Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обустройство членов большевистского правительства в Московском Кремле



Владимир Тольц: Сегодня мы поговорим о том, как молодое – и по среднему возрасту, и по стажу - советское правительство, точнее, его члены и члены их семей, обустраивались в Московском Кремле. Ведь после переезда большевистской власти в Москву в марте 1918 года, в Кремле не только расположились правительственные учреждения. Там же и жили, в квартирах бывшего дворцового ведомства.



Ольга Эдельман: Только теперь это называлось "Управление Московскими народными дворцами".



Потребовано из дворцового управления во 2-й этаж, Кавалерский корпус, для комиссара Ленина:


чернил 1 фунт


карандашей черных 2


ручек 2



1918 года октября 12-го дня принято из кладовой Большого Кремлевского дворца для квартиры председателя Совета В.Ульянова-Ленина в здании Судебных установлений в Кремле:


Ковер бархатный оливкового цвета гладкий, в четыре полотнища, один


Ковер гарусный по темному фону букеты синего цвета (переделан на два ковра) один


Ковер гарусный по темному фону бледно-красные цветы, один


Ковер бархатный красный, в два тона, один


Машинка для чистки ковров одна



Принято из бельевой кладовой Московских народных дворцов в квартиру т. Ленина:


Кувшин никелированный средний один


Получила Мария Ульянова, [18 октября 1918]



Выдано 12 января [1919] по требованию Малькова для Надежды Константиновны Ульяновой:


Чайник фарфоровый Зимнего дворца ... 1


Кувшин стеклянный беловежский 1



Управление Делами Совета народных комиссаров просит выдать для уборки кабинета Владимира Ильича Ленина и Управления один пылесос, два травяных веника, три швабры, одну волосяную щетку, совок для мусора, самоварную трубу, два водяных ведра и одно мусорное ведро. 21 февраля 1919.



Прошу самым экстренным порядком найти и выдать для тов. Ленина 1 вешалку комнатную стоящую малого размера и одну деревянную табуретку [зачеркнуто, вписано: тумбочку]. 3 октября 1919



Ольга Эдельман: Тут надо пояснить, что царское дворцовое хозяйство - это совсем не обязательно вещи, которыми пользовалась сама императорская семья. Во дворцах же жила уйма народу - придворные, обслуга, имелись огромные кладовые со всевозможными припасами. Ими-то в основном и пользовались представители новой власти, причем выдавалось все это формально во временное пользование и под расписку. Документы, которые мы читаем - это и есть те самые просьбы о выдаче вещей и расписки в получении, сохраненные в хозяйственном ведомстве.



Владимир Тольц: Мне кажется, есть некая общая закономерность в отношении низвергателей власти с материальными ценностями и просто предметами обихода властителей прежних эпох. Поначалу эти «мат.ценности» часто попросту разрушаются и уничтожаются. Но постепенно эти предметы начинают адаптироваться новыми властителями. Россия здесь не исключение. И вот, глядишь, и новая «пролетарская» власть начинает использовать в своем повседневном обиходе, проклинаемого ею «царского режима». Упомянутый "кувшин стеклянный беловежский" - это из обстановки царского дворца в Беловежской пуще, куда последние самодержцы ездили отдыхать и охотится. Предметы из беловежского сервиза мы еще не раз встретим. А также чайную посуду и салфетки с царскими гербами, вещи из Зимнего дворца…



Ольга Эдельман: Чтение этих записочек всех, подряд, создает впечатление, что поначалу народные комиссары просили минимум самых простых вещей, но постепенно, в 1919 году, стесняться перестали и переключились на дворцовый фарфор и хрусталь. С другой стороны, виден и уровень комфорта бывшего придворного жилья. Все просят ведра, так как водопровода нет. Соответственно, и умывальники с тазами и прочее. Это не потому, что послереволюционная разруха. В царских покоях тоже не всюду были водопровод и канализация, в этом отношении частные дома устраивались гораздо современнее.




Выдан Каменеву


Чайник медный малый 1


январь 1919


Выдать ему же 2 больших кастрюли с крышками.


[на обороте другой рукой:] Каменеву выдано



Прошу сделать распоряжение об отпуске мне под расписку для пользования ими в моей квартире, находящейся в Кавалерском корпусе № 18


Простынь 6 шт.


Наволочек 6 шт.


Полотенец (личных) 6 шт.


Одеял 1 шт.


Скатертей десертных 2 шт.


Салфеток 6 шт. [зачеркнуто]


Диван мягкий турецкий или со спинкой 1 шт. [зачеркнуто]


Секретарь ВЦИК Авель Енукидзе


6.1.1919



Ольга Эдельман: То, что в списке вычеркнуто - не было выдано. Часто рядом стоит помета: нет. Нету в кладовых. Сами записки испещрены резолюциями с разрешением выдать то, что есть. Эти же записки использовались и для сверки наличия вещей, или, может быть, при их сдаче обратно. На многих всякие галочки, крестики - то ли выдано, то ли сдано, трудно понять.




Прошу выдать для меня и семьи дополнительно:


1 подушку


4 простыни


1 одеяло


Принял А.И. Рыков. 5 февраля 1919 г.



1919 года апреля 30-го дня


Потребно из бельевой кладовой большого кремлевского народного дворца белья столового и постельного для члена ВЦИК … Алексея Ивановича Рыкова:


скатертей десертных 2


салфеток столовых полотняных 4


простынь односпальных 16


полотенец личных 12


наволочек полотняных белых 12


наволочек розовых 5


полотенец посудных 12


умывальных тазов англицких 1


кувшинов англицких 1


щеточниц англицких 1


мыльниц англицких 1


горшок ночной англицкий 1


ведер эмалированных помойное 1


кувшин цинковый желтый 1


подушек пуховых 3


полупуховых подушек 2


одеял пуховых белых 2


ковриков кроватных 2


одеяло байковое серое с каймой 1


линолеума под умывальные столы два


Н. Рыкова




1919 года апреля 15-го дня принято мною от смотрителя движимого имущества Московских народных дворцов Александрова во временное пользование нижеследующие вещи:


тарелок десертных с черным гербом 2


чашек чайных с блюдцами 4


Сахарниц фарфоровых с крышкой 1


молочников фарфоровых 1


чайник для заварки чая коричневый обливной 1


чайник медный малый 1


ложек десертных мельхиоровых 4


бювар кожаный черного сафьяна 1


кувшин для молока хрустальный 1


часы столовые в бронзовом футляре со стеклом 1


Вышеозначенные вещи получил Михаил Калинин


Еще выдано: пресс к письменному прибору с бронзовой пластинкой 1


пресс-бювар настольный 1. М. Калинин



Ольга Эдельман: Складывается впечатление, что только победа революции позволила Алексею Ивановичу Рыкову - и не ему одному - обзавестись не только мыльницей, но даже помойным ведром. Интересно, как же они раньше-то жили, при царизме? Без простыней, наволочек, чашек, ложек, стаканов? Совершенно очевидно ведь, что босяками все они не были и не на сеновале спали.



Владимир Тольц: Тут, видимо, прежде всего нужно задуматься о том, как вообще происходил переезд большевистского правительства в Москву, в Кремль. Ведь они из Петрограда уехали из-за угрозы наступления Юденича. Но в Петрограде советское правительство располагалось в Смольном, перебраться в Зимний Дворец они и не пытались. Явно из соображений идеологических, не желая параллелей ни с царским, ни с Временным правительством. А в Москве расположились в Кремле - тоже ведь царская резиденция, место, нагруженное массой исторических ассоциаций. Как это все происходило и почему? - с этим вопросом я обращаюсь к гостю нашей московской студии историку, доктору наук Альберту Павловичу Ненарокову.



