Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Америке вышел сборник публичных заявлений Усамы бен Ладена


В Америке вышла книга, которую страшно взять в руки. Это — первый на Западе сборник посланий Усамы бен Ладена, куда вошли все его публичные заявления, начиная с 1994 года. Этот небольшой том с яркой и тревожной оранжевой обложкой составили 24 текста, тщательно прокомментированные составителем сборника, известным историком ислама Брюсом Лоуренсом (Bruce B. Lawrence).


«Есть некая непристойность в чтении самооправданий человека, организующего массовые убийства, — пишет в рецензии на книгу юрист, профессор New York University Ной Фелдман. — Тем не менее, в составлении такого сборника есть несомненный резон, поскольку бен Ладен – не Джек Потрошитель, то есть, не клинический сумасшедший. Он дает своим действиям логические обоснования, и, хоть все они демагогичны, возмутительны с нравственной точки зрения и безответственны с точки зрения религиозной, многих его единоверцев эти обоснования не только убеждают, но и побуждают к действию».


Поэтому, считает рецензент, в заявлениях бен Ладена следует разобраться. И он погружается в них с юридической дотошностью: «Бен Ладен — не нигилист и не провозвестник Апокалипсиса. Насилие для него — не самоцель, а инструмент. Интерпретация насилия — вот квинтэссенция его программы. И тут его легко поймать на радикализации классического Ислама. Бен Ладен (как и другие радикалы) представляет "джихад" (священную войну против неверных, христиан и евреев) как личную обязанность каждого мусульманина. Но по законам классического Ислама только самозащита оправдывает "индивидуальный джихад"».


Фелдман ловит бен Ладена не только на извращении Ислама, но и на непоследовательности его собственных заявлений, а также на их постепенной радикализации: «Классический (если так можно выразиться) "джихад" запрещает убийство невинных. Но в заявлениях бен Ладена этот закон Ислама трактуется исключительно в угоду обстоятельствам. В 1996 и 1997-м годах бен Ладен отрицал тот факт, что его сторонники намеренно истребляют гражданское население. Обвиняя Соединенные Штаты в применении ядерного оружия против Японии в конце Второй мировой войны, бен Ладен публично называл это терроризмом. Однако в ноябрьском интервью 2001-го года на вопрос, считает ли он приемлемым убийство тысяч гражданских лиц (включая мусульман) в Америке 11 сентября, бен Ладен ответил, что этот акт оправдан, ибо он был отмщением. В 2002 году, в открытом письме американцам, он отказался и от этих псевдотеологических апологий в пользу совсем уж извращенного утверждения. Поскольку Америка — демократия, — утверждал Усама, — то все граждане страны ответственны за действия правительства и потому любые акции против них справедливы и оправданы».


Фелдман справедливо замечает, что сборник заявлений бен Ладена интересен, главным образом, тем, что позволяет если не понять, то хотя бы побольше узнать о самом бен Ладене. Молодым человеком, имея квази-официальный статус в Саудовской Аравии и владея огромным богатством, бен Ладен начал свою общественную деятельность с борьбы против советского вторжения в Афганистан, чем и заработал себе репутацию в мусульманском мире. Позже, уже в Саудовской Аравии, бен Ладен встал на сторону диссидентствующих религиозных проповедников, требовавших после войны в Персидском Заливе вывода из страны иностранных войск. В начале 1990-х годов бен Ладен еще не претендовал на ведущую роль в этом движении (у него, кстати, нет никакой официальной религиозной квалификации), а представлял себя только сторонником религиозных инакомыслящих, которых Саудовское правительство заставляло молчать. Но уже в 1997 году бен Ладен разочаровался в остальных диссидентах, которые ограничивались разговорами, отказался от скромной роли соратника и начал действовать. Или — как он сам поэтически сформулировал свою роль в интервью с журналистом Питером Арнеттом — «наслаждаться тем, что хорошо, и запрещать то, что плохо». Еще один поэт завладел умами толпы — после Нерона, после Мао Цзедуна...


«Коба! Ты же месяц назад говорил противоположное!»


Резюмируя произведенную бен Ладеном реформацию Ислама, Фелдман пишет: «Джихад как индивидуальный долг каждого мусульманина и дозволенность убийства невинных - вот два главных мотора, которые запустил бен Ладен и которые движут современным мусульманским экстремизмом. Сам бен Ладен, как показывают события, занимается не только мобилизацией мусульман именем воинствующего Ислама, но и публично выступает в роли их религиозного вождя. И это вытеснение традиционного авторитета клерикалов, присвоение одним человеком их коллективной власти в мусульманском мире, пропаганда насилия в мировом масштабе — уже стали явлениями исторической значимости. Перерубить корни этого ядовитого отростка Ислама можно только одним способом: показать мусульманам, что новое явление противоречит самой сути их традиционной религии. И лучшее, что можно сделать со сборником заявлений бен Ладена, — использовать все его нелепости и противоречия в качестве оружия против самого бен Ладена и против терроризма».


Вот в этом выводе рецензента я сомневаюсь. Ловить бен Ладена на противоречиях — это все равно, что ловить Сталина на противоречиях. В начале 1920-х годов на партсъездах, когда еще были дозволены дискуссии, Сталину кричали из зала на какое-то его заявление: «Коба! Ты же месяц назад говорил противоположное!» И Сталин невозмутимо отвечал: «И тогда это было верно, товарищи. А сейчас верно то, что я сейчас говорю». И весь зал взрывался аплодисментами: вот, мол, как срезал... Можно ли было околдованные Гитлером толпы немцев убедить в том, что евреи — не низшая раса? Как? Заставить их почитать Эйнштейна? Остановить словом разъяренную, распропагандированную, обиженную на жизнь толпу — это все равно, что остановить извержение вулкана.


Скорей всего, тысячи и тысячи мусульман уже и сейчас прекрасно понимают, в какие сети их затянули экстремизм и демагогия бен Ладена. Но чтобы не быть затоптанными толпой, им приходится скрывать своё диссидентство — почти так же, как антифашистам в гитлеровской Германии и антисталинистам в сталинской России. Что касается всего остального мира, то, похоже, ему не остается ничего другого, как готовится к долгой и трудной обороне. И изданный Брюсом Лоуренсом сборник заявлений бен Ладена поможет нам понять, с кем мы имеем дело.


XS
SM
MD
LG