Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

После обвала крыши Басманного рынка: специалисты проверяют надежность зданий в Москве


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Андрей Шарый: В Москве адвокат директора Басманного рынка Марка Мишиева подала в Московский городской суд жалобу на арест ее подзащитного. Как заявила адвокат Александра Литовская, Мишиев был арестован по решению Замоскворецкого суда на второй день после обвала крыши рынка. За это время невозможно выяснить истинные причины катастрофы. Напомню, что 23 февраля при обвале крыши Басманного рынка погибли 66 человек. В больницах остаются 18 пострадавших, из них 6 в тяжелом состоянии.


Сегодня эксперты Министерства по чрезвычайным ситуациям Росси обнародовали вывод о том, что с большой степенью вероятности главной причиной обвала крыши Басманного рынка в Москве были нарушения при эксплуатации здания. Речь идет, прежде всего, об обводной галерее по периметру здания, на которой устроили склад. Очевидно, эта галерея и не выдержала нагрузки. О ходе следствия и ситуации, в которой оказались пострадавшие, рассказывает корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Данила Гальперович : На месте Басманного рынка в ближайшее время будет организована платная стоянка для автомобилей. Такие планы московских властей огласил в среду префект Центрального округа Москвы Сергей Байдаков. По его словам, позже будет проведен конкурс проектов использования этой территории. Однако о некоторых планах еще раньше говорил мэр Москвы Юрий Лужков.



Юрий Лужков : Было запланировано этот рынок закрывать, а на его месте будет сделан квадрат - большой торговый центр, где на первом этаже будет торговля рыночная, а на более высоких этажах будет торговля такая магазины, бутики, ресторанчики, кино. Это должен быть современный торговый центр.



Данила Гальперович : Московское правительство говорит, что техническая комиссия, расследующая причины обрушения рынка, закончит свою работу в течение месяца. Тем временем, депутаты Московской городской думы обсуждают возможность проведения специальных слушаний по трагедии на Басманном рынке. С этой инициативой выступил лидер фракции "Яблоко - Объединенные демократы" в Мосгордуме Сергей Митрохин, который в интервью Радио Свобода пояснил, зачем эти слушания нужны.



Сергей Митрохин : Суть нашей инициативы в том, чтобы провести депутатские слушания в Мосгордуме и по вопросу о причинах катастрофы Басманного рынка, а также о действиях Москвы по предотвращению впредь подобных трагедий. Становится неприемлемой ситуация, когда происходит одна катастрофа вслед за другой. Вспомним "Трансвааль". Расследование является абсолютно непрозрачным. Его результаты никому непонятны - не только общественности, но и депутатам. В результате все повторяется.



Данила Гальперович : Сергей Митрохин уверен, что на то, что рынок имел статус государственного унитарного предприятия нужно обратить особое внимание, так как ответственность власти за исключительно свою собственность прямая.



Сергей Митрохин : Это удваивает ответственность властей. Власть несет ответственность как инстанция, обязанная обеспечить надзор за всеми объектами недвижимости, не только государственными, но и частными, но она также несет ответственность в качестве собственника Басманного рынка. К сожалению, сейчас дело идет к тому, чтобы найти единственного козла отпущения в виде директора рынка. Конечно же, он виноват, но надо выявить ответственность и тех, кто должен был его проконтролировать.



Данила Гальперович : По мнению лидера демократов в Мосгордуме, то, что траур по 66 погибшим не был объявлен, более чем странно, так как по жертвам рухнувшего два года назад "Трансвааль-парка" москвичи скорбели официально. Митрохин считает, что такое отношение к погибшим под завалами на Бауманской улице, как к людям второго сорта, бесчеловечно и опасно, так как найдет свою оценку в национальных общинах российской столицы. Отчасти это подтверждает руководитель Московской национально-культурной автономии азербайджанцев Агададаш Керимов, который заявил, что с выплатами помощи обещанной московскими властями пострадавшим, возникли проблемы.



Агададаш Керимов : Своим дали, а остальным пока еще не выдали. Спрашивают иногда регистрацию, а откуда у них регистрация, если все там пропало. Никаких документов при них не было. У кого есть, естественно, они предъявляют, а у кого нет, естественно, не могут предъявить.



Данила Гальперович : Агададаш Керимов сообщил Радио Свобода, что тела его соотечественников, которых среди погибших было две трети, уже почти все увезены в Азербайджан.



