Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В МИД Великобритании направлен новый запрос об экстрадиции Бориса Березовского, которого обвиняют в попытке государственного переворота


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Андрей Шарый: Генеральная прокуратура России предприняла новую попытку добиться от британских властей экстрадиции опального бизнесмена Бориса Березовского. Соответствующий запрос уже направлен в Министерство внутренних дел Соединенного Королевства. В России против Березовского возбуждено новое уголовное дело, на сей раз его обвиняют в попытке государственного переворота.



Марьяна Торочешникова: На сей раз прокуратура считает Бориса Березовского замешанным в попытке насильственного захвата власти – 278-ая статья Уголовного кодекса. Считается, что поводом для возбуждения дела стали сравнительно недавние высказывания бизнесмена в интервью радиостанции «Эхо Москвы». В частности, Березовский заявил: «Сегодня любые насильственные действия со стороны оппозиции в России будут оправданы, это относится и к силовому захвату власти. Именно над этим я сейчас работаю», - признался бизнесмен. Уголовное дело прокуратура возбудила еще 16 февраля, и о нем мало кто знал. Даже не сайте Генеральной прокуратуры сообщение о новом деле Березовского появилось лишь сегодня, вместе с заявлением о передаче в Лондон запроса об экстрадиции олигарха.


Впрочем, бывший коллега Бориса Березовского по работе в Совете безопасности России Иван Рыбкин считает обвинения надуманными, а высказывание Березовского неправильно истолкованным.



Иван Рыбкин: Борис Березовский говорил о возможности демонстраций, пикетов, стачек и так далее, что он и назвал силовыми методами борьбы. Все это находится в рамках Конституции. По поводу чего заводит Генеральная прокуратура уголовное дело, я, право, даже и не знаю. Бессмысленность действий прокуратуры, администрации президента не только меня, но и многих видавших виды юристов, российских и мировых, ставит порой в тупик. Весь смысл в том страхе перед грядущим, который они испытывают, перед возможной сменой власти, что в любом демократическом обществе, о котором они так много и упоенно говорят за пределами России, есть непременное условие дальнейшего развития страны. Вот в этом страхе и заводится бесчисленное количество уголовных дел – и по поводу губернаторов, и вице-губернаторов, и мэров, и олигархов, и политиков, и банкиров.


Когда-то Лев Николаевич Толстой о своей супруге Софье Андреевне Толстой сказал: «Для Софьи Андреевны, нашей Софьи Андреевны резиновое дитя, которое бы писало, какало постоянно и требовало бы есть, – она была бы безмерно счастлива». У меня такое ощущение, что у российской современной власти, у этого режима, если отнять куклу по имени Березовский, создается впечатление, что делать будет нечего. Надо, чтобы он обязательно делал заявления, надо, чтобы он что-то говорил – а они что-то делали. Хотя, в принципе, реальных проблем и дел в стране море.



Марьяна Торочешникова: Прогнозы – дело неблагодарное, но, тем не менее, я вас попрошу, если вы сочтете возможным, прогнозировать реакцию Великобритании на прошение Генпрокуратуры об экстрадиции Бориса Березовского.



Иван Рыбкин: Соединенное Королевство – правовое демократическое государства, там эти вопросы решаются в судах, где противоборствуют стороны обвинения и защиты. Та доказательная база, которую я имел возможность наблюдать в лондонском суде, представленная российской стороной, ну никакой критики не выдерживала. К сожалению великому, с одной стороны, я говорю как гражданин, и по счастью, потому что знаю, очень часто преследуются люди, которые к преступлениям, им инкриминируемым, никакого отношения не имеют.



Марьяна Торочешникова: Это будет вторая попытка Генпрокуратуры вернуть Березовского на родину. Первая успехом не увенчалась, поскольку в 2003 году британские власти предоставили Борису Березовскому политическое убежище и прекратили производство по делу об экстрадиции. Однако теперь в прокуратуре надеются исход, ведь всего за день до направления запроса об экстрадиции Березовского глава Министерства иностранных дел Великобритании Джек Стро предупредил бизнесмена, что тот может лишиться статуса политического беженца в любой момент, и, апеллируя к недавним высказываниям бизнесмена, подчеркнул, что власти не допустят использования Великобритании в качестве базы для нагнетания беспорядков или терроризма в других странах.



Андрей Шарый: О Борисе Березовском, его роли в российской политике и смысле преследований Березовского российскими властями я говорил с известным московским политологом, руководителем аналитической службы Российского общественно-политического центра Святославом Каспэ.


По вашему мнению, какую роль играет сейчас Борис Березовский на российской политической сцене, она сколько-нибудь значительна?



Святослав Каспэ: У меня такое чувство, что никакой роли на российской политической сцене Борис Березовский не играет, и продолжается это уже довольно давно. Другое дело, что любые события, связанные с ним и происходящие вокруг него, по-прежнему привлекают внимание. Но дело тут, видимо, в двух причинах. Во-первых, в инерции восприятия, потому что фигура все-таки, конечно, незабываемая, и во-вторых, потому что уж очень эти события увлекательны. Вот эта последняя история с его феноменальным заявлением о подготовке силового перехвата власти в России, это такой богатый сюжет, что он, конечно, не мог остаться незамеченным.



Андрей Шарый: То есть вам представляются закономерными действия Генеральной прокуратуры в данном случае?



Святослав Каспэ: Я думаю, что это заявление вызвало у Генеральной прокуратуры бурную радость. После нескольких фиаско, которые потерпели российские правоохранительные органы в попытках достать Бориса Березовского в Англии… Человек находится в одной стране «большой восьмерки» и призывает к силовому захвату власти в другой стране, точнее заявляет, что этим «уже занят» - конечно, на такое нельзя было не отреагировать. Хотя, с другой стороны, как поведет себя в этой ситуации британское правосудие, по-прежнему непонятно.



Андрей Шарый: У вас создается ощущение, что политический стиль поведения Березовского может в связи с этими событиями измениться?



Святослав Каспэ: Думаю, что это уже маловероятно. Думаю, что Березовский как бы прошел такую «точку невозврата» и он может измениться только в сторону внезапного восстановления адекватности реалиям. Но пока мы наблюдаем эволюцию в прямо противоположном направлении.



Андрей Шарый: Березовский так или иначе самый резкий критик режима Владимира Путина. Его устранение как хотя бы номинальной политической фигуры оставляет вот этот фланг радикальной критики фактически пустым. Кто-то может его занять? Или другая политическая ситуация сейчас в России?



Святослав Каспэ: Я думаю, что у Путина, у его режима достаточно критиков и без Бориса Березовского, и внутри страны, и вовне ее. Я не думаю, что здесь имеет место какого-то рода конкуренция за то, кто будет более или менее радикален. Я думаю, что если по каким-то причинам Березовский лишится возможности делать публичные заявления такого свойства (что, впрочем, маловероятно), то это все равно ничего принципиально ничего не изменит, разве что станет несколько скучнее жить.



Андрей Шарый: Совпало с этим заявлением Генеральной прокуратуры изменение статуса дела по поводу дач в Сосновке – Сосновка-1 и Сосновка-3, эта группа дел переведена в разряд уголовных. И некоторые наблюдатели связывают это с активизацией последней деятельности Михаила Касьянова в качестве возможного кандидата на пост президента России. Вы склонны полагать, что Генеральная прокуратура выполняет политический заказ в России?



Святослав Каспэ: Конечно, связь здесь однозначная, она имеет место. А в том, что касается истории совпадения с историей с Березовским, то это именно и только временное совпадение, ничего больше. Касьянова сейчас будут проверять на прочность, на его способность доказать собственную чистоту и безгрешность. Что из этого получится – это мы увидим в самое ближайшее время.



Андрей Шарый: В какой степени плодотворной представляется вам такая тактика российских властей – попытка запугать, предупредить или каким-то образом устранить серьезные политические фигуры с точки зрения правовых механизмов, чтобы неповадно было другим? Вот эти «другие», которым должно быть неповадно, реагируют на такого рода предупреждения, как вы считаете?



Святослав Каспэ: Я, кстати, не думаю, что здесь имеет место идея, чтобы другим было неповадно. Я думаю, что здесь имеет место вполне целенаправленная работа с абсолютно конкретным адресатом. Дело Касьянова связано именно и только с Касьяновым. Если появятся другие дела, то это будут другие истории с другими фигурантами и другими причинами.


XS
SM
MD
LG