то увидели, мы говорим, какие параметры, но мы не говорим, что мы увидели, потому что не знаем что.



Сергей Попов: И здесь астрономия, пожалуй, выделяется среди других естественных наук, поскольку мы именно видим что-то, а потом пытаемся объяснить. И следующие два открытия, о которых я хотел бы рассказать, являются хорошим примером того, как трудно часто бывает найти объяснение для вновь открытых источников. Два открытия связаны с наблюдением вспышек радиоизлучения. В радиодиапазоне очень трудно искать источники, которые светят не постоянно, а дают очень редкие вспышки.



Александр Сергеев: Если мы слушаем радиоэфир, то там все время шумы, потрескивания, голос на этом фоне слышен, музыка слышна, а если маленький один щелчок, который случается раз может быть в сутки, то поди его выдели на этом шуме.



Сергей Попов: И поэтому поиск вспышечных источников в радиодиапазоне является чрезвычайно трудной задачей, и только в последние годы аппаратура позволила проводить такой поиск. И сразу было обнаружено два интересных типа источников. Первое открытие принадлежит группе под руководством Хаймана на системе радиотелескопов VLA. Несколько лет назад они увидели последовательность десятиминутных радиовспышек. Причем ни до этой последовательности вспышек, ни между вспышками, ни после в направлении на источник зарегистрировано не было.



Александр Сергеев: Тут надо сказать, что такое VLA – это такой радиотелескоп, который представляет собой в пустыне проложенные три железнодорожных пути длиной по 27 километров каждый и по ним на специальных платформах ездят несколько чашек таких радиотелескопов больших. Это мощная система, ее недавно модернизировали, и вот на этом инструменте были сразу получены новые результаты.



Сергей Попов: Причем само открытие было сделано пару лет назад, и только сейчас появилась публикация. Поскольку выделение и понимание того, что данные вспышки не являются дефектом аппаратуры, не являются наземными сигналами, требуют достаточно больших усилий. И я бы даже сказал, что от экспериментаторов требуется некоторое мужество для опубликования такого результата, поскольку такой результат в некотором смысле противоречит основной парадигме современной науки, поскольку он невоспроизводим. Повторных всплесков от этого источника или подобных всплесков от других источников не наблюдалось. Параметры этих вспышек таковы, что теоретикам оказалось очень трудно подобрать какой бы то ни было известный тип источников для объяснения таких вспышек.


Наконец третий тип новых источников, обнаруженных в прошлом году, мне особенно дорог, поскольку касается той области, которой я непосредственно занимаюсь. По всей видимости, обнаружен новый тип нейтронных звезд. Последние десять лет мысль о том, что все нейтронные звезды рождаются такими, как пульсар в Крабовидной туманности, рассосалась и сейчас понятно, что нейтронные звезды представляют собой целый зоопарк. И возможно, открыт новый вид, который проявляет себя за счет необычной вспышечной радиоактивности. Импульсы нового типа источников совсем не похожи на пульсарные. Во-первых, они не столь периодичны, кроме того импульсы чрезвычайно коротки, их продолжительность составляет несколько тысячных долей секунды. И наконец, между этими импульсами от источников ничего не зарегистрировано. Все это говорит о том, что объекты не являются обычными радиопульсарами, тем не менее, оценки их количества в нашей галактике говорят о том, что темп рождения таких объектов равен, а может быть превосходит темп рождения радиопульсаров.



Александр Сергеев: Здесь важно сказать, что для специалиста это различие выглядит как существенное, а для неспециалиста кажется мелочью. Может быть именно в этой чувствительности к этим мелочам собственно и есть суть дела. Развитие науки идет через внимание к малым, но значимым сигналам.



Сергей Попов: Владимиру Михайловичу Ляпунову принадлежит замечательное высказывание: для того, чтобы удивляться, нужно много знать. И действительно, удивить человека, который знает много, зачастую проще, чем человека, который знает мало. Я думаю, что люди, даже просто интересующиеся развитием современной науки, регулярно следящие не только за новостями, но и за какими-то более солидными материалами, они достаточно подготовлены для того, чтобы почувствовать существенную новизну в таких ситуациях, понять, что это существенные шаги, и пусть и небольшая армия астрономов, но, тем не менее, заметное число трудятся не просто так. И новые установки, стоимость которых достаточно велика, строятся не для получения красивых картинок, которые можно публиковать в Интернете или глянцевом журнале, а для действительно продвижения понимания мироздания.