Альберт Ненароков: Незадолго до переезда была создана специальная правительственная комиссия, которая должна была выбрать новую резиденцию в Москве. В списке зданий, которые они осматривали, Кремль не значился поначалу. Первым местом для расположения правительства предполагалось здание на углу Садовой, там, где располагается сейчас Министерство путей сообщения. Это было огромное здание, удобное для работы правительственных учреждений. Но оно было совершенно открыто и с точки зрения безопасности оно было отвергнуто почти сразу. Вторым зданием, на котором было они и остановились, это было здание теперешней Военно-инженерной академии, которая находится на Софийской набережной. Там не было никаких жилых комнат. В казармах, естественно, располагаться не могли руководители ведомств или наркоматов, как тогда говорили. Последним осматривался Кремль, который устроил со всех точек зрения, и с точки зрения безопасности, прежде всего. Была возможность устроить жилье рядом с местом работы. В этом ничего такого нет, потому что до революции большая часть министров жила тоже в ведомственном жилье. Так что был выбран Кремль совершенно случайно. Так произошел переезд.


Что касается документов, связанных с тем, что запрашивали члены правительства и как они оказались действительно без всего, я хотел бы обратить внимание, что большинство из них приехало либо из ссылки, либо из эмиграции. Из эмиграции, естественно, никто из них не вез никаких бытовых предметов, в том числе постельного белья. Никаких кружек и чашек тоже не везли. Из ссылок тоже привезти с собой что-либо было трудно. Это были люди, у которых действительно ничего не было. То, что они стали пользоваться тем, что было предметом быта царской семьи, я думаю, что это вызывалось особенностями того, что было в Кремле. Встает вопрос, могли ли они покупать? Не надо забывать, что тогда был введен так называемый партминимум, по которому никто из них предметов быта закупать не мог.



Ольга Эдельман: Вот устраивается на новом месте, в кремлевской квартире, секретарь Ленина Фотиева. Зачеркнуто то, что ей не дали.



Список требующихся предметов


№ комнаты 36-37


Просьба предоставить мне в пользование следующие предметы:


Умывальный прибор


Чайный прибор на 3 персоны


Столовый прибор на 3 персоны


Скатерть на стол к мягкой мебели


Ковер


Коврик к кровати


Салфетку на комод [зачеркнуто]


Чайную скатерть [зачеркнуто]


Чернильницу


Чистые занавесы к окнам или те, которые есть, выстирать


Письменный столик [зачеркнуто]


Портьеру, чтобы завесить дверь в соседнюю комнату


Лампу


Этажерку для книг [зачеркнуто]


Если можно хоть один цветок [зачеркнуто]


Рояль [зачеркнуто]


Стол


2 кастрюли


2 сковороды


1 пепельницу


2-ю портьеру на дверь [зачеркнуто]


Ночную вазу


Зеркало на комод


Щетку половую - [приписано карандашом: нет]


Л. Фотиева



1918 года апреля 2-го дня принято из Сервизной кладовой Большого Кремлевского дворца в 3-й этаж Кавалерского корпуса, комн. № 36-37


Чайник большой белого фарфора с позолотой один


Чайник средний белого фарфора с гербом один


Чашек чайных белого фарфора с коронным гербом три


Блюдцев чайных к ним три


Тарелок глубоких белого фарфора с гербом три


-"- мелких белого фарфора с гербом шесть


-"- десертных белого фарфора с гербом три


Ложек столовых мельхиоровых три


Вилок десертных мельхиоровых три


Ножей десертных мельхиоровых три


Ложек чайных мельхиоровых три


Сахарница хрустальная без крышки одна


Поднос железный лакированный средний один


Скатерть бархатная одна


Чернильница круглая серого мрамора об одной вкладке одна


Пепельница раковиною одна


Зеркало туалетное овальное в раме орехового дерева под воск одно


Ковер подстольный бархатный один


Умывальный прибор из 5 шт. один [Помета: с позолотой]


Горшок ночной с позолотою один


Коврик кроватный бархатный один


Кастрюль красной меди вокруг луженых №№ 5 и 7 две


Сковород медных вокруг луженых две


Получила Лидия Александровна Фотиева



Ольга Эдельман: Сразу видно, что товарищ Фотиева была дама основательная, хозяйственная и не лишенная воспитания. Но в рояле и цветке ей было отказано. А через несколько месяцев она снова обратилась с просьбой, встреченной с полнейшим пониманием:



Прошу вас предоставить в мое пользование ширмы и кровать, если возможно деревянную, с чистым матрацем и наматрасником, вместо имеющихся у меня ширм и кровати, которые кишат клопами, а также драпировку на дверь и стол.


Секретарь СНК Л. Фотиева



В Управление Московскими народными дворцами. Прошу о срочном исполнении по содержанию. Комендант Кремля Маликов. 29 августа 1918 года



1918 года августа 30 дня получено мною из кладовой запасных вещей Большого Кремлевского дворца во временной пользование кровать красного дерева односпальная с одним пружинным и одним [гривным?] матрацами и драпировка бумажной материи на подкладке из двух пол одна.


Получила Л. Фотиева



Владимир Тольц: Сегодня мы рассказываем о том, как члены большевистского правительства, переехав в Москву, обустраивались на кремлевских квартирах, украшая свой быт различными вещами из дворцовых кладовых.



Прошу выдать мне:


1) самовар


2) утюг


3) щипцы для сахару


4) одеяло


С. Дзержинская



Выдать, что есть. М.Александров. 3 апреля 1919



1919 года апреля 10-го дня принято мною от смотрителя движимого имущества Московских народных дворцов М.С. Александрова следующие вещи:


тарелок глубоких с синим гербом 3


блюд круглых с синей каймой 1


соусников с синей каймой 1


чашек бульонных с блюдцами 4


раковин с черным гербом 2


кофейник малый 1


чашка фарфоровая полоскательная 1


тарелок мелких 6


кувшин для молока хрустальный 1


стакан для молока хрустальный 1


стаканчиков матового стекла 2


сахарница хрустальная с крышкой 1 [сбоку помета, что хрустальная посуда из Беловежского дворца]


графинов с гранью 1


подносов лаковых 1


письменный прибор бронзовый из 4 шт. 1


подсвечников бронзовых низких 2


накладок хрустальных 2


бювар черного сафьяна кожаный 1


ножей десертных мельхиоровых 3


вилок десертных мельхиоровых 3


ложек десертных мельхиоровых 3


пепельниц майоликовых 1


кастрюль медных № 6 -1


щетка ручная малая 1


совок железный для мусора 1


ковров подстольных №№ 7 и 9 - 2


корзин подстольных 1


бумазея для обеденного стола в три аршина 1


Вышеозначенные вещи получены 10 апреля 1919 г. Ф. Дзержинский



Владимир Тольц: Но не только народные комиссары, члены правительства пользовались дворцовыми кладовыми. На это имели право и многие другие насельники Кремля.



Комиссару Кремлевского дворцового управления


Заведывающего Артиллерийским снабжением Латышской стрелковой советской дивизии М.Ф.Блищенко


Требование


Имея разрешение на проживание в Кремле, как советский сотрудник по снабжению артиллерийским имуществом 2-го Латышского стрелкового советского полка, прошу вашего разрешения об отпуске для занимаемой мною комнаты в Гренадерском корпусе в квартире № 24/46 следующего количества мебели:


Стульев венских 6 шт.


Кресел мягких 2 шт.


Стол письменный 1 [зачеркнуто]


Ширму для кровати 1[зачеркнуто]


Зеркало стенное 1[зачеркнуто]


Зеркало туалетное 1


Столик малый обыкновенный 1 [зачеркнуто]


Этажерку для книг 1 [зачеркнуто]


Комод 1[зачеркнуто]


Стол кухонный 1 [зачеркнуто]


Столик рабочий дамский 1 [зачеркнуто]


Кровать 1 [зачеркнуто]


Матрацов ... мягких 2 [зачеркнуто]


Ковер стенной надкроватный 1 [зачеркнуто]


Кушетку 1 [зачеркнуто]


Стаканов чайных 6 [зачеркнуто, приписано: чашек чайных]


Тарелок мелких 6


Полотенец личных 3


-"- кухонных 3 [зачеркнуто]


Умывальник с принадлежностями 1


Плевательница 2


Кувшин для воды 1


Ведро для воды 1


26 октября 1918 г.



Ольга Эдельман: И все-таки. Я понимаю: раньше большевистские лидеры и их семьи жили на съемных квартирах, часто переезжали. Допустим, у них не было мебели, ведер, кастрюль, прочих крупных предметов, они пользовались хозяйскими. Довольно естественно также было получить в Кремле квартиры с обстановкой, не пропадать же придворным запасам. Кстати, приличное количество вещей оттуда было выделено и детским домам. Но повседневные мелочи, чашки, ложки, тарелки, полотенца? Вот Наталья Троцкая трижды просила ситечко для чая, какового в кладовых не оказалось. Что, нельзя было самой купить?



Владимир Тольц: Насчет купить, может быть, и не просто было – Ведь военный коммунизм и разруха… Да и заподло супруге вождя революции искать «ситечко мадам Грицацуевой! На черном рынке. И идеологически, и психологически трудно. Но вот сразу два вопроса: скажите, Оля, если бы в этих списках были исключительно предметы роскоши, это что - вас бы меньше бы удивляло? И второй вопрос (тоже о психологии) – уже нашему гостю - доктору исторических наук Альберту Павловичу Ненарокову. Скажите, что означает эта бытовая «экспроприация» и адаптация чужого имущества: готовность попользоваться властью в сочетании с "большевистской простотой в быту"? Принципиальную безбытность? Или просто такая разруха была, что достать хозяйственные мелочи действительно невозможно? И откуда это желание - спать на казенных простынях, есть и пить из казенной, не тебе принадлежащей посуды. Может быть, они именно так себе представляли коммунистический быт?



Альберт Ненароков: Не то, что заподло было искать ситечко. Я вас уверяю, в Москве тогда ситечко найти было просто невозможно. Когда создается государственный аппарат, тогда создается ведомство, которое этот аппарат обеспечивает. Это не практика, которая началась только в советское время, это не связано с той самой идеей, к которой, хотите или не хотите, но вы подводите – грабь награбленное. Здесь интересно другое. Во-первых, сама эта жизнь порождала у власть имущих, с одной стороны, ощущение бездомности, как бы подчеркивая временный характер самой власти, они все ощущали себя временщиками. И с другой стороны, их отношение к тем, кого они хотели осчастливить, а осчастливить они хотели будущих людей, не тех, с которыми они жили вместе, эти люди должны были работать во имя будущего. И тем больше они превращались в бюрократов. По каждому из них можно сказать, как они менялись.



Ольга Эдельман: Казалось бы, скучнейшие документы - перечни утвари. Однако из них видно довольно многое. И общий для всех уровень жизни, потребностей, особенности быта. И некоторые индивидуальные особенности. Одни просили больше вещей, другие меньше. И хотя всем было нужно примерно одно и то же: постельное белье, полотенца, столовая и кухонная посуда, - все же кое-что о хозяевах эти списки вещей сообщают. Вот снабженец Латышской дивизии явно хотел устроиться с комфортом. Много утвари, и часто, просил Владимир Бонч-Бруевич, управделами Совнаркома. Из его записок вроде бы явствует, что просил в свое пользование - но что-то может быть и для служебных нужд. Только однажды в архивном деле, которое мы цитируем, встретилась подпись Свердлова, и то - требовал ковры для Президиума ВЦИК. Занятно еще, кто просит: сам нарком или его жена. Бонч-Бруевич всегда просил и получал сам. Для квартиры Ленина - Мария Ильинична и Крупская. У Сталина, Троцкого этим занимались исключительно жены. Причем Наталья Троцкая просила разрешить отобрать нужные вещи их домработнице. А вот нарком по продовольствию Цюрупа делал приписки к требованиям жены, и сам расписывался в получении вещей, особенно аккуратно все учитывал.



Скатертей на стол 2


Простыней 6 шт.


Полотенец 6 шт.


Наволок 6 шт.


Одеял [зачеркнуто]


Салфеток 6 шт. [помета: гербовые]


Чернильный прибор [зачеркнуто]


Махровых простынь 3


Прошу отпустить для народного комиссара по продовольствию Александра Дмитриевича Цюрупы. В. Цюрупа. 1 августа 1918 г.



Одно пуховое одеяло. Александр Цюрупа


Принял служитель комнат б. Кавалерского корпуса Кузнецов



Прошу вас предоставить в мое пользование 2 темных шторы или драпировки на 2 окна, а также распорядиться, чтобы обойщик их повесил [написано рукой жены Цюрупы]



И скатерть на круглый стол в кабинете. Александр Цюрупа. 28 августа 1918.



1918 года августа 30 дня получено мною из кладовой запасных вещей Большого Кремлевского дворца во временное пользование скатерть бархатная № 26 на стол одна и стор темно-синего сукна подъемных на окна больших две штуки. Александр Цюрупа



Уважаемый товарищ!


Обращаюсь к вам с просьбой, если это возможно, - дать разрешение на получение одной столовой скатерти для моей квартиры (лучше цветной, а не белой), а также и той посуды, о которой я просил раньше.


С коммунистическим приветом. А. Цюрупа. 20 ноября 1918



Выданы вещи из бельевой кладовой при Московских народных дворцах временное пользование товарищу Цюрупе:


подушек пуховых 3


одеял атласных 3


умывальный прибор из 4 шт. английский 1


ведро эмалированное 1


кувшин крашеный 1


ковров кроватный 1



Было получено шесть подушек, из которых три взяты обратно. Одеял было получено не два, а три. 19 июня 1919. А.Цюрупа



Владимир Тольц: Известно, по крайней мере, часто упоминалось в истории партии, что в те голодные годы честнейший и принципиальный нарком продовольствия Цюрупа падал в голодные обмороки.



Ольга Эдельман: Может, и падал, но на атласное одеяло, либо на бархатную скатерть. Из перечней утвари ясно, что члены большевистского руководства не то чтобы голодали. Что-то они в эти кастрюли явно собирались класть.




Прошу выдать:


1) Кастрюлю для супа


2) И глубокую сковороду для запеканки.


Наталья Троцкая. 22 марта 1918



Прошу выдать:


Кухонную посуду:


1 большую кастрюлю для супа на пять человек, 2 поменьше для овощей и 1 кастрюлю для молока (3 бутылки)


Сковородки: 1 большую для котлет на 5 человек, 2 поменьше и 1 квадратную для пирога [последнее зачеркнуто: не имеется]


Кухонные ножи [зачеркнуто: не имеется]


Машинка, чтоб молоть мясо [зачеркнуто: не имеется]


Что-нибудь для кухонной соли [зачеркнуто: не имеется]


Доску для мяса и раскатывания теста


Масленку


Сахарницу


Ситечко для чаю [зачеркнуто: не имеется]


Большую супную ложку [зачеркнуто: не имеется]


Чашку для супа [зачеркнуто: не имеется]


Крышечки для кастрюль


Наталья Троцкая. 27 марта 1918



1918 года марта 27 дня принято мною из сервизной кладовой Большого дворца во 2 этаж кавалерского корпуса в помещение, занимаемое комиссаром Троцким:


Сахарниц хрустальных с крышками 2


Посуда кухонная красной меди вокруг луженая:


кастрюль № 3 одна


№ 5 две


№ 10 одна


Сковород три


Дуршлаг одни


Доска для рубки мяса одна


Принял комнатный служитель [фамилия]



Ольга Эдельман: Выходит, что в марте 1918 года товарищ Троцкая собиралась, при помощи домработницы (сама Наталья Троцкая работала в Наркомпросе), варить суп, кипятить молоко, печь пироги; нужны масленка и сахарница - стало быть, и масло и сахар были. По крайней мере, предполагались. Наконец, ей требовалась мясорубка! Судя по тому, что большинство предметов были незамедлительно получены, эти хозяйственные планы не казались несуразными.




  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

XS
SM
MD
LG