Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нужно ли реабилитировать убитого царя?





Владимир Тольц: 27 Февраля стало известно, что Российский императорский дом повторно обратился в Генпрокуратуру РФ с просьбой направить в суд дело о реабилитации императора Николая II и его семьи. Из этого сообщения следовало, что была и первая просьба такого рода, инициированная главой Российского Императорского дома великой княгиней Марией Владимировной.


Однако, лишь немногие россияне, в том числе и православные верующие, почитающие убиенных Николая Второго и его родственников как канонизированных церковью новомучеников, знали о юридической инициативе главы Российского Императорского дома великой княгини Марии Владимировны – заявлении ее адвоката в Генпрокуратуру с просьбой о «реабилитация царской семьи». Во-вторых, отнюдь не все достаточно представляют себе, что такое Российский императорский дом сегодня. В-третьих, сама просьба о юридической реабилитации последнего русского самодержца у многих вызывает немало вопросов и сомнений не только правового, но и политического и нравственного толка. Некоторым из них мы и решили посвятить сегодняшнюю передачу.


И прежде всего я попрошу нашего специалиста по правовым проблемам Марьяну Торочешникову рассказать о предыстории этого отнюдь еще не завершившегося юридического казуса.



Марьяна Торочешникова: О возможностях реабилитировать Николая Второго и членов его семьи говорится не первый год, однако пока дальше разговоров дело не идет. Российскому императорскому дому, ратующему за реабилитацию Романовых, расстрелянных в 1918 году, никак не удается получить официальный документ, подтверждающий, что император и его семья стали жертвами политических репрессий. Впрочем нельзя сказать, что до декабря прошлого года Российский императорский дом предпринимал что-либо существенное для решения этого вопроса. Но в декабре адвокат Герман Лукьянов все же обратился в Генеральную прокуратуру России с заявлением о необходимости реабилитировать Николая Второго. Ответ из прокуратуры, пришел довольно быстро он был готов уже в феврале этого года. Но его содержание вызвало много споров. В Генеральной прокуратуре посчитали, что Николая Второго и членов его семьи признать жертвами политических репрессий нельзя и в реабилитации отказали. В документе, который получил поверенный в делах Российского императорского дома, было написано буквально следующее:



Диктор: "Достоверных свидетельств существования каких-то официальных решений судебных или несудебных органов о применении к погибшим репрессии по политическим мотивам, как того требует действующее реабилитационное законодательство, не имеется, что не позволяет нам признать погибших жертвами политических репрессий и принять решение об их реабилитации. Умышленное убийство, пускай и имеющее политическую окраску, совершено лицами, не наделенными соответствующими судебными и административными полномочиями. Какого-то, хотя бы и формального, обвинения императору и членам его семьи предъявлено не было. В это связи совершенное убийство с правовой точки зрения является уголовным преступлением. Требования о реабилитации, основанные не на Законе, а на соображениях, значимых для заявителей, не могут быть удовлетворены правовыми средствами. А иными Прокуратура не располагает".



Владимир Тольц: В Российском императорском доме с этими выводами мириться не намерены. Вот что сказал Марьяне Торочешниковой его адвокат Герман Лукьянов.



Герман Лукьянов: В этом ответе нет ссылки ни на одну норму права и тем более закон, которым бы руководствовалась Генеральная прокуратура, принимая решение об отказе. Решение о расстреле государя Николая Второго было принято внесудебным государственным органом – Уральским облсоветом. И затем 18 июня 1918 года признано правильным высшим органом государственной власти РСФСР Всероссийским центральным исполнительным комитетом. Решение этих коллективных государственных органов никто не отменял.


Более того, еще в 1917 году имеется резолюция Центрального комитета, принятая 21 апреля 1917 года, где Центральный комитет РСДРП постановил: «Агитаторы партии должны протестовать еще против гнусной клеветы, пускаемой капиталистами, будто наша партия стоит за сепаратный мир с Германией. Мы считаем Вильгельма Второго таким же коронованным разбойником, достойным казни, как и Николай Второй». То есть до момента захвата большевиками политической власти в России, до Октябрьского переворота уже были приняты политические решения. И после того, как была захвачена власть, эти решения были реализованы немедленно. Прокуратура не дает оценки ни одному доводу, который был приведен в заявлении по реабилитации царской семьи. А заявление состоит около трехсот страниц, плюс документы были все приложены.



Владимир Тольц: Марьяна Торочешникова исследовала и другие точки зрения на решение Генпрокуратуры.



Марьяна Торочешникова: В правозащитном обществе «Мемориал», где реабилитационное законодательство изучили вдоль и поперек, считают, что отказ прокуратуры был вполне обоснован. Говорит сопредседатель московского общества «Мемориал» Ян Рачинский.



Ян Рачинский: В соответствии с законом о реабилитации прокуратура действительно занимается только судебными решениями. Ей дано право реабилитировать тех, кто получил свой срок или приговор к расстрелу по решению судебных или квази-судебных органов. Если же решение принимали не судебные органы, а административные, то такого рода реабилитацией занимается управление внутренних дел, куда, собственно, и следовало обратиться родственникам императора.



Марьяна Торочешникова: Однако пока вариант с обращением в органы внутренних дел Российским императорским домом не рассматривается. По словам адвоката Германа Лукьянова, здесь ждут, когда же Генеральная прокуратура направит дело в суд, поскольку в соответствии с законом при отсутствии оснований для реабилитации, но в случае с поступления заявления от заинтересованных лиц или общественных организаций именно прокуратура должна направить дела с заключениями в суд. Говорит Герман Лукьянов.



Герман Лукьянов: До сих пор дело в суд не было направлено с заключением прокурора. В связи с этим я вынужден был повторно обратиться уже на имя Генерального прокурора Российской Федерации Владимира Устинова, где прошу направить дело с заключением прокурора в суд, а также в случае неудовлетворения данной просьбы о направлении дела с заключением в суд сообщить правовые основания и причины отказа.



Марьяна Торочешникова: Если же и это не поможет, представители Императорского дома в суд пойдут сами. Но как выяснилось, идею судиться поддерживают далеко не все члены семьи Романовых. Так по мнению представителя ассоциации членов семьи Романовых в России Ивана Арцишевского, куда более важным было, что Николая Второго причислили к лику святых, а кроме того, из письма Генеральной прокуратуры следует, что Николая Второго и его семью расстреляли лица, не наделенные соответствующими судебными и административными полномочиями. Именно это заключение сотрудников прокуратуры Иван Арцишевский считает принципиальным.



Иван Арцишевский: Людей, расстрелянных без суда и следствия, миллионы и нельзя их реабилитировать, на них тоже нет свидетельств, официальных решений судебных и так далее. В этом смысле царь разделил участь своего народа. Кошмар не в том, что царя не реабилитировали, а в том, что его расстреляли. И причисление императора и членов его семьи к лику святых гораздо более важное событие. Получение справки от чиновников, что гражданин Романов и его семья реабилитированы, по моему мнению, не имеет смысла. Святые не нуждаются в реабилитации. Мне кажется, что здесь есть другая сторона вопроса: инициаторы этой процедуры просто хотят поднять шумиху и напомнить о своем существовании. Здесь больше интерес говорить об императорском доме, нежели искренне реабилитировать царя, который причислен к лику святых. По крайней мере, от имени ассоциации, членов семьи Романовых могу сказать, что члены семьи не будут дальше идти, подавать в суд и так далее. Если захочет Мария Владимировна, ну что ж, ее право.



Владимир Тольц: Оставим сейчас в стороне прозвучавшие в высказывании представителя Ассоциации членов семьи Романовых отголоски старого спора монархистов о легитимности возглавляемого великой княгиней Марией Владимировной института – Российского императорского дома. Возникают и куда более актуальные недоумения и вопросы. Живущий за рубежом, один из потомков первой русской эмиграции, узнав о направленном в Генпрокуратуру Российской Федерации прошении реабилитировать причисленного к лику святых мучеников Николая П, высказался по поводу юридических оснований этой просьбы примерно так: «представьте, что какие-то боковые родственники-потомки святого Себастьяна направили в Генпрокуратуру Италии прошение о реабилитации его как жертвы политических и религиозных репрессий императора Диоклетиана.- Нонсенс! Да и кому это нужно?..»



Личный секретарь Императорской семьи, директор Канцелярии великой княгини Марии Владимировны Александр Закатов парирует эти рассуждения так:



Александр Закатов: Приведенные вами высказывание может быть его автору кажется эффектным, но оно свидетельствует просто о том, что он не вник в суть проблемы и не знает законодательства. Дело в том, что существует закон о реабилитации жертв политических репрессий. Согласно этому закону реабилитируются на его основании все те лица, которые подверглись политическим репрессиям от судебных или внесудебных органов, начиная с 25 октября по старому стилю 1917 года, с момента Октябрьского переворота. Этот закон регулирует правовые отношения в данной области. Я не знаю, существует ли в итальянской республике или другой республике законы, которые позволяют реабилитировать жертвы императора Диоклетиана, думаю, что нет. А у нас закон о реабилитации жертв тоталитарного большевистского государства существует и на основании этого закона великая княгиня подала заявление в соответствующие органы, как того и требует закон. Поскольку современное российское государство является правопреемником СССР и РСФСР.



Владимир Тольц: Несомненно, отмеченный Александром Закатовым аспект правопреемственности чрезвычайно важен для понимания и оценки произошедшего. Так считает и профессор Московского государственного института международных отношений Андрей Зубов, к демаршу великой княгини относящийся вообще-то скептически:



Андрей Зубов: Вопрос на самом деле не так прост с точки зрения нравственной. Наверное, любое бессудное убийство желательно объявить неправильным действием. Но с другой стороны, абсурдно само заявление великой княгини с просьбой о реабилитации к государственным инстанциям, к правовым инстанциям страны, которая объявила себя совершенно официально продолжателем Советского Союза. А ведь не забудем, что именно Советский Союз, вернее Советская Социалистическая Федеративная республика, именно она, именно ее власти убили и царя и всю его семью. Вообще никаких законов у большевиков тогда не было. Все законы старой России были отменены 22 ноября 1917 года указом Совета народных комиссаров и до введения нового уголовного кодекса через несколько лет рекомендовалось использовать только революционное самосознание. Вот на основании этого революционного самосознания и были уничтожены государь император и члены его семьи.


Владимир Тольц: Рассуждая о проблемах правопреемственности, профессор Зубов склонен апеллировать не только к современным нам правовым декларациям, но и к анализу того правового поля, часто оказывавшегося в 17-м году полем бесправия, в рамках которого было осуществлено зверское убийство семьи Романовых.



Андрей Зубов: Например, в официальной справке на сайте МИДа в феврале 2006 года сказано, что с точки зрения международного права геополитические преобразования 91 года не привели к исчезновению СССР как субъекта международного права. Несмотря на изменение территории, протяженности границ, размеров населения, государство под СССР не прекратило, а продолжило свою международную правосубъектность под названием Российская Федерация. То есть за все преступления Советского Союза и, соответственно, РСФСР 18-23 года, за все эти преступления несет полную ответственность нынешняя Российская Федерация. С другой стороны, мы должны совершенно ясно понимать, что современное российское государство не заинтересовано в такой постановке вопроса. В частности и потому, что когда через неделю после убийства императорской фамилии пришли на территорию Екатеринбурга части адмирала Колчака, они начали процесс по убийству по законам Российской империи. Началось следствие, которое вел следователь Соколов. Следовательно, законы Российского государства существовали в России помимо тех зон, которые были заняты большевиками. С точки зрения российских законов до 17 года и действовавших на территории белых правительств, это тяжкое преступление, с точки зрения революционного правосознания, вот это да – это акт революционного правосознания.



Владимир Тольц: Но вернемся к разбираемому нами юридическому казусу. Ходатайство великой княгини Марии Владимировны в Генпрокуратуру было мотивировано тем, что она – я цитирую ее адвоката – «считает, что реабилитация царской семьи нужна, прежде всего, современному российскому государству, чтобы оно не на словах, а на деле отрешилось от кровавых преступлений и восстановило преемственность многовековой истории Отечества». В это связи возникает вопрос: не является ли отказ высокой государственной инстанции - Генпрокуратуры - реабилитировать убиенных уральскими большевиками членов царской семьи доказательством неправоты Марии Владимировны – того, что современному государству такая реабилитация не нужна? Личный секретарь Императорской семьи Александр Закатов отвечает мне так:



Александр Закатов: Здесь нужно различать интересы государственные и интересы тех или иных лиц, может быть ложно понятые даже ими самими. Конечно, все органы государственные, которые представляют государство, обязаны жить по закону и исполнять законы. Для того и существуют государства, чтобы весь народ жил по закону и по справедливости. Великая княгиня Мария Владимировна обратилась в Генеральную прокуратуру, как того требует действующее законодательство, для того, чтобы реализован закон, чтобы было реализовано право. Существует закон о реабилитации жертв политических репрессий, принят еще был в 1991 году, и никто никогда не сможет убедить ни великую княгиню, ни, я думаю, здравомыслящего и добропорядочного гражданина, что неисполнение закона может быть в интересах государства. Поэтому в данном случае следует говорить о том, что те люди, которые принимали данное решение, вольно или невольно противоречат государственным интересам.



Владимир Тольц: А вот что сказал мне живущий в Париже потомок члена одного из наиболее эффективных царских правительств, бывший советский политзаключенный Никита Кривошеин:



Никита Кривошеин: Я абсолютно себе не представляю, кому нужна эта реабилитация и, прежде всего, зачем она нужна потомкам императорской семьи. Сама просьба об этой реабилитации представляется мне парадоксом. Парадоксом и юридическим, и религиозным, и церковным, и моральным. Как можно себе было бы представить, чтобы кто-то просил реабилитации первоапостолов Петра и Павла у императоров Юстиниана или Антония. Хотя, конечно, императоры Юстиниан и Антоний куда более были легитимны, чем уголовный убийца, садист Юровский и его сподручные. Государь император и царственная семья канонизирована, их иконы висят во всех церквях, висят во многих семьях, домах очень многих семей русских людей. Убежден, что для большинства неправославных людей в России, может быть за исключением товарищей Зюганова и Анпилова, даже не возникает ни секунды мысль о какой-либо правомочности или обоснованности зверского убийства в Екатеринбурге и всего последующего террора, десятилетий террора.



Владимир Тольц: Отказ Генпрокуратуры РФ в реабилитации убитой царской семьи демонстрирует нам реальный общественно-политический вес этого института в современной России в соотношении его с получившим отказ просителем – Российским императорским домом. Но отказ этот, как и растущее почитание новомучеников семейства Романовых, ставит и более широкий вопрос: а есть ли вообще перспективы у монархии в России, не как у музейной декорации при реальной власти, а как реального общественного, культурного и политического даже института? Отвечает профессор Зубов:



Андрей Зубов: Вот здесь, на мой взгляд, как раз главная ошибка Марии Владимировны. Дело в том, что не только шансы, но большие шансы на восстановление монархии есть только в той ситуации, если народ России не пожелает быть продолжателями Советского Союза, а пожелает быть правопреемником Российского государства, уничтоженного большевиками в октябре 17 года или, если угодно, в эпоху гражданской войны. В ситуации же продолжательства СССР, понятно, никаких шансов у монархии нет. Потому что не забудем, что большевики, создавая Российскую Федерацию, а потом СССР и так до последней конституции 77 года постоянно заявляли, что они создали новое государство, разрушив до оснований государство, которым была Российская империя. И поэтому в этом новом государстве, понятно, места монархии нет. Соответственно, Мария Владимировна и все те люди, которые думают о монархии, да и не только о монархии, просто думают о том, сколько преступлений сделали большевики, начиная с убийства царской фамилии, они должны ставить вопрос об изменении юридической сущности нынешнего российского государства, о переключении его из продолжателя СССР в правопреемника России. Иного пути просто нет ни для монархии, ни для нормального существования Российского государства.



Владимир Тольц: А вот мнение Никиты Кривошеина из Парижа:



Никита Кривошеин: Что касается монархии не туристической, не показной, то позвольте напомнить, что монарх венчался на царство и что это считалось таинством. Это таинство оказалось разорванным, то есть произошел развод, если можно так сравнить, вот этого венчания на царство. Назовите мне хоть один случай успешно реставрации после свержения или исчезновения монархии. Я не знаю ни одного. То, что произошло в Испании, не было реставрацией, поскольку генералиссимус Франко был лишь местоблюстителем престола и регентом, и монархия никогда не была прервана. В Греции монархия не восстановилась, не восстановилась в Италии. Монархия есть институт беспрерывный. А новая династия, если она допустима, абстрактно, может придти только внеземным действием.




  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

XS
SM
MD
LG