Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Криминал и преступность на российских дорогах


Евгения Назарец: Сегодня мы задались вопросом – криминал и преступность на российских дорогах – это следствие больших расстояний и отсутствие цивилизации вдали от мегаполисов, или результат плохой координации правоохранительных органов? Ведь далеко не все происшествия на российских трассах связаны с нарушениями Правил дорожного движения.


Анатолий, какие чувства у тебя вызывают сообщения о том, что какой-то обычный богатый или не очень человек отправился куда-то на своей машине и не добрался до места назначения уже несколько недель?



Анатолий Горлов: Конечно, в таких случаях думаешь о худшем, тем более что автомобиль и все с ним связанное – такой лакомый кусок для преступников. Что творится сегодня на российских дорогах, как избежать опасности? Об этом мы сегодня будем разговаривать с нашим гостем – это ведущий телепрограммы «Власть Закона», эксперт центра экстремальной журналистики Сергей Плотников. Он, кстати, тоже водитель и накрутил немало километров.



Евгения Назарец: Сейчас «Время за рулем» продолжают автомобильные новости. У микрофона Анатолий Горлов.



Анатолий Горлов: Правительство России утвердило федеральную целевую программу «Повышение безопасности дорожного движения в 2006-2012 годах». Одним из ее пунктов является создание федеральной базы данных нарушителей Правил дорожного движения. Кроме того, будет создан банк данных самих автомобилей, чтобы можно было сразу определить, не числится ли машина в угоне. Представители МВД заверили, что примут все меры, чтобы базы данных не попали в руки хакеров и перепродавцов.


Нарушители Правил дорожного движения скоро начнут получать штрафные квитанции по почте, а оплачивать их через банки. "Это должно не только снизить коррупцию на дорогах, но и сократить количество жертв в результате ДТП", – заявил в интервью «Независимой газете» глава МВД Рашид Нургалиев. С целью пресечения взяточничества среди своих подчиненных министр посоветовал гражданам записывать фамилию, имя и номер жетона инспектора и сообщать об этом по телефону доверия.


1 марта в действие вступил новый автомобильный ГОСТ, согласно которому машины с нестандартной оптикой, к ним относятся и десятки миллионов машин российского производства, не смогут пройти техосмотр. По новому ГОСТу на автомобиле должен быть установлен дополнительный задний сигнал торможения и задний противотуманный фонарь. При этом ГОСТ запрещает установку световых сигналов, не предусмотренных заводом-изготовителем. Как сообщили в ГИБДД Свердловской области, разъяснений по этому поводу они не получили, но инспекторы будут руководствоваться здравым смыслом. Техосмотр не пройдут только автомобили с синими лампами в приборах головного света и с неправильно уставленными противотуманными фарами.


Компания Nissan отзывает крупную партию автомобилей. Ремонту подлежат примерно 560 тысяч машин почти во всех странах мира. Как пишет газета «Новые известия», речь идет о моделях Nissan X-Trail и Nissan Primera, выпущенных в период с июня 2000 по ноябрь 2004 года. В автомобилях обнаружен дефект в заливном патрубке бензобака, в связи с чем может произойти утечка топлива.


Маркетинговая компания R. L. Polk & Co. сообщила, что в 2005 году возраст среднестатистического автомобиля, зарегистрированного в США, составил 9 лет. На протяжении последнего десятилетия количество машин в "возрасте" 11 лет и старше ежегодно увеличивается на 4,5 процента. По мнению специалистов, эта статистика показывает, что автопроизводители выпускают все более надежные и удобные машины, и срок службы автомобилей будет расти. В 2005 году в США было зарегистрировано чуть более 243 миллионов автомобилей, а в 2003 году в Соединенных Штатах количество машин впервые превысило количество водителей.


Руководство американского подразделения компанииFord решило, что будет правильно, если работники заводов начнут пользоваться теми машинами, которые они производят. Отныне на предприятиях концерна вводится правило – удобные стоянки рядом с проходными будут предоставлять только тем, кто приезжает на работу на машинах марки Ford (годятся также Lincoln, Land Rover, Mercury, Volvo, Mazda, Jaguar, Aston Martin). А вот если кто-то приедет на автомобилях Toyota, Chevrolet и других не американских марках, должен будет парковаться в самых неудобных местах.



Евгения Назарец: Через Свердловскую область и сам Екатеринбург проходят три федеральные трассы – Тюменская, Челябинская и Московская. Именно по ним идет транспортировка грузов в регионы России. Грузовой и денежный трафик привлекает пристальное внимание преступников. Практически каждую неделю от Свердловской прокуратуры поступает информация о расследовании преступлений на дорогах. Подробности рассказывает мой коллега Олег Вахрушев.



Олег Вахрушев: Последнее сообщение связано с исчезновением в мае минувшего года генерального директора одной из тюменских коммерческих фирм. Он выехал в сторону Екатеринбурга на джипе с крупной денежной суммой и пропал без вести. В ходе следственных и оперативно-розыскных мероприятий было установлено следующее. Злоумышленники, руководителем которых был бывший сотрудник ОВД Камышлова, переодетые в форму сотрудников ГИБДД, остановили джип на трассе возле этого города, застрелили его из карабина, перегнали автомобиль в город и спрятали в гаражном боксе, а труп зарыли в лесу. Все члены криминальной группировки арестованы и осуждены.


Любое происшествие на дорогах, в том числе и криминальное, изначально оказывается во внимании ГИБДД, хотя, по большому счету, криминал – дело совершенно других структур областного управления внутренних дел. Почему все происходит именно так, говорит начальник управления ГИБДД УВД Свердловской области Юрий Демин.



Юрий Демин: Мы должны быть быстрее любой другой службы, потому что мы мобильнее. Как только проходит информация о том, что где-то, либо водитель какой-то передал, либо какой-то автомобиль стоит, либо какая-то драка наши должны туда пулей лететь. Просто для того, чтобы оказать всяческую помощь. Потому уже, когда, предположим, что-то случилось, приезжают сотрудники Уголовного розыска и прочие. Мы за счет мобильности выигрывает, вот в чем дело, во-первых. Во-вторых, - это дорога. Мы за нее отвечаем по аварийности, соответственно, мы реагируем.



Олег Вахрушев: Поскольку ГИБДД – одна из составляющих структур областного Управления внутренних дел, то в расследовании того или иного преступления принимают участие и сотрудники ГИБДД и следователи криминальной милиции. Однако бывают случаи, когда офицеры ГИБДД самостоятельно расследуют происшествия. Рассказывает полковник милиции Юрий Демин.



Юрий Демин: Серовское направление. Пошли жалобы водителей. Подъезжает грузовик КП Нижнего Тагила. Оказывается, открыт контейнер, то есть часть груза пропала. В Екатеринбурге, предположим, загрузился, туда поехал – по дороге пропало. Одно преступление, второе преступление. ГАИ ведь начало заниматься этим. Начали анализировать. Выяснили оперативным путем, что красная «восьмерка» ездит по трассе. Начали заниматься дальше. Предположим, выбросили несколько ящиков йогурта. Если просто бросаешь на дорогу, соответственно, разбивается. Следы какие-то должны быть. Проехали, проверили – нет ничего. В итоге ведь выяснили и задержали. А держали «восьмерку», которая догоняла КАМАЗ, упиралась в заднюю часть КАМАЗа. В этот момент выходил один из пассажиров, взламывал контейнер, второй выходил, принимал груз, складывали на багажник. Таким образом, они груз этот выгружали.


Более того, там раскрыто убийство. Потому что в одни из моментов их соучастник упал под машину. Они его задавили. Потом они его сами и закопали. Было раскрыто преступление многоэпизодное.



Олег Вахрушев: Рассказал начальник управления ГИБДД УВД Свердловской области, полковник милиции Юрий Демин.


В 2005 году ряды областной Госавтоинспекции пополнились почти тысячей новых сотрудников. Большая часть из них будет работать в северных районах Свердловской области. Это обусловлено строительством трассы, соединяющей область с Ханты-Мансийским автономным округом. Объем грузовых и денежных перевозок между двумя богатыми регионами, несомненно, будет большим, поэтому сотрудники областной ГИБДД уже сейчас готовятся к охране правопорядка на новой дороге и рассчитывают, где будут расположены контрольно-пропускные пункты.



Анатолий Горлов: Далеко не все происшествия на российских трассах связаны с нарушением Правил дорожного движения или мошенничеством.


Сергей, насколько часто в твоей журналистской деятельности тебе приходилось сталкиваться со случаями, когда дорога фигурировала, как мест преступления?



Сергей Плотников: Очень часто. В этой программе уже были названы наиболее часто встречающиеся дороги, которые как раз становятся местом криминальных событий – это как раз федеральные трассы: Тюменская, Челябинская, Московская. А случай, который прозвучал, когда на ходу открывали контейнер, перегружали на машину – это из ряда вон. Этот случай исключительный. Сами понимаете, он требовал и особой сноровки, которая одному все-таки из участников преступной группы не помогла. Он попал под машину.


Наиболее типичные случаи, наиболее банальные, к великому сожалению, самые результативные разбойничьи банды, которые действовали на этих федеральных трассах, в них были сотрудники милиции или бывшие, или действующие. Именно такими бандами были группы, условно назовем, майора Калашникова и группа Патрушева. Обе были изобличены в 1998 году, их преступная деятельность пресечена. Они надевали милицейскую форму, выходили на дорогу, останавливали «газели» либо спиртовозы. Группа Калашникова действовала в районе Нижнего Тагила. Понятно, зачем это было нужно. Потому что мать одного из участников этой преступной группы, тоже офицер милиции, она имела несколько коммерческих структур, которые торговали водкой, в том числе и паленой водкой, которая изготовлялась из этого украденного спирта.



Евгения Назарец: У нас есть возможность привлечь к разговору еще одного эксперта со стороны ГИБДД, конечно, в положительном ключе. Я надеюсь, что старший инспектор отделения по розыску и борьбе с преступностью ГИБДД Свердловской области Геннадий Островский ответит на несколько наших вопросов по поводу положения в этой сфере.



Анатолий Горлов: Геннадий, насколько велика сегодня преступность на дорогах, если сравнивать ее, допустим, с 90-ми годами?



Геннадий Островский: Я могу вам сказать, что, в принципе, преступность на дорогах растет с каждым годом, но не только на дорогах, а и общая преступность по стране, как вы все знаете. Это связано, видимо, с расслоением общества и так далее. Думаю, что надо искать в обществе какие-то преступности.



Анатолий Горлов: Это понятно. А если нарисовать картинку, скажем, может быть, в процентном отношении – вклад дорожной преступности в общую преступность сколько примерно составляет?



Геннадий Островский: Я могу сказать, что за 12 месяцев, допустим, прошлого 2005 года в отношении водителей было зарегистрировано грабежей и разбоев 171 случай, то есть это почти в два раза больше, чем в предыдущем 2004 году. Рост большой.



Анатолий Горлов: А с чем связан рост количества этого вида преступлений?



Геннадий Островский: Я так думаю, что небольшая раскрываемость. Потому что, как правило, такие преступления совершаются на трассах вдали от населенных пунктов, то есть действуют устойчивые преступные группы. Но мы с ними боремся совместно с криминальной милицией. Проводим специальные операции по выявлению и задержанию этих преступных групп. Результаты есть в этом направлении.



Анатолий Горлов: В чем еще сложность расследования таких преступлений?



Геннадий Островский: Как я сказал, допустим, преступления совершаются, как правило, ночью, вдали от населенных пунктов, во-первых. А, во-вторых, совершаются устойчивыми преступными группами. Поэтому информация особо не распространяется, то есть необходимо приложить максимум усилий, чтобы выявить такие группы и участников этих преступных групп.



Анатолий Горлов: А есть ли, например, проблемы со взаимодействием милицейских структур? Ведь, например, если на федеральной трассе произошло разбойное нападение, то этот участок находится на территории одной области, потом преступники пересекли границу другой области и так далее. Вопрос взаимодействия насколько налажен?



Геннадий Островский: Взаимодействие налажено. Возможно, не на таком уровне, как хотелось бы, но, во всяком случае, информация об обмене как через КП, телефонную связь, модемную и радиостанциями есть.



Анатолий Горлов: Насколько часто водители обращаются за помощью к милиции? Или же не все они считают необходимым обратиться в органы правопорядка?



Геннадий Островский: Не все, конечно, обращаются, но водители обращаются. Сразу бы хотелось сказать, чтобы водители обращались более оперативно, то есть не после того, как обдумал данную ситуацию, посоветовался с кем-то, а непосредственно после совершения преступления. Еще такой призыв к водителям – обращайтесь к любым сотрудникам милиции, а не только к сотрудникам ГИБДД. Как правило, водители почему-то считают своим долгом именно найти сотрудника ДПС, заехать на КП ДПС какого-то, а не прийти в любой пункт, к любому сотруднику милиции, чтобы информация оперативно прошла через все структуры милиции.



Евгения Назарец: Сергей, у меня к вам вопрос. Вы вместе с нами послушали рассуждения сотрудника ГИБДД о причинах дорожной преступности. Можете ли вы к этому что-то еще добавить или что-то опровергнуть, оспорить, какие-то свои замечания высказать?



Сергей Плотников: Замечания, конечно, есть. Я не думаю, что они опровергают мнение сотрудника милиции. Просто речь идет, памятуя о банде Калашникова, которая действовала три года. Они не ставили себе целью обязательно убивать водителей междугороднего транспорта, которых они грабили. Большинство из них, слава богу, оставались живы. Но опять же большинство из них не обращались в милиции, наверное, понимая за тот короткий период нападения, что перед ними не ряженые, а, действительно, сотрудники милиции, видимо, решая, что все одним миром мазаны и ничего тут не добьешься. Кстати, начало конца банды Клашникова положил тоже водитель-дальнобойщик, машину которого обстреляли. Однако он ушел из-под огня и обратился как раз к ближайшему сотруднику милиции, не взирая на то, что в него тоже стреляли люди в форме.



Евгения Назарец: Есть ли у этой проблемы какие-то типично российские черты, например, обусловленные большими расстояниями, малым развитием коммуникаций или чем-то еще, как вы полагаете?



Сергей Плотников: Может быть, типично российская черта в этом смысле – это недержание речи, что ли, плохой уровень служебной закрытости или служебной тайны. С другой стороны, я хочу сказать и поддержать сотрудника милиции в том, что наработаны достаточно эффективные меры борьбы с дорожными преступлениями. В частности, есть несколько милицейских операций, есть многие варианты. Назову только один, который понятен на банальном уровне – это машина-засада, так называемая. Остальные просто не буду раскрывать для того, чтобы не дать подсказку преступникам.



Анатолий Горлов: Из всего вышесказанного следует, что объектами преступников, как правило, являются какие-то грузы, большегрузные машины и так далее. Можно ли еще кого-то отнести к группе риска на дороге?



Сергей Плотников: Да, конечно, это так называемые крутые внедорожники, это люди, которые явно по пути следования дают понять, что они люди состоятельные. Один из случаев нападения – это бизнесмен, который едет откуда-то куда-то с большой суммой денег, на навороченном автомобиле. Я совсем не призываю всех коммерсантов пересесть…



Анатолий Горлов: На «Волги».



Сергей Плотников: Да, или на «Газели», предположим, на «Оку», нет. Но элементарные меры предосторожности соблюдать надо.



Евгения Назарец: Сейчас новости авторынка. С ними вас познакомит Анатолий Горлов.



Анатолий Горлов: Сначала новости открывающегося на этой неделе женевского автосалона.


Неожиданностью стало появление нового купе от компании Rolls-Royce. За основу роскошного купе 101EX взяли шасси седана Phantom и укоротили его на 25 сантиметров. 101EX отличается новой решеткой радиатора, головной оптикой и передней стойкой кузова в виде застекленного треугольника. Стойка выполнена из алюминия и не окрашена в цвет кузова. Силовая установка Rolls-Royce 101EX перекочевала с седана – это мотор V12 объемом 6,7 литра. Серийное производство купе пока не планируется.


Известная компания Porsche представила самый экстремальный вариант под именем Porsche 911 GT3. За основу этой версии взят Porsche 911 Carrera 4S с системой полного привода, мощность базового двигателя в 3,6 литра конструкторы довели до 415 лошадиных сил. С места до ста километров в час новый Porsche может ускоряться всего за 4,3 секунды, а его максимальная скорость доходит 310 километров в час.


Тюнинговое ателье Brabus для автосалона в Женеве выпустило ограниченную серию автомобилей Smart. Это первые машины Smart, оснащенные двигателями мощностью до 210 лошадиных сил и системой блокировки дифференциала. Версия Smart Brabus SBR развивает скорость до 226 километров в час, разгоняясь до 100 километров за 6,4 секунд. Вторая версия Smart имеет мотор мощностью 177 лошадиных сил и 17-дюймовые колеса. Салон купе полностью отделан кожей.


На этой неделе в 16 городах России началась продажа автомобилей Samand, выпущенных в Иране компанией Iran Khodro. Модель Samand базируется на агрегатах французского Peugeot 405. В Россию поставляются автомобили Samand с двигателем объемом 1,8 литра, мощностью 100 лошадиных сил и механической коробкой передач. Стоимость машин в зависимости от комплектации составит от 10 950 долларов до 12 950 долларов. В самую простую комплектацию входит гидроусилитель руля, кассетная автомагнитола, центральный замок с дистанционным управлением, электрические стеклоподъёмники передних дверей и стальные 14-дюймовые диски.


Чтобы исключить человеческие ошибки на дорогах, которые обходятся Евросоюзу в 200 миллионов евро ежегодно, Еврокомиссия приняла программу «Разумная машина». Уже создан прототип с радаром для избежания столкновения, машина даже сама тормозит в случае опасности. При столкновении, если оно все-таки произошло, автоматика вызывает полицию и врачей. «Разумная машина» также сможет распознать пешехода, переходящего дорогу и «видит» в темноте без помощи фар. Конечная цель программы — «кибермашина». В медленном городском потоке по заданному маршруту она едет вообще без участия водителя.


Индийские ученые из института в Бангалоре и Главного института электрохимических исследований в Караикуду объявили о создании аккумуляторной батареи весом 12 килограммов. Она при той же мощности, почти вдвое легче аналога, запатентованного в США. Индийские батареи выполнены из полимерных материалов вместо используемого сейчас никеля. Поэтому новое изобретение легче, дешевле и не подвержено коррозии.



Анатолий Горлов: Свердловская область – транзитный регион – это одна из причин высокого уровня дорожной преступности. В поисках аналогичных примеров за рубежом наша программа вновь оказалась в Польше. Через ее территорию дальше проходят значительные автотранспортные пути. Не в первый раз эта страна фигурирует в программе «Время за рулем», но сегодня в качестве положительного примера. Как сообщил наш варшавский корреспондент Алексей Дзиковицкий, властям этой страны удалось добиться существенного снижения криминала на транспорте. Но среди пострадавших по-прежнему много водителей из России.



Алексей Дзиковицкий: В городе Лодзь перед судом предстали восемь членов преступной группировки, среди которых две женщины. Преступники занимались исключительно нападением на дальнобойщиков на международных автомагистралях. В течение года они совершили, по крайней мере, 13 нападений, награбив товара на сотни тысяч долларов.


Метод действия был прост. Преступники на наиболее спокойных отрезках автострады, идущих через лес, раскидывали на дороге шипы, чтобы проколоть колеса грузовика. Когда водитель останавливался и выходил из кабины, чтобы проверить, что случилось, бандиты нападали на него, связывали, а затем, быстро перегрузив товар, главным образом, радиотехнику, компьютеры или кофе, в свой автомобиль, оставляли водителя связанным в лесу, и покидали место преступления. Все они получили от 3 до 10 лет тюремного заключения.


Примерно по такому сценарию действуют все преступные группировки, которые нападают на транзитные автомобили. Некоторые, чтобы не прокалывать колеса грузовика и иметь возможность угнать и его, переодеваются в полицейскую униформу или нечто, напоминающее ее, и останавливают, прежде всего, водителей иностранцев. Иногда доходит до применения огнестрельного оружия.



Пострадавший: Я даже не помню толком, как все случилось. Нас остановили, напарник вышел из кабины. В него сразу выстрелили. Я был в шоке. Затем и я получил, как оказалось, несколько резиновых пуль в живот. Не знаю, что было дальше.



Алексей Дзиковицкий: Говорит один из потерпевших от рук преступников водителей. Случается, что, ограбив грузовик, преступники отгоняют его на определенное расстояние и поджигают, чтобы скрыть следы преступления.



Представитель пожарной службы Мазоветского воеводства: Был случай, когда неизвестные подожгли сразу четыре грузовика. Причем, по-видимому, они не успели или не смогли разгрузить два из них. Они сгорели вместе с товаром.



Алексей Дзиковицкий: Говорит представитель пожарной службы Мазоветского воеводства. Примечательно, что из года в год количество нападений на польских дорогах систематически уменьшается. Вообще, долю таких преступлений в общем количестве преступлений в Польше можно назвать ничтожной. По данным полиции, если в 1998 году во всей Польше было зафиксировано 196 случаев нападений на дорогах, то в 2002 – 113, а в минувшем году – 55. Большинство потерпевших – водители из России, Литвы, Эстонии, Латвии, Белоруссии и Украины.



Евгения Назарец: Так обстоят дела в Польше. Сергей, хочу обратиться к последней фразе этого материала о том, что среди пострадавших много и российских водителей. Можно ли вообще говорить, что российские водители как-то по особенному безалаберны, сами, по сути, провоцируют криминальные ситуации с ними на дорогах?



Анатолий Горлов: Или они очень доверчивы?



Сергей Плотников: Да, наверное, ни то, ни другое. На мой взгляд, тут все как бы немножко в другом. Обратите внимание, и у нас, и в Польше либо пытаются остановить, сбрасывали что-то на дороге. У нас группы, которые ликвидировали в 2003-2004 году, действовали аналогично. Они просто ждали около закусочных на трассах. Когда водитель заходил перекусить, прокалывали ему колесо. Он немножко отъезжал, останавливался, и его грабили либо люди в полицейской-милицейской форме, либо похожей на нее. Особенность российских водителей и наших сограждан вообще – это некие крайности. Мы либо совершенно не реагируем на требования представителя закона, либо уж настолько перед ним, что любой махнувший палкой даже не шибко полосатой, заставляет нас тормозить, останавливаться, униженно тащить вместе с правами какие-то деньги и прочее, и прочее. Внутри нас сидит главный противник стабилизации ситуации на дорогах. Это мое глубокое убеждение, и как гражданина, и как журналиста, и как автолюбителя.



Анатолий Горлов: А вообще, какие рекомендации можно в этих случаях дать? Геннадий Островский из службы розыска и борьбы с преступностью на дорогах Управления ГИБДД Свердловской области порекомендовал чаще обращаться в таких случаях к милиционерам. А что водителям нужно предусмотреть, чтобы вообще не попадать в такие ситуации?



Сергей Плотников: 100-процентная гарантия, чтобы в такие ситуации не попасть, только одна – не ездить. Как только ты поехал куда-то, ты вступил в зону риска. Если ты с грузом ночью на трассе, то риск увеличивается. Но, с другой стороны, у водителей уже наработаны внутренние некие приемы безопасности, внутрикорпоративные. Когда был пик нападений переодетых преступников в милицейскую форму, у одного из водителей, который дал по газам и уехал от патруля, обычного патруля, спросили – а почему вы, собственно, сорвались? Он говорит: «А вы знаете, я посмотрел вроде все нормально, но у него какие-то ботинки не форменные. Я подумал, что он злодей». На полном серьезе. В ГИБДД были построения, и требовали форменной одежды от кепочки до башмаков. Пусть ботинки будут фирменные, чтобы водители не боялись. Приглячивость водителей тоже имеет место быть. Можно опытом дальнобойщиков воспользоваться. Они двигаются колоннами.


Нельзя считать всех милиционеров, только потому, что среди них есть несколько паршивых овец, злодеями, предателями и так далее. Обращаться в милицию – да, на пункт ДПС, к любому участковому сразу же. Потому что упомянутые мною банды были ведь задержаны не марсианами, не сотрудниками ФСБ, не военной разведкой, а Управлением по борьбе с организованной преступностью, такими же милиционерами, людьми в такой же форме.



Анатолий Горлов: Несколько лет назад наблюдалась такая картина. На тюменской трассе стояли большие голубые щиты с надписью: «Водитель будь осторожен. На трассе действуют организованные группировки». Я сколько не спрашивал водителей – как вы реагируете на такое предупреждение? Они отмахивались – а, переживем и так далее. Вот, насколько такая безалаберность и безбашенность влияет на рост преступности?



Сергей Плотников: Я же говорил, что мы люди крайностей – либо мы раболепствуем перед любым человеком в форме, либо вообще ни на что не обращаем внимание. Вот от этих крайностей бы сдвинуться к некоей такой золотой середине. Но для этого нужно самое главное не только на дороге, но и в жизни – самоуважение, ощущение себя как гражданина номер один. Гражданин, потом государство и так далее и тому подобное. И государство тоже должно знать это и привыкнуть к этому. Тогда оно и будет сходить на нет. Наверное, может быть, я не знаю, я там не был, наверное, так происходит в Польше, надеюсь на это.



Евгения Назарец: Наверное, это очень далекая перспектива, не одного года. А если вернуться к тому, о чем вы отчасти сказали – по поводу того, какие водители представляют группу риска на дороге, что вызывает интерес у преступников. Понятно – деньги, понятно – товар, который перевозят дальнобойщики. Что еще может представлять интерес для тех, кто с каким-то криминальным умыслом вышел на дорогу? Если обычная семья куда-то едет в машине в далекое путешествие, она может представлять какой-то интерес для таких криминальных кругов?



Сергей Плотников: Да, разумеется. Ведь обычная семья если она едет на далекое расстояние, то она везет с собой хотя бы некий запас денег. Они собираются на отдых. Преступники тоже это понимают, выстраиваются, что называется, залегают в засады на дорогах, которые ведут к излюбленным местам отдыха россиян. Поэтому и такие одиночные машины такого отпускного плана тоже представляют интерес для преступников и преступных групп. Но тут рекомендации на уровне здравого смысла – постараться не двигаться по ночам. Может быть, чуть-чуть позже приедете к конечной точке маршрута, зато целыми и невредимыми.


Кстати, сам я люблю ночную езду, и очень часто видел, что ночью дальнобойщики выстраиваются в колонны и идут, видя друг друга. Это серьезная сила, потому что они готовы постоять друг за друга. Может быть, так собираться и отпускникам. Можно же все-таки отличить людей, которые с каким-то умыслом к тебе втираются в доверие, от такого же брата-отпускника, как и ты. Собрались 2-3 машины, и двигайтесь вместе. Взаимовыручка – великое дело.



Евгения Назарец: Именно так и поступала одна из гостей нашей программы. В одной из первых наших программ принимала участие такая путешественница на юг, которая сама ездит на автомобиле. Она говорит, что они путешествует несколькими машинами.



Сергей Плотников: Это элементарные вещи. Здравый смысл человека не подводит.



Евгения Назарец: Очередная история Дениса Каменщикова совсем не об этом. Однако ее героиня впервые садилась за руль, явно не испытывая никаких иллюзий относительно того, насколько трудно ей придется на российских дорогах.



Денис Каменщиков: Первый раз в автошколу екатеринбурженка Мария Онучина пришла в шестнадцать лет. Очень завидовала старшему брату, только что получившему права, и очень хотела научиться водить автомобиль. А главное смогла убедить руководство школы выделить ей инструктора. Тот, глядя на настырную десятиклассницу, решил сразу показать ей, где раки зимуют.



Марина Онучина: В первый же день меня посадили за руль. У меня руки тряслись, я вообще первый раз села. На второй раз мой учитель заставил меня ехать до дома. Я еще толком водить не умею, ничего не представляю, а он говорит – давай, езжай домой. Мы там по окраинам потихонечку добрались нормально. Я пришла домой, меня всю колотит. Я родителям рассказываю. Они посмеялись надо мной.



Денис Каменщиков: Очень, говорит Маша, надеялся инструктор, что она откажется от своей затеи. Однако на следующее занятие девушка все-таки пришла. И тут выяснилось, что дальше все будет только сложнее. Потому что начинала Мария Онучина учиться вождению в октябре, а в начале ноября в Екатеринбурге выпал первый снег, и температура опустилась сразу до минус двадцати градусов.



Мария Онучина: Первый лед, метель. Помню в один вечер мы ехали – метель, ничего не видно. Я смотрю по сторонам, начинаю паниковать, потому что не вижу ситуации на дороге. Инструктор меня успокаивает, вроде все нормально – если научишься сейчас водить, то потом тебе вообще ничего не будет страшно.



Денис Каменщиков: Брат Марии оценил целеустремленность сестры и по выходным стал устраивать для нее дополнительные занятия. Сначала они ездили по уже знакомому Маше маршруту, проложенному инструктором автошколы. Потом стали постепенно выбираться на центральные улицы города. Наконец, решили уехать за город, чтобы применить полученные навыки где-нибудь на бездорожье.



Мария Онучина: Я перед сдачей тренировалась. Он поехал с друзьями в сад шашлыки готовить и со мной заодно покататься. Мы поехали. Там колея была, а остальное – сугробы. Я чуть-чуть не справилась с управлением, и мы оказались в сугробе. Он звал друзей. Они меня выкапывали, и мы ехали дальше. Вот так несколько раз повторилось. Потом они сказали – ну тебя на фиг, иди домой. Лопатами поработали на славу.



Денис Каменщиков: На права Мария Онучина смогла сдать только через два года, когда ей исполнилось восемнадцать. Но все это время она при каждом удобном случае садилась то за руль родительской «Нивы», то в «шестерку» брата. Экзамены в ГАИ Маша сдала с первого раза. А брат через два месяца подарил ей «девятку».



Анатолий Горлов: Мы как-то в основном разговаривали о разбойных нападениях, но при этом забыли как-то про такой вид преступления, как мошенничество. Не так давно на автомобильных сайтах распространена была информация о том, что в соседней Башкирской области, кстати, с номерами Уральского региона Свердловского действовала иномарка. Они подъезжали к водителям на машинах с тем же регионом, рассказывали душещипательную историю, что их ограбили по дороге. В машине находился водитель и двое маленьких детей. Они просили взаймы денег, чтобы добраться до Екатеринбурга. Люди, естественно, отдавали деньги. Он давал переписать из паспорта данные прописки, сотовый телефон, домашний телефон. Люди, когда потом попытались вернуть эти деньги, оказались в такой ситуации. В этом доме этот человек уже давно не живет. Телефонный номер давно сменился, сотовый, естественно, тоже и так далее.


Есть ли еще какие-то способы, скажем так, на которые попадаются водители?



Сергей Плотников: Да, в общем-то, они аналогичные, если говорить о мошенничестве, если не говорить о подставах, а об этом. Они аналогичны, что на колесах, что на ногах, что в любом случае. Я даже не знаю, что здесь сказать. Конечно, опять же нужно полагаться на свой здравый смысл. По возможности проверяйте номера и прочее. Но, по большому счету, мы должны помогать друг другу. Вот почему я особенно не люблю мошенников среди разного рода преступников. Мошенник играет на доверии, на самых лучших человеческих чувствах.


Заметьте, я только сегодня говорил с вдовой художника, которую обманул так называемый псевдо-галерист, господин Дик, она говорит, что я больше никогда не поверю и прочее. Да, она стала более опытным человеком. Она будет использовать правовые процедуры, но что-то из ее характера ушло – очень симпатичная человеческая черта.



Евгения Назарец: Хочу сразу сказать, что не в первый раз программа «Время за рулем» обращается к теме мошенничества на дорогах. Буквально на прошлой неделе программа, которая выходила из Москвы, была посвящена именно этой теме. Но все-таки в связи с темой мошенничества, в связи с тем, о чем Сергей только что начал говорить (о моральных вещах), если в людях что-то надламывается после таких случаев, они становятся все менее доверчивыми. Как попросить помощи на дороге, если она действительно нужна, не вызвав подозрения? Вот в чем сложный вопрос.



Сергей Плотников: Да, также как мы обычно просим помощи на дорогах. Вышел на дорогу и проголосовал. Десять машин пробежали мимо тебя, а одиннадцатая остановилась. Из нас, сидящих за этим столом, кто на колесах?



Анатолий Горлов: Я на колесах.



Евгения Назарец: Я сегодня – нет.



Сергей Плотников: А вообще-то, на колесах?



Евгения Назарец: Вообще-то, да.



Сергей Плотников: Мы останавливаемся или нет?



Евгения Назарец: Когда как. Все зависит от настроения и оттого, кажется ли человек подозрительным, который стоит на обочине. Например, опять-таки если я еду на трассе где-то, то если кто-то голосует, я из соображений безопасности этого человека могу не взять, если он мне кажется не вызывающим доверия.



Сергей Плотников: Вот так оно и есть. Я тоже решаю это, исходя из соображений здравого смысла. Да, конечно…



Евгения Назарец: Из интуиции. Наверное, это все-таки не здравый смысл. Это интуиция.



Сергей Плотников: Да, причем это же считанные секунды. Стоит человек, машет рукой, и ты решаешь – остановиться или нет. Были случаи, когда я проскакивал…



Анатолий Горлов: И сожалел.



Сергей Плотников: Сожалел, само собой, сожалел всегда. Но давил на тормоза и давал задний ход. В мозгу прокручивается, что это, как стоит машина, что из себя представляет человек. На некую кальку накладывается жизненного и профессионального опыта и отъезжаешь назад, делишься с ним запасной тормозухой.



Евгения Назарец: О жизненном опыте, об интуиции, обо всем таком. При всем притом, что вы достаточно толково даете советы другим, как себя вести при ситуациях, которые потенциально могут вызвать опасность, все-таки отмечаете, что единственный способ не попасть в такие ситуации – это не ездить. Вы сами внутри себя уверенны, что никогда не попадете в такую ситуацию? Я, конечно, понимаю, что вопрос провокационный, вроде как «накаркать» прошу, но, тем не менее…



Сергей Плотников: Никакой провокации. Мне кажется, то, что называется «не быть уверенным», говорят страх – это защитный рефлекс, не быть уверенным – это тоже защитный рефлекс. Когда человек уверен в себе и так далее, у меня под сиденье гаечный ключ, я знаю приемы карате, я такой крутой, я пятое-десятое, больше шансов, что он попадется. Есть ведь поговорка, что на всякого мудреца довольно простоты. А люди, которые занимаются преступным промыслом, они иногда бывают очень хорошими психологами.



Анатолий Горлов: На самом деле, действительно, так. Я с Сергеем соглашусь. Если ты не думаешь о плохом в дороге, то ничего в дороге не случается.



Евгения Назарец: Да, но мне, правда, казалось, что Сергей говорил как раз немного о другом – никогда не нужно быть чрезмерно уверенным в себе.



Анатолий Горлов: Нет, это уверенность не в себе, а уверенность в лучшем.



Евгения Назарец: Столкнуться с преступлением в этом мире, в этой жизни можно в самых разных ситуациях. Вряд ли достаточно безопасен город, где много народу и много свидетелей. Но все-таки, на ваш взгляд, дорога является каким-то особенно опасным местом или это просто в силу нашей программы – мы вычленили эту проблему, поэтому она сейчас так «торчит», а на самом деле дорога ничуть не более опасное место, чем любое другое?



Сергей Плотников: Наверное, все-таки является. Я исхожу из сугубо прагматических вещей. Понимаете, одна из задач преступника, когда он совершил преступление, - быстро скрыться с места преступления, быстро и далеко. Дорога, особенно междугородняя трасса, дает такую возможность. Когда дорога – такой тупичок, допустим, район Асбеста, я знаю случай, когда сработал тот самый пресловутый план «Перехват». Знаете клеше: «Был введен план «Перехват», но, к сожалению, никогда задержать не удалось». Так вот удалось. На посту ДПС задержали того, кого надо было задержать.


Опаснее ли дорога, чем неосвещенный двор, чем подъезд? Сейчас очень растет уличная преступность. Я бы не взялся так на ходу решать это, исходя из таких фундаментальных представлений о том, чего и как себе мыслит преступник, и как быстро человек может добраться до какой-то помощи. Дорога в этом смысле в силу своей протяженности, в силу пустынных участков, отсутствия помощи какой-то, массы развилок и всего прочего, она дает, конечно, некоторые временные преимущества преступникам. Тут надо признать. Они знают этот район, они знают всякие закоулки и дороги. Ты едешь транзитом, ты этого не знаешь, а они перед тобой имеют преимущество.



Евгения Назарец: Еще один вопрос, который меня волнует в связи с дорожными преступлениями. Вы упомянули план «Перехват». Для меня это уже просто какой-то устойчивый штамп – план «Перехват» никогда не срабатывает. Правда, вы сказали, что один или два раза он сработал. Так все-таки, почему так редко срабатывают специальные планы, которые применяет милиция? У вас есть свой ответ на этот вопрос?



Сергей Плотников: Есть. Вообще, все эти мероприятия (массовые прочесывания, поквартирный обход, план «Перехват»), они срабатывают, на мой взгляд, только тогда, когда каждый из их участников находится в таком состоянии, когда он – раз! – и увидел неформенные башмаки. Мы же ведь нормальные люди. Мы не считаем, что только оттого, что человек надел погоны, он сразу стал зорким соколом и прочее. Он также устает, он также хочет спать. Любая рутина отключает тот моторчик…



Анатолий Горлов: Чувство собачей стойки такой.



Сергей Плотников: Да, вот сыщик – раз! – и увидел. Я знаю старых сыщиков, которые вспоминают взгляды, еще что-то. Обычный усталый человек, вот у него щелкнуло что-то, и он уже замечает то, что не замечаешь ты. Вот это состояние и ставит преграду преступникам. Человек начинает отличать белое от черного, хорошее от плохого и так далее. Любая массовость… Как они говорят – давайте выгоним еще кучу народу, перекроем, сотрем ноги до колен. На самом деле нужны эти операции, без них никуда не денешься. Но. Если так по большому счету говорить, то наряду с этими людьми, уставшими, с замыленным взглядом и желанием уснуть, должны работать группы, которые никогда не спят.


Я ведь не просто так теоретизирую. Я называю вам схему обнаружения этих самых преступных групп на трассах. Я называю те же машины-засады, из которых выскакивают не заспанные милиционеры, а вот эти маски-шоу. Как они работают – любо-дорого смотреть!



Евгения Назарец: К сожалению, на этом мы должны закончить. Спасибо, Сергей.



Анатолий Горлов: В студии Павел Константиновский с обзором некоторых автомобильных изданий России.



Павел Константиновский: В России стартует эксперимент по внедрению так называемого европейского протокола урегулирования убытков по ОСАГО, объединивший семь крупнейших страховых компаний. На клиентах это отразится самым положительны образом, считает журнал «Колеса». Компании будут распределять все затраты между собой, а клиенту не нужно будет трясти компанию виновника. Он обратится в свою. Но это беспокоит фирмы, которые не были взяты в пул. Небольшим фирмам будет очень трудно остаться на рынке ОСАГО, заявил журналу директор по страхованию одной из страховых компаний Евгений Дубенский. Кстати, пока больше никому из компаний не было предложено объединиться, отмечают «Колеса».


В следующей статье издание заводит речь об автокредитных союзах. Дело в том, напоминает журнал, что небанковские организации в России не могут выдавать кредиты. Поэтому вынуждены кооперироваться с банками. На сегодняшний день, в стране работает уже несколько таких союзов. В будущем их будет больше, а, значит, авто станут доступнее. Издание приводит пример - General Motors из собственных средств финансирует покупки собственных машин собственными дилерами. Мало того, автогигант выдает кредиты своим покупателям.


В Госдуме обсуждают проект, который коренным образом изменит спокойную жизнь автомобилистов страны. Систематическое нарушение водителями правил, которые в сумме оцениваются десятью и более баллами, влечет лишение прав управления транспортными средствами на срок два года или административный арест на срок до 15 суток, цитирует один из пунктов законопроекта журнал «Пятое колесо». Будем справедливы: мы с вами заслужили такое жесткое отношение к себе. Неслучайно уже на официальном уровне говорят, что масштаб ДТП угрожает национальной безопасности, уверено издание. Но карательными мерами проблему не решить.


Здесь же немного о Volvo S80 второго поколения. Разработчики новинки приложили все усилия, чтобы она могла на равных конкурировать с «акулами» бизнес-класса. Салон стал больше соответствовать статусу «премиум-бренда» как по качеству сборки, так и по качеству отделочных материалов. Помимо еще более мощного, но компактного двигателя появилась масса полезных наворотов - от выполненной в форме человечка регулировки направления обдува, до системы BRAKE SUPPORT, которая в случае опасности повышает давление в тормозной системе, позволяя водителю использовать потенциал тормозов максимально эффективно.


Самое же интересное на автосалоне в Женеве, по мнению «Автоньюс», - это автомобили, которые уже завтра попадут на рынки стран Европы и, конечно же, России. И первым среди прочих идет долгожданная новинка от Peugeot, новое поколение массового автомобиля B-класса. Peugeot 207 полностью готов к производству. И в следующем году должен выйти на пик продаж, достигнув отметки 500 тысяч автомобилей в год. Так что этот автомобиль - наиболее реальный претендент из показанных в Женеве на постоянное мелькание перед глазами на улицах наших городов в ближайшие 5-7 лет. Об этом пишет «Автоньюс».


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG