Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Подоплека хоккейного провала олимпийцев России. Паралимпийцы прибыли в Турин



Валерий Винокуров: В это воскресенье в олимпийскую деревню Турина прибыли российские спортсмены-инвалиды. На предстоящей неделе начнутся Паралимпийские игры. Перед отъездом сборной страны в Италию наш корреспондент Елена Приходько вновь встретилась с вице-президентом Паралимпийского комитета России Львом Селезневым. Прежде всего он рассказал о том, как спортсменов провожали в Москве.



Лев Селезнев: Были очень торжественные проводы, с напутствием выступил вице-президент Олимпийского комитета Геннадий Петрович Алешин. Затем выступал исполняющий обязанности руководителя Федерального агентства Александр Сергеевич Соколов, представители Государственной Думы, Совета Федерации, известные спортсмены, такие, как Брусникина, представители общественных организаций. После это состоялось богослужение в храме на Поклонной горе, и мы были приняты Патриархом Алексием в Донском монастыре. Длилось это все порядка часа. Я в первый раз стоял так близко к Патриарху и в первый раз видел, с каким неподдельным интересом его святейшество говорил о спортсменах Паралимпийских игр. После этого официоза он подошел к ребятам, сфотографировался с ними, сделал нам подарок от Патриархии – очень красочный календарь. Вот этот его неподдельный интерес способствовал тому, что ребята вышли оттуда такими просветленными, я бы даже сказал, воодушевленными.


В настоящее время сборная команда находится на учебно-тренировочном сборе в Швейцарии, я улетаю в Милан, а оттуда - в Турин, где буду ждать нашу официальную делегацию. Ребята прилетают 5 числа. Я готовлю там место, потом классификацию медицинскую (с нами летит врач). Далее у нас очень ответственная задача - просмотреть все карточки спортсменов, на каких дистанциях они будут заявлены и попали ли они в компьютер, потому что от этого зависит очень многое. И 5 числа я жду ребят из Швейцарии. Они приезжают автобусом. 7 числа прилетает официальная делегация. 8 числа в 2 часа дня будет поднят флаг российской делегации в Олимпийской деревне. И 8-го же (я раскрою маленький секрет) мы приготовили девочкам сувениры, везем их из Москвы, и отмечаем, таким образом, Международный женский день.



Елена Приходько: Что же, не забывать о празднике очень важно, но что же все-таки за последнее время произошло перед отправкой команды? Были ли какие-то изменения в составе?



Лев Селезнев: Изменений никаких не было. Все те, кто планировался в самом начале, они и попали. К изменениям я бы добавил вот что. Я говорил о РАО «ЕЭС России», а тут еще инвесторы в лице «Внешторгбанка»… Популярный у нас в стране спортивный клуб «Витязь» из Подольска, организовал очень хороший ужин. РАО «ЕЭС России» дополнительно выделил нам форму, в которой мы пойдем на парад. Это красочные пуховые куртки и утепленные спортивные костюмы. Вот это было приятно. Сейчас мы загружаем сувениры, которые везем с собой, всю канцелярскую атрибутику - компьютеры, ноутбуки - потому что в олимпийской деревне русскоязычных компьютеров и ноутбуков не будет.



Елена Приходько: В каких видах спорта сборная России будет бороться за медали?



Лев Селезнев: В программу Паралимпийских игр входит пять видов спорта. Это керлинг, где мы не отобрались, к сожалению, хотя у нас есть перспективная молодая команда. Но мы вообще не развиваем керлинг среди инвалидов в стране, у нас единственная территория, которая развивает его, это Свердловская область. Затем хоккей. С самого начала я говорил о том, что мы, к сожалению, со спортсменами-инвалидами в тот хоккей, который будет на Паралимпийских играх, не играем. У нас нет ничего, чтобы его как-то культивировать. Тем не менее мы все-таки собираемся после Паралимпийских игр создавать сборную команду, для этого есть предпосылки. На горных лыжах Россию будут представлять 7 человек. На Кубке мира Женя Пономарева с Камчатки выиграла один из этапов. У нас есть очень интересный мальчик, самый молодой в команде - 14-летний мальчик из Московской области, который был четвертым. Основу у нас составляют лыжные гонки и биатлон. Вот в этих видах программы мы и будем участвовать. Команда готова неплохо, все здоровые, тренерский состав достаточно именит у нас. Из восьми человек все заслуженные тренеры страны, все с высшим образованием. Из пяти медиков, которые едут, четыре – кандидаты медицинских наук и имеют звание заслуженных врачей страны. Более того, с нами летит представитель Всемирной организации антидопингового контроля Николай Дурманов. И возглавляет эту бригаду один из наших известных спортивных врачей Саненский Владислав Николаевич.