Александр Сергеев: Для того, чтобы знать вкус в винах, надо их пробовать, но вовсе необязательно быть профессиональным сомелье, чтобы получать удовольствие от вина. Точно так же необязательно быть профессиональным ученым для того, чтобы получать удовольствие от новых результатов, достигнутых учеными.



Сергей Попов: Безусловно. Современному человеку стоит интересоваться этим в том числе и для того, чтобы понимать ради чего существует и функционирует современная наука, которая зачастую выглядит дорогой игрушкой, предназначенной для производства красивых картинок или каких-то шокирующих новостей.



Насколько готовят детей к жизни детские дома в России.



Ирина Лагунина: Многие страны мира постепенно отказались от системы детских домов, создав вместо нее систему размещения детей-сирот в приемных семьях. России еще предстоит пройти этот путь, и пока он не пройден, очень важно не только то, как живется детям вне семьи, но и насколько готовыми к жизни они выходят из детских учреждений. Над темой работала Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: Передо мною набор из пяти книг и толстых тетрадей большого формата, красиво оформленных. Открываю наугад. На картинках – ванна, душ, тазик с водой. Читаю задание:



Диктор: - Запиши, какие предметы и средства личной гигиены необходимы для того, чтобы помыться: в душе; в ванне; в бане.


Бывают обстоятельства, когда приходится жить в доме без удобств. Как вы будете мыться? Таблица: Буду мыть –


Руки – волосы – тело – ноги – как часто? Каким образом?



Татьяна Вольтская: Это «Школа жизни» - учебный комплект по подготовке к самостоятельной жизни, книги предназначены для директоров и учителей детских домов, тетради – для самих воспитанников. Как готовятся к самостоятельной жизни дети, лишенные внимания и опеки родителей – об этом задумываются не только в России. Просто в России эта проблема стоит особенно остро из-за огромного количества сирот, которых сегодня, как известно, больше, чем после Великой Отечественной войны – их число приближается к 800 тысячам. Трудности усугубляются и тем, что в России неблагополучные дети все еще содержатся в детских домах большими группами – на западе от такой практики давно отказались. Кроме того, здесь почти нет столь влиятельной за рубежом сети общественных и благотворительных организаций, которые так помогают в социальной работе. И служба социальной защиты неблагополучных детей после достижения ими 18 лет финансируется очень слабо, так что по сравнению с детьми из семей, которым родители часто помогают еще долгие годы, такие дети оказываются в очень невыгодном положении. Об этом давно и серьезно думают в английской благотворительной организации «Фонд святого Григория», работающей в России с 90 года. Говорит один из ее организаторов и директоров Ирина Яновна фон Шлиппе.



Ирина фон Шлиппе: Возникла программа создания этого учебника из двух моментов. Во-первых, знакомство с отчаянным положением сирот не только в России, хотя в России, как и многие проблемы, достигло очень серьезных размеров. Но во всем мире проблема одна и та же: дети, которые воспитываются государством, неподготовлены к жизни, чисто практически не подготовлены. И поэтому главный вопрос, когда на Западе ребенок возвращается в свое учреждение или в приемную семью очень часто, его спрашивают, какая у тебя проблема, первое, что говорят дети во всем мире, вы не поверите: почему, когда я у вас был, чай был сладкий, а когда я завариваю - не сладкий? Второй вопрос не все задают, но очень многие: почему от меня плохо пахнет? Проблема самых основных навыков самостоятельной жизни нигде не дается. Кстати, когда я в Англии стала говорить о том, что такой учебник и на этом уровне элементарном мы его пишем, меня попросили организации, которые занимаются воспитанием детей, лишенных опеки родителей: а нельзя ли английский вариант? Так что это не чисто русская проблема.



Татьяна Вольтская: И вот Ирина фон Шлиппе начала искать ответ на вопрос – как же быть с эти отсутствием элементарных навыков.



Ирина фон Шлиппе: Нашла ответ здесь в поселке Северский в школе коррекционной для детей с умственными отклонениями, который совершенно изумительно работает. У них отличный советский учебник, принятый Министерством образований. Вот этот учебник они переделали для детей нормы интеллектуальной, но воспитывающихся не в семье, а воспитывающихся полностью на попечении государства. Хотя у них школа-интернат, но они своих детей отправляют на выходные домой, и они наблюдают за поведением. Вот в школе он ходит чистенький, бумажку на полу поднимает, положит в урну, в доме плюет на пол. Почему? Потому что там не обращают внимания.



Татьяна Вольтская: Часто в детских домах много кружков, но они не дают этих самых элементарных знаний, так необходимых в жизни. Катя 8-классница, она живет в петербургском детском доме № 53. Катя, в какой кружок ты ходишь?



Катя: «Хозяюшка», шьем. В теннис играем.



Татьяна Вольтская: А подружки есть?



Катя: Да.



Татьяна Вольтская: Где они?



Катя: На «Хозяюшке», в теннис тоже.



Татьяна Вольтская: Оля – воспитанница того же детдома, но она считает, что кружков для будущей жизни маловато. Оле проще, она в детдоме с 12 лет и за время жизни в семье успела приобрести какой-то опыт, хотя бы как сходить в магазин, что сколько стоит.



Оля: Честно скажу, многие девочки подходят: ты не знаешь, сколько килограмм сахара стоит? Мы иногда сами собирались, покупали что-то, кто-то печенье, кто-то сахар. Я-то знаю, я жила в семье, я сама за продуктами ходила, примерно знаю, сколько стоит. Мне одной страшно, я в городе не разбираюсь. Потому что некоторые дети с трех лет в школе. Они живут там, знают определенную грань, что-то определенное изучили и дальше этого стараются не соваться, а все равно по жизни это приходится. В 14-16 лет куда-то надо выезжать, куда-то надо устраиваться. Дети постоянно, кто посамостоятельнее, кто постарше, они просят: Наташа, съезди, Вера, съезди с нами. Потому что, во-первых, одному страшно ехать по городу, если ты его не знаешь, если не ездил, если у тебя нет самостоятельности, ты боишься. Поэтому мы часто помогали друг другу. Говорю: давай я с тобой съезжу, потому что я там была.



Татьяна Вольтская: Скажи, пожалуйста, получить квартиру, заполнить документы, как ты считаешь, способны у вас после детдома?



Оля: Нет охоты этого познавать. Многие говорят: вот занимаются моей квартирой. Ну ладно, оформят через два-три года, я пока посижу. Подожду, пока это сделают. Зачем мне ходить куда-то, оформлять, просить, куда-то бегать. «Лена, ты ходила в прокуратуру? Зачем?». «Я продвигаю процесс, я подталкиваю людей». «Ой, я боюсь туда идти – это же прокуратура».



Татьяна Вольтская: То есть боязнь жизни.



Оля: Как бы они ни говорили – ой, я такая самостоятельная. Нет, ты много не знаешь.



Татьяна Вольтская: В учебном пособии «Школа жизни» есть специальный раздел «Как получить и сохранить жилье», где приведены соответствующие статьи закона. А вот задание по теме из рабочей тетради.



Диктор: Запиши, какие документы необходимы для получения жилья. Запомни последовательность своих действий для получения жилья в различных учреждениях. Органы опеки и попечительства, жилищная комиссия администрации района, государственные учреждения и организации, выдающие справки и документы, необходимые для рассмотрения твоего заявления. Жилищная комиссия администрация района. Получение ордера на жилье.



Татьяна Вольтская: В этом пособие масса необходимых сведений: от советов по уходу за волосами, способа определения своего типа кожи, элементарных правил гигиены, до таких сложных даже для взрослого человека вещей, как получение жилья и планирование детей в семье. Как это важно, Лена хорошо понимает на собственном опыте. В 16 лет она стала мамой, живет в семье мужа, сыну Санечке сейчас 11 месяцев. Ее свекровь Райхан, полюбившая ее как дочку, тоже считает, что детям из детских домов не хватает прежде всего самостоятельности.



Райхан: Она уже много чему научилась, она проявляет себя, свои способности, что-то где-то печь и так далее. Это в каждой женщине, наверное, заложено, просто нужно в нужное время, обстоятельства, среда.



Татьяна Вольтская: Лена, ты ведь рожала, 11 месяцев Санечке, тебе же пришлось столкнуться с женскими консультациями, с этими проблемами. Из детского дома, если действительно беременность, роды, знают девочки, что делать в этих случаях?



Лена: Мне кажется, нет. Я, как помню, в женскую консультацию один раз ходили.



Татьяна Вольтская: Один из разделов пособия «Школа жизни» посвящен моменту, когда в семье должен появиться ребенок.



Диктор: Позвони в женскую консультацию и узнай, что необходимо для постановки на учет по беременности. Ответы запиши. Приветствие: «Алло, здравствуйте». Изложение цели звонка: «Сообщите, пожалуйста, что следует подготовить для постановки на учет по беременности? Скажите время работы женской консультации. На каком транспорте к вам удобнее подъехать?».



Татьяна Вольтская: И все-таки Ирина Яновна фон Шлиппе считает, что в этом издании «Школа жизни» материалов маловато.



Ирина фон Шлиппе: Для детей только упражнения по курсу, те упражнения, которые они унесут с собой окончательно. Скажем, как написать автобиографию, они окончательный вариант напишут в этот учебник. Какой у меня тип волос, какой тип кожи и какие нужны шампуни и кремы. Хорошо, в 17 лет мне одно нужно, а в 20 другое. В тетради ученика не указан метод, которым определяется, динамика развития отсутствует. Так что следующее издание, которое, надеюсь, мы выпустим, будет с учебником для ученика тоже.



Татьяна Вольтская: Ирина Яновна, скажите, пожалуйста, насколько этот курс распространен?



Ирина фон Шлиппе: В Петербурге он обязателен для сиротских учреждений, по решению городской администрации. Этот курс рекомендован к изданию кафедрой специальной педагогики и психологии Ленинградского государственного университета имени Пушкина. Так что на Петербург и Ленинградскую область этот учебник очень хорошо известен и раздается, кстати, бесплатно. Обратиться нужно в центр, чтобы получить. Но мы надеемся, что удастся найти деньги и силы найдем для того, чтобы его переработать и издать снова. Но нужно сказать, что в Печатном доме, где мы выпускали эту книгу, работники для себя отпечатали по парочке экземпляров просто потому, что, очевидно, учебник попал в точку. Он очень практичный.



Татьяна Вольтская: Вы не боитесь, что все это будет бесполезно, если такие вещи сделают для детей очередной обязаловкой?



Ирина фон Шлиппе: В очень трудном интернате 24, в котором мы работали, конечно, далеко не все дети хотят участвовать. Не надо навязывать ни детям, ни педагогам, ни воспитателям тем более. Но все равно кружки есть, что-то делать нужно. Для галочки можно плести бисером или делать мягкую игрушку или готовить детей к самостоятельной жизни. И по моему опыту наблюдения, очень многие предпочитают и взрослые, и дети именно заниматься этим курсом, чем вещами такими, которые только занимают детей, а не дают им никакой пользы. В конце концов, когда человек работает в воспитательном учреждении для детей-сирот - это очень трудная работа, какую-то отдачу хочется иметь для души. И для души приятнее преподавать этот курс, чем какую-то ерунду, которой часто приходится заниматься. Кроме того дети сами просят. В том же 24 интернате стали некоторые 9-классники бунтовать: почему этим объясняют, как трудоустроиться, почему нам не объясняют? Причем совершенно невероятные балбесы, казалось бы, пришли и говорят – мы тоже хотим. Так что это обязательно, в смысле обязательно включить в программу. А осуществить в полной мере - это только может решить коллектив, причем коллектив, в который входят и дети.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG