Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Есть ли будущее у массового спорта в России


Владимир Дубинин

Владимир Дубинин

Программу ведет Дмитрий Казнин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость в студии – президент Федерации бодибилдинга и фитнеса России Владимир Дубинин.



Дмитрий Казнин: Здоровье российских детей вызывает все большую тревогу. Из всего детского населения только 15 процентов детей можно назвать практически здоровыми. Детское здоровье неотделимо от физкультуры и спорта. Между тем, физическая культура в России находится кризисе и нуждается в коренном преобразовании. Об этом в репортаже Татьяны Вольтской.



Татьяна Вольтская : В последние десятилетия в российском обществе упал интерес к занятиям физической культурой, исчезают спортивные площадки, пустуют стадионы, снижается уровень преподавателей и учителей физкультуры. В то же время, каждый четвертый родившийся ребенок имеет врожденную патологию, каждый третий страдает от хронических болезней, каждый второй имеет те или иные отклонения в состоянии здоровья. Эти дети часто не могут в полном объеме посещать школьные уроки физкультуры, и получается замкнутый круг: отсутствие интереса к спорту способствует слабому здоровью, болезненные дети становятся не спортивными. Такое положение дел возникло не на пустом месте – еще в советские годы физические воспитание и образование стало частью коммунистического воспитания, отдалившись от насущных интересов человека.


В конце советского периода спорт стал предельно идеологизированным. Погоня за медалями отодвинула на второй план физкультуру, а значит, и здоровье нации. После перестройки социальные гарантии, распространявшиеся и на физическую культуру, исчезли. В то же время стало понятно, что школьные программы физической культуры устарели, что вместо формирования социально-полезного члена общества, готового к труду и обороне, пора посмотреть на школьника как на личность.


Сегодня многие понимают, что нужно индивидуализировать школьные занятия физкультурой, что ребенок в идеале имеет право выбирать себе вид спорта для занятий. И уж конечно для детей из неблагополучных семей занятия спортом могли бы быть просто спасением. Об этом говорит главный редактор журнала «Путь домой» Аркадий Тюрин, который занимается организацией любительских футбольных турниров для бездомных.



Аркадий Тюрин : Мы жалеем о том, что футбол ушел из дворов. Он вообще куда-то ушел, может быть, на телевизионные экраны. Наши друзья возятся с уличными ребята. Эти ребята приходили играть к нам. Наша раздевалка пахла клеем, потом она перестала пахнуть клеем. Потом один из этих пацанов поехал с нами. Сейчас это чрезвычайно важный пацан. Он говорит, что не может ходить на тренировки, потому что у него очень много работы, но говорит он при этом с собственного мобильного телефона.



Татьяна Вольтская : Российское министерство образования давно уже говорит о том, что уроки физкультуры в школах должны проводиться каждый день, но на это нужны очень большие деньги – впрочем, как и на возрождение детского спорта.



Дмитрий Казнин: Сегодня у нас в студии Владимир Дубинин, вице-президент Европейской федерации бодибилдинга и фитнеса, президент Федерации бодибилдинга и фитнеса России, президент Федерации бодибилдинга Петербурга, а также президент клуба «Геркулес», экс-чемпион СССР. Наша тема – бодибилдинг, а также есть ли будущее у массового спорта в России.


Здравствуйте, Владимир Иванович. Вы слышали репортаж о ситуации с физкультурой в школах и о детском спорте. Там было, в частности, сказано, что в СССР спорт стал часть идеологии. Сейчас какова ситуация, по вашему мнению?



Владимир Дубинин: Добрый день. Всегда большой спорт – идеология во всех странах. Чем более богатая страна, тем выше стоит вопрос идеологии, тем большие деньги кидаются на эти вопросы. Во всех странах в этот момент забывают о проблеме здоровья нации. В других странах этот вопрос обстоит лучше только потому, что уровень жизни в этих странах выше. Они могут на ту заработную плату, которую они получают, позволить себе заниматься в хороших клубах. У нас этих клубов тоже очень много, но для подростков особенно из неблагополучных семей, им пойти заниматься спортом сейчас некуда.