Агададаш Керимов : Одним самолетом всех вывезли. Там осталось несколько человек. Потом за ними отправили в течение 1-2 дней. Остались только больные в больницах, которые находятся в реанимации. Их нельзя транспортировать. Поэтому их не выпускают.



Данила Гальперович : Представители азербайджанской и других диаспор в частных разговорах замечают, что даже не очень обиделись на то, что траур по жертвам Басманного рынка не объявили. По их словам, при нынешнем разгуле ксенофобии в Москве привлекать внимание к своим проблемам и даже к своим погибшим просто опасно.



Андрей Шарый: Московские власти заявляют о необходимости экспертизы технического состояния и проверки правильности эксплуатации зданий. Как такая экспертиза может и должна проводить в многомиллионном городе, в котором ведется масштабное строительство? На эту тему я беседовал с московским архитектором Андреем Гозаком.



Андрей Гозак: Речь идет о специфических зданиях, в которых какой-то особый режим, например, бассейны, где повышенная влажность. Соответственно, здания, в которых большое скопление народу, в связи с этим перепады температур. Например, теплиц. Я сейчас достаточно свободно их называю, потому что это наиболее опасное воздействие на металлические конструкции. Все остальные здания в этом смысле имеют более нормативную ситуацию. Поэтому они менее опасны, но это опять-таки все равно связано с общей системой наблюдения за этими конструкциями.



Андрей Шарый: А какова общая система наблюдения за техническим состоянием зданий?



Андрей Гозак: Практически все это передано в ведение эксплуатации. За жилыми зданиями смотрят эксплуатационные конторы. Когда речь идет об особенных зданиях, то там, конечно, заказчик и тот, кто его эксплуатирует. Потому что общей системы наблюдения городской у нас не существует.



Андрей Шарый: А она должна существовать, по вашему мнению?



Андрей Гозак: Я думаю, что должна, особенно в свете таких катастроф. Особенно в тех случаях, когда эти здания принадлежат каким-то частным заказчикам, это вообще не поддается никакому наблюдению.



Андрей Шарый: Насколько важна ситуация с грунтами, с влажностью почвы при строительстве?



Андрей Гозак: Если мы говорим об обрушении здания, то оно может обрушаться с помощью разрушения перекрытия, второй вариант - с помощью провала этого здания на изменившихся грунтах. Потому что московская геология - это еще одна из самых опаснейших средств, которая становится все менее изученной, в этом смысле все более опасной. Было достаточно много случаев провала зданий целиком в связи с изменением геологии, направления течения грунтовых вод и так далее. Кто следит за этим? Вообще, в Москве существует "Геотрест", который и выдает данные на строительство, он же следит за состоянием, скажем, изменения ситуации грунтовой.



Андрей Шарый: В советское время, по вашему мнению, качество строительства было выше, чем сейчас?



Андрей Гозак: Очень трудно сказать. Были свои сложности, связанные с унификацией, стандартизацией, ограничением применения определенных типов материалов, со сборностью. То сооружение, которое сейчас пострадало, в какой-то степени можно гипотетически сказать, что оно было в связи с теми ограничениями в строительстве, где был запрещен монолитный бетон, приходилось совмещать сборные монолитные конструкции, что очень чревато теми опасностями, о которых мы говорим. Тогда была более единая система. Коэффициент безопасности был общий. Сейчас же в силу, назовем это, рынка или частного заказчика образовались колоссальные контрасты - от очень высокого уровня до очень низкого, особенно там, где используются строители-гастарбайтеры.


Сам процесс наблюдения и приемки зданий очень и очень податлив. Часто заказчик вместо утвержденного 3-этажного здания, строит 8-этажное здание, не меняя практически его фундамента и основания и так далее. Выражаясь грубо, разбой достаточно высок в области московского строительства.



Андрей Шарый: Если бы вам предложили сейчас выработать какую-то систему мер для того, чтобы больше не обваливались крыши в аквапарках и рыках, чтобы можно сейчас сделать конкретно?



Андрей Гозак: Во-первых, строжайшим образом проверить и выявить здания, которые близки к тому состоянию, где потеря прочности чревата опасностями. Но это достаточно большой объем. Трудно предположить, кто возьмет на себя это финансирование. В Москве большепролетных зданий, если считать промышленные объекты, транспортные объекты и другие, очень много. Их состояние, думаю, очень разное. Целевая установка одна - проверка и немедленное приведение в порядок, выражаясь простым языком.




XS
SM
MD
LG