Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Слонимский о музыке Андрея Петрова: «В его балете была партия Бога, и никто не обиделся»


Андрей Петров

Андрей Петров

19 февраля Петербург прощался с композитором Андреем Петровым. Андрея Петрова не стало 15 февраля. Родившись в 1930 году, он решил стать композитором сразу после войны — в 1945, увидев американский фильм об Иоганне Штраусе «Большой вальс». Автор опер «Петр I» и «Маяковский начинается», балетов «Берег надежды», «Сотворение мира», «Пушкин», — славу, а вместе с ней и многочисленные награды, ордена и почетные звания, — он обрел благодаря песням, в том числе, песням к кинофильмам: «Я шагаю по Москве», «Голубые города»…


Композитор Сергей Слонимский не был единомышленником и соратником Андрея Петрова. Более того, их взгляды на классическую музыку были во многом противоположны. В отличие от авангардиста Слонимского, Петров не слишком верил в будущее классики. Рассказывает Сергей Слонимский «Андрей Петров прожил счастливую жизнь. Композитор Вадим Николаевич Талманов в свое время говорил: "Андрей родился не в рубашке, а в целой сорочке". Действительно, его творческая и общественная деятельность увенчалась большим успехом. Его песни знают почти все, миллионы, во всяком случае. Работал он во всех основных жанрах музыки. Я думаю, что поговорить о его работе в сфере массовой культуры, куда лучше, чем я, могли бы Шевчук, Голощекин, Гребенщиков, Эдуард Хиль. Они исполняли вещи Петрова. В сфере музыкального театра и других жанров очень многим обязаны Петрову композиторы Боневич и Десятников. Могли бы много хорошего сказать о Петрове и композиторы, на мой взгляд, более глубокие, тонкие и острые — Кнайфель и Тищенко. Я не принадлежал к этому кругу музыкальных друзей Андрея Павловича, хотя отношения всегда были у нас дружественные. Дома я никогда не был у Андрея, кроме как в годы нашего совместного учения у замечательного музыканта Ореста Александровича Евлахова. Вкусы наши, вообще говоря, были разными в зрелом возрасте, и шли мы противоположными путями. Без всякой злобы Андрей иногда советовал отложить или ограничить исполнение моих сочинений. Иногда — по прямому приказу властей. Но, при этом, повторяю, отношения у нас, в основном, были дружественные. Общественные посты кажутся сковывающими творческого человека, и я мог ему только посочувствовать. Если я люблю фольклор и, скажем, многое в бардовских песнях и даже в блатных, то это в меньшей степени относится к эстрадной музыке».


«Андрей был старше меня на два года и один курс. Он закончил консерваторию в 1954 году прекрасным сочинением. Обаяние и свежесть, эмоциональная трепетность музыкального образа, которые есть, скажем, в симфонической поэме «Радда и Лойко» Петрова, тонкие детали мелодии и гармонии, звуковой окраски — вот, что, на мой вкус, главное в творчестве. Скажем, его юношеское сочинение, очень похожее на него самого в молодости, очень открытого, эмоционального, очень искреннего человека. Очень свежее, кстати, не по моде тогдашней написанное сочинение. В 1954 году в моде были бодрые, не лишенные энергичных диссонансов мажорные ритмы и гармонии. А это — задумчивое, такой цыганский напев, но лишенный прямых романсных оборотов, похожих на цыганскую песню. Это симфоническая вещь. Я ее по партитуре иногда вспоминаю, играю», — рассказывает Сергей Слонимский.


«Или мелодия, которая характеризует гордую красавицу Радду, и одновременно это - мелодия любви. Тоже в цыганском, но необычном мелодическом наклонении. Очень красивая и своеобразная тема. Лойко — скрипач. Третья мелодия — это мелодия, исполняемая на скрипке соло, это его тема, тема гордого красавца Лойко. Романтическая музыка, тонкая, не похожая на песенный жанр. Тут нет популярных гармоний, близких массовой культуре. Это другой стиль. Но очень тонкий, очень своеобразный. Неверно думать, что я считаю, что только в раннем периоде Петров создавал такие искренне романтические вещи. Нет, одно из поздних его сочинений для скрипки с оркестром, in memorium, посвященное памяти нашего общего друга — скрипача Бориса Гутникова. Это современная эмоциональная своеобразная музыка, которая, кстати говоря, приближает Петрова к авангардным направлением современной музыки. В это время, в годы перестройки, он очень внимательно прислушивался ко всему лучшему, что создавалось и создается авангардной музыкой Европы. Под его эгидой у нас проходил замечательный Фестиваль современной музыки. Приезжал Луиджи Ноно и, даже крайний американский авангардист Джон Кейдж. С другой стороны, его балет "Сотворение мира" тоже, мне кажется, очень остроумное и яркое сочетание свежих джазовых ритмов и серьезной современной музыки. Интересно, что в балете была партия Бога, и никто не обиделся. Видимо, тогда не было такой острой религиозной обидчивости. Я, лично, не стал бы выводить Бога, но это все было музыкально, очень по-доброму, очень остроумно. Это очень светлая, лиричная и добрая музыка. Саркастичная в партиях чертовки, искусителей, Адама и Евы. В целом ряде серьезных работ для музыкального театра и для симфонической эстрады Петров предстает тонким и трепетным художником, творцом. Эта сторона его деятельности, для меня, главная», — сказал Сергей Слонимский.


XS
SM
MD
LG