Елена Приходько: Олимпийцы, которые уже приехали из Турина, жаловались на условия проживания – и маленькие комнаты, и недостаточное питание. Чем будет отличаться жизнь олимпийцев и паралимпийцев? Что для этого уже сделано, и что планируется сделать?



Лев Селезнев: Отличаться ничем не будет. Та же Олимпийская деревня в Сестриере, где мы будем жить, поскольку горные лыжи – биатлон и лыжные гонки - находятся там, в Праджелато, поэтому комнаты ничем не будут отличаться. Единственное, что итальянцы предусмотрели (я там был в прошлом году на предолимпийской неделе, где знакомился с бытом, с проживанием), мне показалось, что для инвалидов все сделано нормально. Это широкие проемы, для того, чтобы колясочники могли въехать, это туалетные комнаты, оборудованные приспособлениями для этой категории инвалидов, специальные подъемники на автобусах, которые будут перевозить спортсменов к месту соревнований. Я слышал об этих нареканиях. Но что удивительно, когда я разговаривал с нашими олимпийцами, они заявили, что с питанием там вообще проблем у них не было. Хотя поначалу жаловались спортсмены, что питание однообразное и недостаточное.



Елена Приходько: Олимпийцев подкармливали черной икрой, которую привезли в каком-то бешеном количестве из России. Чем вы, помимо подарков девочкам на 8 марта, будете баловать своих подчиненных?



Лев Селезнев: Я тоже читал об этом и видел по телевизору Русский Дом, где было неимоверное количество красной игры, черной икры, сто ящиков водки. Эта развлекаловка не для инвалидов. Мы регулярно вечером всей делегацией собираемся в Олимпийской деревне, отмечаем наших победителей - дарим им цветы, сувениры, которые везем туда. Это часы, которые мы заказали с эмблемой Паралимпийского комитета, чебурашки, которые РАО ЕЭС для нас приобрел. Но самое главное и самое ценное, за что я всю свою жизнь в спорте боролся, это знаки заслуженных мастеров спорта победителям и заслуженных тренеров их тренерам. Прямо там, во время чествования победителей (если эти спортсмены еще не имеют таких званий), специальный человек будет выписывать. Если Вячеслав Александрович Фетисов будет там присутствовать, то он будет вручать, если нет, то будет вручать Владимир Петрович Лукин, другие члены делегации. Это очень большое событие в жизни спортсмена. Глядя на него, остальные тоже подтягиваются к тому, чтобы получить это высокое звание. И самое ценное, вы знаете, нас не очень балует четвертая власть, но сейчас мы везем достаточное представительство журналистов. С нами будут работать два канала телевидения. Я не знаю, в каком объеме все это будет освещаться, но, во всяком случае, в программах «Вести. Спорт» Паралимпийские игры будут освещать.



Дмитрий Морозов: Продолжаем подводить итоги Олимпийских игр в Турине. Подключаем к этому процессу нашего экономического эксперта, профессора Роберта Воскеричяна. Оценивая выступление российской команды в целом, повторим, что неплохо выступили россияне, но вот хоккейная сборная, с которой связывали чиновники особые надежды (мы помним эйфорию перед Олимпиадой, заявление, что «мы непременно должны выиграть Олимпийские игры»), тем не менее, Олимпиаду провалила, не привезя медаль из Турина.



Роберт Воскеричян: Согласен, что это провал, хотя некоторые считают, что четвертое место - это именно то место, которое соответствует возможностям сегодняшнего российского хоккея. Вопрос, конечно, спорный, дискуссионный, но четвертые места, конечно же, российский хоккей не красят. Действительно, я с Вами солидарен, что большие надежды возлагались на российскую хоккейную сборную. Но если мы вспомним, что происходило в российском хоккее в целом, кавардак - это еще самое мягкое определение. Президент Федерации якобы отравился психотропными препаратами, беспорядок организационный, опять все в последнюю минуту, опять противостояние между менеджером и главным тренером. Хотя оно было не явным - Крикунов говорил, что они рука об руку, вместе… Но это все слова.



Дмитрий Морозов: По сути, безвластие Федерации.



Роберт Воскеричян: Безвластие Федерации. У Стеблина после всех этих событий позиции были ослаблены до предела. И на этом фоне сборная выиграла несколько хороших матчей, а потом, как говорится, порядок бьет класс: по отдельности игроки, может быть, были и сильные, но не сильнее, чем у финнов и шведов. Вообще, мы не можем говорить, что на конкретном турнире что-то случилось. Когда это случается второй, третий, пятый, десятый раз – это уже система. И в экономике есть так называемая система циклов или волн, волны Кондратьева - в честь выдающегося русского экономиста Николая Дмитриевича Кондратьева. Очевидно, что и в хоккее, и в жизни, и в рождении этих звезд есть эти волны. И, очевидно, российский хоккей сейчас проходит нижний этап этой волны.



Дмитрий Морозов: Но ведь подобная история произошла в бывшей Чехословакии, когда страна разделилась.



Роберт Воскеричян: Они взяли прежде всего организацию, Вы это хотите сказать. Совершенно верно, Вы подхватили мою мысль. Когда мы видим, что нет такой россыпи талантов… Это можно сравнить с тем, что происходит и происходило в футболе в Бразилии. У них сейчас есть три равноценные сборные, и тогда у нас было две, две с половиной равноценные сборные. Вот тогда, действительно, Советский Союз был хоккейной Бразилией. Преодолеть невозможно, купировать полностью невозможно. Но смягчить удар можно за счет организации. А какая у нас организация? Мы только что сказали по поводу назначения генерального менеджера. А что там происходило? Приезжали опять ребята из НХЛ. У них свои привычки. Один требует, чтобы его жена жила с ним в одном номере в гостинице, не хочет жить в олимпийской деревне, у другого еще какие-то требования. А все от чего? От этой мутной пленки, финансовой недосказанности. Сегодня совершенно недостаточно сказать, что человек любит Россию, что он патриот, и что он будет за свою страну играть.



Дмитрий Морозов: Я вступлю в «Единую Россию» и тем самым выражу свой патриотизм. Так было с несколькими хоккеистами в сборной.



Роберт Воскеричян: Если абстрагироваться от этого, то есть несколько игроков, которые… Вот Буре, если мог бы играть, он бы вышел и играл. Просто у человека, очевидно, такая установка, что он должен стоять за Россию, за свою страну. Но игроков-то должно быть не один-два, а двадцать, как минимум. И большинство-то было из НХЛ. В чем заключается организация? В том, чтобы у них были контракты. Они приехали играть. Нас не интересуют ваши публичные заявления. Патриот вы или нет, член той партии или этой – это ваше личное дело. Вы согласны играть за Россию? Если согласны - вот вам, пожалуйста, типовой контракт, в котором все записано: страховка в случае травмы, и так далее…



Дмитрий Морозов: Ничего этого не было?



Роберт Воскеричян: Ничего этого не было. Они приехали и чувствовали себя, как короли на свадьбе. Хотя мы прекрасно понимаем, почему многие поехали. Некоторые поехали потому, что за страну, за Россию, а другие понимают, что это очень престижно.



Дмитрий Морозов: Пиар?



Роберт Воскеричян: Это огромный пиар. До сих пор перед моими глазами телевизионная картинка, не помню скольколетней давности, когда уже стареющего ветерана Гретцки не взяли в сборную Канады на Олимпиаду. У него слезы лились градом из глаз. Вот как люди оценивают возможность играть за свою сборную! Это все видят. Эти ребята получали по 300-500 долларов, и вдруг у них миллионные контракты. У многих помутнение происходит. Многие пытаются это выдать за патриотизм. Но мы-то понимаем, что там все смешано. Поэтому, если вы хотите играть, хотите быть в обойме, будьте любезны, подпишите контракт. Потом появились другие разговоры. Мы сыграли с американцами и с канадцами как надо, чтобы наше реноме в Канаде и в США было на уровне. А финны и чехи, это уже… Вот вам результат. Когда нет организации, мы становимся совершенно уязвимыми. Вторая причина в том, что слишком много людей пытаются влиять на хоккей. Только закончился олимпийский турнир, уже пошли высказывания от многих высокопоставленных деятелей, что, дескать, НХЛовцы себя никак не зарекомендовали, будем делать ставку только на тех, кто играет в российской Суперлиге… Опять эксперименты. Ну, хватит уже экспериментов! Достаточно. Наигрались. Надо что-то придумать.


