Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги Зимней Олимпиады в Турине


Валерий Винокуров: Сегодня мы с вами можем обсудить итоги Олимпиады, если вам захочется, немножко коснемся их, хотя бы коснемся того, как встречали в России (об этом газеты очень много пишут) олимпийцев. Ну, и естественно, поговорим о футболе. События в футболе во время Олимпиады отошли на второй план, а событий очень много. И, конечно, матч Россия – Бразилия.


Итак, олимпийцы вернулись на родину. Шапки в газетах самые разнообразные, но все такие даже излишне восторженные, во всяком случае хвалебные: «Вернулись с триумфом», «Олимпийцы прославили Родину» - такого характера, что вполне достойно, нормально, потому что выступили российские олимпийцы очень даже неплохо, во всяком случае лучше, чем ожидали многие. Может быть, только когда такой аншлаг увидит спикер Госдумы Борис Грызлов, что олимпийцы вернулись с триумфом, он может подумать, что его прогноз сбылся. Он ведь предрекал…



Дмитрий Морозов: … что в этом есть его заслуга.



Валерий Винокуров: Он предрекал не заслугу свою, хотя, наверное, внутренне так и считал. Он считал, что сборная России олимпийская займет первое место, и был в этом отношении абсолютно одинок. А вот прогноз президента Олимпийского комитета России…



Дмитрий Морозов: … более или менее сошелся.



Валерий Винокуров: Да, потому что он в первый раз говорил – пятое место, потом говорил – третье. Всего говорил – 25 медалей, получилось 22.



Дмитрий Морозов: 8, 6, 8.



Валерий Винокуров: Получилось четвертое место, если считать по золотым медалям. Он сказал: от 6 до 8, получилось 8. Четвертое место, по золотым если брать. Если по сумме, - пятое. В общем, все это как бы нормально. И вообще, все в общем и целом закончилось благополучно.



Дмитрий Морозов: За исключением истории с Пылевой.



Олег Винокуров: Да. В одной из газет написано, что биатлонистки посвятили свою победу в эстафете дисквалифицированной подруге. Наверное, это возможно только в России, потому что вряд ли спортсмену, уличенному в употреблении запрещенного препарата, кто-то будет что-то посвящать. Так что все как бы закончилось хорошо, все в хорошем как бы настроении. Но, видимо, без ложки дегтя в России не бывает. Вот когда олимпийцы прилетели, как мы уже сказали, по мнению некоторых газет, с триумфом, по мнению некоторых других, прославили родину, то родина встретила их не березовым соком, как поется в песне, и щедро не напоила им. Потому что вдруг в аэропорту (об этом телевидение сообщило тут же) спортсменов стали делить: кто с медалями – тот идет через vip -зал, а кто без медалей – идет в общей очереди. Когда я представил себе, услышав по телевидению это, эту сцену, подумал: вот прилетели конькобежцы, значит, сразу выделяют Светлану Журову, Дмитрия Дорофеева и девочек, которые в гонке преследования заняли третье место, - их, значит, в vip -зал. А, например, Иван Скобрев, выступавший во многих дистанциях и почти везде установивший личные свои рекорды и очень достойно выступивший, шестое место, кажется, в одной дисциплине было, где никто и не ожидал этого, - их отделили, и они в общую толпу. Мы к этому вернемся еще, наверное.



Дмитрий Морозов: Есть первый дозвонившийся, это москвич Андрей.



Слушатель: О теннисе. Я, например, очень возмущен, что Шамиль Тарпищев игнорирует Шарапову, заявив, что мы ее не берем, потому что она играет слабее, чем те люди, которых взял. Но я никогда не поверю, что Шарапова играет слабее, чем…



Дмитрий Морозов: Андрей, позвольте, я вас перебью. Дело в том, что это решение не Тарпищева, это решение Шараповой не играть за сборную России, если вы имеете в виду розыгрыш Кубка федераций.



Валерий Винокуров: Андрей, единственное, вы в чем правы, что Тарпищев действительно искажает, мягко говоря, истину, потому что он говорит, что он не берет, потому что она слабее. А на самом деле она не хочет играть за сборную России. Может быть, ему неудобно это сказать, что она отказывается играть за сборную России после того, как президент страны поздравлял ее в прошлом году с 18-летием, телеграмму слал и поздравлял, что мы в студии обсуждали как несколько странный поступок. Она же тогда ничего не выиграла, с днем рождения 18 лет поздравлять живущую в Америке теннисистку. Но это уже в конце концов дело президента: кого хочет – того и поздравляет. Может, Тарпищеву из-за этого неудобно теперь сказать, что она отказывается играть за сборную России. Андрей, удовлетворил вас наш ответ?



Дмитрий Морозов: Но при этом сборная России слабее не становится.



Слушатель: Да. А еще вопрос можно? Как там Сампрас? Говорят, якобы Сампрас хочет вернуться, правда ли это?



Валерий Винокуров: Андрей, честно говоря, мы об этом ничего не слышали. Если что услышим, обязательно скажем.



Дмитрий Морозов: Слово Юрию Викторовичу из Красногорска.



Слушатель: Я хотел задать вопрос, если у вы не сможете ответить на него, то, может быть, вы потом проконсультируетесь со специалистами? Я по поводу прошедших Олимпийских игр. Если вернуться на четыре года, то я очень хорошо помню, как спортсмены скандинавских стран вдруг как-то все оказались очень больными, и им было разрешено пользоваться определенными препаратами. В этом же году больных не стало, а люди те же. Но скандалы почему-то только с нами.



Валерий Винокуров: Юрий Викторович, дело в том, что и то, что вы помните, вы помните из сообщений российской прессы. Совсем больных там многих не было. Есть люди, их очень мало, это 2-3 человека на весь олимпийский спорт, у которых просто астма, заранее все знают, и они этим лекарством от астмы пользуются, но не во время соревнований, а просто всю жизнь. А вот то, что их было очень много больных, это все были оправдания Леонида Тягачева, который не знал, как оправдаться за те истории с Лазутиной и Даниловой, и поэтому это все говорил. Что касается здесь, на Олимпиаде в Турине, то на допинге была поймана только Ольга Пылева. Австрийских биатлонистов, двоих, допинга у них не было обнаружено, но они были у дисквалифицированного этого тренера Майера. Он приехал туда, одни его гнали, эти вроде Пернер и Ротман с ним общались. И только на этом основании их дисквалифицировала причем в первую очередь сама австрийская федерация биатлонная. Так что, Юрий Викторович, не надо верить во все, что говорят, оправдываясь, начальники. Будем считать, что знаний у нас хватило ответить на ваш вопрос.



Дмитрий Морозов: Инициатива у Подмосковья. Василий из Можайска.



Слушатель: Я первый раз звоню, волнуюсь очень.



Валерий Винокуров: Не надо волноваться.



Слушатель: У меня вопросов много. Я, наверное, и дальше буду с вами общаться. Вот вышла книга Олега Винокурова про Рыжкина. Была такая?



Валерий Винокуров: Уже вышла?



Слушатель: Да.



Валерий Винокуров: А мы ее еще не видели. Я знаю, поскольку ее редактировал.



Слушатель: Это ваш сын?



Валерий Винокуров: Конечно. Он же обычно участвует у нас в программах.



Слушатель: А что, он такой молодой и про такого футболиста пишет старейшего? Что он может знать?



Валерий Винокуров: Что же теперь делать? У нас же не осталось. Рыжкину исполнилось 75 лет. Не осталось же у нас 75-летних журналистов. А книга вам понравилась?



Слушатель: Я вообще-то, мне 55 лет, я старейший болельщик «Спартака», я сразу эту книгу начал смотреть с иллюстраций, фотографий. Меня такие фотографии всегда задевают, я все вспоминаю. Я не всю ее прочитал, но прочитаю. Еще вышла книга из серии «Жизнь замечательных людей» про Валерия Газзаева.



Валерий Винокуров: Нет, не «Жизнь замечательных людей».



Слушатель: «Молодая гвардия».



Валерий Винокуров: А, в «Молодой гвардии»?



Слушатель: Вы ничего не знаете?



Валерий Винокуров: Нет, Василий, про это не знаем. Мы знаем, что книга про Валерия Газзаева выходила в серии издательства «Книжный клуб», а про «Молодую гвардию» не знаем.



Слушатель: Еще, что случилось с журналом «Футбольная правда»? И не планируете ли вы создать периодическое издание, которое писало бы о футболе, потому что невозможно читать ни «Советский спорт», ни футбольный « Спорт -Экспресс»?



Валерий Винокуров: Василий, «Футбольную правду», мы уже рассказывали, 1 марта исполнилось ровно год, как случился в редакции пожар, и из-за этого издание перестало выходить, потому что люди, которые ремонтировали, видимо, и виновные в пожаре, в частности, просто испугавшись этого ЧП, или как предлог использовали это ЧП, и перестали выпускать этот журнал. В принципе, мы планируем выпускать нечто подобное – альманах такой про футбол для людей типа вас, которых это волнует, интересует и так далее. А раз вы звоните из Можайска, то, видимо, на Можайском полиграфкомбинате это все печатается, поэтому к вам и книга о Рыжкине попала быстрее, чем к остальным. Василий, слушайте нашу программу, звоните, обсуждаем все вопросы. В частности, будем вас информировать о выходе новых книг, и когда, надеюсь, что в этом году, ближе, может быть, к концу года, мы снова начнем выпускать альманах, но под другим, может быть, названием. Естественно, не «Футбольная правда» он будет называться, а как-то иначе, но по содержанию, по смыслу будет точно таким.



Дмитрий Морозов: Приветствуем еще одного представителя Подмосковья Николая.



Слушатель: Во-первых, короткая реплика по поводу Шарапова – Тарпищев. На днях говорили по «Маяку», что он сказал, что она не будет играть в связи с тем, что играть на грунтовом, а она на грунтовом плохо играет. Шамиль Тарпищев это так объяснил. Дементьева и Мыскина сказали: «Если Шарапова будет играть, они уйдут из сборной».



Валерий Винокуров: Понятно. Вот Николай ответил Андрею. Николай, слушаем вас дальше.



Слушатель: Теперь по поводу матча с Бразилией. Зачем было в Москве проводить? Проводили бы в Краснодаре, там полный, битком набитый стадион был бы. Для Краснодара это был бы великий праздник. Москва итак избалована и сборными разными, и артистами разными.



Валерий Винокуров: Николай, поняли вашу точку зрения. Вообще, вокруг этого матча много чего можно сказать. Прежде всего, удивляет, например, удивляет то обстоятельство, что не назначен ни генеральный директор Российского футбольного союза, ни генеральный секретарь, нет тренера сборной. Но вот в интересах как бы народа его решили провести. Но при этом по отношению к народу поступили возмутительно. У нас наша коллега, ее очень упросил сын, очень хотел пойти на этот матч. Вот она пошла с сыном. И, конечно, глаза на лоб: по полторы тысячи рублей ей пришлось купить билеты. Вот она пошла с ребенком, мальчику лет 8-9, и потратила три тысячи рублей. Наверное, не очень получила и удовольствия на морозе. А вы совершенно правы, конечно, можно было его провести где-нибудь в южном городе. Но это надо было уже заранее с бразильцами договариваться. Бразильцы, судя по откликам в газетах, когда они говорят, что такого мороза никогда не видели, и Карлос Альберто Парейро примерз к скамейке вообще, а Раби очень тяжело переносил мороз, его даже вообще не выпустили и поскорее постарались всех заменить основных игроков в перерыве. Конечно, я думаю, что Николай в этом вопросе прав.


Мы говорили о том, что олимпийцев проводили, тех, кто с медалями, через vip -зал, а остальных в общей очереди. Поэтому хочу прочитать вам такую заметку из газеты «Жизнь». Она называется «Стрелок недоволен приемом». Почему Николай Круглова-биатлониста назвали стрелком в заголовке, я не знаю, потому что в тексте сказано правильно: «Российский биатлонист Николай Круглов заявил, что остался недоволен тем, как олимпийцев встретили в Москве. «Это был ужас, - сказал Николай. – Сначала нам не хотели отдавать багаж, которого пришлось ждать почти 4 часа. Этот фуршет, который нам устроили организаторы, был ни к чему, ведь все ребята стремились как можно быстрее получить свои вещи и поехать в гостиницу отдыхать». А вот теперь самое главное: «Также очень расстроило то, что нас всех разделили на части. Одних повели через vip -зал, других – через обычный. Многие ребята обиделись». Вот здесь необходимо подчеркнуть, что сам-то Николай Круглов…



Дмитрий Морозов: … прошел через vip -зал.



Валерий Винокуров: Как серебряный призер в эстафете, предъявил свою медаль, естественно. Поэтому так встречать вообще ни в коем случае нельзя. Предположим, Максим Чудов не был заявлен в эстафете, он остался без медали. И вот тут в другой газете заметка есть, как родители его, отец в частности, переживали и укоряли. А он и говорит: «Меня в эстафету поставили». Он там перенапрягся.



Дмитрий Морозов: Он сам отказался.



Валерий Винокуров: В общем, короче, остался без медали. И в результате четыре участника эстафеты пошли через vip -зал, а Чудов, Рожков пошли в общей очереди. Вот так поступать просто категорически нельзя, и невозможно это понять.



Дмитрий Морозов: При этом один из телеканалов показал кадры возвращения китайской делегации в Пекин, встречали как национальных героев всех: цветами, музыкой.



Валерий Винокуров: Всех до единого.



Дмитрий Морозов: Конечно.



Валерий Винокуров: Ну вот, а у команды Китая, к слову, всего 2 золотых медали, 4 серебряных и 5 бронзовых.



Дмитрий Морозов: Но это их лучший результат.



Валерий Винокуров: Команды – да. И у России тоже такого высокого результата не было со времен Лилли-Хаммера. Даже, по-моему, бессмысленно об этом говорить, настолько это все неприятно.


Ирина Слуцкая была так разочарована. Здесь большая заметка: «Слуцкая устроила истерику». Она была так разочарована тем, что получила бронзовую медаль, хотя впрямую этого не говорила, что когда на машине подвезли ее к Русскому дому, и там собралась большая толпа ее поклонников.



Дмитрий Морозов: Итальянцы?



Валерий Винокуров: И итальянцы, и российские болельщики, которым совершенно все равно, она им нравится, и все, а бронзовая у нее медаль или серебряная, потому что на золотую она явно не тянула, даже как специалисты говорят: и на серебряную тоже. Но им все равно, они хотели ее поприветствовать, взять автографы. Она отказалась выходить из машины до тех пор, пока их там всех не разогнали. Вот это тоже поступок, который не красит такую прекрасную спортсменку и красиво выступающую.



Дмитрий Морозов: Слово Сергею Ивановичу из Москвы.



Слушатель: Я хотел спросить господин а Винокурова как старейшего корреспондента, я его еще помню по работе в «Советском спорте», скажите, пожалуйста, комментатор, который ведет репортаж со спортивных событий, он должен объективно комментировать или болеть за своих? Я имею в виду Губерниева.



Валерий Винокуров: Сергей Иванович, любой комментатор должен болеть, но в душе, потому что если он болеет в эфире, то, во-первых, его боление может не совпадать с тем, за кого болеют слушатели. Это во-первых. Потому что вовсе не обязательно болеть за того, за кого хочет болеть тот или иной комментатор. Во-вторых, когда человек болеет, я как старейшина утверждаю, что если человек болеет, он не в состоянии объективно оценивать происходящее. Это надо огромный опыт иметь, который был, в частности, у моих учителей Льва Филатова, Мартына Миржанова, Александра Витте, Аркадия Голинского. Они, даже сопереживая какой-то команде, в частности, естественно, сборной своей страны, но при этом сохраняли ясность ума, ясность оценок. Иначе невозможно анализировать, если ты болеешь. Вы назвали, в частности, этого человека. Мне не хочется вообще про него говорит. И вообще, про комментаторов говорить сейчас мы должны уже перестать. После того, как мы выполнили просьбу слушателей, в понедельник, как раз в середине Олимпийских игр здесь в гостях были два телевизионных критика. К слову сказать, ведущая и телевизионный гость в спорте ничего не понимают, и пригласили при этом директрису одного канала, не будем говорить кого, директора спортивного канала. И она им там «вешала лапшу», грубо говоря, на уши, и при этом всех хвалила, утверждала, что все так и должно быть. А те, кому не нравится, это все субъективно. Значит, начальникам то, как работают эти комментаторы, нравится. Вот им нравится, что они орут, болеют за этот квасной патриотизм, который Влас Дорошевич называл патриотарством. Вообще, никакого отношения к патриотизму это не имеет. Но им нравится, а эти комментаторы удовлетворят своих начальников. Вот они работают на потребу начальству. И кому-то тоже нравится, видимо, есть какая-то часть аудитории.



Дмитрий Морозов: Слово Леониду.



Слушатель: Меня интересует, пытались ли вы подсчитывать количество медалей, полученными на Олимпиаде странами СНГ в совокупности?



Дмитрий Морозов: Давайте тогда подсчитаем странами НАТО.



Слушатель: И еще один вопрос. Скажите, я не слышу по радио Свобода о комментаторе Евгении Рубине.



Валерий Винокуров: Леонид, он как бы завершил. Он 1929 года, значит ему 77 лет. Человеку, наверное, непросто спортивным комментатором быть. Надо ездить на хоккейные матчи, на другие какие-то соревнования. Человеку тяжело. Я тоже его не слышу, иногда, может быть, по телефону только если.


А медали стран СНГ, по-моему, нелепо подсчитывать, потому что их практически собственно и нет.



Дмитрий Морозов: Только Эстония одна.



Валерий Винокуров: Ну, у Латвии, она же в СНГ не входит. Прибалтика же не входит в СНГ.



Дмитрий Морозов: Может, он имел в виду бывшие республики Советского Союза.



Валерий Винокуров: Тогда у Латвии одна бронзовая медаль, у Украины – две, у Белоруссии – одна серебряная, у Эстонии – три золотые. По-моему, Эстония вместе с Латвией и Литвой уже являются членами Евросоюза. В общем, конечно, Леонид, мы этим не занимались, тут, собственно, и считать-то нечего. Россия как правопреемница сборной Советского Союза, и всегда в сборной Советского Союза большинство было россиян, может быть, за редким исключением.



Дмитрий Морозов: Послушаем Алексея.



Слушатель: Хочу рассказать о соревновании, о котором вы не упоминали. Происходило оно в Антарктиде. Туда со всего мира собрались спортсмены-марафонцы.



Дмитрий Морозов: Лыжники?



Слушатель: Нет. Бегуны. Им сделали трассу, по которой они бежали, снеговыми катками. И они ее пробежали. А один из участников там, кстати, был москвич.



Валерий Винокуров: А длинная дистанция была?



Слушатель: Ну, сколько? 42 километра.



Валерий Винокуров: А, прямо настоящий марафон.



Слушатель: Да, в том-то и дело, полноценный. А один человек пошел на рекорд и пробежал какую-то двойную марафонскую, чуть ли не 100 километров.



Валерий Винокуров: Да, есть такая дистанция.



Слушатель: Я сам спортивными вещами совсем не занимаюсь, у меня другие интересы. Но когда я услышал про такое, я ахнул.



Валерий Винокуров: Алексей, мы тоже ахнули.



Дмитрий Морозов: Есть от чего.



Валерий Винокуров: Спасибо за информацию. Это, конечно, к спорту имеет отношение относительное, больше все-таки физкультура. Но это для книги Гиннеса только могли устроить такое соревнование.



Дмитрий Морозов: Николай Федорович из Московской области дозвонился.



Слушатель: Мне хотелось бы пару слов об игре с бразильцами. Наблюдая нашу игру и бразильцев, ведь еще Качалин говорил, что мы были загипнотизированы и восхищены тем, что они делают на поле. У них, например, все стерильно: и обработка мяча, и пас стерильный, с которого можно бить, не обрабатывая. Но все-таки мне повезло, я подключился ко второму тайму. И этот тайм оказался наиболее удачным для нас. Если бы было такое правило, что в команду можно было бы кого-то перекупить, кто уже вышел. Теперь относительно Бородюка, я не знаю, какие он слова сказал, но он смог людей поднять в атаку, а это очень дорого стоит. И вот этот матч с Бразилией, по-моему, в точности под копирку матч нашей сборной с Германией. Мы же тогда тоже выползли буквально еле-еле, но все-таки выползли из окопа, и вничью. Не знаю, состоится замена тренера или нет, но мне кажется, все-таки надо Бородюка оставить до первой осечки хотя бы.



Валерий Винокуров: Николай Федорович, все поняли. Но поскольку вы видели только второй тайм, должны вам сообщить, что в первом тайме все выглядело несколько иначе, и как раз те качества бразильцев, о которых вы говорили в самом начале своего выступления, они проявились в полной мере. Дело в том, что в первом тайме владение мячом у сборной Бразилии было 75%, у сборной России – 25%. Такого вообще я лично не припомню, ни в одном матче такого не было. В связи с этим рассказал бы вам одну интересную историю, но, может быть, ее расскажу, когда мы всех выслушаем.



Дмитрий Морозов: Это слушатель Владимир, представитель Подмосковья.



Слушатель: Возвращаясь к итогам Олимпиады, когда перед Олимпиадой говорили, вопреки действиям чиновников или благодаря, хочу сказать, что вопреки действиям чиновников, наши спортсмены выступили удачно. Я хочу отделить наших спортсменов от чиновников.



Валерий Винокуров: Правильно, Владимир. Мы тоже так считаем.



Слушатель: Хочу почему это сделать? Потому что, например, тренеров четверых наших конькобежцев не было даже на Олимпиаде. Представляете, как чиновники относятся к тренерам.



Валерий Винокуров: Сергей Клевченя, да?



Слушатель: Да.



Валерий Винокуров: Не был на Олимпиаде?



Слушатель: Не был, в том и весь вопрос.



Валерий Винокуров: Это вообще ужасно.



Слушатель: Это к тому, что наши конькобежцы, на которых меньше всего рассчитывали, выступили очень удачно. Это у нас как бы возрождение идет. Но опять-таки после того, как такой прием был, я думаю, что многие спортсмены опять отвернутся от этих чиновников, как написал Задорнов: «спортсмены оживают, а чиновники наживают». Я хочу вернуться к другому еще моменту. Произошел в последний день на биатлоне, масс-старте конфликт между Александром Тихоновым и чиновником от спорта Шадриным, когда Иван Черезов выразил свое возмущение тем, что на масс-старт настаивал Тихонов, чтобы Черезова поставили, а там все-таки продавили других людей. Не в этом дело, а в том, что нельзя, спортсмены сами должны решать были, как им поступить. Не надо отдавать на откуп чиновникам. Тихонов – авторитет в этом, он видит потенциал сборной, он более душой за весь наш биатлон. И ему в этом плане тоже надо идти навстречу.



Валерий Винокуров: Вы совершенно правы. Дело в том, что Александр Иванович Тихонов, в частности, рассказывал нам, но это было год назад, во время чемпионата мира по биатлону или какого-то этапа Кубка мира о том, скольких усилий ему потребовалось для того, чтобы пробить в сборную, в частности, Ивана Черезова и Максима Чудова. И в результате он их пробивал-пробивал – пробил, и они-то доказали, что это не случайно на протяжении всего сезона. Пуская на Олимпиаде что-то не задалось у одного, что-то не задалось у другого, но они же молоды. Во всяком случае, они выступали вполне достойны. А то, что Сергей Чепиков все-таки оказался сильнейшим в биатлонной сборной России, то ему тоже честь и хвала. Наверное, на него уж вряд ли какой-то начальник покусится.



Дмитрий Морозов: Надо начать с того, что нонсенс в том, что сам Александр Тихонов, руководя биатлоном России, находится за ее пределами до сих пор, этот вопрос еще не решен.



Валерий Винокуров: Владимир, мы лично с Дмитрием, и позиция наша всегда заключается в том, что мы всегда за спортсменов.



Дмитрий Морозов: Против чиновников, которые присваивают себе заслуги спортсменов.



Валерий Винокуров: Да, вот против тех чиновников, которые, как сказал Задорнов, наживают. Потому что среди чиновников есть вполне достойные люди, которые все силы кладут на то, чтобы обеспечить спортсменам хорошую жизнь. Имеется в виду не в материальном плане, а с точки зрения подготовки. Да, есть очень хорошие чиновники, и таких много. Но, к сожалению, Владимир прав в том, что эта пена чиновничья всплывает на верх и покрывает все как бы, и хороших чиновников в том числе.



Дмитрий Морозов: На связи Борис Александрович, также из Подмосковья.



Слушатель: Я хотел сказать, в 1988 году была Олимпиада, мы первые новости спорта без пятнадцати девять узнавали из новостей Радио Свобода. И первым делом вы сообщали о 40-х, 50-х местах наших горнолыжников. Особенно я запомнил в связи с чем? Лазутина победила в этот день, не помню на какой дистанции, об этом вы практически вообще не сообщали, что она выиграла. И вот сейчас я слушаю вашу передачу, я ни слова не слышу практически хорошего. Выступили наши неплохо на Олимпиаде, но вы же практически один негатив, в грязном белье копаетесь.



Валерий Винокуров: Борис Александрович, с удовольствием обсудим с вами эту тему. Мы не уходим от острых вопросов. Что касается Олимпиады в Нагано, то начнем с того, что вы спутали примерно лет на десять, когда она происходила. А Олимпиада в Нагано происходила в Японии, и сообщало Радио Свобода новости сразу же после того, как там что-либо совершалось. Теперь что касается вашего утверждения, что у нас один негатив. Мы начали с того и продолжаем это утверждать, что сборная олимпийской команды России выступила вполне достойно, более достойно и даже лучше, чем ожидалось, и приводили цифры. С этого мы начали свою программу. Негатив у нас лично от нас никакой не исходит. Мы читаем газеты, которые перед нами лежат, и слушаем наших слушателей. А свое мнение высказываем только тогда, когда соглашаемся или не соглашаемся. Если вы считаете нормальным то, что при прилете олимпийцев разделили их: с медалями пустили через vip -зал, а в обычную очередь всех остальных, если вы это считаете нормальным, то вот газеты и, в частности, Николай Круглов не соглашаются с вами. И мы не соглашаемся. И большинство наших слушателей не соглашается. Если вы считаете нормальным то, что рассказал Владимир, что тренера Сергей Клевченя, тренирующий четырех участников олимпийской сборной, не везут, если вы считаете нормальным, что какой-то чиновник Александру Тихонову, четырехкратному олимпийскому чемпиону, президенту Союза биатлонистов России и вице-президенту Международного союза биталонистов, указывает, кого ставить в команду, а кого не ставить, то тогда считайте, что вы слышите негатив. Но только уточняйте, от кого. И при этом не искажайте действительность. Все новости на Радио Свобода попадают в первую очередь. Если вы не услышали про Лазутину, а потом услышали где-то по «Маяку», это лично ваше дело. Мы можем сейчас поднять все документы Нагано, это было не так давно, это было в 1998 году, и у нас все программы записаны. И вот она закончилась, гонка, и примерно через 5-10 минут уже это прозвучало на волнах Радио Свобода. А сейчас благодаря компьютеру через 5 минут по окончании любого соревнования результат появляется на сайте. Так что, Борис Александрович, с вами не согласен ни по одному пункту. Так что мы с вами разошлись во мнениях.



Дмитрий Морозов: Слушаем Владимира, москвича.



Слушатель: Я хочу сейчас сказать в отношении звонка Бориса Александровича. Если, как он выразился, мы не будем копаться в этом грязном белье, это не так совершенно, никто не копается, то мы так и будем жить в этой грязи постоянной. Пусть он это поймет.



Валерий Винокуров: Владимир, надо просто, видимо, его стирать чаще.



Слушатель: Я с вами полностью согласен. Все это успокоилось, и время собирать камни. Конечно, спорт – это большой бизнес. В отношении Шараповой у вас в начале тема была затронута. Конечно, это не девочка 18-летняя решает, за кого ей выступать. Как папа скажет, за того она и будет выступать. Скажет – за Эфиопию, она будет играть за Эфиопию. Это бизнес и это престиж. Ей было престижно играть за Россию, папа ей разрешил играть за Россию. Сейчас там какие-то склоки, и она уже не играет за Россию. Понимаете?



Валерий Винокуров: Понимаем. Тем более, что этот папа оскорбил и Елену Дементьеву, и Анастасию Мыскину. И поэтому кто-то правильно из слушателей подметил, что они никогда не будут играть, если будет этот папа приезжать.



Слушатель: И в отношении этих чиновников. Я тоже отношусь к ним далеко не с симпатией. И вот эти все фуршеты, про которые вы говорили…



Валерий Винокуров: Это Николай Круглов говорил.



Слушатель: Это, конечно, все делается для их самих, этих чиновников. Никто не думает ни о спортсменах, ни о болельщиках. И мне бы хотелось, чтобы вы немножечко осветили эту тему, как поссорились Иван Никифорович с Первого канала с Иваном Ивановичем с Шестого спортивного канала. А в результате люди наши, болельщики остались у разбитого корыта. И мы практически ничего не видели.



Валерий Винокуров: Владимир, мы эту тему освещали довольно подробно. В телеобозрениях Аркадий Ратнер это рассказывал. Он наверняка сейчас тоже нас слушает, и чтобы выполнить просьбу Владимира, возможно, вернется к этой теме. Они там действительно делили престижные соревнования и непрестижные, где есть шанс выиграть, где нет шанса выиграть. В результате действительно Первый канал отвратительно, конечно, работал на Олимпиаде. Это наша точка зрения, спортивных журналистов.



Дмитрий Морозов: Еще один наш постоянный слушатель дозвонился Илья.



Слушатель: Я, во-первых, хотел сообщить, что Пит Сампрас собирается выступать в ветеранских турнирах, в основных турнирах, наверное, ему уже поздновато будет.



Дмитрий Морозов: А Макинрою не поздновато?



Слушатель: Ну, Макинрой – это особый случай.



Валерий Винокуров: Андрей слушает, наверняка, нас. Вот Илья вам тоже сообщил.



Слушатель: Да, Сампрас собирается в ветеранском туре. Я, во-первых, хотел предложить вам по поводу форума, поскольку я так понимаю, что оживить его уже вряд ли возможно, я хотел бы просто предложить, может быть, просто создать почтовый ящик, куда я, Артур, другие активные слушатели могли бы что-то вам присылать просто. Может быть, полезнее было бы создать не форум, а просто почтовый ящик, чтобы можно было туда отправлять какие-то вопросы, сообщения?



Валерий Винокуров: Во-первых, единственное, что скажу, почему вряд ли? Сейчас еще сайт совершенствуется. Может быть, он и оживится, этот форум. Но ваше предложение тоже, наверняка, слушают заинтересованные лица в развитии компьютерной нашей работы, и, наверняка, ваше предложение учтут.



Слушатель: По поводу чиновничьей темы я хотел бы вам просто послать сообщение, но нет возможности. Я вкратце расскажу. Очень интересный материал нашел про Валентина Писеева, который говорил, что он раскрыл заговор против спортивных танцев, что азербайджанского арбитра Нечкину отстранили, и он это расценил как заговор против России. Так вот, четыре года назад он, оказывается, давал интервью санкт-петербургской газете, где возмущался тем, что Ирина Нечкина, живя в Санкт-Петербурге, при этом, оказывается, плетет заговоры против России и топит российских фигуристов, как только может, что возмутительно, что она не благодарна своей стране проживания.



Валерий Винокуров: Илья, очень интересное сообщение. Тем более, что вы, наверное, слушали, что у нас говорили Людмила Белоусова и Олег Протопопов. Этого Писеева так аккуратно, очень мягко называли чиновником прошлых лет.



Слушатель: И я еще хотел спросить вашего мнения по поводу намерения лишить шведов чемпионского титула на Олимпийских играх? Похоже, у России появляется возможность получить самую незаслуженную бронзовую медаль в истории Олимпийских игр.



Валерий Винокуров: Дело в том, что у нас как раз вчера в программе « Прессинг по будням» на эту тему наши коллеги Олег Винокуров и Виктор Нехезин рассуждали и информировали слушателей, что это, конечно, не произойдет. Но рассказали попутно любопытный момент, что, оказывается, официально до 1 марта как бы продолжаются олимпийские дни, а когда шведские хоккеисты прилетели к себе на родину, их там торжественно встречали, и кто-то из руководителей шведской федерации поблагодарил спонсоров, которые помогали команде в подготовке.



Дмитрий Морозов: А дело было 26-го или 27-го.



Валерий Винокуров: 27-го, в понедельник это было, а не в среду. А это вообще запрещается. Ну, и конечно, не лишат никаких медалей. А вот то, что Илья подметил про незаслуженную медаль, то эта радостная директриса канал, которая была здесь в гостях, канала НТВ, радостно, с таким пылом об этом сообщала, что вот появился шанс получить бронзовую медаль в хоккее. Так что, Илья, ваша ирония понятна. Конечно, это вряд ли произойдет. Это будет тогда совершенно дикий скандал, такая чепуха. Это если бы всю сборную команду России сняли с соревнований за то, что это «Боско ди чиледжи» нашило свои эмблемы.



Дмитрий Морозов: Конечно, не пойдет Международный олимпийский комитет на это, такой прецедент создавать.


Успеем Юрия Николаевича послушать.



Слушатель: У меня маленький вопрос и маленькое предложение. Во-первых, скажите точные даты проведения чемпионата мира по футболу.



Валерий Винокуров: С 9 июня по 9 июля.



Слушатель: Спасибо. И второе, конечно, нравственное убожество наших чиновников – это, конечно, ужасно. И когда великолепная «Новая газета» пишет такие страшные вещи, что Журова живет на 2,5 тысячи рублей в месяц, что чиновники привозят центнер контрабандной икры в Турин. Ну, как смириться с этими вещами? Это же просто ужас. А так я целиком и полностью поддерживаю вашу позицию. Много можно об этом говорить, но в «Новой газете» даже Политковская обратилась к спортивной теме.



Валерий Винокуров: Юрий Николаевич, дело в том, что мы все-таки стараемся брать в основном спортивные газеты, потому что о том, что пишет «Новая газета», мы и сами рассказывали неоднократно. И в частности, Светлана Журова это говорила в интервью, которое давала нашей программе. Я думаю, что Борис Александрович получил достойный ответ от наших же слушателей, а не от нас.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG