Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Узбекистане приостановлена работа международного фонда "Евразия"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Любовь Чижова, Арслан Саидов.



Андрей Шароградский: В Узбекистане приостановлена работа международного фонда «Евразия». После того, как фонд был обвинен в нарушении закона «О деятельности неправительственных организаций» и принято судебное решение о закрытии ташкентского представительства организации "Фридом Хауз". Прокуратура Узбекистана утверждает, что правозащитники "Фридом Хауз" работали без лицензии. Однако, по мнению эксперта центра Карнеги Алексея Малашенко, закрытие представительств двух крупнейших правозащитных организаций, критиковавших политический курс Узбекистана, говорит об усилении авторитарного режима в стране.



Любовь Чижова: Иск о закрытии представительства фонда «Евразия» в Ташкенте инициировало Министерством юстиции Узбекистана. Не дожидаясь решения суда, фонд приостанавливает свою деятельность.


Как заявил в интервью Радио Свобода директор ташкентского представительства "Евразия" Джеф Эрлих, было принято решение не тратить впустую время и средства в ожидании судебного запрета. С ним побеседовал мой коллега Арслан Саидов.



Джеф Эрлих: Министерство юстиции продолжило отдельный процесс против нас, который они сначала внесли в сентябре прошлого года и потом сразу отозвали. То есть на самом деле они начали судебный процесс против нас. Но мы сами приняли решение ликвидировать и не ждать судебного процесса.



Арслан Саидов: Почему вы приняли такое решение?



Джеф Эрлих: Потому что Министерство юстиции очень хорошо работает в судах и не проигрывает международным организациям. Но я хочу сразу сказать, что я знаком со всеми обвинениями против нас, и мы очень твердо считаем, что мы не нарушали закон Узбекистана.



Арслан Саидов: В чем вас обвиняют власти Узбекистана?



Джеф Эрлих: Они говорят, например, что мы платим сотрудникам не в узбекских сомах и в долларах, что мы неправильно оформили договор об аренде для нашего офиса. На самом деле это не так. И у нас есть юристы, которые оформляли наш договор. Также говорят, что мы не дали им приказы на прием на работу сотрудников, и это тоже противоречит фактам.



Арслан Саидов: На ваш взгляд, почему власти Узбекистана оказывают давление на международные неправительственные организации в стране?



Джеф Эрлих: Мое личное мнение, всем известно, что отношения между США и Узбекистаном сейчас падают, и на самом деле они, наверное, самые низкие в истории. И они, по-моему, видят в организациях, которые имеют штаб-квартиру в Америке, как просто продолжение американской, зарубежной политики. И, честно говоря, это жаль, потому что фонд "Евразия" - это независимая организация, и у нас есть независимое управление. Но я думаю, что, может быть, это отражает непонимание роли независимых американских организаций. Мы принимаем свои решения и в Узбекистане, и в других странах СНГ. В основном мы поддерживаем местные организации, это может быть не наш проект, это может быть проект местного вуза, местной госструктуры, которую мы решили поддержать.



Любовь Чижова: Фонд «Евразия» работает в Узбекистане с 1994 года, организация «Фридом Хауз», решение о закрытии которой принято сегодня, – с 2002-го. Ее также обвиняют в нарушении закона «О деятельности неправительственных организаций», в частности, в том, что фонд работал без лицензии и не отчитывался, куда расходовал свои деньги. О том, почему власти Узбекистана избавляются от присутствия международных правозащитных организаций, я поговорила с экспертом центра Карнеги Алексеем Малашенко.


Закрытие представительств двух фондов - "Евразия" и "Фридом Хауз" в Узбекистане - это совпадение или закономерность? С чем вы связываете закрытие этих фондов?



Алексей Малашенко: Я думаю, что это, естественно, закономерность, связано это с общим курсом, который сейчас проводится в Узбекистане, - закручивание гаек, нежелание испытывать за своими плечами дыхание фондов, организаций, поскольку, естественно, что власти опасаются, что их позиция, их работа так или иначе будет высвечивать какие-то негативные стороны политического курса в Узбекистане. Естественно, можно говорить, что начало этому положили события в Андижане, но я думаю, что сама главная тенденция, которая сейчас уже несколько лет преобладает в Ташкенте, - это ужесточение власти, уровень авторитаризма, который, безусловно, выше, чем в любой другой стране СНГ, я не имею в виду Туркменистан, это особая статья. Так что, в общем, это вполне ожидаемо, понятно и тут нет ничего такого, чему можно было бы удивляться.



Любовь Чижова: За что критикуют фонды "Евразия" и "Фридом Хауз" власти Узбекистана?



Алексей Малашенко: Они критикуют за недостаток демократии, это совершенно ясно и понятно. Слишком много говорят о гражданском обществе, которое сейчас отнюдь не на повестке дня. Наконец, это месть тем, кто, так или иначе, я имею в виду в самом Узбекистане, тем людям, которые отнюдь не в восторге от того авторитарного режима, жесткого авторитарного режима, который сейчас в Узбекистане утвердился. А коли не будет таких легальных центров общения, центров, откуда может исходить какая-то критика, то, естественно, что это удар по оппозиции, это удар по тому, что раньше называлось инакомыслием. Эти люди уже не будут иметь легальные крыши, их всегда можно арестовать, схватить, обвинить черт знает в чем.



Любовь Чижова: Как вы думаете, это самостоятельное решение властей Узбекистана или оно было принято под давлением Москвы?



Алексей Малашенко: Я думаю, что оно было бы принято и без всякого давления Москвы, потому что с этой точки зрения как бы Москва и Ташкент, не скажу, что близнецы-братья, но, во всяком случае, общий настрой у правящей публики одинаковый. Вообще, я считаю, что такие вещи, эти все запреты светской оппозиции, демократической оппозиции, в конечном счете, будут усиливать позиции тех, которых мы называем исламистами. Потому что социальный протест, недовольство, так или иначе, будет сосредотачиваться и посреди вот этой публики. Я думаю, что, в конечном счете, ничего хорошего Узбекистану это не принесет.



Любовь Чижова: Может ли продолжиться эта тенденция, закрытие представительств зарубежных фондов, в других республиках СНГ?



Алексей Малашенко: Есть государства, которые более открыты, как бы их не критиковать, это та же Грузия, Украина, Киргизия. При всем том, что те события, которые там происходят, к демократии могут иметь, я бы сказал, достаточно условное отношение, тем не менее, эти государства открыты, и они меньше боятся такой критики извне. Вторая тенденция представлена той группой, которая считает, что мы сами с усами, - это та же Россия, Казахстан, как крайность это Белоруссия, но там уже где-то это на грани патологии происходит, это Азербайджан. Между прочим, то, что эти организации вызывают раздражение и предпринимаются попытки сузить их деятельность, сузить их влияние - это совершенно очевидно.



Любовь Чижова: Организация «Фридом Хауз» каждый год оценивает ситуацию с гражданскими и политическими свободами в более чем 192 странах мира. Особое внимание уделяется странам бывшего СССР. По итогам прошедшего года перечень «несвободных» стран пополнила и Россия. Возглавляют этот список Туркмения и Узбекистан.


XS
SM
MD
LG