Я вспоминаю свое детство, когда можно было в любую секцию пойти, и тебя примут. Сейчас такого нет. Я, например, тоже владелец одного из клубов, но, правда, он один из самых дешевых при очень хорошем сервисе. Я позволяю молодежи по сниженным ценам заниматься, но бесплатно я не могу позволить. Я плачу аренду, я плачу налоги. Здесь стоит вопрос о создании какого-то общегородского муниципального центра. Можно условно назвать его президентским оздоровительным комплексом. У нас в Федерации есть масса людей, которые могут помочь как бы и на общественных началах и за мизерную плату в работе таких центров.


Сейчас, когда озвучена программа президента о финансировании строительства тысячи тренажерных залов в России, что-то движется. Только жалко, что мимо нашей Федерации, жалко, что мимо общественников. Это опять получается строительство каких-то элитных центров. Это хорошо. Я, например, могу себе позволить в таком центре заниматься, но мне жалко молодежь. Потому что это наше будущее.



Дмитрий Казнин: Вы упомянули о том, что в вашем детстве можно было пойти в любую секцию. Вы начинали заниматься бодибилдингом, насколько известно, с каких-то полуподпольных залов, подвалов и так далее. Какова была ситуация тогда? Запрещен ли был это спорт? Почему?



Владимир Дубинин: Нет, в 60-х годах наоборот все комсомольские издания, партий даже издания рекламировали этот вид спорта. Проводились соревнования, пока в начале 70-х годов из-за личного конфликта одного из создателей этого вида спорта Федора Феофановича Манько и нашего известнейшего штангиста Дмитрия Иванова (их уже обоих нет в живых, поэтому можно рассказывать об этой ситуации) возникла эта ситуация. Тот же Дмитрий Иванов в своих книгах описывает, как он стал заниматься штангой, как он поднимал утюги, как он качался. И вдруг он в начале 70-х годов выпускает громадную серию статей в «Советском спорте». Все это закончилось тем, что в 1973 году культуризм и карате закрыли, как виды спорта, чуждые взглядам советского человека. Может быть, это и правильно было, кстати. Потому что в то время уровень жизни людей был невысок. Когда человек занимается такими видами спорта, он начинает думать о себе, о своем здоровье, о своем быте, о своем питании. Он не получает ни одного положительного ответа на эти вопросы.


Кстати, сейчас по многим телеканалам и радиоканалам все время говорят, что хуже и хуже, свобода слова хуже. У нас становится все время лучше и лучше, притом с такой скоростью! Я езжу по стране – у меня в федерации 75 регионов. Я езжу по стране, устраиваю соревнования. Я вижу, как растет наше благосостояние. То, что нас с дефолтом отбросили… Пройдет еще 5 лет, Россия опять выскочит вперед.



Дмитрий Казнин: Если не будет очередного дефолта.



Владимир Дубинин: Естественно, кому-то это все не нравится. Что-то придумают. Хуже всего, что это наши же и придумывают.



Дмитрий Казнин: В СССР массовый спорт все-таки культивировался так или иначе. Почему все-таки вы выбрали бодибилдинг, а не, например, лыжи или хоккей?



Владимир Дубинин: Я начал с парусного спорта. Я еще в юности бредил морем. Потом совершенно случайно попал в секцию бокса. Много лет там занимался. Потом мой тренер уехал в Германию. И здесь я увидел фильм «Подвиги Геракла». Я понял, что это мое. Не надо было думать, с кем-то спорить, читать об этом. Я посмотрел фильм, я вышел и понял, что мне это надо. Я сразу же купил гантели. Не было такого, чтобы я пришел домой, думал – заниматься или не заниматься. Я вышел из кинотеатра и купил гантели. С этого все и началось. Я не жалею об этом, поскольку все, что в моей жизни было хорошее, оно связано с бодибилдингом.



Дмитрий Казнин: Одна из вех – это знакомство и дружба с Арнольдом Шварценеггером. Об этом можно чуть поподробнее?



Владимир Дубинин: Можно. Меня часто спрашивают – дружба, друзья. Мы не друзья. Вы сами представляете – кто я и кто Арнольд Шварценеггер. Хотя в свое время он был очень простым парнем. В 20 лет он уехал в Америку. Вся семья собирала деньги ему на билет. Купили билет в одну сторону. Обратно ему вернуться не на что было. Бодибилдинг создал из него звезду – супермиллионера, губернатора самого мощнейшего штата Америки.


А познакомились мы очень просто. В 1987 году я организовывал крупнейший в России турнир «Белые ночи» в Санкт-Петербурге. Послал ему приглашение. Он вежливо отказался. После этого такая у нас была переписка. Потом в 1993 году он пригласил меня в Америку. Мы поехали с группой руководителей нашей федерации. Заранее сделали скульптура Арнольда Шварценеггера. Представляете, мы приехали в Штаты, официальная встреча идет. Мы как раз должны с ним встречаться, и вдруг объявляют, что все прерывается, Арнольд уезжает. Его вызывают в Вашингтон. Столько проблем было, чтобы кто-то должен был вылепить эту скульптуру, кто-то должен был ее отлить, разрешение на вывоз. Это же все проблемы. Я поднял эту скульптуру над головой и крикнул: «Арнольд» Он повернулся, раздвинул охрану и подошел. Мы где-то, наверное, с полчаса с ним беседовали. Выяснилось, что у него музей скульптуры и графики и нет ни одного лидера коммунистической эры. Я говорю – никаких проблем. На следующий год мы привезли ему бюст Ленина весом в 170 килограмм. Как мы его везли – это отдельное кино. Мы сделали красивый ящик, но он не входил в двери гостиницы. Мы вынули бюст, оставив ящик у дверей. Это был не ящик, а произведение искусств. Когда мы вернулись за ним, а ящик сперли.


На следующий год мы привезли ему бюст Сталина, потом Горбачева, Ельцина. Как говорится, настал черед Владимира Владимировича. Мы заканчиваем этот бюст. Вручение откладывается уже два года, поскольку мы второй год делаем бюст Владимира Владимировича. Мы очень его уважаем и любим. Мы хотим, чтобы бюст был супер, чтобы понравилось даже Владимиру Владимировичу. Мы хотим не просто как бы от себя вручить, мы хотим, чтобы Владимир Владимирович какое-то сопроводительное письмо написал. Хотим на это попросить его разрешение.



Дмитрий Казнин: На этот раз без ящика, наверное?



Владимир Дубинин: Наверное, тоже надо как-то красиво оформить.



Дмитрий Казнин: Владимир Иванович, многие говорят о том, что возможности сейчас изыскать сложно для занятий массового спорта.



Владимир Дубинин: Все в курсе дела насчет фитнеса, бодибилдинга. Это говорит о том, что будущее за оздоровительными видами спорта. Первое – это бодибилдинг. Что такое фитнес? Это тоже бодибилдинг, просто несколько другая направленность. Об этом даже говорит хотя бы название нашей федерации – Федерация бодибилдинга и фитнеса России. Это одни и те же средства тренировки. Интересно, что штаб-квартира нашей Федерации находится в Санкт-Петербурге. Зародился он в Санкт-Петербурге.



Дмитрий Казнин: В каком году?



Владимир Дубинин: 1885 году. Я могу вам даже рассказать о том, как все это получилось. У нас был поляк по происхождению, доктор Караевский. У него были проблемы со здоровьем. Он поехал в Германию и в Австрию. Там в конце позапрошлого века сеть клубов была уже развита. Он ознакомился с работой этих клубов, закупил лучшую коллекцию инвентаря в Европе и привез в свою квартиру на площади Искусств, дом 3. Сейчас в этой квартире, где был первый атлетический кружок, находится музей-квартира Бродского. А там был первый атлетический кружок в России, с чего и началась тяжелая атлетика.


В 1885 году был организован чисто качковский клуб оздоровительный. И вот прошло 10 с лишним лет, клуб объединил уже массу людей. Они набрали силу, стали выступать в соревнованиях по штанге, борьбе, стали выигрывать, появились чемпионы мира. За это Караевского сейчас назвали «отцом тяжелой атлетики», а вообще-то он отец российской атлетики, то есть всего атлетизма. На протяжении 16 лет вплоть его смерти (он трагически погиб) там был кружок, который дал толчок всему, что у нас сейчас происходит.



Дмитрий Казнин: Сейчас какая ситуация в России с бодибилдингом? Побеждаем ли мы на международных соревнованиях? Как все развивается?



Владимир Дубинин: Скажу вам коротко и ясно – мы сильнейшие в мире. Наши спортсмены сильнейшие в мире. Когда мы находим деньги на финансирование нашей сборной команды в полном объеме, мы приезжаем на чемпионат мира или Европы, все понимают, что командный кубок увезут русские. Абсолютные чемпионы мира – русские. Может быть, это потому, что мы еще голодные и злые? Но с благосостоянием, конечно, этот энтузиазм проходит, потому что проходит мотивация.



Дмитрий Казнин: Большое количество людей занимается по стране?



Владимир Дубинин: Я часто езжу по России. Допустим, у нас такие цифры, что в Москве где-то 700 клубов, в Санкт-Петербурге – около 500 клубов. Я считаю, что по России – значительно больше миллиона людей, которые занимаются. Мы не сравниваем себя с такими видами спорта (не буду их перечислять), которые впереди нас считаются, но там считаются и болельщики, которые сидят на трибунах водочку попивают, курят.



Дмитрий Казнин: Футбол, вы имеете в виду в том числе?



Владимир Дубинин: Я не буду называть. Я футбол уважаю, но в принципе, это не массовые виды спорта. Это когда-то люди могли на задворках гонять мячик. Сейчас время прошло. Сейчас никто в мороз и холод, слякоть на улицу не выскочит и не побежит по этой грязи. Изменилось время. Человеку надо заниматься в комфортных условиях, чтобы ему приятно было, чтобы не надо было себя заставлять выбегать в эту грязь. Это уже фанаты. А для массовости надо, чтобы были хорошие муниципальные центры, чтобы они были недорогие, кредит дать.


Сейчас идет программа – оздоровление нации. Строительство тысячи центров. Что значит – надо? Что надо для строительства одного центра? Государство должно выделить землю, должно построить этот центр, а потом кому-то передать в эксплуатацию. Да, дайте нам землю, мы сами все построим. Только надо дать землю не просто каким-то коммерсантам, у которых единственная задача – бизнес. Им все равно. Им главное, чтобы это было дорого, чтобы снять деньги. А когда этим делом будут заниматься люди, которые всю жизнь отдали этому делу, которые хотят развития, тогда это будет по-другому. Тогда президентские центры оздоровления нации будут построены в кратчайшие сроки. Конечно, лучше, если бы все это началось в Санкт-Петербурге.



Дмитрий Казнин: К нам поступают звонки от слушателей, здравствуйте.



Слушатель : Здравствуйте, Георгий из Санкт-Петербурга. Идея замечательная, конечно, - массовый спорт. Причем, у тех, кто испытывает материальные затруднения, а таких много, нужно сказать, что есть очень дешевые виды – бег, плавание. Это почти ничего не стоит. А вот к вам частный вопрос. Используются ли бодибилдинге, как когда-то штангисты использовали, уколы для увеличения мышечной массы, или это уже в прошлом?



Владимир Дубинин: Это злободневный вопрос. Даже на этой Олимпиаде он возникал. Во-первых, Георгий не говорит, какие уколы. Потому что уколы бывают разные – и витамины, и стимуляторы для работы сердца. Наверное, он имеет в виду что-то насчет допингов. Допинги тоже разные – есть для увеличения скоростной выносливости, есть для роста мышечной массы. Я вам могу сказать, да и любой врач вам скажет, что 50-100 грамм водки полезно, но я мало знаю людей, которые могут остановиться на этих граммах. Также и здесь. Все допинги придумали врачи. Это лекарство, чтобы лечить людей. Когда доза этого лекарства увеличивается в сотни, а то и тысячи раз, это становится ядом. Так что, лучше не пить вообще и не колоть ничего.



Дмитрий Казнин: Все-таки в провинции сейчас есть ли возможность для молодежи заниматься массовым спортом? Какова там ситуация? Потому что если в Петербурге и Москве ситуация другая (здесь выше и благосостояние, и инфраструктура лучше), то провинция, особенно бедные регионы, там, как известно, ситуация очень сложная – массово пьющий народ, отсутствие каких-либо интересов у молодежи и так далее.



Владимир Дубинин: Я часто езжу по стране, иногда в провинции этот вопрос решить даже проще. Потому что вы представляете мне пробиться на прием к губернатору и решить какой-то вопрос – это невозможно. А в провинции в небольшом городе, когда ты можешь с губернатором решить какой-то вопрос, тем более вопрос об оздоровлении нации, они прямую выходят на федерацию. Все это решается. Арендуются какие-то спортивные школьные залы, которые вечером пустуют. Разрешают оборудовать эти залы. Естественно, днем пацаны занимаются там бесплатно, а вечером абонентская плата. Человек получает компенсацию на вложенные деньги. Нет закономерности в этом деле. Тут иногда проще решить, а иногда сложнее.


Сейчас на спорт миллионы, миллиарды выделяется, а чтобы посоветоваться с общественной организацией – нет. Наверняка будут советовать, как это строить. Я знаю, что уже что-то строится, но строится настолько бестолково! Потому что эти проекты старые. Я не пойду фигурное катание преподавать или борьбу – я не борец и не фигурист. Я могу или бокс или бодибилдинг, потому что я с этим связан. А почему-то этим видом руководят люди (я не буду перечислять эти виды спорта), совершенно не имеющие отношения к фитнесу.



Дмитрий Казнин: Фитнес можно назвать заменой спортивных клубов советской поры?



Владимир Дубинин: Это система ОФП, можно сказать. Есть старая поговорка – где начинается спорт, там кончается здоровье. Так вот спорт должен быть дозированным. И вот эти тренажерные залы позволяют вести дозированные занятия, дозированный спорт. Человеку приятно заниматься, когда он видит, какие изменения с ним происходят. Столько лет угнетали этот вид спорта, а он все равно жив, потому что любой человек он увидит себя в зеркало, он видит, как он меняется. Ему не надо рекламы.


Посмотрите, как изменился облик людей, облик актеров. Посмотрите на мультфильмы. Обратите внимание, какие стали звери! Какие мышки, какие лягушки – они же все культуристы! Черепашки-ниндзя. Даже зверей рисуют атлетично. Сейчас везде на экранах телевидения, в кино красивые актеры, красивые актрисы. Все же качаются. Все сгоняют вес. Все прекрасно выглядят. А когда человек смотрит, у него перед глазами эталон – каким он хочет стать. А человек всегда становится таким, каким он хочет, хотя бы стремится к этому.


Поэтому я считаю, что моя жизнь не прожита, она еще течет, но я посвятил свою жизнь тому, что надо. Если бы не мы, то неизвестно еще когда бы это все поднялось, какой бы облик этот вид спорта принял. Мы сейчас активно разрабатываем новые программы, новые направления этого вида спорта.



Дмитрий Казнин: Наверное, последние лет 5 и высшее руководство страны, и многие спортивные функционеры говорят о возрождении массового спорта. Говоря о возрождении, они, тем самым, имеют в виду, что он сейчас в кризисе. При этом дальше разговоров, такое ощущение, дело не идет. Эти разговоры ведутся ежегодно. Выделяются какие-то деньги, причем немалые, с каждым годом все больше, если судить по официальной статистике. Как вы относитесь к этой ситуации?



Владимир Дубинин: Я считаю, что надо рекламировать наш вид спорта. Есть что рекламировать. У нас красивые девчонки, красивые ребята. Любой человек, который увидит их в жизни, люди, которые пришли к нам на соревнования, увидели это представление, они уже заражены этим видом спорта. Они уже приходят в тренажерные залы – это уже наши люди. Надо вкладывать в рекламу нашего вида спорта – красивого тела. Не может быть, чтобы красивый человек, а внутри он больной. Такого не может быть.



Дмитрий Казнин: А женский бодибилдинг вызывает такие противоречивые эмоции.



Владимир Дубинин: Понимаете, в чем дело, я уже сказал, что там, где начинается спорт, там кончается здоровье. Это как спортивная машина – ее век недолог, но красив. А женский бодибилдинг… Есть же у нас и абсолютные чемпионки Европы. Шпортун Елена из Красноярска – это прекрасная, такая сексуальная девчонка. Просто загляденье. Бывают и различные отклонения. Вы же смотрите – женщины и штангу поднимают, и боксом занимаются. У нас же сейчас демократия, можно даже сказать – разгул демократии. Поэтому каждый делает то, что хочет.



Дмитрий Казнин: Спасибо. Как всегда нам не хватает времени, чтобы обсудить все интересующие вопросы.


XS
SM
MD
LG