Но перейдем теперь от констатации неудач к тому, что можно здесь придумать. Во время проведения олимпийского хоккейного турнира в еженедельнике «Футбол. Хоккей» вышло огромное, на две полосы, интервью генерального директора профессиональной хоккейной лиги (кстати говоря, он и в Федерации занимает аналогичный ключевой пост – фактически, заместитель Стеблина), Владимира Тимофеевича Шалаева. Процитирую заголовок: «Владимир Шалаев: «На хоккее надо зарабатывать столько, сколько стоит продукт под названием «хоккей». Необходимо поднимать зрелищность». Что он конкретно предлагает? Лига освобождает клубы от взносов на обслуживание судейства, финансирование… То есть пока еще не дает прибыль учредителям, но уже снимает с них какие-то траты. Это очень хорошо. Мы не можем даже 500 миллионов долларов заработать. А это нижняя планка того, что должна зарабатывать Лига, если она хочет соперничать с НХЛ. У меня есть данные из газеты «Коммерсант», о том, что НХЛ за сезон, который сейчас должен закончиться, должна заработать примерно 2 миллиарда долларов. Причем они уже видят, что деньги пришли. Помните, мы говорили, что потолок - это 39 миллионов (зарплатная ведомость), из которых не более 20% одному хоккеисту, какой бы звездой он ни был. То есть, 7 миллионов 800 тысяч. Они поднимаются с 39 миллионов до 45-и, и, соответственно, 20% - это уже 9 миллионов. НХЛ сумела это сделать.


А вот тут мы должны выразить свое несогласие с некоторыми позициями, которые заявляет Шалаев. Мы не можем позволить себе продавать билеты на хоккей по 50, 60 или 100 долларов. Очевидно, что мы сейчас не можем себе представить, чтобы телевидение покупало у нас трансляции чемпионата за сотни миллионов долларов. Да, это не реально, как он пишет. Но это нереально для того хоккея, для того продукта, который сейчас выдают наши клубы. Да за этот продукт и в 10 раз меньше никто не даст! Но Вы посмотрите, какие были рейтинги хоккейных трансляций, когда сборная была на подъеме, когда они громили шведов, когда они в блестящем стиле обыграли канадцев 2:0. Вот такого рода рейтинги, если организовать правильно дело… Тогда можно и 50, и 60 и 100 долларов платить, и телевидение будет платить. Мы видели войну телеканалов, которую в субботней программе «Час прессы. Спорт» один из наших радиослушателей образно назвал «ссорой Ивана Ивановича с Иваном Никифоровичем» - «Первый канал» и госканал «Спорт». Надо дать зрелище, и тогда можно будет думать о дорогих билетах и прочем.


Что касается зрелищности, я приведу мнение нашего выдающегося российского тренера Владимира Юрзинова, который работал и в Советском Союзе, и в России, и со сборной, и с клубами, и в Финляндии, и в Швейцарии. Он знает хоккей великолепно. Этот человек говорит совершенно объективно: «Наша (он имеет в виду Суперлигу) вовсе не является второй после НХЛ (соответственно, первой в Европе). Ничего подобного. А с точки зрения спорта, зрелищности, состязательности, на первом месте стоит шведский чемпионат, на втором - финский. И только потом, может быть, российская Суперлига».



Дмитрий Морозов: Роберт, ну какая зрелищность может быть, когда 16 команд из 18 выходят в плей-офф? О чем мы говорим?



Роберт Воскеричян: Зрелищность может быть только тогда, когда будет выработан окончательно принцип. Это может быть спортивный принцип – чемпионат. В условиях, когда отношения с НХЛ не сформулированы полностью и правовая база такова, что российский игрок может просто помахать ручкой в любой момент, написать заявление, взять свою трудовую книжку и уехать в Канаду, конечно, ничего не получится. Да, все, что делает, все, что предлагает, и о чем говорит Шалаев, видимо, надо поддерживать, потому что это здравый подход, и такая позиция может вызвать только уважение. Как говорил известный грибоедовский персонаж: до выздоровления российского хоккея «дистанция огромного размера». В одиночку, будь то новая НХЛ или новая обновленная федерация, даже с таким, достаточно эффективным и успешным менеджером как Шалаев, это сделать невозможно. Поэтому необходима общественная дискуссия, с подключением СМИ, людей заинтересованных, конечно же, государственных структур. Я имею в виду агентства по спорту и, если быть совсем откровенным, то и господина Фетисова.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG