Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Министр иностранных дел России Сергей Лавров начал поездку в Канаду и США


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Александр Гостев, Кирилл Кобрин.



Андрей Шароградский: Министр иностранных дел России Сергей Лавров начал поездку в Канаду и США. После Оттавы он направится в Вашингтон, где 7 и 8 марта запланированы его встреча с президентом США Джорджем Бушем и переговоры с госсекретарем Кондолизой Райс. Главными темами обсуждения, очевидно, станут ситуация на Ближнем Востоке и конфликт вокруг иранской ядерной программы.



Александр Гостев: Буквально за сутки до начала визита Сергея Лаврова в США американский «Совет по внешним делам» - частное сообщество ведущих политиков и финансистов, десятилетиями пользующееся заметным влиянием в Белом Доме - обнародовал доклад, в котором говорится, что администрации президента США Джорджа Буша следует перестать рассматривать Россию в качестве «стратегического партнера». По мнению авторов документа, за время президентства Владимира Путина Россия превратилась в авторитарное государство, внешняя политика которого все чаще идет в разрез с интересами Соединенных Штатов и их союзников.


Примечательно, что доклад «Совета по внешним делам» появился в канун 60-летия знаменитой «фултонской речи» Уинстона Черчилля, ознаменовавшей начало «холодной войны».


Как говорится в официальных комментариях российского МИДа по поводу визита Сергея Лаврова в Вашингтон, «российская сторона готова откровенно разъяснить представителям американской администрации и политологической общественности свой подход к решению актуальных мировых проблем». В первую очередь речь идет о последних инициативах Москвы на Ближнем и Среднем Востоке, а именно - российско-иранских переговорах о ядерной программе Тегерана и визите в Москву делегации радикальной палестинской группировки ХАМАС, победившей на выборах в парламент Палестинской автономии и сформировавшей правительство. Соединенные Штаты и Европейский союз считают ХАМАС террористической организацией.


Во вчерашнем докладе «Совета по внешним делам» визит делегации ХАМАС подвергнут жесткой критике, в то время как предложения России по урегулированию кризиса вокруг иранской ядерной программы охарактеризованы как «позитивные».


Обе российские инициативы в любом случае не увенчались успехом. Во первых, палестинские радикалы по-прежнему отказываются признать существование Израиля, хотя спикер парламента Палестинской автономии Азиз Дуэйк в интервью немецкому журналу «Вельт» сегодня заявил, что эта тема, возможно, будет вынесена на всенародный палестинский референдум. Спикер палестинского парламента подчеркнул, однако, что сначала Израиль должен выполнить ряд условий, в частности, признать право палестинских беженцев на возвращение.


И сегодня же иранское «ядерное досье» на заседании в Вене начало рассматривать руководство Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). По мнению большинства экспертов, «иранский вопрос» будет передан в Совет безопасности ООН для возможного введения санкций. Вот что заявил сегодня глава МАГАТЭ Мохаммед Эль-Барадей.



Мохаммед Эль-Барадей: Я передам свой доклад Совету безопасности ООН, как и предыдущий отчет. Будет ли Совет безопасности рассматривать этот вопрос - покажет будущее. Это напрямую зависит от того, удастся ли вернуть Иран за стол переговоров...



Александр Гостев: Президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад, выступая сегодня по иранскому телевидению, вновь призвал МАГАТЭ признать за его страной право на свою ядерную программу.



Махмуд Ахмадинеджад: Мы хотим жить со всеми в мире и никому не угрожаем, но и не позволим запугивать нас. Мы избрали правильный курс и действуем на основе закона, и верим в успех этого курса.



Александр Гостев: В ответ представитель США при ООН Джон Болтон немедленно предупредил Иран о серьезных последствиях.



Джон Болтон: Иран должен осознать, что, если он будет продолжать следовать по пути международной изоляции - это приведет к вполне ощутимым и болезненным для него последствиям.



Александр Гостев: Чем руководствовалась Москва, заведомо ставя под угрозу свой авторитет на международной арене, как во время визита делегации ХАМАС в Москву, так и при переговорах с Тегераном? Об итогах последних российских инициатив мой коллега Кирилл Кобрин побеседовал с главным редактором журнала «Россия в глобальной политике» Федором Лукьяновым.



Кирилл Кобрин: Две последние инициативы Москвы в отношении Ирана и в отношении Палестины. И та, и другая инициатива закончилась ничем. Зачем это нужно было российскому руководству?



Федор Лукьянов: Мне кажется, что эти инициативы нужно все-таки развести, они немножко разного калибра и разного механизма. Что касается Ирана, здесь у России, при всей странности хода этих переговоров и неполной ясности относительно целей иранского стороны, по крайней мере, есть реальные каналы, механизмы и какие-то инструменты воздействия на Тегерана или, по крайней мере, попыток прояснить их позицию. В этом смысле эти переговоры, наверное, полезны, если только к ним правильно относится, не возлагая излишних надежд. Насколько адекватно в России и, кстати говоря, на Западе оценивают действенность этого канала, у меня понимания нет. Но, как бы то ни было, иранская история - это некоторая реальная попытка что-то добиться.


Что касается ХАМАС, то здесь, как мне кажется, принципиальная разница в том, что у Москвы нет никаких инструментов воздействия на эту организацию. Для ХАМАС это хорошая возможность продемонстрировать, что они не находятся в международной изоляции, для России - это, очевидно, попытка вернуть себе реальную роль на Ближнем Востоке. Не формальную, которая у нее всегда была, а именно реальную, утраченную уже как минимум 15 лет назад. Но попытка обречена на неудачу просто потому, что на Ближнем Востоке более чем где бы то ни было уважают силу и виляние. Россия таковой в данном регионе не обладает сегодня.



Кирилл Кобрин: Стоило ли тогда рисковать собственным имиджем, приглашая ХАМАС в Москву, учитывая уязвимость позиции России в отношении террористических, экстремистских организаций, учитывая проблему Чечни?



Федор Лукьянов: На мой взгляд, не стоило. Это идея, которая, такое впечатление, родилась несколько спонтанно и удивила даже часть российского дипломатического сообщества. Можно восстановить ход мыслей президента Путина, что он хотел добиться. Причем я даже не исключаю, что там было какое-то искреннее желание содействовать процессу, пользуясь тем, что Россия формально не считает ХАМАС террористической организацией, о чем было сказано. Но результата никакого и не может его быть, отношения с Израилем страдают притом, что Израиль - это страна, единственная, пожалуй, из значимых стран мира, которая четко, последовательно поддерживала российскую позицию по Чечне даже тогда, когда никто ее больше в развитом мире не поддерживал. Конечно, в этом смысле проявление такого двойного стандарта как-то странно, хотя двойной стандарт, безусловно, является нормой мировой политики, но иногда он дает какой-то результат, а в данном случае, по-моему, нет.


XS
SM
MD
LG